Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » Э.И. Соломоник. «Евреи Крыма. Очерки истории» » C. А. Лейбин. «Обзор памятников еврейской культуры в Крыму»

C. А. Лейбин. «Обзор памятников еврейской культуры в Крыму»

В наши дни изучение памятников материальной культуры евреев на территории Крымского полуострова только начинается. Широк круг объектов исследования: в него входят культовые, жилые и хозяйственные постройки, здания школ и больниц, кладбища и отдельные надгробия, предметы культа и быта, письменные источники и украшения костюма, а также многое другое. Однако наша сегодняшняя задача весьма скромна: познакомить читателя с кратким перечнем наиболее значительных памятников.

Одна из самых ранних групп еврейских древностей может быть отнесена к I—IV вв. нашей эры. Это был начальный период диаспоры — время интенсивного расселения народа в границах Римской империи и даже за их пределами, формирования и развития многочисленных иудейских общин. Одна из общин возникла в это время в Пантикапее, столице зависимого от римлян Боспорского царства. В целом границы Пантикапея совпадают с исторической частью современной Керчи.

Самую интересную группу пантикапейских находок представляют собой манумиссии — надписи, свидетельствующие о юридической процедуре отпущения рабов на волю. Одна из них, об освобождении некого Геракласа, воспитанника Хресты, предоставляющей ему свободу, датируется 81 г. н. э. Во всех четырех надписях сообщается о том, что освобождаемое лицо (или лица) должны усердно посещать молельню и пребывать под опекой иудейской синагоги1. В данном случае синагогу можно рассматривать не только как объект, но и как синоним общины.

Все надписи найдены у подножья горы Митридат. Место находки одной из них точно не указано, о другой известно, что она обнаружена на северном склоне Митридата, зато в двух случаях находки точно локализованы. Надпись об освобождении Геракласа обнаружена в 1832 г. у подошвы горы Митридат близ старого адмиралтейства2, надпись об освобождении Эльпия найдена в 1928 г. у церкви Иоанна Предтечи на глубине 3 м3. Несомненно, места находок тяготеют к приморскому, очевидно, к припортовому району Пантикапея. Именно в этой, активно застраивавшейся в первые века нашей эры части боспорной столицы4, скорее всего, находился иудейский квартал и синагога — его общественный и культовый центр. Во дворе или под портиком синагоги могли быть выставлены плиты с надписями, повествующими об отпуске на волю рабов, становившихся или уже бывших членами иудейской религиозной общины.

В некрополе Пантикапея обнаружены отдельные надгробия, стоявшие над могилами иудеев. Наиболее ранняя находка — известняковая плита с изображением семисвечника, установленная некогда над могилой Симона; она датируется II—III вв. н. э.5 и обнаружена на Глинище, где могло располагаться одно из первых еврейских кладбищ в Пантикапее. Еще один участок с еврейскими могилами был обнаружен в прошлом столетии у Павловской батареи. На нескольких надгробиях, датируемых III—IV вв. изображены семисвечники; надписи сохранились плохо, но все-таки можно понять, что одна из плит стояла над могилой сына Самуила, к сожалению, имя его не сохранилось; вторая находилась над могилой жены Хрестиона. В описании, составленном А.Е. Люценко в 1876 г., говорится, что в районе Павловской батареи была раскопана 21 могила с сильно истлевшими скелетами, ориентированными на восток. Все захоронения оказались весьма однообразными и не отличались большим количеством находок6. Известны еще два надгробия, найденные у шоссе, которое вело в Керченскую крепость7. Одно из них обнаружено у лазарета в 1899 г., другое у Цементной слободки в 1912 г. Возможно, и здесь со временем удастся обнаружить остатки еврейского кладбища III—IV вв. Пока же мы знаем только то, что в надписи на плите, найденной в 1899 г., был назван Исаакий, а надгробие из района Цементной слободки принадлежало Самуилу сыну Севера.

Вторым крупным античным городом, в котором засвидетельствано пребывание евреев, был Херсонес Таврический. Сведения по еврейской общине Херсонеса читатели могут получить из статьи Э.И. Соломоник в нашем сборнике. Исключительно интересна находка иудейского надгробия с изображением девятисвечника, происходящая из низовьев реки Альмы.

Впервые оно было обнаружено в 1983 г. автором этой статьи и археологом из Бахчисарайского музея Валерием Николаевичем Хоменко. Мы осматривали позднескифский памятник — поселение Вилино, когда на его северо-западной оконечности, над крутым склоном, ведущим в цветущую долину Альмы, увидели обломки разбитой плугом греческой амфоры первых веков нашей эры. Рядом с ней на поверхности пахоты лежал крупный грубо обработанный камень, на лицевой стороне которого было вырезано грубое изображение девятисвечника. Пока я терялся в догадках, Хоменко — знаток древностей и иудейской символики — безошибочно определил находку. В той ситуации мы посчитали, что обломок надгробия происходит из разрушенного распашкой культурного слоя первых веков нашей эры. Именно в такой интерпретации Э.И. Соломоник недавно издала находку8. Это открытие принципиально важно. Присутствие на Альме, в нескольких десятках километров от Херсонеса, иудейского надгробия свидетельствует о том, что представители ранней диаспоры смело выходили за стены греческих городов и расселялись на территориях, принадлежащих варварским народам.

Интересна и богата иудейскими древностями эпоха крымского средневековья. С этим периодом связано принятие иудаизма хазарами. Как считают некоторые современные исследователи, этот процесс мог начаться на крымской земле. Дохазарская история иудейских общин в Крыму мало изучена, а это дает основание для существования многих, нередко слабо обоснованных концепций о возникновении двух этноконфессиональных групп — крымчакской и караимской9. В настоящее время можно уверенно говорить лишь то, что в формировании культуры этих народов большую роль сыграло тюркское начало. Однако не будем спешить с признанием крымчаков и караимов собственно тюрками, принявшими иудаизм. Лучше прислушаемся к мнению известного культуролога В.И. Филоненко, считающего крымчаков «сплавом; смесью результатов взаимодействия древних и разных по своему происхождению тюркских племен с различными группами евреев»10. Добавим от себя, что хозяйственные, культурные и административные связи Крыма с Византийской империей вели к проникновению в Крым евреев. В период существования генуэзских колоний до Крыма могла докатиться волна беглецов из Южной Европы. Во времена татарских набегов на Украину, Польшу, Литву в Крым попадали тысячи евреев-ашкенази; далеко не всех удавалось вызволить из плена. Нередко люди годами жили в Крыму, ожидая выкупа. Вполне вероятно, что даже становясь свободными, они оставались здесь надолго. В Крымском ханстве не существовало государственного антисемитизма, не было чудовищных погромов, были условия для развития ремесла и торговли. Активно развивались приморские города, входившие в состав Турецкой империи. К сожалению, история евреев-переселенцев до сих пор представляет собой белое пятно. Мы мало знакомы с деятельностью евреев-миссионеров и просветителей, приезжавших в крымские пределы с Востока и Запада11.

Крымчакам и караимам принадлежит большое количество памятников. Это караимские кенассы и крымчакские синагоги в крымских городах, караимские древности Чуфут-Кале, иудейские памятники Мангупа. Исключительный интерес для историков представляют такие выдающиеся памятники старины, как крымчакское кладбище в Карасу-Базаре, действовавшее с XV—XVI вв. вплоть до недавнего времени, караимское кладбище в Иосафатовой долине под Бахчисараем, столь же древнее и отличающееся тем, что умерших нередко привозили сюда за тысячи километров. Новое поколение этнографов, несомненно, выявит все обширное и разнообразное культурное наследие этих народов.

Со времени присоединения Крыма к России сюда начало мигрировать еврейское население, ранее проживавшее в западных районах Российской империи, Польше и Австро-Венгрии. Стали активно формироваться новые еврейские общины. Их положение в различных крымских городах было неодинаковым. Здесь играло свою роль законодательство Российской империи. Например, в ноябре 1829 г. последовал указ о выселении евреев из Севастополя, военно-морской базы Черноморского флота. И хотя выполнение указа откладывали да и выполняли его не должным образом (так как ставили на первый план экономические интересы города и флота, а правительственный антисемитизм — на второй), тем не менее лишь в 1859 г. евреи получили дозволение торговать в городе, а в 1861 г. им разрешили заниматься здесь ремеслом12. Впрочем, несмотря на все правительственные ухищрения, в городе всегда был небольшой контингент евреев, занимавшихся по временному разрешению торговлей и ремеслом.

Нельзя забывать и евреев — нижних чинов армии и флота. Сотни из них погибли в период Крымской компании, защищая бастионы Севастополя. Их останки похоронены на английском, французском и Братском кладбищах13. На Северной стороне сейчас существует огромная братская могила с памятником, на котором на русском и на иврите начертаны слова: «Памяти еврейских воинов, павших во время Севастопольской войны 1854—1855 гг., самоотверженно сражавшихся за Царя и Родину».

В 1874 г. в Севастополе по ул. Мичманской была построена «Солдатская» синагога, в начале нашего столетия «Солдатская» синагога была построена и в Керчи; она располагалась в доме по ул. Николаевской. Исключительный интерес представляют свидетельства о еврейской синагоге в селении Ени-Кале под Керчью. Возможно, первоначально и эта синагога была «Солдатской»; в крепости Ени-Кале длительное время находился гарнизон и располагались военные склады.

За пределами военных городков, даже на раннем этапе, главными действующими лицами еврейской жизни были не нижние чины и не отставные солдаты. В первой половине XIX столетия это были ремесленники и торговцы, а также люди, обеспечивавшие традиционную жизнь конфессиональных общин; во второй половине XIX в. начало увеличиваться число рабочих и представителей интеллигентных нерелигиозных профессий.

В конце XIX — начале XX вв. заметно возросло влияние еврейской социал-демократии. Наиболее значительным центром еврейской культуры в Крыму в это время был Симферополь. В городе существовала Хоральная синагога, построенная в 1881 г. Она располагалась на Салгирной улице (сейчас место занято рестораном «Океан»). Синагога «Нер-Томид», построенная в конце прошлого столетия и сохранившаяся до наших дней, стоит на Малобазарной улице, здесь же существовала синагога «Эц-Хаим», на улице Мечетской располагалась синагога «Бет-Яков», на улице Фонтанной действовала синагога «Егиа-Капай», на третьем этаже общинного здания при Хоральной синагоге после пожара расположился молитвенный дом «Бет-Гамидраш».

Городская еврейская больница была учреждена в 1854 г., перед революцией она располагалась по ул. Петропавловской. На втором этаже был молитвенный дом из двух комнат, флигель занимала богадельня на 12 коек. Объединенная Талмуд-Тора действовала в арендуемом здании по ул. Госпитальной, сейчас в нем находятся учебные аудитории Симферопольского университета. Кстати, до 1910 г. в городе было три Талмуд-Торы: первая, основанная в 1853 г., вторая, созданная в 1865 г., и «Солдатская», существовавшая с 1901 г. С 1900 г. при синагоге «Нер-Томид» действовал хедер, а в справочной книге по Симферополю за 1911 г. отмечено существование семи частных хедеров. Симферопольское начальное еврейское училище находилось по ул. Жуковской, по ул. Менделеева действовало бесплатное женское профессиональное еврейское училище, существовал ряд частных учебных заведений.

О развитой благотворительности свидетельствует еврейский сиротский дом им. Ковлер. С конца XIX в. действовало Общество пособия бедным евреям, содержавшее в общинном здании на территории Хоральной синагоги дешевую столовую для бедных. На третьем этаже этого же дома находилась общественная библиотека-читальня. О работе представителей еврейского просвещения свидетельствует и то, что в Симферополе было отделение литературного общества, обладавшее книгами на иврите, идиш и основных европейских языках. Вообще еврейское просвещение занимало в Крыму довольно прочные позиции и оказывало заметное влияние на крымчакскую общину.

Известно, что выдающийся крымчакский просветитель Исаак Самойлович Кая был выпускником Виленского еврейского учительского института14. Он прекрасно сознавал разницу между евреями-крымчаками и евреями — выходцами из Польши и России, однако ставил духовное и историческое родство выше этнографических различий. Большую роль в здравоохранении Крыма с начала нынешнего столетия играли врачи-евреи, служившие в общественных и частных больницах. Одним из ярких представителей крымской медицины в первой четверти века был Абрам Яковлевич Гидалевич, санитарный врач Симферополя, заведующий заразным отделением городской больницы, член Таврической ученой архивной комиссии, автор многочисленных статей по медицине, а так же по еврейской истории и культуре в Крыму.

Довольно большое количество объектов, свидетельствующих о росте еврейского населения во второй половине XIX — начале нашего века, находилось в Севастополе. Так в 1875 г. было начато, а в 1884 г. завершено строительство Главной синагоги, располагавшейся по ул. Малоофицерской15. В городе был и молитвенный дом на земле, пожертвованной купцом Файнбергом, по ул. Гоголевской. В 1889 г. утвердили устав общества пособия бедным евреям, которое находилось в арендуемом помещении по ул. Нахимова 21. Судя по адрес-календарю Севастопольского градоначальства, в 1911 г. Талмуд-Тора занимала здание в Ремесленном переулке, женское бесплатное училище располагалось в Мучном переулке, частное женское училище А.О. Черкасской — по ул. Адмиралтейской. Точность, с которой составлялся адрес-календарь военного города, позволяет проследить даже месторасположение хедеров. Так, хедер Дакшицкого находился по адресу — Кривая 9, хедер Винникова — по ул. Азовская 44, хедер Фанштейна — по ул. Одесская 17, хедер Темчина — по ул. Одесская 8. Еврейское кладбище располагалось за русским. В 80-е годы прошлого столетия возникло Новое еврейское кладбище, очередное расширение произошло в 1900 г. В годы первой русской революции здесь были похоронены отдельные еврейские семьи, ставшие жертвами «тихих» погромов.

Число евреев в Евпатории было меньшим, но и в этом городе находились две синагоги: Главная (Купеческая) и Ремесленная; они охарактеризованы в статье В.А. Кутайсова в нашем сборнике. С конца прошлого века существовало общество пособия бедным евреям, действовала Талмуд-Тора и частные еврейские училища. Впрочем, на фоне богатой, большой и хорошо образованной караимской общины, занимавшей особое место в городской жизни чуть ли не со времен турецкого владычества, общины из евреев ашкеназского толка выглядели весьма скромно.

Еще меньше известно об еврейской общине Ялты. Однако документы свидетельствуют о том, что ялтинская синагога существовала к 1900 г. уже 75 лет16, а земля под нее была подарена еврейской общине графом Мордвиновым. Находилась она недалеко от собора Иоанна Златоуста, близ гостиницы «Гранд-Отель».

В восточной части Крыма крупные еврейские общины существовали в двух городах — Керчи и Феодосии. В бурно развивавшейся Керчи ко времени начала Первой мировой войны, помимо двух уже названных синагог — Солдатской и Еникальской, действовали еще три.

Новая синагога располагалась по улице Строгановской 19; по этому же адресу находилась Талмуд-Тора и библиотека-читальня. Новая синагога была центром духовной жизни керченских евреев. Исключительно интересна Старая синагога; она находилась на горе Митридат, по Первому Митридатскому переулку, к зданию вел выложенный ступенями подъем17. Здание полутораэтажное, раньше наверху находилась галерея. Было еще одно здание, использовавшееся в зимнее время. Если учесть, что Новая синагога была построена в 70-е гг. прошлого века, то Старая, на наш взгляд, может быть отнесена к середине, а возможно даже к первой половине прошлого столетия. По оформлению интерьера ей близка Ремесленная синагога, находившаяся по ул. Михайловская 8. С 1902 г. при синагоге ремесленников какое-то время действовала библиотека-читальня18. Обществом пособия бедным евреям, основанным 1 июня 1898 г., содержалась профессиональная школа для девочек по ул. Николаевской. Существовало частное училище С.И. Рабиновича, которое в 1916 г. располагалось по ул. Садовой в доме Лазарева19. В 1904 г. в городе действовали четыре хедера.

В Феодосии евреев было меньше, соответственно, — меньше и культовых зданий. В первую очередь, необходимо назвать Староеврейскую синагогу, долгое время принадлежавшую крымчакской общине, а затем, не без конфликта, перешедшую к русским и польским евреям20. Она была разрушена во время Второй мировой войны. Это было одно из старейших иудейских культовых зданий в Восточной Европе, построенное не позднее того времени, когда древняя Кафа стала центром генуэзских колоний в Северном Причерноморье. Большая Хоральная синагога располагалась по ул. Лазаретной и представляла собой прекрасное двухэтажное здание новой постройки со двором21. Трагедия, произошедшая здесь в годы первой русской революции, делает его одним из важнейших памятников еврейской истории в Крыму. Молитвенный дом в бывшем домовладении М.С. Розенталя22 существовал по ул. Католической. С XIX в. в городе функционировала Талмуд-Тора, действовало общее-тво пособия бедным евреям. В начале столетия возникла частная еврейская школа Абрамович.

Активизация еврейской общественной жизни происходила и в мелких городах. Например, в Армянске, небольшом торговом городе у Перекопского перешейка, существовали синагога и еврейское начальное училище Талмуд-Тора23. Действовало общество пособия бедным евреям. К сожалению, город полностью разрушен при обороне Перекопа в 1941 г., ни одно из общественных зданий не сохранилось. В конце XIX — начале XX вв. еврейские общины возводят синагоги даже в Бахчисарае и Карасу-Базаре (Белогорск). Известно, что в Бахчисарае русские и польские евреи на месте разрушенной синагоги (крымчакской?) построили новую24. В Карасу-Базаре в начале нынешнего столетия уже существовали две польско-еврейские синагоги, располагавшиеся по ул. Садовой в одном дворе.

Время постройки синагоги в Джанкое неизвестно, однако вряд ли это произошло ранее конца XIX — начала XX вв., так как раньше еврейской общины в поселке не было. Даже в январе 1923 г. число членов религиозной общины не превышало 200 человек25. Фасады здания и интерьер были предельно простыми. Сам же дом размером 17x11 м, высотой 6,4 м имел отдельный ярус для женщин. Во дворе находилась ритуальная миквэ с артезианским колодцем. Необходимо заметить, что в религиозную общину входили не только евреи — выходцы из российских губерний, но и крымчаки, не имевшие в Джанкое собственного молитвенного дома26. В 1927 г. синагога, стоявшая по ул. Интернациональной, была капитально отремонтирована. Как правило, ремонты такого рода, произведенные в конце двадцатых годов в культовых зданиях различных конфессий, были вызваны стремлением властей возложить на обедневшие религиозные общины непомерные затраты и заставить отказаться от здания, которое конфисковалось государством. Если эта комбинация не удавалась, использовали откровенно полицейские методы, ликвидируя конфессиональные общины и их культовые центры.

Вероятно, в конце XIX — начале XX века достаточно заметная еврейская община сформировалась в Алуште, скорее всего, в связи с развитием курорта. Ей принадлежала большая синагога, перестроенная в советское время в один из городских кинотеатров.

Интересная группа памятников связана с еврейскими сельскохозяйственными поселениями, созданными в Степном Крыму при поддержке Джойнта. Некоторые из них были коммунами, другие именовались переселенческими участками, сельхозартелями, позднее еврейскими колхозами. В тех селах, где до 1941 г. существовали еврейские колхозы, до сих пор могут сохраняться самые разнообразные строения, возведенные в 20—30 годы. Это наиболее поздние памятники еврейской культуры в Крыму, созданные руками людей, павших жертвами гитлеровского геноцида. Населенные пункты, в которых жили евреи, хорошо известны из различных статистических изданий. Из них можно узнать, что еврейские школы существовали в селах Ротендорф, Ойфленбунг, Хейрус, Алчин, Икор-Сукуркой, Кир-Байлар. И это далеко не полный перечень. Новые колонисты, судя по коротким спискам членов религиозных общин, были в основном людьми мало религиозными.

Собственно синагога существовала лишь в поселке Курман-Кемельчи (Красногвардейск), в 1928 г. она была ликвидирована властями, а ее имущество передано в молитвенный дом поселка Авода, расположенного неподалеку27. Небольшие группы, арендовавшие в качестве молельных домов частные дома владения, существовали до конца двадцатых годов в Джанкойском районе: на 115 и на 71 казенных участках, в деревнях Нейлебен, Хаклай, Ойфленбунг, Фрайдорф. Очевидно, этими объектами может быть завершен перечень культовых зданий.

В ряде городов Крыма: в Симферополе, Евпатории, Керчи, Феодосии и других, известны еврейские кладбища. Почти все они застроены, надгробия утрачены. Сохранилось новое кладбище в Симферополе и кладбище в Евпатории, однако и они не избежали утрат, значительные участки территории разрушены при строительных работах. Это еще одна сторона недавнего прошлого, когда кощунство по отношению к мертвым всех народов и вер было нормой жизни.

Огромный интерес для этнографов представляли бы бытовые вещи, сохраняющиеся в семьях из поколения в поколение. Однако многократные миграции населения, дореволюционные погромы, Гражданская война и гитлеровский геноцид привели к полной унификации быта, не позволяющей, например, отличить сегодня потомков галицийских евреев от выходцев из Литвы. То же можно сказать о культовых принадлежностях: в еврейских семьях их почти не осталось.

Несколько иная судьба у предметов и книг, находившихся в синагогах. Уже при первой попытке ликвидации синагог в начале двадцатых годов у многих общин были изъяты вещи из драгоценных металлов. Вот так выглядит список изделий, находившихся в старой феодосийской синагоге: корона Торы — 1 фунт серебра, четыре скрижали — 4 фунта серебра, бокал — 1 фунт серебра, две указки — 2 фунта серебра28. Некоторые изделия исчезли навсегда в государственных хранилищах, кое-что было возвращено. С конца 1920-х гг. коммунисты уже не отступали. Здания синагог передавались новым пользователям. Часть предметов и книг была передана в крымские музеи. В наши дни такие коллекции сохранились в Крымском республиканском краеведческом музее, Евпаторийском краеведческом музее, Феодосийском краеведческом музее, Бахчисарайском историко-культурном музее-заповеднике. Возможно, есть они в Ялте и Керчи.

Таков далеко не полный, но пока единственный обзор материальных памятников еврейской культуры в Крыму. Новому поколению профессиональных исследователей предстоит создать выразительное полотно истории еврейской жизни в Крыму на протяжении двух тысяч лет.

Примечания

1. КБН. №№ 70-73.

2. Там же. № 70.

3. Там же. № 71.

4. Античные государства Северного Причерноморья. М., 1984. Таб XXVII

5. КБН. № 722.

6. Там же. С. 430, прим.

7. Там же. С. 736, 743.

8. Соломоник Э. И. Новая находка в Крыму плиты с изображением меноры // Вестник Еврейского университета в Москве. 1994 № 2(6).

9. См. Ачкинази И.В. К вопросу о этногенезе крымчаков в советской историографии // МАИЭТ. Вып. 1 Симферополь, 1990; Ачкинази И. В. Крымчаки. Историографический обзор по публикациям XIX — начала XX в. // МАИЭТ. Вып П. Симферополь, 1991.

10. Филоненко В. И. Крымчакские этюды//. — 1972. T. XXXV. — 1.

11. См. Фарфель И. Г Древняя еврейская синагога, найденная в городе Феодосии Феодосия, 1918.

12. Полонский Д. Исторический очерк Севастопольской еврейской общины по случаю 25-летия Севастопольской гла ной синагоги. — Севастополь, 1909. — С.9

13. Там же. С. 57 и сл.

14. Ачкинази И. В. Крымчаки. С. 176.

15. Полонский Д. Исторический очерк... С. 14 и сл.

16. ЦГАК. Ф. 27. Оп. 13. ед. хр. 2976. Л. 75.

17. Памятная книжка Керчь-Еникальского градоночальства. Керчь, 1907 С. 90

18. ЦГАК. Ф. Р-663. Оп. 17. Ед. хр. 542. Л. 16.

19. Памятная книжка Керчь — Еникальского градоночальства. Керчь, 1916. С. 46.

20. См. Фарфель И. Г. Древняя еврейская синагога...

21. ЦГАК. Ф. Р-663. Оп. 10. Ед. хр. 20. Л. 22-25.

22. ЦГАК. Ф. Р-663. Оп. 10. Ед. хр. 726. Л.2.

23. Памятная книжка Таврической губернии. Симферополь, 1917. С. 189

24. Фарфель И. Г. Древняя еврейская синагога... С. 10.

25. ЦГАК. Ф. Р-663. Оп.Ю. Ед. хр. 54. Л. 15.

26. Там же.

27. ЦГАК. Ф. Р-663. Оп.Ю. Ед. хр. 21. Л. 18.

28. ЦГАК. Ф. Р-663. Оп.Ю. Ед. хр. 210. Л. 12.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь