Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » «Альминские чтения. Материалы научно-практической конференции. Выпуск № 5 (2014)»

И.Е. Шпакова. «Духовно-нравственная система ценностей: воинские некрополи Севастополя периода Крымской (Восточной) войны как свидетельство увековечения памяти исторических событий»

Историческая судьба Крыма и в том числе Севастополя — это сообщность этносов, конфессий и культур. В середине XIX в. Севастополю суждено было стать ареной борьбы разных государств, а значит различных идеологий и культур. Восточная кампания (1853—1856 гг.) вошла в историю как один из самых кровавых военных конфликтов XIX в. Основной театр военных действий находился в Крыму, в частности, в Севастополе. Именно поэтому, в силу исторического столкновения на его территории интересов западного и восточного миров, эта война была названа Крымской.

В данной работе не рассматривается аспект военных действий и итоги этой войны. Темой исследования являются некрополи, появившиеся на территории Севастополя в результате огромных потерь воюющих сторон, как защитников Севастополя, так и представителей Англии, Франции, Турции, и Сардинии.

К 1856 г. в Севастополе насчитывалось 16 основных кладбищ защитников города [1, л. 4]. Самым большим воинским некрополем на территории Севастополя по праву считается Братское кладбище на Северной стороне, организованное в конце 1854 г. по указанию вице-адмирала В.А. Корнилова. Первоначально называлось Петропавловским, позже получило народное наименование Братское из-за большого количества братских могил, в которых похоронено около 50 тыс. защитников Севастополя. Благоустройство кладбища началось в 1856 г. Оно было обнесено оградой из крымбальского камня с двумя чугунными воротами. У ворот установили по 2 орудия времен Крымской войны. Для 4-х инвалидов, смотрителей кладбища, построили два жилых домика в готическом стиле. Одновременно велись паркостроительные работы. В течение 5 лет высадили множество доставленных из Императорского Никитского ботанического сада и Одесского питомника саженцев: каштана, миндаля, белой и желтой акации, сирени, туи и др. [2, л. 3, 7, 8] (Илл. 1).

До наших дней сохранились 638 могил с памятниками. По различным источникам удалось установить, что могилы 30 офицеров не сохранились. Здесь, в частности, покоится прах бывшего главного командующего князя М.Д. Горчакова, руководителя инженерной обороны графа Э.И. Тотлебена (Илл. 2), генерала С.А. Хрулева, генерала А.Я. Адлерберга и его сына, князя Максутова, контр-адмирала М.Н. Кумани и многих других офицеров, солдат и матросов — защитников Севастополя [3, л. 6].

Илл. 1. Центральный вход на Братское кладбище. Конец XIX — начало XX вв.

В 1870 г. на территории Братского кладбища был сооружен храм Св. Николая — общий памятник погибшим защитникам Севастополя, за проект которого архитектор А.А. Авдеев был удостоен звания академика архитектуры [2, л. 6] (Илл. 3). В 1895 г. из запасного кредита сметы Военного Министерства было выделено 8 тыс. руб. на постройку дома для священника на Братском кладбище [4, л. 9].

Кладбище имело статус мемориального и с начала 1860-х гг. на его территории хоронили по завещанию и с разрешения Императора умерших участников обороны Севастополя. Последнее захоронение было произведено в 1912 г. (П.В. Щепанский) [2, л. 7].

До революции 1917 г. Братское кладбище было местом поклонения павшим защитникам Севастополя, практически все посещавшие город приезжали на это священное место. После гражданской войны работы на кладбище не производились, оно постепенно приходило в запустение. В период второй обороны Севастополя храм и многие памятники кладбища были повреждены. Реставрационные работы велись с 1968 г. [2, л. 13]. В 1988 г. храм Св. Николая передан общине Русской православной церкви. В этом же году, в день Святителя Николая 19 декабря 1988 г., освящен, и проведена после шестидесятилетнего перерыва первая служба.

Кроме православного на Северной стороне Севастополя, в Панаиотовой балке, находится еврейское кладбище, на котором похоронено около 500 еврейских воинов, павших при обороне города. На братской могиле в 1864 г. по проекту одесского скульптора Ф. Вернета сооружено надгробие из белого мрамора в виде трехгранного обелиска. На постаменте мемориальные надписи на русском языке и иврите: «Памяти еврейских солдат, павших за отечество при обороне Севастополя во время войны 1854—1855 гг.» [5, с. 595].

Илл. 2. Склеп Э.И. Тотлебена на Братском кладбище. Начало XX в.

Еще в ходе мирных переговоров в Париже английский уполномоченный лорд Джордж Уильям Фредерик Кларендон обратился к графу А.Ф. Орлову «с уверением, что он не сомневается в согласии России сохранить в целости под Севастополем и в других местах русской территории могилы павших воинов союзной армии и памятники, воздвигнутые англичанами и французами над кладбищами погибших в бою» [6, л. 2]. Перед уходом из Крыма они нанесли на карты места захоронений.

После Крымской войны, по договоренности с российским правительством, под Севастополем были устроены три воинских кладбища: английское, французское и итальянское. Приказом генерала-инспектора по инженерной части и кавалерии Великого Князя Николая Николаевича по инженерному корпусу от 22.05.1871 г. № 28 предписывалось сделать точное описание памятников на французском и английском кладбищах, одновременно приняв эти кладбища в непосредственное заведывание инженерного ведомства [4, л. 2].

В 1882 г. в 3 км от города был открыт и сформирован как памятник ландшафтно-парковой и кладбищенской архитектуры, английский некрополь. На Каткартовом холме (топоним возник от имени генерала Георга Каткарта, погибшего в Инкерманском сражении и похороненного на этом холме еще в период осады Севастополя), нашли успокоение английские генералы Гольди, Торренс, Кемпбел, Стренгвейс (Илл. 4). По данным историка и краеведа В.Г. Шавшина на кладбище было устроено 450 общих и индивидуальных могил. На территорию кладбища перезахоронили останки англичан с других некрополей, но далеко не со всех. Ведь на территории Крыма от Севастополя до Балаклавы и от Камышовской бухты до реки Чёрной (не считая Альму и Керчь) располагались 130 английских кладбищ и мемориалов. Одиннадцать из них бригадный генерал Дж. М. Эдви и полковник С. Дж. Гордон, инспектируя в 1872 г. английские памятники и места захоронений, уже найти не смогли [7, с. 240].

На кладбище было захоронено немало лиц из известных в Британии семей. Одиночные и братские могилы располагались восемнадцатью параллельными рядами. Большинство памятников были небольшими по размерам, не выше человеческого роста. Каждый памятник (без исключения) был своеобразным по архитектурному решению (стела, надгробие, ступенчатая пирамида, саркофаг) и по материалу (мрамор, гранит, цемент, чугунное литье). Многие памятники созданы скульптором Б.В. Эдуардсом. Часть эпитафий была высечена на русском языке: «Чтите могилу храбрых воинов», «Сей памятник воздвигнут братьями и сёстрами усопшего в знак к нему их любви...», «...в 13 и 14 году был в сражениях с Русскими против французов» (Каткарт), «Стренг-Вейс, кавалер Анны, которую он получил от императора Всероссийского Александра в знак отличия... (при Лейпцигском сражении 1813 г.)». У входа, на воротах которого изображен мальтийский крест, была построена сторожка, где располагался небольшой музей [7, с. 272].

Илл. 3. Вид на храм Св. Николая на Братском кладбище. Начало XX в.

Примечателен факт захоронения на этом кладбище журналиста английской газеты «Дейли Телеграф» Клода Хейя, скончавшегося в Севастополе 11 (24) октября 1920 г. Клод Хей находился в Крыму и освещал в английской прессе события Гражданской войны. Накануне, как писала газета «Крымский вестник», он предпринял поездку на фронт и привез обширный материал, но написать последнюю статью не смог, т.к. в поездке сильно простудился и умер от воспаления легких. В газете подчеркивалось, что Клод Хей приходился внуком лорду Раглану, командовавшему в период обороны Севастополя 1854—1855 гг. английской армией и погибшему под Севастополем. Дед 65 лет тому назад «...нашел себе могилу в Севастополе, защищая английское дело против нас. Ныне внук его умер здесь на славном посту журналиста, но уже отстаивая одно общее дело борьбы за великую демократическую Россию». Далее указывалось, что он возможно движимый предчувствием быть похороненным на английском кладбище в Севастополе, уделял много времени его благоустройству [8].

В период Обороны Севастополя 1941—1942 гг. на холме шли ожесточённые бои. Кладбище сильно пострадало, но в 1944 г. еще существовало. В период работы Ялтинской конференции (1945 г.) его посетил премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль с дочерью Сарой [7, с. 241].

В последующие годы кладбище пришло в запустение, надгробия утрачены, а его территория передана садово-огородническому товариществу.

В сентябре 1993 г. на вершине холма Каткарта открыт мемориальный комплекс (архитектор К. Злыдин), посвященный англичанам-участникам Крымской войны. В 1998 г. произведена реконструкция мемориала (архитектор К. Хортон). В разные годы с целью поклониться праху своих соотечественников его посетили многие члены Британской королевской семьи, в том числе наследник английского престола принц Чарльз Уэльский (1996), брат королевы Англии Елизаветы II Его Высочество принц Майкл Кентский (2002), а также лорд Алан Каткарт — потомок Георга Каткарта, Майкл Спрингрис — потомок графа М.С. Воронцова, экс-президент США Джеральд Форд. В 1998 г. в Севастополе побывала английская делегация, среди которой находился посол Великобритании в Украине Рой Стивен Рив, военно-морской атташе каперанг М. Литтлбой, начальник оборонного штаба Великобритании генерал Генри Гетри [9, с. 131—133].

Илл. 4. Английское кладбище на Каткартовом холме. Середина XIX в.

Согласно Указу Президента Украины «О 150-летии Восточной (Крымской) войны 1853—1856 гг.» от 23 июля 2003 г. в районе хутора Дергачи на месте бывшего английского лагеря в период осады Севастополя 1854—1855 гг. возведен обелиск (архитектор Ю. Олейник) в память о погибших в Крымской войне английских воинов. Надпись, выполненная на 2-х языках (украинском и английском) гласит: «Памяти британцев, погибших в Крымской войне в 1854—1856 гг. В честь 150-летия». В церемонии открытия в сентябре 2004 г. приняла делегация Великобритании во главе с братом королевы Елизаветы II принцем Майклом Кентским и первым лордом Британского адмиралтейства адмиралом А. Уестом [10, с. 493—494].

Французское военное кладбище было устроено в 1863 г. недалеко от главной квартиры французских войск между Балаклавой и Севастополем, в районе 5-го километра Балаклавского шоссе, на земле, приобретенной у генерала А.Б. Бракера. Автор проекта ландшафтно-паркового ансамбля и кладбищенской архитектуры — инженер-капитан Форпос. Кладбище, огороженное каменной оградой с металлическими воротами в центре, двухэтажным домом смотрителя и семнадцатью склепами, поражало своей оригинальностью. На его территории находилась часовня, на которую были нанесены имена погибших генералов: Бизо, Бретона, Брюне, Понтеве, Сен-Поля (Илл. 5). В подземной части склепов, в нишах, лежали черепа и кости погибших французов. У входа в склепы возле металлических кованых дверей были установлены мраморные плиты с указанием родов войск. На ограде некрополя имелась мраморная доска с надписью на французском и русском языках: «Французское кладбище 1854—1855 гг.» и «Земля Французской республики» [6, л. 2, 3].

В период второй мировой войны кладбище также пострадало, но в целом сохранилось. В первой половине 50-х гг. XX в. бывший дом смотрителя, часть ограды и несколько саркофагов разобрали на стройматериалы, а в 1982 г. часовню и склепы варварски уничтожили по устному указанию одного из севастопольских чиновников [7, с. 246].

Осенью 2004 г. на территории бывшего французского воинского некрополя, на 5-ом километре Балаклавского шоссе, при участии французской делегации во главе с Чрезвычайным и полномочным послом Франции в Украине Ф. Де Сюрменом, состоялось открытие французского мемориального комплекса, построенного на средства Французской Республики.

Илл. 5. Часовня на французском кладбище.

Говоря о французских воинских захоронениях нельзя не сказать о братской могиле на Малаховом кургане. В ночь с 27 на 28 августа 1855 г. Малахов курган пал. Но пал с такой славой, что потрясенные французы похоронили своих и российских погибших воинов в одной братской могиле. На могиле они установили простой деревянный крест с надписью на французском и русском языках, которая гласила: «Их разъединяло стремление к победе, а соединила смерть. Такова доля солдата, таков удел храбрецов». Впоследствии, после оставления французами Севастополя, вместо деревянного креста установили мраморный памятник (Илл. 6) [6, л. 2].

Итальянцы перезахоронили своих соотечественников на горе Гасфорта, где в 1855 г. находились их позиции. Построенная на ее вершине итальянским инженером Герардини часовня в ламбардийском стиле из балаклавского мраморовидного известняка восхищала современников изящной архитектурой, пропорциональностью, гармонией с окружающим пейзажем. Под часовней находился склеп, в который вели несколько ступеней. Возле часовни имелся колодец глубиной до 40 м. На некрополь площадью около 230 м², окруженный каменной оградой, перенесли останки 2 тыс. сардинцев, погибших и умерших у Севастополя, в том числе генералов Ла-Мармора (старшего брата командующего сардинской армией в период осады Севастополя), Аноальди, Ланцавеккиа и др. 16 августа 1882 г. на траурной церемонии открытия итальянского воинского кладбища русские солдаты ружейным салютом отдали последний долг погибшим [7, с. 249].

Однако спустя некоторое время несколько надгробий были повреждены. А 23 января 1901 г. из часовни «украли распятие красной меди, корону такой же меди и никелированную трубку», в которой находились списки убитых [11].

В период второй обороны Севастополя по горе Гасфорта проходил передовой оборонительный рубеж. Бывали дни, когда за сутки высота несколько раз переходила из рук в руки. Некрополь и часовня были разрушены. Остатки часовни разобрали в конце 1950-х гг. А по частично сохранившимся зарослям кактусов-опунций, завезённых из Италии, еще можно определить бывшее месторасположение некрополя.

Илл. 6. Братская могила на Малаховом кургане. Начало XX в.

В 2004 г. у подножия горы Гасфорта в 150 м от трассы Севастополь-Ялта был открыт мемориал воинам сардинского королевства (архитектор Ю. Олейник), который удачно вписался в окружающий пейзаж. Монумент напоминает об утраченной часовне — творении итальянского инженера Герардини на воинском некрополе сардинцев [12, с. 349].

Все иностранные кладбища в Севастополе сооружались с разрешения правительства России на средства союзных держав. Из бюджетов Франции и Италии ежегодно выделялись средства на ремонтные работы и оплату сторожам. Правительство Великобритании, например, ежегодно выделяло на содержание своего некрополя 300 фунтов. Соблюдение порядка на воинских некрополях находилось в ведении консульских служб. В начале XX в. смотрителем французского кладбища был консул Л.А. Ге, вошедший в историю в связи с возвращением в Севастополь Херсонесского колокола, а также крестов, снятых с православных церквей и вывезенных во Францию. Должность смотрителя сохранялась до 1936 г., последним был француз Жозеф Раве, похороненный впоследствии на этом же кладбище. Известно также, что итальянский вице-консул Мошетти, находившийся в Одессе, организовал подготовку к перезахоронению на родине генералов А. Ла-Мармора и Г. де-Монтевеккьо.

Севастопольцы, и в первую очередь ветераны Крымской войны, с пониманием, всепрощением и уважением относились к этим воинским кладбищам, которые заставляли задуматься о смысле войны и мира, а также ценности человеческой жизни.

Примечателен факт, что турецких военных кладбищ, архитектурно оформленных, в Севастополе после Крымской войны не было. Генеральное консульство Турции в Севастополе было учреждено только в 1899 г. [13]. Впервые о попытке сооружения турецкого национального некрополя упоминается на страницах газеты «Крымский Вестник» 20 апреля 1914 г.: «Центральное турецкое правительство предложило своему представителю, турецкому консулу в Севастополе, войти в переговоры с владельцем участка земли в Балаклаве, на котором погребены останки воинов, павших в кампанию 1854—1855 гг. с целью покупки участка для устройства там военного братского кладбища по примеру существующих английского, французского и итальянского. Если же по каким-либо причинам достичь этого нельзя, то поручено приобрести ему другой, подходящий для означенной цели участок, и перенести туда останки воинов. Переговоры консула с владельцем участка еще не завершены» [14]. Через месяц, в мае 1914 г., в этой же газете сообщалось, что турецкое правительство окончательно решило вопрос об устройстве собственного братского кладбища в Севастополе, куда будут перенесены останки воинов, павших в Крымскую кампанию. Место для турецкого кладбища было выбрано около французского кладбища [15]. Однако осуществлению этих планов помешала начавшаяся через несколько месяцев Первая мировая война. И только в 2004 г. в верховье Килен-балки, на месте турецкого кладбища, выявленного в 1980-х гг. во время земляных работ, на средства Турецкой республики был открыт мемориал (архитектор Ю. Олейник). В церемонии его открытия приняла участие турецкая делегация во главе с командующим военно-морскими силами Турции адмиралом О. Орнеком. На обелиске высечена надпись на турецком и украинском языках: «Священной памяти турецких солдат, которые полегли в Крымской войне 1853—1856 годов. Мир их душам» [16, с. 902, 903].

В настоящее время уделяется особое внимание переосмыслению значения военных захоронений. На протяжении 2003—2006 гг. в Крыму осуществлялась государственная программа мероприятий, приуроченных к 150-летию Крымской войны. Был восстановлен ряд памятников, разрушенных войной, политической нетерпимостью и человеческим невежеством. Появились и новые военно-исторические памятники. Некрополи — места почитаемые, а те на которых покоится прах воинов, особенно. Все они объединены темой увековечивания памяти исторических событий. Сюда по-прежнему идут люди, чувствующие потребность прикоснуться к святыням прошлого и задуматься о будущем.

Список использованной литературы и архивных материалов

1. ГАГС, ф. Р-567, оп. 6, д. 150.

2. ГАГС, ф. Р-567, оп. 6, д. 34.

3. ГАГС, ф. Р-567, ОП. 6, д. 750.

4. ГАГС, ф. Р-657, оп. 6, д. 163.

5. Гельман Б.Н. Памятник еврейским солдатам-участникам обороны Севастополя 1854—1855 гг. // Севастополь. Энциклопедический справочник. Севастополь, 2008.

6. ГАГС, ф. Р-567, оп. 1, д. 186.

7. Шавшин В.Г. Севастополь в истории Крымской войны. Севастополь—Киев, 2004.

8. Крымский вестник. 1920. 13 (26) октября.

9. Шавшин В.Г. Балаклава. Исторические очерки. Симферополь, 2002.

10. Шавшин В.Г. Мемориал в память погибших в Крымской войне английских воинов // Севастополь. Энциклопедический справочник. Севастополь, 2008.

11. Крымский вестник. 1901. 23 января.

12. Шавшин В.Г. Итальянское воинское кладбище // Севастополь. Энциклопедический справочник. Севастополь, 2008.

13. Крымский вестник. 1899. 21 сентября.

14. Крымский вестник. 1914. 20 апреля.

15. Крымский вестник. 1914. 22 мая.

16. Шавшин В.Г. Турецкое воинское кладбище 1854—1855 гг. // Севастополь. Энциклопедический справочник. Севастополь, 2008.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь