Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

На правах рекламы:

видеодомофоны цветные с записью http://www.domofoni.su/videodomofony.html купить домофон в Москве!

• Виртуальный телефон Омска купить прямой виртуальный номер телефона omsk.sipout.net.

Главная страница » Библиотека » Э.И. Соломоник. «Евреи Крыма. Очерки истории» » A. Г. Герцен, Ю.М. Могаричев. «Чуфут-Кале — иудейская крепость»

A. Г. Герцен, Ю.М. Могаричев. «Чуфут-Кале — иудейская крепость»

На юго-восточной окраине Бахчисарая возвышается скалистый отрог, окруженный с трех сторон отвесными обрывами высотой до 50 м. На его вершине находятся руины города-крепости, известной под названием Чуфут-Кале, в переводе с крымско-татарского языка — «Иудейская крепость».

Территория городища разделяется на три части. Большая по площади незастроенная часть плато — Бурунчак (в переводе с татарского «мысок») — 36 га, Старый город (7 га), отделенный от пустыря невысокой оградой, и Новый город (3 га), раскинувшийся между Средней и Восточной оборонительными стенами.

Рядом с Чуфут-Кале находится еще ряд непосредственно связанных с ним памятников. На юго-западном склоне — раннесредневековый (VI—X вв.) могильник, принадлежащий гото-аланскому населению. В обрыве противоположного склона ущелья, к югу от городища — христианский пещерный Успенский монастырь (XV — нач. XX вв.), мусульманское кладбище (XIV—XV вв.), а к юго-востоку от городища в Иосафатовой долине — обширный некрополь иудейской общины Чуфут-Кале.

Впервые археологические исследования Чуфут-Кале были предприняты в 1853 г. известным русским археологом А.С. Уваровым1. В 20-х гг. XX вв. здесь работала экспедиция, изучавшая мусульманские памятники2. В 50-х — начале 60-х гг. большие работы на Чуфут-Кале были предприняты под руководством Е.В. Веймарна3. С 1950 по 1961 гг. В.В. Кропоткиным исследовался уже упоминавшийся раннесредневековый могильник под юго-западным склоном городища4. В 70-х гт. небольшие работы на Чуфут-Кале проводил М.Я. Чореф5, а в 1983 и 1987 — 1988 гг. городище исследовали авторы данной статьи6.

Во многовековой истории Чуфут-Кале выделяется несколько периодов: докрепостной, византийский, аланский, золотоордынский, крымско-татарский и иудейский.

Плато было заселено человеком еще в неолите (не менее 7 тысяч лет назад). В первой половине 1 тысячелетия до н. э. здесь появляются носители кизил-кобинской культуры, которых некоторые исследователи считают таврами7. Вероятно, плато служило убежищем для обитателей неукрепленного кизил-кобинского поселения, исследованного X. И. Крис в 1950-х гг. в ущелье Ашлама-дере к северо-востоку от Чуфут-Кале8. В этой же роли плато использовалось и в позднеантичное время.

В V—VI вв. Византия активно укрепляет старые города и сооружает новые крепости в горных пограничных районах, стремясь остановить усилившийся натиск варваров. В период правления Юстиниана I (527—565 гг.) эта деятельность охватывает и Таврику. По сообщениям Прокопия Кесарийского в Боспоре и Херсоне ремонтируются городские стены, а на южном берегу Крыма появляются крепости Алустон и в Горзувитах9. В горной области союзниками-федератами империи были готы и аланы, для их защиты и организации возводятся «длинные стены», перекрывавшие горные проходы10. Однако во второй половине VI в. в связи с усилившимся натиском варваров пришлось усиливать систему защиты — строить крепости в горах. Возводились они под руководством византийских инженеров силами местного населения. Гарнизоны также, очевидно, состояли из местных жителей, что было обычным для византийской периферии. В числе этих крепостей известны Мангуп, Эски-Кермен, Каламита, Тепе-Кермен и, вероятно, Чуфут-Кале. Это подтверждают и данные новейших исследований11, хотя имеются и другие точки зрения: строительство крепостных сооружений здесь датировали и IX в.12 и X—XI вв.13, и XII14.

К числу раннесредневековых памятников городища относятся средняя оборонительная стена, оборонительные пещерные сооружения и могильник в Марьям-дере.

Средняя оборонительная стена пересекает плато в самом узком месте. До XIV—XV вв. она была внешним оборонительным рубежом. Стена состоит из двух куртин длиной по 60 м каждая. В месте их соединения расположен воротный поезд, перекрытый циркульной аркой. Когда-то он закрывался двустворчатыми воротами. Лицевой и внутренний панцири складывались из блоков местного известняка. Между панцирями закладывался ломаный камень, бут, заливавшийся глиняным раствором. Первоначальная толщина стены достигала 4,5—5 м, высота 7—8 м. Стена имела зубчатый парапет15. Северная куртина была защищена системой из трех рвов, шириной около 4 м и глубиной до 2 м каждый.

В оборонительную систему входили также пещерные сооружения, располагавшиеся в легкодоступных расселинах. В них укрывались часовые, охранявшие стены16.

Аланский период в истории Чуфут-Кале (IX — середина XIV вв.) можно определить как «темные века». Археологические материалы этого времени очень скудны. В письменных источниках сообщения о крепости появляются только в конце XIII в.17. Тогда она именовалась Кырк-Ор, что в тюркских языках означает «сорок укреплений». Возможно, это калька с иранского или греческого топонима18. Мусульманские авторы сообщают, что поселение находится в стране алан и служит их главной крепостью19. С конца XIII в. крепость начинает подвергаться нападению золотоордынцев20, а в середине XIV в., во время правления хана Джанибека, была захвачена татарами. С этого времени и до середины XV в. Кырк-Ор становится центром золотоордынского бейлика (княжества) сыгравшего впоследствии важную роль в образовании Крымского ханства. От золотоордынского периода на городище сохранились: дюрбе (мавзолей) Джанике-ханым и остатки мечети. Дюрбе воздвигнуто над могилой дочери золотоордынского хана Тохтамыша, скончавшейся в 1437 г.21. Центральная купольная восьмиугольная в плане постройка с южной стороны имеет портал из двух выступающих пилонов, перекрытых полуциркульной аркой.

Погребение в дюрбе датируется 1437 г., однако все архитектурные аналоги и данные исторической ситуации позволяют думать, что дюрбе построено в начале XV в., во время правления крымского хана Менгли-Гирея, сына Хаджи-Гирея.

Мечеть Кырк-Ора была построена в 1346 г., однако в 1455 г., уже в правление первого крымского хана Хаджи-Гирея, она была существенно перестроена. Здание мечети четырехугольное в плане, 13,8x10,6 м по наружному обводу. Кладка была бутовой с использованием тесаного камня. Вход с запада. Слева от него находился минарет. Внутренний объем здания делился на три части рядами колон со сталактитовыми капителями, поддерживающими купольное перекрытие.

Кырк-Ор как хорошо укрепленная крепость, расположенная внутри горной части полуострова, становится опорой Хаджи-Гирея в борьбе с Золотой ордой, а после создания независимого от нее Крымского ханства и первой его столицей. В этот период, кроме постройки мечети, ханы ведут и крепостное строительство, выразившееся в усилении существующих оборонительных стен и создании новых на месте более древних. Так, толщина Средней оборонительной стены была увеличена до 10 м22.

Перед этой стеной возникает торгово-ремесленный посад, где поселяются иудейская и армянская общины. Не исключено, что отдельные их представители могли поселиться в Кырк-Оре и раньше, Жители города, независимо от этноконфессиональной принадлежности, получили от первых ханов значительные привилегии: освобождение от отдельных налогов, податей, воинского постоя23.

Усиление Крымского ханства в начале XVI в. способствовало перенесению ханской ставки из Кырк-Ора в соседнюю долину реки Чурук-су, где зарождается новый город, Бахчисарай. Вслед за ханами крепость покидает и большинство мусульманского населения, и здесь остаются в основном только иудеи и армяне. Причем иудейская община составляет большинство населения крепости, что отразилось в появлении нового названия «Чуфут-Кале» — «Жидовская крепость». «Чуфут» — презрительное название евреев у татар. Впервые это название появляется в ярлыке хана Батыр-Гирея в 1612 г.24. После ухода христиан из Крыма в 1774 г. Чуфут-Кале покидают и армяне и в крепости остаются одни иудеи.

Иудейская община оставила значительный след в истории города, как с точки зрения материальных памятников, так и по количеству сведений в письменных источниках.

Первое упоминание о ней встречается в ярлыке Хаджи-Гирея, выданном жителям Кырк-Ора в 1459 г. Среди получивших привилегии наряду с мусульманами и христианами перечисляются иудеи25. Затем они упоминаются в подобном же ярлыке Менгли-Гирея в 1468 г., причем сообщается и имя главы общины — Учителя Ягуды26. Вероятно, появление здесь иудеев связано с попыткой Хаджи-Гирея превратить Кырк-Ор в крупный центр ремесла и торговли. Неясно, какого конфессионального направления придерживались иудеи Чуфут-Кале в XV в. Если во второй половине XVIII—XIX вв. все источники упоминают здесь караимов, то в более раннее время они говорят лишь об иудеях, не разделяя их по течениям. На кладбище в Иосафатовой долине наряду с караимскими есть и типично раббанитские надгробия. Вероятно, караимы и раббаниты какое-то время совместно обитали в городе, а впоследствии, в XVIII в. раббанитская община переселилась в другое место.

По всей видимости, до середины XVII в. иудейская община проживала в основном на территории Нового города. В Старом городе до этого времени, видимо был размещен небольшой татарский гарнизон. Судя по ярлыку 1608 г., начальником крепости и судьей еще были мусульмане27. Однако турецкий путешественник и дипломат Эвлия Челеби посетивший Чуфут-Кале в 1665 г., сообщает, что «даже комендант замха, команда крепости, стража и привратники — все это евреи»28.

Далее он отмечает: «Воистину, ни в одной стране нет подобной независимой еврейской крепости. Все еврейские собственники лавок и очень уважаемые и почитаемые крымские купцы из Бахчисарая живут в этом Чуфуткалеси и замке Мангуб. Ежедневно утром спускаются они с горы и через час дороги прибывают к своим лавкам в Бахчисарае»29. Интересно, что только при описании Мангупа Челеби особо указывает на проживание там караимов.

Отношение иудейской общины Чуфут-Кале с татарской администрацией было неоднозначным: в XVII—XVIII вв. иудеям не разрешали на ночь оставаться в столице. При всей заинтересованности ханов в близком соседстве трудолюбивой, искусной в ремеслах общины, определенные дискриминационные меры против нее все же принимались. Особенно усилились притеснения в правление последнего крымского хана Шагин-Гирея30.

Традиционным занятием для караимов были выделка кож, ювелирное дело и другие ремесла. Занятия ремеслом дополнялись земледелием, пчеловодством, садоводством31. Широкой была коммерческая деятельность: караимы держали солеварни и вели обширную торговлю солью. Торговля давала жителям Чуфут-Кале то, что они сами не производили, в том числе и сырье для ремесел.

Эвлия Челеби упоминает на Чуфут-Кале 530 домов32., следовательно, численность населения составляла около 3000—3500 человек. В 1769 г. немецкий купец Клееман насчитывает на плато 120 домов33, такое же количество усадеб упоминает и Тунманн34. Со второй половины XVIII в. источники фиксируют увеличение общины. Ж. Ромм в 1786 г. упоминает 200 домов, указывая, что население составляет 1200 человек35, ту же цифру называет и П.С. Паллас36, П.И. Сумароков в 1799 г. отмечает 227 домов37.

После присоединения Крыма к России в 1783 г. дискриминационные меры против караимской общины были упразднены и жители постепенно начинают покидать Чуфут-Кале, центр караимов переходит в Евпаторию: к началу XX в. городище было практически необитаемым.

От иудейского периода на Чуфут-Кале сохранилось довольно много памятников. Среди оборонительных сооружений выделяется Восточная оборонительная стена, построенная, по данным раскопок авторов данной статьи, в начале XVI в. Она оградила территорию посада, сформировавшегося к этому времени. Стена состоит из трех куртин, сложенных из ломанного камня на известковом растворе, и двух башен, в одной из которых (Биюк-капу — «большие ворота») расположен воротный проем. Укрепление пережило несколько строительных периодов. От первоначальной стены сохранились лишь северная куртина, остальные были сильно изменены или, как южная, полностью перестроены в XVIII в. К северу от ворот перед стеной были вырублены два рва. Главный, внешний ров, начинается у дороги и поднимается к северу, имеет глубину до 9 м при ширине 5 м.

Культовые сооружения иудейского периода представлены двумя кенасами. До начала XX в. молельные дома караимов именовались синагогами. Название кенаса впервые зафиксировано в литературе в 1910 г.38.

Кенасы находятся во дворике за глухим каменным забором. С улицы, носящей условное название Кенасской, во дворик ведет калитка с порогом из мраморной плиты. Входящий оказывается перед двумя кенасами, представляющими в плане прямоугольные каменные здания под двускатной черепичной кровлей. Большая кенаса выстроена более тщательно и монументально. Вход в нее акцентирован каменной аркадой, поддерживающей навес и образующей веранду перед дверным проемом. О времени сооружения этой кенасы высказывались различные предположения. Традиционная дата — XIV в., исходящая из устной караимской традиции, вызывает сомнения. Постройка в дошедшем до нас виде имеет выразительные черты зодчества XVII в.

Малая кенаса скромнее и проще первой, построена она в конце XVIII в., когда мангупская караимская община покинула пришедший в упадок город и частью перебралась в Чуфут-Кале. Материалы и оборудование для этой кенасы были вывезены с Мангупа39. Перед большой кенасой стоит каменный резервуар для воды с небольшим сливным отверстием. Вероятно, это остатки миквы.

Об убранстве кенас можно судить со слов путешественника конца XVIII — начала XIX в. П. Сумарокова: «Синагога в Дчуфут-Кале хорошо сооружена. Украшение ее состоит в нескольких серебряных паникадилах, лампадах, коврах и Библии, хранимой в бархатном ковчеге с богатыми приборами»40. По своему внутреннему устройству кенасы Чуфут-Кале не отличаются от других иудейских молелен.

Дома жителей Чуфут-Кале того же типа, что у других народов Крыма. Большей частью они были двухэтажными с балкончиками (софа), окнами во двор. Перекрытие было стропильным, кровли черепичные. Комнаты отапливались печами — тандырами, устроенными в земле, или переносными жаровнями, верхний этаж был жилым, а в нижнем располагались конюшня и хлев41. Заборы домов были совершенно глухими и только «изредка попадались в стене крохотное окошечко с решеткою, крылечко в несколько ступеней»42.

К настоящему времени на Чуфут-Кале полностью сохранился лишь один дом, где в XIX в. жил известный караимский собиратель древних текстов А.С. Фиркович.

В лучшем состоянии находятся искусственные пещеры иудейского периода Чуфут-Кале. К настоящему времени в Новом городе известно 44 помещения этого времени. От более ранних они отличаются хорошо выраженными углами. Посредине большинства из них можно увидеть монолитные подпорные столбы, прямоугольные или квадратные в поперечном сечении. Это были преимущественно хозяйственные помещения43, некоторые использовались как жилища для беднейших горожан44.

Самым примечательным памятником иудейского Чуфут-Кале несомненно является кладбище в Иосафатовой долине. Оно расположено на двух весьма крутых склонах долины, его территория вытянута с запада на восток. До сих пор не установлено точное количество надгробий, по приблизительным оценкам их не менее 5 тысяч. Как показали раскопки, проводившиеся здесь в прошлом веке, многие надгробия ныне скрыты землей.

Когда-то Иосафатова долина была почитаемым местом погребения, куда привозили умерших даже из других городов. В долине росли вековые дубы, которые, видимо, дали кладбищу второе название: «Балта-тиймез», то есть «топор не коснется». Этим деревьям поклонялись, во время засух возле них произносились молитвы. Сегодня еще можно видеть до десятка древних дубов, в основном же территория кладбища почти полностью заросла кустарником и молодым лесом.

Разнообразны формы надгробий: прямоугольные плиты, домикообразные и гробообразные. Среди них есть кенотафы. Эпитафии на памятниках выполнены в подавляющем большинстве на иврите, хотя есть и на караимском, но еврейскими буквами. Надгробия конца прошлого — начала нынешнего века, как правило, имеют двуязычные надписи, на русском и иврите.

На некоторых надгробиях можно увидеть разнообразные символы. Среди них концентрические окружности — солярные знаки, дошедшие со времен язычества. Они типичны как для оседлых, так и для кочевых племен Востока и практически не претерпели с тех пор изменений. Кипарисы (символ скорби) и розетки (символ торжества и радости жизни) отражают малоазийские корни культовой обрядности. Некоторые надмогильные памятники в виде прямоугольных стел с полусферическим экраном напоминают армянские хачкары (напомним, что в Чуфут-Кале была армянская община). Есть еврейские надгробия типа распространенных в Западной Ев-ропе в XV-XVIII вв. Нередко можно увидеть на могильных плитах признаки культовых традиций европейских иудейских общин: каббалистические многогранники, заключенные в окружность, хасидскую систему расположения эпитафий, ориентировку надгробий. Особенно показательны памятники, резко выделяющиеся по архитектурному решению и орнаментальным мотивам, южная ориентация которых указывает на принадлежность иному погребальному обряду, нежели караимский. В эпитафиях часто приводятся краткие цитаты из Танаха.

Погребальный обряд караимов, известный по эпиграфическим данным, был единым для всех социальных и имущественных групп. Покойника обертывали в белый саван и укладывали в деревянный гроб, затем погребальное шествие при пении заупокойной молитвы направлялось к могиле, выкапывавшейся обычно на глубину до 1 м. Семь недель продолжался траур по усопшему, для ближайших родственников его продлевали до года.

Название местности, где находится кладбище — Иосафатова долина, — упоминается путешественниками с конца XVIII в45. По преданию, оно появилось в память о семье, вышедшей из Иерусалима, проживавшей на Чуфут-Кале и похороненной на этом кладбище46. Необходимо заметить, что, по указанию многих очевидцев, обе Иосафатовы долины удивительно внешне похожи друг на друга. Причем жители Чуфут-Кале делали все, чтобы это внешнее сходство всячески поддерживать.

Если верхняя хронологическая граница существования кладбища устанавливается без особых проблем — вторая половина XIX в., а последние захоронения — 50-е гг. XX вв., то проблема времени возникновения некрополя стоит очень остро. А.С. Фиркович, впервые опубликовавший надгробные надписи Чуфут-Кале47, находил там эпитафии первого века н. э. Однако, как известно, ранние эпитафии коллекции Фирковича были подвергнуты сомнению, а сам он обвинен в их подделке48. Причем даже Д.А. Хвольсон, обычно защищавший А.С. Фирковича, был также вынужден признать факт фальсификации49. В современной научной литературе вопрос о подделке А.С. Фирковича решен однозначно50.

Однако это не снимает вопрос о времени появления кладбища. Оно археологически не исследовалось, не проводилось и серьезной работы по систематизации и установлению истиной даты большинства памятников.

Еще более остро стоит вопрос о сохранении этого уникального собрания культурных ценностей. Работы в этом направлении требуют объединения усилий исследователей различных специальностей и сотрудничества крупнейших мировых научно-исследовательских центров, занимающихся проблемами иудаизма.

Примечания

1. Целров А. С. Материалы для биографии и статьи по теории археологии. М., 1910. Т. 3. С. 14-15.

2. Акчокраклы О. Новое из истории Чуфут-Кале // Известия Таврического общества истории археологии и этнографии. Симферополь, 1928. Т. 2. Богданинский У. А., Засыпкин Б. Н. Чуфут-Кале // Известия Таврического общества истории археологии и этнографии. Симферополь, 1929. Т. 3.

3. Веймарн Е. В. О двух неясных вопросах средневековья юго-западного Крыма// Археологические исследования средневекового Крыма. Киев, 1969.

4. Кропоткин В. В. Из истории средневекового Крыма // Советская археология. 1958. №. 28. Кропоткин В. В. Могильник Чуфут-Кале в Крыму // Краткие сообщения института археологии АН СССР, 1965. №. 100.

5. Чореф М. Я. Работы на Чуфут-Кале // Археологические открытия 1973 г. M., 1974.

6. Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Крепость драгоценностей. Симферополь, 1993.

7. Ильинская В. А., Треножкин А. И. Кизил-кобинская культура // Археология Украинской ССР. Киев, 1986. Т. 2.

8. Крис X. И. Поселение кизил-кобинской культуры в балке Ашлама-дере // История и археология древнего Крыма. Киев, 1957.

9. Прокопий Кесарийский. О постройках // Вестник древней истории, 1939. № 4 С. 249.

10. Там же.

11. Герцен А. Г., Могаричев Ю. М. Методика выделения раннесредневековых пещерных сооружений горного Крыма // Советская археология. 1991. № 2. Могаричев Ю. М. Ранние оборонительные пещерные сооружения Чуфут-Кале / / Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1991. № 2.

12. Белый А. В. К вопросу о датировке «средней» оборонительной стены в Чуфут-Кале // Византийский временник. 1990. №. 51. С. 210.

13. Веймарн Е.В. О двух неясных вопросах средневековья юго-западного Крыма // Археологические исследования средневекового Крыма. Киев, 1969. С. 74.

14. Талис Д. Л. Оборонительные сооружения юго-западной Таврики как исторический источник // Исторические исследования на юге Восточной Европы M 1974. С. 111.

15. Бертье-Делагард А. Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде // Известия Таврической ученой архивной комиссии. Симферополь. 1920. № 57.

16. Могаричев Ю. М. Ранние оборонительные пещерные сооружения Чуфут-Кале.

17. Гизенгаузен В. Г. Материалы, относящиеся к истории Золотой Орды. СПб 1884. Т. 1. С. 112.

18. Гаркави А. Я. О происхождении некоторых географических названий местностей на Таврическом полуострове // Известия Русского географического общества. 1875. Т. 2. С. 5-7.

19. Бертье-Делагард А. Л. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде С. 106.

20. Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. С. 112.

21. Акчокраклы О. Новое из истории Чуфут-Кале. С. 163.

22. Веймарн Е. В. О двух неясных вопросах средневековья юго-западного Крыма. С. 57.

23. Смирнов В. Д. Татаро-Ханские ярлыки // Известия Таврической ученой архивной комиссии. 1918. № 54. С. 8-11.

24. Дашков Ф. Ф. Архивные данные о бейликах в Крымском ханстве // Труды VI Археологического съезда в Одессе. Одесса, 1889. Т. 4.

25. Смирнов В. Д. Татаро-Ханские ярлыки С. 8—9.

26. Там же. С. 19.

27. Фиркович 3. А. Сборник старинных грамот и узаконений Российской империи касательно прав и состояния русскоподданых караимов. СПб., 1890. С. 62—66.

28. Kseiga podrozy Ewliji Czelebiego (Wybor) Warszawa, 1969. V. 266.

29. Там же.

30. Рабби-Азарья. События, случившиеся в Крыму в царствование Шагин-Гирей-хана // Временник Московского общества истории и древностей Российских. 1856. Кн. 24. С. 101-134.

31. Шапшал С. Караимы и Чуфут-Кале в Крыму. СПб., 1896. С. 26.

32. Kseiga podrozy Ewliji Czelebiego V. 265—268.

33. Клееман. Путешествие из Вены в Белград и Новую Килию, тако ж в земли буджатских и тагайских татар и во весь Крым. Спб., 1783. С. 105.

34. Тунманн. Крымское ханство. Симферополь, 1991. С. 32.

35. Ромм Ж. Путешествие в Крым в 1786 г. Л., 1941. С. 70.

36. Путешествие по Крыму академика Палласа в 1873—1894 гг. // Записки Одесского общества истории древностей. Одесса, 1881. Т. 12.

37. Сумароков П. Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 г. М., 1800. С. 140-141.

38. Караимская жизнь. (М.). 1911. № 1. С. 109.

39. Леви-Бобович Т. Е. Очерк возникновения караимизма. Севастополь, 1913. С. 39.

40. Сумароков П. Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 г. С. 144.

41. Шапшал С. Караимы и Чуфут-Кале в Крыму С. 21.

42. Там же.

43. Фиркович М. Я. Старинный караимский городок Калэ. Вильна, 1907. С. 21.

44. Бертье-Делагард А. Л. С. 120.

45. Путешествие по Крыму академика Палласа С. 486.

46. Бейм С. Память о Чуфут-Кале СПб., 1862. С. 41.

47. Фиркович А. С. Сефер Авнэ-Зиккарон. Вильно, 1872 (на иврите).

48. Harkavy A. J. Altjudische Denkmaler ans dem Krim. St. Petersduig, 1876; Гаркави А. Я. Караимы // Еврейская энциклопедия. M., 1911. T. 71; Куник А. Тохтамыш и Фиркович. По поводу спора о двух искаженных еврейских надписях и двух вымышленных летоисчислениях. СПб., 1876.

49. Хвольсон Д. А. Сборник еврейских надписей из Крыма. СПб., 1884. С. 6—7.

50. Чесноков В. И. Правительственная политика и историческая наука в России 60-70 гг. XIX века. Воронеж, 1989. С. 24.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь