Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

На правах рекламы:

купить диплом бакалавра, moscow-diploms

Главная страница » Библиотека » В.С. Драчук. «Евпатория» » Никто не забыт, ничто не забыто

Никто не забыт, ничто не забыто

У каждого народа, у каждого города есть свои герои. Им ставят памятники, в их честь называют улицы, площади, скверы.

В этой главе мы познакомим вас с теми, чью светлую память чтят евпаторийцы.

Первый председатель. В центре города, на морском берегу, между улицей Революции и набережной Николаевой-Терешковой, раскинулся городской сад. Там, в тени деревьев, возвышается стела из серого диорита, на ней горельеф — волевое мужское лицо. Это памятник первому большевистскому председателю Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Евпатории Д.Л. Караеву, погибшему от рук белогвардейцев 12 января 1918 г. (архитектор В. Сошенко, скульптор А. Шмаков).

Родился Караев в Бобруйске в 1882 г. Здесь началась его революционная деятельность. Свое первое боевое крещение получил в 1905 г.: распространял нелегальную литературу, организовывал тайные собрания, явки, «прачечные» (места, где изготовляли конспиративные документы). За революционную деятельность Давиду грозило длительное тюремное заключение, и поэтому он покидает родной город.

Скрываясь от слежки, Караев едет сначала в Батум, но, заработав там жалкие гроши и тропическую лихорадку, перебирается в Евпаторию. Здесь он работает в каменоломнях, на строительстве железнодорожной ветки Евпатория—Сарабуз, занимается малярным делом.

В годы реакции установить связь с местными социал-демократами было трудно — организация ушла в глубокое подполье. Однако Караев сумел завоевать доверие рабочих. Помог случай. Однажды у него произошел конфликт с одним из богачей. Караев проявил чувство пролетарского достоинства и демонстративно не взял «чаевых». Об этом факте стало известно в городе. Караевым заинтересовались социал-демократы и приняли его в свои ряды.

Давид активно включается в революционную работу. Во время империалистической войны смело проводит антивоенную, большевистскую агитацию среди населения. Правдивые, страстные речи Давида Караева убеждали людей. А положение трудящихся в связи с войной резко ухудшилось. Продукты по карточкам, безработица, недостаток топлива и сырья для производства — все это усиливало «брожение» среди местных жителей и солдат гарнизона.

Весной 1917 г. Евпаторийская организация РСДРП вышла из подполья. Однако в организации в ту пору преобладали меньшевики. В созданном весной 1917 г. Совете рабочих и солдатских депутатов также большинство составляли меньшевики и эсеры. Началась большая работа по укреплению большевистского ядра в Евпаторийской социал-демократической организации и Совете города. И Давид Караев произносит пламенные речи, разъясняя жителям Евпатории большевистскую позицию. Сотни людей приходили послушать его споры с меньшевиками и эсерами. А в сентябре 1917 г. произошло знаменательное для евпаторийских большевиков событие — они создали самостоятельную организацию, отделившись от оппортунистически настроенных меньшевиков.

Упорно боролись большевики за профсоюзы, которых в Евпатории к сентябрю 1917 г. насчитывалось 24. Победа была полной: Д.Л. Караева, возглавлявшего союз строителей, избирают председателем Евпаторийского городского объединения профсоюзов.

Весть о революции в Питере была бурно встречена евпаторийским пролетариатом. Проходят митинги, собрания, участники которых высказываются за полное доверие Совету Народных Комиссаров, горячо приветствуют победу социалистической революции. Иной, враждебной по отношению к Октябрю, была позиция эсеро-меньшевистских главарей местного Совета. Однако 18 декабря 1917 г. большевикам удалось добиться принятия Советом резолюции о признании Совета Народных Комиссаров. В конце декабря состоялись перевыборы Евпаторийского Совета. Первым большевистским председателем его был избран Д.Л. Караев.

С этого момента Евпаторийский Совет начинает борьбу за установление в городе Советской власти. Активизируются и силы контрреволюции. Для отпора их проискам Совет приступает к созданию Красной гвардии. Ведется усиленная агитация среди артиллеристов береговой батареи, державшей под прицелом морской порт. Караев сам выступает перед артиллеристами. И команда батареи принимает в свои ряды группу рабочих-красногвардейцев, чтобы воспрепятствовать контрреволюционным вылазкам офицеров.

Обстановка в городе накаляется, особенно после установления Советской власти в Севастополе. 23 декабря офицерство и отряды эскадронцев разоружают преданные большевикам военные соединения. В Евпаторию со всех концов стало прибывать контрреволюционное отребье.

Тем временем по просьбе Евпаторийского Совета из Севастополя прибыла на контрминоносце делегация революционных матросов. Эскадронцам и офицерству пришлось согласиться на ультиматум севастопольцев — сдать огнестрельное оружие. Когда же контрминоносец ушел, мятежники отказались выполнить свое обещание. Снова начались террористические акты.

В этих условиях Д. Караев вновь обращается за помощью в Севастополь. 11 января в Евпаторию прибывает представитель Севастопольского Совета. Вместе с Д. Караевым они обсуждают план высадки красного десанта, намеченного на 12 января. Однако десант задерживается.

Между тем контрреволюционные офицеры, узнав о готовящемся десанте, попытались захватить береговую батарею. На ее защиту Караев бросает все наличные силы. Однако отряд партийной дружины, человек в 20, вооруженных только револьверами, был встречен пулеметным огнем по дороге к месту событий.

12 января в 2 часа дня контрреволюционные силы, используя свое численное превосходство, окружили береговую батарею, которую обороняли около сорока человек, и вынудили их сдаться. Узнав об этом, Давид Караев собрал ревком и коротко сказал: «Наши товарищи под угрозой смерти. Десант, который мы ожидаем с часу на час, может быть отбит захваченной офицерами береговой артиллерией. Надо спасать положение, товарищи. Мы не вправе бездействовать».

И отдав распоряжение о дальнейших действиях, он отправляется прямо в белогвардейское логово с требованием освободить арестованных. Однако белогвардейцы схватили его, зверски избили и ночью полуживого закопали в прибрежный песок. Через три дня, на рассвете 15 января 1918 г., из Севастополя прибыл красный десант, разгромивший контрреволюцию. А еще через три дня состоялись торжественные похороны Д.Л. Караева, вылившиеся в яркую демонстрацию единства евпаторийских рабочих и красных матросов Севастополя.

Прошли десятки лет; но память о пламенном революционере, верном сыне трудового народа Д.Л. Караеве бережно хранят евпаторийцы. Его имя — в названии улицы и городского сада.

Памяти коммунаров. Напротив сада Караева шумит зеленой листвой сквер Коммунаров. Здесь возвышается пятиметровый обелиск с пятиконечной звездой на вершине — памятник коммунарам, погибшим от рук белогвардейцев в 1918—1919 гг. На нем начертаны имена тех, кто возглавлял борьбу за Советскую власть в Евпатории. Среди них — имя Николая Михайловича Демышева, вначале председателя организованного в январе 1918 г. Евпаторийского ревкома, а затем созданного в феврале того же года Совета.

Тверской учитель, позже военный, Н.М. Демышев становится большевиком, ведет активную пропагандистскую работу на фронтах империалистической войны. С лета 1917 г., после ранения, Н.М. Демышев находился в Евпатории, вошел здесь в большевистскую фракцию социал-демократической организации города. Сотни солдат и офицеров лечились в евпаторийских санаториях. Демышев ведет среди них агитационную работу, вместе с большевиком Молокановым он возглавляет «Союз раненых, уволенных и эвакуированных воинов-солдат», который объединял около четырех тысяч человек. Впоследствии, в январе 1918 г., многие из членов этого Союза вступили в отряд Красной гвардии.

14 января 1918 г. большевики Евпатории по требованию трудящихся образовали военно-революционный комитет во главе с Н. Демышевым для борьбы с контрреволюционным мятежом. Месяц спустя, 13 февраля 1918 г., состоялись новые выборы в Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, где большевики снова получили большинство (12 мест из 20). Председателем нового исполкома стал Н.М. Демышев. Однако Советская власть в Евпатории просуществовала недолго: 22 апреля 1918 г. в город вошли войска кайзеровской Германии, а 30 апреля Демышев был арестован вместе с другими евпаторийскими большевиками и заключен сначала в местную тюрьму, а затем был переправлен в симферопольскую тюрьму. Здесь Демышев вместе с группой товарищей разрабатывает дерзкий план побега — им удалось отрыть подземный ход. Но нашелся предатель, который их выдал.

18 марта 1919 г. Н.М. Демышев и 17 других коммунаров были расстреляны.

Четырежды на обелиске коммунаров высечена фамилия Немич. По-разному относились к ней в те бурные революционные дни: приступы злобы вызывала она у контрреволюционеров, уважение — у рабочих людей. Шестерых революционеров, отдавших свою жизнь за Советскую власть, вырастила эта семья.

Глава семьи, городовой, а затем урядник волостной полиции, был выгнан с «теплого места» после долгих лет усердной службы царю как отец «государственных преступников». Первым «государственным преступником» стал старший сын Максим. 15-летним юношей он начал работать писцом помещичьей конторы в Ак-Мечети. И хотя должность была ненавистна Максиму, но именно здесь счастливый случай свел его с Петром Курзиным, бухгалтером по профессии и социалистом по убеждениям. Юноша быстро усваивает азы политграмоты и, в свою очередь, горячо втолковывает их сестре Антонине.

С 1898 г. Максим Немич работает слесарем мастерских севастопольского порта, и там, являясь членом марксистского кружка, ведет среди рабочих пропаганду идей марксизма. Вскоре он вступает в ряды РСДРП и становится профессиональным революционером.

По заданию партии в 1904 г. Максим прибывает в Евпаторию для оказания помощи местной социал-демократической организации. Чтобы иметь постоянную связь с рабочими, он устраивается на некоторое время на чугунолитейный завод Кацена. Верного помощника в революционной работе находит М.П. Немич в лице сестры Антонины, полностью разделявшей его большевистские взгляды.

Оказав помощь евпаторийской социал-демократической организации, Максим Немич возвращается в Севастополь. Здесь его выбирают членом Севастопольского комитета РСДРП и направляют в крепостную саперную роту для революционной пропаганды. Результаты ее сказались очень скоро — в ноябре 1905 г. рота одной из первых присоединилась к восстанию, поднятому крейсером «Очаков».

После подавления восстания начались репрессии, и Максим пробирается в родной город, где находит боеспособную социал-демократическую организацию. Его сестра Антонина развернула широкую деятельность: она распространяет революционные воззвания, организует профсоюз женщин-швей, принимает участие в забастовках и политических демонстрациях.

Максим активно включается в работу социал-демократической организации, ориентируя ее членов на подготовку вооруженного выступления. Для революционной агитации масс создается нелегально типография. Подпольщики накапливают оружие.

В конце мая 1906 г. началось выступление евпаторийских рабочих. Полиция и войска местного гарнизона, не справившись собственными силами, вызвали подкрепление из Симферополя. В ночь на 30 мая Максима и Антонину Немичей арестовывают и препровождают в симферопольскую тюрьму.

Через полгода Максим бежит из тюрьмы и продолжает подпольную борьбу в Евпатории. Однако еще через полгода его вновь арестовывают и отдают под суд. Приговор суда — вечная ссылка в Сибирь на каторжные работы. Надеясь выудить у Максима Немича сведения о социал-демократическом подполье, охранка подсылает к нему провокатора. Максиму удалось разгадать маневр жандармов, однако предупредить товарищей по тюрьме он не успел — его подло убивают выстрелом в голову. Произошло это в Симферополе 2 мая 1908 г.

Шли годы. Росли и мужали братья и сестры Немичи. Сергей учился в школе, Юлия и Варвара работали в мастерских швеями, а Семен — литейщиком на заводе Кацена. В 1914 г., мобилизованный в действующую армию, он проявил большую личную храбрость и мужество и стал полным георгиевским кавалером.

В 1917 г. Немичи без колебаний нашли свое место в бурных революционных событиях. В этом году прапорщик Семен Немич возвращается в родную Евпаторию, вступает здесь в ряды большевиков, включается в работу по организации Красной гвардии. Когда контрреволюционеры подняли мятеж, Семен Немич вместе с большевиком Виктором Груббе был направлен Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов за помощью в Севастополь. Семену Немичу поручается командование трехтысячным отрядом, который успешно действует против крымскотатарских националистов. Прибыв 14 января 1918 г. в Симферополь, С. Немич добивается получения бронепоезда, размещает на нем пулеметы и во главе отряда спешит в Евпаторию, где в это время разыгрывается кровавая драма контрреволюционного мятежа.

На станции Сарабуз в ночь с 15 на 16 января отряд Немича обезоруживает группу белогвардейцев, среди которых оказались и главари мятежа, пытавшиеся уйти от справедливой кары за расправу над Д. Караевым и другими большевиками. По решению ревкома виновные в этом злодеянии были расстреляны.

В городе упрочилась Советская власть. Немичи опять в центре событий. Все свои силы, весь свой талант отдают налаживанию нового государственного управления. Антонина Немич становится членом ревкома, а в феврале членом нового исполкома, руководит народным просвещением, активно борется с саботажем и вместе с Варварой, работавшей в судебно-следственной комиссии, проводит в жизнь акты против контрреволюционных элементов. Она обращается с призывом к крестьянам о помощи Красной гвардии продовольствием и получает большое количество продуктов. Под ее руководством проводятся в жизнь социальные мероприятия. По инициативе Антонины Немич лучший ресторан города «Бориваж» выделяется под рабочую столовую, где обеды продавались по сниженным ценам, а дети бедноты питались бесплатно.

Активное участие в работе органов Советской власти принимает Юлия Немич. Она комиссар Евпаторийского Совета по социальному обеспечению, а муж ее, Василий Гордеевич Матвеев, выходец из крестьян Курской губернии, — заместитель председателя Евпаторийского ревкома.

Когда в марте 1918 г. была провозглашена Советская Социалистическая Республика Тавриды, Семен Немич во главе евпаторийского отряда красногвардейцев отправляется в Симферополь на первый красный парад, где принималась воинская присяга на верность Советской власти. Из Симферополя отряд, пополненный бойцами и вооружением, послан был на Перекопский фронт для защиты советского Крыма от гайдамаков и кайзеровских войск. Однако через некоторое время Семен Немич, тяжело раненный, оказывается в евпаторийской больнице, так и не побывав на Перекопе.

В апреле 1918 г. Крым оккупирован германскими войсками. Еще до прихода в Евпаторию кайзеровских войск в городе открыто орудовал отряд офицеров и бывших полицейских. Они арестовали Семена Немича и Василия Матвеева. Оккупанты продолжали репрессии против большевистских активистов. Всего томилось в тюрьме около 80 большевиков. Но и в заключении они продолжают борьбу, организуют подпольный ревком в составе Зуйкова (председатель), Антонины Немич, Семена Немича, Матвеева, Демышева и других. Принимается решение: во-первых, устроить побег из тюрьмы и, во-вторых, реализовать для борьбы против оккупантов спрятанное оружие, полученное из Севастополя еще до оккупации. Оружие из тайников через бежавших из тюрьмы крестьян удалось переслать в партизанский отряд «Красные каски». Были переданы также инструкции ревкома партизанам.

Не удался лишь побег коммунаров — их переводят в симферопольскую тюрьму. В ночь на 15 марта 1919 г. по особому списку были отобраны 18 большевиков-активистов: Н.М. Демышев, А.П. Немич, В.П. Немич-Гребенникова, С.П. Немич, Ю.П. Немич-Матвеева, В.Г. Матвеев, Г.С. Блащук, Н.А. Бусько, И.С. Шетик, И.С. Гидалевич, В.В. Груббе, Ф.М. Зуйков, М.А. Карлов, Ф.Ф. Колесников, Г.П. Корнилов, А.П. Соловьев, К.Д. Франт, И.С. Фесенко. Со связанными руками их погрузили в тюремный вагон, который подцепили к керченскому поезду. Трое суток везли коммунаров без пищи и воды. Наконец, 18 марта на полустанке Ойсул1 вагон отцепили. Белогвардейцы стали стрелять сквозь доски вагона, а потом, открыв двери, добивали живых выстрелами в голову.

Так погибли эти замечательные люди. В 1921 г., после освобождения Крыма от белогвардейцев, останки героев были перевезены в Евпаторию и с почестями перезахоронены на главной улице города — улице Революции. Позднее на их могиле воздвигнут памятник. Постепенно вся площадь вокруг него, засаженная деревьями, превратилась в зеленый островок, именуемый сквером Коммунаров.

Город помнит славную семью Немичей. Фамилия эта увековечена в названии одной из улиц города, есть в Евпатории улица Матвеева. На доме № 6 по Колхозной улице можно увидеть мемориальную доску, надпись на которой гласит, что здесь жила семья революционеров Немичей.

Братья Просмушкины. Примечательна и другая улица, бывшая Пролетная, ныне братьев Просмушкиных, названная так в честь замечательных бойцов евпаторийского большевистского подполья, проявивших чудеса находчивости и мужества в борьбе за победу революции.

Братья Просмушкины родились в семье учителя начальной школы: Соломон — в 1887 г., а Михаил — в 1893-м.

С 15 лет Соломон работает в типографиях Петербурга, принимает деятельное участие в нелегальном профсоюзе типографских рабочих и подпольных социал-демократических кружках. В 1908 г. переходит на нелегальное положение под партийной кличкой И. Спера, а шесть лет спустя, в связи с обострившейся болезнью, приезжает в Крым.

В 1917 г. Соломон Просмушкин поселился в Евпатории и вскоре вошел в евпаторийскую большевистскую группу. В 1918 г. он становится членом Ревтрибунала, затем живет некоторое время в Одессе, а в 1919 г. снова возвращается в Евпаторию. Будучи замечательным конспиратором, он сумел в условиях жестокого террора белогвардейцев установить контакт с севастопольской, а затем и с симферопольской партийными организациями. Благодаря его находчивости большевики Евпатории провели немало удачных операций против белогвардейцев.

В том же 1919 г. С. Просмушкин переехал в Симферополь, где вошел в состав подпольного обкома партии. Он блестяще справлялся с любыми заданиями, которые поручала ему партия. Так, он возглавил работу «паспортного стола», в задачу которого входило изготовление паспортов, справок об освобождении от военной службы, копий различных постановлений и других документов со штампами и печатями белогвардейских учреждений и воинских частей. Ближайшей его помощницей стала молодая коммунистка М.А. Кубанцева (Эмма), которая умела искусно подделывать любой почерк. Поддельными документами снабжались нуждающиеся в них подпольщики, солдаты, дезертировавшие из белогвардейских подразделений, удавалось даже освобождать большевиков из симферопольской тюрьмы.

Михаил Просмушкин был наборщиком нелегальной типографии, организованной Соломоном и снабжавшей подполье листовками и другой печатной продукцией. В изготовлении поддельных документов и печатании листовок Соломону Просмушкину помогали также два других брата и отец.

В 1920 г. белогвардейцам удалось напасть на след братьев. Михаила взяли прямо за наборным столом в Ялте. Соломон, выданный провокатором, был арестован во время облавы. Попытки подпольного обкома организовать его побег не увенчались успехом. Военно-полевой суд белогвардейцев приговорил Соломона к повешению. Но палачам не удалось привести приговор в исполнение — Соломон принял цианистый калий, переданный в застенок подпольщиками. Разъяренные врангелевцы надругались над его телом.

Братья Просмушкины погибли, но память об их подвиге жива.

Обелиск в каменном карьере. Скромен этот обелиск у Мамайских каменоломен в 9 километрах от города. Он почти теряется на фоне каменных разработок. Но около него всегда лежат живые цветы. Здесь увековечена еще одна героическая и трагическая страница истории города, истории борьбы за Советскую власть в годы гражданской войны. В этих местах боролся и погиб партизанский отряд «Красные каски».

Командовал отрядом Иван Никифорович Петриченко. Уроженец деревни Богай Евпаторийского уезда (ныне село Суворовское Сакского района), он смолоду работал камнерезом в Мамайских каменоломнях. В 1914 г. был мобилизован в царскую армию. Уже в первый год воинской службы Петриченко проявил свой неукротимый характер и был судим «за вольные мысли и непочтение к высшим чинам». На фронте под влиянием большевиков из стихийного бунтаря-одиночки превращается в сознательного, убежденного большевика-ленинца и вступает в партию.

В 1917 г., вернувшись на родину, Иван Петриченко вступает в конный отряд Красной гвардии. Этот небольшой отряд, командиром которого он становится, прославился вскоре храбростью и находчивостью, а после оккупации Крыма Германией стал ядром партизанского отряда «Красные каски», созданного по указанию подпольного комитета.

Трудно пришлось отряду на первых порах — не хватало опыта, оружия, боеприпасов. Летом 1918 г. подпольный ревком установил связь с партизанами через богайских крестьян, бежавших из тюрьмы. С ними ревком передал подробную инструкцию о действиях партизан, о местонахождении тайников с оружием. Ревком указывал, что задача Петриченко заключается не в том, чтобы мстить отдельным врагам Советской власти, а в том, чтобы организовать хорошо вооруженный отряд для крупных военных операций.

Осенью отряд стал уже серьезной военной силой — к концу года в нем насчитывалось 250 человек. В отряде была создана партийная ячейка, работавшая под руководством Евпаторийского подпольного комитета. Оружие партизанам добывали молодые подпольщики. От них поступали и сведения о дислокации вражеских войск. Партизаны уничтожали транспорт противника и обозы с продовольствием, успешно нападали на береговые посты и громили помещичьи усадьбы.

Партизанское хозяйство разрослось, и его содержали по всем правилам военной науки. Петриченко, знавший в каменоломнях все ходы и выходы, образцово организовал жизнь партизан. В подземном лагере были свои кухня и склады, казармы и караульные помещения, конюшня и госпиталь, штаб и оружейная мастерская. Для оказания отряду медицинской помощи многое сделал Д.И. Ульянов, находившийся в эти дни в Евпатории. Медикаменты доставляли молодые подпольщики, с риском для жизни пробиравшиеся через белогвардейские заставы.

В конце 1918 г. евпаторийская партийная организация приступила к подготовке вооруженного восстания. Предполагалось, что одновременно выступят рабочие в городе и партизаны, которые ударят с окраины.

Отряд начал выполнять директивы партийного центра. Вот как сообщал об этом в начале января 1919 г. начальник евпаторийской контрразведки полковник Демин: «По полученным сведениям богаевские партизаны заняли экономию Шишмана, что в четырех верстах севернее Евпатории, постепенно, от одного прикрытия к другому, продвигаются к городу. Навстречу отправился отряд добровольцев. В городе паника. Крайне необходимы решительные действия, иначе город окажется во власти партизан, которые несомненно в первую очередь прервут связь Евпатории с Симферополем».

Добровольческий отряд был разбит, а партизаны заняли деревню Богай. 15 января 1919 г. в городе происходили кровавые столкновения рабочих с частями белой армии. На помощь белогвардейцам пришли иностранные интервенты. Из Севастополя прибыли три миноносца. «Решительные действия» начали крупный воинский отряд, кавалерия и тяжелые орудия. Белым удалось оттеснить партизан к Мамайским каменоломням. Там отряд «Красные каски» был окружен, все подступы к нему оцеплены колючей проволокой. С моря и с суши противник вел орудийный обстрел каменоломен, в ход были пущены пироксилин и газы, а под конец взорван единственный колодец с водой — выдал предатель.

Положение партизан оказалось отчаянным, и они решились на прорыв из окружения. Стремительным броском бойцы одолели колючую проволоку и увидели перед собой стариков, женщин и детей, выгнанных из соседней деревни, — ими белые заслонились от удара. Партизаны вынуждены были вернуться назад. В этой вылазке осколком снаряда ранило командира отряда И.Н. Петриченко.

Осада каменоломен продолжалась. В подземном городе участились случаи смерти, от жажды люди теряли рассудок. На исходе были боеприпасы и продовольствие. В этих условиях партизаны пошли в последний бой с врагом. В жестокой схватке погиб почти весь отряд. Беспощадно расправились белогвардейцы с женщинами и детьми, несмотря на обещание сохранить им жизнь. В плен попали тяжело раненный командир отряда и его жена Мария. После зверских пыток они были убиты.

Что поддерживало дух этих людей, шедших на верную смерть? Прежде всего их вера в правоту своего дела. Гордо и уверенно ответили партизаны на предложение белых сдаться: «...Мы не бандиты и не грабители, как вы нас считаете... Мы, большевики-коммунисты, защищаем всех трудящихся, порабощенных игом капитала. Мы всюду сбросим иго капитала и везде создадим Советы рабочих и крестьянских депутатов. Помните, что сегодня вы в городе царите, а завтра или позднее будет в городе власть Советов...»

Всё, чему преданы были, во что горячо верили красные партизаны, стало реальностью. И мы, наследники этой веры, свято чтим память первых защитников Советской власти. Именем отважного командира партизанского отряда Ивана Никифоровича Петриченко названа одна из улиц Евпатории.

Улица младшего брата. В борьбе за установление Советской власти в Крыму принимал активное участие младший брат В.И. Ленина Дмитрий Ильич Ульянов. Приехал он в Крым в 1911 г. Сначала работал врачом в Феодосийском уезде, одновременно ведя большую агитационно-пропагандистскую работу. С 1914 г., мобилизованный в армию, Дмитрий Ульянов служит в севастопольском госпитале. После победы Великой Октябрьской революции продолжает революционную работу, выполняет различные партийные поручения, активно сотрудничает с редакцией «Таврической правды» (ныне «Крымская правда»). Во время оккупации Крыма кайзеровской Германией начинается евпаторийский период жизни и революционной деятельности Дмитрия Ульянова. В Евпатории Дмитрий Ильич устраивается земским врачом и включается в подпольную работу.

Нелегальные медпункты были организованы Ульяновым в Евпатории, Ак-Мечети и Саках. Большую помощь Дмитрию Ильичу в организаторской работе оказывали евпаторийские большевики и сочувствующие Советской власти жители города. Явочные квартиры, например, ему помогали устраивать печник Мацюков, провизор Роффе, семья Немичей. В минуты опасности он укрывался на квартире сотрудника грязелечебницы по улице Лазаревской, 29 (ныне ул. Революции) или в самом здании грязелечебницы.

В апреле 1919 г., после освобождения города от интервентов и белогвардейцев, Дмитрий Ильич работает заместителем председателя Евпаторийского ревкома. В начале мая была образована Крымская Советская Социалистическая Республика со столицей в Симферополе. Дмитрий Ульянов, назначенный народным комиссаром здравоохранения и социального обеспечения, одновременно выполняет обязанности заместителя председателя Совнаркома республики.

Тогда же в письме к сестре Марии Ильиничне от 11 мая 1919 г. он, беспокоясь о здоровье Владимира Ильича, перенесшего тяжелое ранение, приглашает его подлечиться на евпаторийских берегах: «Передай Володе, что в Евпатории в лучшей санатории у самого берега моря я приготовлю ему помещение, чтобы он хоть 2—3 недели мог отдохнуть, покупаться и окрепнуть. Там есть у нас все приборы для электро-гидро-механо- и гелиотерапии и можно полечить ему руку. Тем более, что он никогда не видел нашего Черного моря».

Однако приезд Владимира Ильича не состоялся — в июне 1919 г. в Крыму уже хозяйничали белогвардейцы. Дмитрий Ильич вынужден был эвакуироваться из Крыма — сперва в Киев, а затем в Москву, где встретился с В.И. Лениным. Пробыв в Москве несколько дней, он направился в Красную Армию.

Осенью 1920 г. вместе с частями Красной Армии Д.И. Ульянов возвращается в Крым. Он возглавляет созданное в Симферополе Центральное управление курортами Крыма (ЦУКК), отдавая все свои силы развитию народных курортов.

Евпаторийцы никогда не забудут неутомимую революционную деятельность Дмитрия Ильича Ульянова в самое трудное для города время. Вечной памятью о нем будет улица его имени.

Морякам-десантникам. Одним из важнейших событий в истории города в период Великой Отечественной войны была высадка евпаторийского десанта. К этому времени успешно прошла высадка основного десанта на Керченском полуострове и в Феодосии. Евпаторийский — тактический — является частью общего наступления наших войск, высадившихся в Крыму.

4 января 1942 г. в 23 часа из осажденного Севастополя вышла группа кораблей: тральщик «Взрыватель», семь катеров-охотников и морской буксир, взявшие курс на Евпаторию. На судах находилось 740 бойцов. Группой кораблей командовали уроженец Евпатории, капитан 2 ранга Н.В. Буслаев и комиссар А.С. Бойко, батальоном морской пехоты — капитан-лейтенант К.Г. Бузинов. Среди десантников были и евпаторийцы: П.В. Березкин, С.В. Горчаков, И.А. Кисляк, П.Ф. Пузик, Е.И. Кудинчиков, М.К. Андриуца, С.Т. Иванов, Л.М. Полонский и др.

Десант высадился ранним утром у трех причалов — на товарной пристани (у греческой церкви), на хлебной и на центральной пассажирской пристани (напротив гостиницы «Крым»). Вначале боевые действия наших морских пехотинцев развивались успешно. Каждый штурмовой отряд четко выполнял поставленную перед ним задачу. В гостинице «Крым» разместился штаб десанта.

К 10 часам утра почти весь старый город был очищен от фашистов. В новом городе шла перестрелка на Театральной площади и на Советской улице (ныне ул. Свердлова), где фашисты разместили доты, дзоты, танки. Проникнув на набережную Горького, группа десантников, возглавляемая капитаном Березкиным, захватила здания жандармерии, городской управы, телеграф и другие учреждения. Моряки освободили советских военнопленных, которые тут же устремились в бой с фашистами. В короткое время были заняты все ключевые позиции города. Однако к полудню противник, оправившись от внезапного удара, подтянул к городу танки, самоходные орудия, рассчитывая отрезать десант от кораблей. Отважно дрались моряки. Но к морю удалось пробиться лишь немногим. Фашисты подняли бомбардировочную авиацию и ввели в бой новые части. На улицах города разгорелись ожесточенные бои. Фашисты рвались к гостинице «Крым», куда пробрались оставшиеся в живых моряки.

Обстоятельства не благоприятствовали советским десантникам. На море разбушевался сильный шторм, и ни один катер не смог подойти к причалу, чтобы снять десант, к тому же горючего оставалось только на обратный путь. Словно стая хищников, набросились фашистские летчики на тральщик «Взрыватель». Один за другим под осколками бомб падали моряки, выходили из строя орудия. Потом случилось самое страшное: в машинное отделение хлынула вода, дизели остановились, тральщик потерял рулевое управление и превратился в неподвижную мишень. Погибли командир десанта капитан 2 ранга Н.В. Буслаев и комиссар А.С. Бойко. Два катера с боеприпасами и продовольствием, посланные на помощь десантникам, были вблизи Качи обстреляны противником. Один из них, получив повреждение, возвратился на базу, а второй, добравшись с трудом до Евпатории, затонул невдалеке от тральщика. В ночь на 6 января из Севастополя были посланы эсминец «Смышленый», тральщик «Якорь» и четыре сторожевых катера. Но неутихавший шторм не позволил ни высадить помощь, ни снять десант. Положение становилось критическим. В живых оставались немногие. Тогда десантники во главе со своим командиром, капитан-лейтенантом К.Г. Бузиновым решили вырваться из окружения, пробиться по улице Красноармейской на Слободку, а потом в степь. Ценой огромных потерь им удалось прорваться за город. 48 человек ушли в каменоломни, оттуда рассредоточились по окрестным деревням и впоследствии вновь сражались на фронтах. 17 десантников во главе с Бузиновым были окружены фашистами у деревни Ораз — нынешнего села Колоски. Все моряки пали в неравном бою. В 1977 г., во время археологических раскопок, на вершине одного из курганов были обнаружены бесценные реликвии, относящиеся к евпаторийскому десанту: остатки флотских ремней, ленточки от бескозырок, стреляные гильзы, флотская бляха, полевая сумка. Все это — в окопчике, где приняли последний бой моряки под командованием К.Г. Бузинова.

Тральщик «Взрыватель», несмотря на потерю управления, уцелевшими пушками и пулеметами продолжал вести огонь. Но вот сильной штормовой волной выбросило неуправляемое судно на берег в нескольких километрах от Евпатории. Танки и самоходки врага стали в упор расстреливать корабль, затем фашисты бросились к судну, пытаясь схватить оставшихся в живых моряков. Но ожидаемых трофеев гитлеровцы не получили. Был лишь железный остов вместо корабля, весь изрешеченный, искореженный снарядами и осколками, была небольшая группа тяжелораненых матросов. Моряки дрались до последнего, пока руки могли держать оружие.

Героический подвиг черноморцев вошел яркой страницей в славную летопись Великой Отечественной войны. Евпаторийцы свято чтят подвиг героев-моряков. На улице Революции (недалеко от магазина «Детский мир») установлен памятный монолит из крымского диорита, на котором начертаны слова: «В этом районе города 5 января 1942 г. была высажена основная группа Евпаторийского морского десанта». На месте гибели тральщика «Взрыватель» также стоит памятник (автор Н.И. Брацун). На пьедестале в форме вытянутой пирамиды четырехметровой высоты трехфигурная композиция из кованой меди. Три моряка-десантника в нечеловеческом напряжении сил устремлены на берег... Так они и шли, герои-моряки, в те январские дни 1942 г., исполненные ненависти к врагу и решимости во что бы то ни стало смести его с лица родной земли.

Стоит памятник и в селе Колоски, где погибли 17 смельчаков.

Они обрели свое бессмертие, моряки-десантники. «Ваш подвиг Отчизна славит, награда ему — бессмертие», — начертано на одном из памятников.

По велению сердца. На одной из центральных площадей города — Театральной — стоит памятник. На шестиметровом постаменте из черного лабрадорита бронзовая статуя генерала. Крепкая, коренастая фигура, лицо открытое, мужественное.

Первым и главным делом его жизни была авиация. Ее-то эмблема и помещена на пьедестале. А внизу якорь. И широта небес, и широта морей были подвластны этому человеку. Перед нами памятник гвардии генерал-майору авиации Герою Советского Союза Николаю Александровичу Токареву.

Токарев любил Евпаторию, многие годы жил в ней. И судьба распорядилась так, что именно в евпаторийском небе он совершил свой последний подвиг.

Рабочий паренек из Тулы мечтал о небе и подружился с ним. Заканчивает Качинскую авиационную школу, работает инструктором в Ейской авиационной школе. Здесь осваивает новое минно-торпедное оружие и помогает овладевать им молодым пилотам. За это Н.А. Токарев был награжден орденом «Знак Почета».

В финскую войну он на Балтике, командует эскадрильей, которая геройски сражается с врагом. На ее счету 9 самолетов типа «Фоккер Д-21». В 1940 г. за отличное выполнение задания Н.А. Токареву было присвоено звание Героя Советского Союза, а его эскадрилья награждена орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны он командует в Крыму минно-торпедным полком, беспощадно громя немецко-фашистских захватчиков. В октябре 1942 г. Н.А. Токарев назначается командиром авиасоединения. На этом ответственном посту он оставался до конца своих дней. Смелость и личная отвага, соединенные с глубокими знаниями и опытом, сделали его настоящим воздушным асом. Огромна была популярность его как командира — за умение зажечь солдат, увлечь их личным примером.

Летчики соединения под командованием Н.А. Токарева успешно громили врага в разных местах нашей Родины. Однако этому мужественному человеку не пришлось познать радость победы над фашизмом. Он погиб в бою под Евпаторией 30 января 1944 г.

Чувствуя шаткость своего положения в Крыму, фашисты срочно перебрасывали из Румынии по Черному морю транспорты с боеприпасами и живой силой. Для нанесения удара по этим судам были созданы специальные группы Черноморского флота, куда входило и авиасоединение генерал-майора Н.А. Токарева. Разведка донесла: к берегам Евпатории движется караван судов, охраняемый усиленным конвоем. Первой группе летчиков задание выполнить не удалось из-за мощного огня противника. Тогда Токарев потребовал подготовить свой самолет. Но не разрешается командиру дивизии летать на «частные» боевые задания — на это ему намекнул начальник политотдела.

— Не велено, говоришь? Он не умеет. Мне не велено. А транспорт врага плывет себе по Черному морю, «гостинцы» нам везет. Это велено? Нет, комиссар, так не пойдет!

Генерал садится за штурвал самолета. Вместе с ним на это ответственное задание отправляются майор Маркин (штурман) и старший сержант Гончаров (стрелок-радист). Пролетая в районе Евпатории, они заметили караван вражеских судов, медленно плывущих под прикрытием самолетов.

Токарев атаковал один из кораблей. Выпустив торпеду, он увидел, как судно окутало темное облако взрыва. И тут же почувствовал мощный толчок самолета, кабина заполнилась густым дымом. Сержант Гончаров вместе с раненым Маркиным, задыхаясь от густого дыма, сумели открыть дверцу люка. Свежий воздух пахнул им в лицо.

— Прыгайте! — крикнул генерал.

Земля приближалась с каждой секундой. И пылающий самолет врезался в песчаный берег. Ночью евпаторийцы тайком похоронили своего земляка.

31 мая 1944 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ об увековечении памяти Героя Советского Союза гвардии генерал-майора авиации Н.А. Токарева. Его имя было присвоено минно-торпедной авиационной дивизии. Именем бесстрашного генерала названа одна из улиц Евпатории. А волны Черного моря бороздит теплоход «Николай Токарев». На доме, где жил Николай Александрович Токарев до войны (ул. Гоголя, 20/5), установлена мемориальная доска.

Народные мстители. В Евпатории был сформирован партизанский отряд, который в конце октября 1941 г. ушел в крымские леса. Действовал он в районе Крымского заповедника, между Алуштой и Бахчисараем. Диверсии на коммуникациях врага, взорванные поезда, мосты, стремительные рейды на гарнизоны и обозы — так боролись народные мстители с оккупантами.

В городском краеведческом музее экспонируется картина «Партизанская засада», на которой запечатлен один из боевых эпизодов отряда Ивана Калашникова. На переднем плане картины — партизан Лука Казаков, бросающий гранату.

...Это было в Крымских горах. Разведчики отряда доложили, что по дороге из Бахчисарая вышел фашистский отряд, в составе которого четыре грузовые и одна легковая автомашины. Неожиданно гитлеровцы наткнулись на завал из деревьев. Они пытались разобрать его, но сработали партизанские мины.

Не досчитавшись нескольких человек, противник повернул назад.

Тем временем боевая группа партизан залегла у дороги. И когда появились фашисты, их встретили дружным огнем, забросали машины гранатами. Лука Казаков точно бросил гранату в легковую автомашину, где сидели офицеры.

Бой закончился быстро. На месте схватки осталось 27 убитых гитлеровцев. У партизан потерь не было. Им достались трофеи: оружие, боеприпасы, ценные документы.

Отважно дралась с врагом группа партизан из 12 человек, руководимая А. Махневым. Местом ее операций была обычно дорога из Симферополя в Севастополь. Совершив налет на гитлеровский склад, взорвав мост или уничтожив автомашины, группа внезапно исчезала, чтобы вскоре заявить о себе в другом месте. Зачастую не досчитывалась своих членов партизанская семья. Погибли командиры групп К. Котельников, С. Пересунько, И. Чижевский, М. Корабленко, М. Шкреба и многие другие. Но гибель товарищей вызывала у оставшихся в живых удесятеренную ненависть к врагу.

За время оккупации евпаторийскими партизанами было уничтожено около 500 гитлеровцев, подорваны десятки машин. 52 боевые операции и диверсии, 22 боя с противником — таков «послужной список» Евпаторийского партизанского отряда.

На доме у Театральной площади — мемориальная доска: «Здесь, во дворе этого дома формировался Евпаторийский партизанский отряд и отсюда в октябре 1941 г. ушел в крымские леса».

В скорбном молчании... В течение 29 месяцев евпаторийцы жили в обстановке чудовищного фашистского режима. Каждый день их подстерегала смерть. Смерть за хранение советских книг и листовок, за связь с партизанами, за принадлежность к партийно-советскому активу, за оскорбление немецких военнослужащих, за нарушение комендантского часа и другие «провинности».

В бульварном листке, издававшемся фашистами в городе, был напечатан приказ ортскоменданта (коменданта города) Винера, где сообщалось, что за каждого убитого оккупанта будет расстреляно 15 горожан. Жертвами фашистского террора становились все, кто первым попадал на глаза. Так случилось, например, после того, как 6 декабря 1941 г. разведгруппа сожгла здание городской управы. На следующий день фашистские молодчики из СД замучили 30 стариков, женщин и детей, случайно оказавшихся свидетелями пожара.

Первый массовый расстрел жителей города был устроен вскоре после оккупации, 23 ноября 1941 г. Фашисты убили 700 детей, мужчин и женщин. Вскоре после этого в ряде кварталов города была сделана облава и уничтожено еще около 150 человек. Но особенно жестокую расправу над мирными жителями гитлеровцы учинили в январе 1942 г. В эти трагические дни фашисты расстреляли несколько тысяч человек, истребив почти все мужское население старого города в возрасте от 14 лет. Фашисты колоннами гнали их через весь город на северо-западную окраину, в район Красной горки, там подводили к краю большой ямы или к противотанковому рву и по команде офицера расстреливали. Свыше 5 тысяч евпаторийцев было вывезено на каторжные работы в Германию.

Свои чудовищные акции фашисты продолжали на протяжении всей оккупации Евпатории. Последняя расправа произошла накануне освобождения города советскими войсками в феврале—марте 1944 г. Всего за годы оккупации было убито более 12,5 тысячи человек.

В северной части города, где были совершены массовые расстрелы, высятся памятники. Один из них на Красной горке: коленопреклоненный солдат-освободитель в одной руке держит автомат, а другой возлагает венок на братскую могилу. Сюда часто приходят люди, чтобы в скорбном молчании почтить память погибших. В будущем здесь намечено соорудить мемориальный комплекс.

На шоссе, ведущем в село Красноярское, возвышается стела, на которой высечена фигура скорбящей матери. На этом месте— могила 3 тысяч замученных жителей Евпатории. Особенно многолюдно у памятника 9 Мая, в День Победы. Советские люди помнят, какою ценой завоевано счастье. Никто не забыт, ничто не забыто...

На фронтах Великой Отечественной. Около 5 тысяч евпаторийцев мужественно сражались с врагом в рядах Красной Армии. Имена героев, погибших на фронтах Великой Отечественной, носят улицы города. Есть в Евпатории улица Тучина, улица Ефета.

С самого начала войны находился в действующей армии Георгий Владимирович Тучин. Сражался на Южном, Кавказском и 2-м Белорусском фронтах, был дважды ранен. При захвате плацдарма на берегу Вислы лейтенант Тучин, командовавший ротой саперов, в самый решающий момент боя поднял солдат и увлек их на позиции врага, где рота стояла насмерть до подхода наших войск. Эта атака решила общий исход операции. За свой подвиг лейтенант Тучин был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Отважный командир не дожил до Дня Победы. Вскоре он был смертельно ранен шальной пулей на окраине небольшого польского города, освобожденного нашими частями.

Евгений Борисович Ефет родился и вырос в Евпатории. Как и многие мальчишки, Женя мечтал стать моряком. Во время летних каникул работал лодочником, прекрасно изучил историю русского флота. По окончании школы Евгений Ефет едет в Ленинград и поступает в военно-морское училище. Молодой офицер остается служить на Балтийском флоте, командует миноносцем «Гордый». Осенью 1941 г. эскадра, в состав которой входил миноносец, получает задание эвакуировать гарнизон с полуострова Ханко. Финский залив заминирован. Медленно проходят караваны судов опасную зону вслед за тральщиком. И вдруг огромной силы взрыв, мощный водяной столб поднялся вверх — это подорвался катер, потом тральщик, а после нового взрыва «Гордый» накренился на левый борт и стал оседать. На помощь поспешил минный заградитель «Урал». Но Ефет увидел у борта «Гордого» две мины. «Не подходите, у борта — мины», — крикнул он в мегафон. «Урал» отошел. Тогда приблизился катер-охотник — вначале к мостику, чтобы снять командиров. Однако Ефет отправил его к корме. Часть команды была спасена. Еще один взрыв, и миноносец быстро пошел ко дну. 13 матросов вместе с командиром и комиссаром, оставшиеся на борту, с пением «Интернационала» приняли смерть...

Славны трудом. Не только героев-воинов чтят в Евпатории. Помнят здесь и героев-тружеников, самоотверженно работавших в трудные годы послевоенных разрух. Их именами тоже названы улицы города, им посвящены разделы в экспозиции краеведческого музея.

Большой любовью евпаторийцев пользовался врач-подвижник Борис Ильич Казас, долгие годы заведовавший земской больницей. Сын караимского поэта и педагога, Б.И. Казас родился в 1861 г. Окончив в 1886 г. медицинский факультет Харьковского университета, работал врачом в Симферополе, а затем, после стажировки за границей, обосновался в Евпатории. Б. Казас был врачом-универсалом — терапевтом, хирургом, окулистом, педиатром. Все силы и умение, знания и тепло своего доброго сердца он отдает пациентам. Часто его можно было встретить в самых нищенских лачугах города. Шли к своему доктору бедняки, веря в его чудодейственную силу, и доктор делал все, чтобы поставить человека на ноги.

В 1921 г. в Евпатории свирепствовал сыпной тиф. Несмотря на больное сердце и преклонный возраст, Казас возглавил борьбу с эпидемией. Он работал не щадя себя, используя все средства для спасения людей. Ослабев от перегрузок, Борис Ильич Казас заразился тифом и в марте 1922 г. умер.

Имя Владимира Ильича Косицкого, хирурга-ортопеда, главного врача евпаторийского санатория имени Н.К. Крупской, связано с успешным лечением одного из тяжелейших детских заболеваний — костного туберкулеза. В.И. Косицким разработана новая методика лечения этого заболевания, которая принесла ему широкую известность.

Сын крестьянина из Белоруссии, В.И. Косицкий родился в 1895 г. Работал пастухом, лесорубом. С большим трудом удалось ему закончить двухклассное училище. В 1914 г. он сдал экзамен экстерном и получил звание народного учителя, но вскоре был мобилизован в армию. Лишь после революции вернулся Косицкий к своей мирной профессии — учительствовал в Орловской губернии. Однако книгу вновь пришлось сменить на винтовку. В 1919 г. он вступает в ряды Красной Армии и участвует в разгроме белых на Южном фронте.

Отгремели последние выстрелы, и В.И. Косицкий поступает в Воронежский университет. В 1927 г. получает диплом врача. Болезнь сына заставила его в 1932 г. переехать в Евпаторию. Здесь Владимир Ильич Косицкий живет до конца своих дней (умер в 1956 г.). На курорте он возглавляет детский костно-туберкулезный санаторий, где изучает особенности течения болезни, ставит эксперименты, обобщает накопленный наукой опыт.

В финскую войну В.И. Косицкий на фронте, в годы Великой Отечественной он — ведущий хирург госпиталей Приморской армии. После войны вновь борется за здоровье маленьких граждан страны. За выдающиеся заслуги в области здравоохранения в 1948 г. ему было присвоено звание заслуженного врача РСФСР.

В.И. Косицкий вел большую общественную работу. Он неоднократно избирался членом горкома и обкома партии, депутатом Евпаторийского городского Совета и Верховного Совета СССР.

Андрей Васильевич Полупанов прославлен многими добрыми делами. В трудные годы послевоенной разрухи приехал он в город, чтобы организовать восстановление курорта, уничтоженного фашистами. Задача эта была не из легких, однако Полупанов умел стать выше обстоятельств. Сказывались и огромный опыт работы, и недюжинный организаторский талант.

Проявился и окреп этот талант еще во время гражданской войны. Андрей Полупанов в те далекие годы командовал бронепоездом. «Свобода или смерть!» — было начертано на нем.

...Декабрь 1917 г. 29-летний Андрей Полупанов, севастопольский матрос, сын шахтера и в прошлом сам шахтер, член партии с 1912 г., возглавил отряд черноморцев, созданный для борьбы с контрреволюцией. Отряд был вызван в Киев, где в неравной борьбе с петлюровскими бандами сражались киевские рабочие. Поезд, на котором черноморские матросы спешили на помощь киевскому пролетариату, был наскоро переоборудован под «бронепоезд» — защитной броней служили железнодорожные шпалы и мешки с песком, а вооружением — две трехдюймовые пушки и 15 пулеметов. Вскоре морякам удалось захватить бронепоезд, купленный Петлюрой у немцев. К вечеру, благодаря смелым и решительным действиям черноморцев, город был очищен от петлюровцев, над ним взвилось красное знамя. Комендантом Киева был назначен А. Полупанов. В память об этих событиях одна из улиц столицы Украины носит имя отважного командира черноморцев.

На трофейном бронепоезде отряд Полупанова доблестно сражался на фронтах гражданской войны, громя белогвардейцев под Одессой и Екатеринославом, Симбирском и Бугульмой. В марте 1919 г. Полупанов назначается главнокомандующим днепровской флотилией, созданной под его руководством в короткий срок. Флотилия сражалась на Днепре и его притоках с петлюровцами, белогвардейцами и белополяками.

В феврале 1920 г. следует новое назначение — командиром вначале одного, а затем шести бронепоездов. В качестве командира и военкома бронечастей 6-й армии Полупанов воюет на юге и принимает участие в штурме Перекопа. Здесь в одном из боев отважного командира ранило. За смелость и находчивость в боевой обстановке он был награжден орденом Красного Знамени, который вручил ему прямо в госпитале главнокомандующий Южным фронтом М.В. Фрунзе.

В годы мирного строительства Андрей Васильевич Полупанов работал на руководящих должностях в промышленности и строительстве. Последние годы его жизни (он умер в 1956 г.) прошли в Евпатории. Андрей Васильевич возглавлял крупное строительное управление города, вел большую общественную работу. Его неоднократно избирали членом Крымского обкома и Евпаторийского горкома партии, депутатом городского Совета.

Почетные граждане Евпатории. Рассказ свой начнем с семьи Буслаевых — она дважды вписана в историю города. Именем братьев Буслаевых названа улица, а старший из них — Иван Васильевич — удостоен в 1967 г. звания Почетного гражданина города Евпатории.

Иван Васильевич Буслаев (1896—1973), врач-хирург, сделавший более 10 тысяч операций, был одним из самых авторитетных специалистов и уважаемых в городе людей. Вся его профессиональная деятельность, исключая годы войны, проходила в родном городе. После окончания Одесского, университета И.В. Буслаев работает в Евпатории, особую заботу проявляет о детях. Во время эпидемии малярии им были разработаны эффективные методы борьбы с болезнью, заинтересовавшие известного ученого Н.Н. Бурденко. В дальнейшем Иван Васильевич специализируется и добивается значительных успехов в области хирургии.

За годы войны подполковник медицинской службы Буслаев, работая в госпиталях, возвратил жизнь сотням советских солдат и офицеров. Нередко ему приходилось сутками стоять у операционного стола.

Более 10 тысяч операций — это ежедневные операции в течение 30 лет! За трудовые заслуги И.В. Буслаев был удостоен высоких правительственных наград — орденов Ленина, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени. Евпаторийцы в течение почти 40 лет избирали его депутатом городского Совета.

Ювеналий Иванович Ситников — коренной евпаториец, сын кузнеца. Родился он в 1912 г., прошел путь от рабочего-молотобойца до первого секретаря горкома партии.

С 1932 г. Ю.И. Сытников на комсомольской и партийной работе. Во время Великой Отечественной войны он сражался в рядах крымских партизан, был комиссаром 7-й бригады. За боевые заслуги награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды и медалями.

В 1954 г. Ю.И. Сытникова избирают первым секретарем Евпаторийского горкома Компартии Украины. Всю свою энергию, опыт, талант организатора направляет он на то, чтобы превратить Евпаторию в современный благоустроенный город-курорт. Напряженная работа, постоянные перегрузки оказались для Ю.И. Сытникова губительными: в 1968 г. после тяжелой болезни он скончался. Человек по натуре своей горячий, подвижный, неутомимый в работе, Ю.И. Сытников многое сделал для родного города. За трудовые заслуги он был удостоен в 1967 г. звания Почетного гражданина города Евпатории.

Иван Иванович Мозгунов впервые попал в Евпаторию весной 1944 г., когда его полк вместе с другими частями и подразделениями Красной Армии освобождал Крым от фашистских захватчиков. 14-й ордена Кутузова II степени истребительный противотанковый артиллерийский полк одним из первых вошел 13 апреля в Евпаторию. От Евпатории ратный путь полка протянулся на запад и закончился на Эльбе. Пять боевых орденов украсили грудь майора И.И. Мозгунова.

Честь советского офицера не уронил он и на мирном фронте. Окончив Ворошиловградский пединститут, долгие годы учительствовал, был директором сельской школы. Решением бюро Евпаторийского горкома Компартии Украины и исполкома городского Совета от 9 апреля 1969 г. Иван Иванович Мозгунов был удостоен звания Почетного гражданина города. С 1973 г. живет в Евпатории. И хотя ему уже за 65, ветеран продолжает трудиться, заражая всех своей энергией, энтузиазмом.

Сергей Иванович Белогубец (1892—1978), до революции батрак-крестьянин, затем солдат царской армии, он всем сердцем принял идеи Октября. Во время гражданской войны командовал красногвардейским отрядом, был председателем Лебединского военно-революционного трибунала Харьковской губернии. Ему посчастливилось видеть и слышать Ленина, будучи делегатом IV Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов.

С.И. Белогубец известен и как командир 3-го Таманского полка, участник легендарного похода, описанного им в книге «Люди залiзного потоку», опубликованной издательством «Таврия».

В мирные годы С.И. Белогубец — на руководящей работе. Он работал директором крупного совхоза под Севастополем, директором одного из заводов шампанских вин в Крыму. В Евпатории С.И. Белогубец с 1950 г. возглавлял винзавод, сделав многое как для его развития, так и для улучшения качества выпускаемой продукции.

За большие заслуги в деле социалистического строительства в 1972 г. удостоен звания Почетного гражданина города Евпатории. Ныне одна из улиц носит его имя.

Николай Николаевич Григорьев — человек интересной судьбы. Увлекшись спортом, он успешно закончил институт имени Лесгафта в Ленинграде, несколько лет преподавал физкультуру. Позднее стал медиком, в предвоенные годы — начальник санитарной службы 6-й Орловской Краснознаменной стрелковой дивизии.

Войну Н.Н. Григорьев встречает в Бресте. Оставшись в тылу врага, работает сельским врачом, снабжает партизан медикаментами, разведданными. А вскоре, уйдя в лес, становится участником легендарного рейда соединения А.Ф. Федорова.

В Евпатории Николай Николаевич поселяется в 1953 г. Долгое время руководит Евпаторийским территориальным советом по управлению курортами профсоюзов, более 10 лет подряд избирается депутатом городского Совета.

К его боевым наградам и званиям присоединяется звание заслуженного врача Украинской ССР. А с 24 октября 1972 г. еще одно — звание Почетного гражданина города Евпатории.

Виктор Семенович Щербань относится к тем счастливым людям, которые в юности раз и на всю жизнь выбирают свою единственную профессию. В 1933 г. поступил на курсы водителей и с тех пор вот уже 45 лет не выпускает баранку из рук.

За рулем грузовика в составе 4-й воздушной армии он прошел фронтовыми дорогами от Сак до Кенигсберга — с начала войны и до победного ее завершения. В суровом 1942-м вступил в ряды большевистской партии.

Отгремели залпы войны, и В.С. Щербань возвращается в Евпаторию на свою автобазу. В 1959 г. возглавил комплексную бригаду, которая через год стала бригадой коммунистического труда. За трудовую доблесть, за перевыполнение плановых заданий Виктор Семенович был награжден орденом Ленина.

В.С. Щербань был делегатом XXIII съезда Компартии Украины, много лет подряд избирался депутатом городского Совета, 8 лет — членом обкома Компартии Украины. С 1973 г. — Почетный гражданин города Евпатории.

Федора Александровича Бартенева, заслуженного учителя Украинской ССР, особенно любят в Евпатории те, кто увлекается математикой. С этим предметом, методикой его преподавания в школе он связал практически всю свою жизнь.

Успешно окончив Московский педагогический институт, Федор Александрович вот уже 38 лет почти все свое время проводит в стенах школы. Исключением были только годы Великой Отечественной войны. Страна высоко оценила педагогический талант учителя. Рядом с боевыми наградами у него на груди орден Ленина и медаль Макаренко. Признанием больших заслуг Ф.А. Бартенева перед городом было звание Почетного гражданина города Евпатории, которого он удостоен в 1977 г.

Степан Гаврилович Иванов — директор Евпаторийской станции юных техников. Глядя на его доброе, улыбающееся лицо, даже не подумаешь, что человек этот — прославленный советский ас, гроза фашистских стервятников.

Командир эскадрильи, авиационного полка, С.Г. Иванов прошел, вернее, «пролетал» Великую Отечественную войну на самых разных фронтах — от Карелии до Берлина. Пробыл в воздухе 2150 часов, совершил около 400 боевых вылетов, сбил лично 22 фашистских самолета в воздушных боях и 7 сжег на вражеских аэродромах при попытке взлета.

Боевые друзья С.Г. Иванова отмечали: «Его тактическое мастерство, точный расчет, умение идти на риск сочетались с пылкостью напористого бойца. Он по каким-то почти неуловимым признакам, по зыбкому почерку самолета в воздухе разгадывал характер и опыт каждого из своих противников». И, пожалуй, самое интересное: ни разу не был ранен, ни разу не был сбит, не потерпел ни одной аварии.

«А все потому, — шутит сам Степан Гаврилович, — что ростом я не вышел. Слишком уж неприметная мишень для фашистов. Вот пули и пролетали мимо».

За героизм, проявленный в воздушных боях, С.Г. Иванов в августе 1944 г. удостоен звания Героя Советского Союза. Он кавалер двух орденов Ленина, пяти орденов Красного Знамени, ордена Красной Звезды и многих других наград.

За активное участие в пропаганде решений XXV съезда КПСС и большой вклад в дело коммунистического воспитания трудящихся и подрастающего поколения С.Г. Иванов решением бюро Евпаторийского горкома Компартии Украины и исполкома городского Совета народных депутатов от 17 октября 1977 г. удостоен звания Почетного гражданина города Евпатории.

Время не властно. Тысячи евпаторийцев и в гражданскую, и в Отечественную войну отдали свои жизни за то, чтобы мирно, свободно и счастливо жил их родной город. Далеко не каждый из них совершил подвиг, потрясший современников. Но каждый настоящий патриот своей Родины мужественно боролся и честно выполнил свой долг. Каждый был защитником Отечества, Советской власти, наших завоеваний. Нет ничего более святого, чем память о защитниках Отечества, о тех, «кто уже не придет никогда». И время не властно над этой памятью.

Всем им, сражавшимся за одно общее дело — свободу и счастье своего народа, — поставили благодарные потомки памятник. И вознесся ввысь обелиск Славы — величественная 18-метровая стела (авторы — скульптор А.Е. Шмаков, архитекторы В.Г. Якименко и В.Л. Гаврилов). У подножия горит Вечный огонь, зажженный от Вечного огня с Малахова кургана.

Доблесть сынов России. Есть в Евпатории памятник славы русских воинов. Он напоминает о событиях Крымской войны 1853—1856 гг. В ходе этих событий Евпатория в сентябре 1854 г. была захвачена войсками союзников (Англии, Франции, Турции), которые превратили город, окруженный крепостными валами и глубоким рвом с водой, в мощную военную базу.

Со стороны Евпатории, таким образом, постоянно существовала угроза тыловым коммуникациям русской армии, в особенности Перекопу, через который осуществлялась единственно возможная гужевая связь с Россией. Желая устранить эту опасность, главнокомандующий русской армией в Крыму князь Меншиков отдает приказ о штурме Евпатории. Операция была поручена талантливому и храброму генералу русской армии С.А. Хрулеву.

Штурм начался 5 февраля 1855 г. в 6 часов утра артиллерийским обстрелом города. В ответ заговорили 100 береговых орудий противника. Их немедленно поддержали мощные орудия 12 паровых и 12 парусных кораблей. Русские, неся большие потери, сумели пробиться ко рву, однако перейти его не смогли — оказались короткими штурмовые лестницы. Кроме того, в разгар боя выяснилось, что не хватает пороха, и многие русские орудия замолчали. Потери были огромными. Продолжение штурма Евпатории становилось бессмысленным, и генерал Хрулев приказал отступить.

Штурм Евпатории — эпизод в Крымской войне, досадная ошибка русского командования. Но кроме ошибки бездарных царедворцев, была еще высокая доблесть, верность долгу русских солдат, павших смертью храбрых за Отечество. Памятник в их честь установлен в 1858 г. (улица 2-й Гвардейской армии).

Город растет, с каждым днем становится все краше, благоустроеннее. Евпаторийцы мирно трудятся, растят детей, решают проблемы, выдвигаемые жизнью. А рядом с ними продолжают жить в названиях улиц и площадей, в памятниках и мемориальных досках имена славных сынов и дочерей города, нашей Родины.

Примечания

1. Ныне Астанино, близ Керчи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь