Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Главная страница » Библиотека » Э.И. Соломоник. «Евреи Крыма. Очерки истории» » Э.И. Соломоник. «Древнейшие еврейские поселения и общины в Крыму»

Э.И. Соломоник. «Древнейшие еврейские поселения и общины в Крыму»

Античная колонизация Крыма относится к VI—V вв. до н. э., когда выходцы из Милета, Гераклеи Понтийской и других центров Малой Азии основали поселения на Керченском полуострове, в Херсонесе и Керкинитиде, выросшие затем в крупные города и государства. Они не порывали связи со своими метрополиями, Грецией и Римом.

После разрушения первого Иерусалимского Храма вавилонянами началась еврейская диаспора. В эпоху эллинизма большие массы евреев переселились в Малую Азию, где сравнительно быстро адаптировались, усвоив греческий язык и заимствуя одежду и некоторые обычаи. Об этом писал историк и философ Филон Александрийский (I в. до н. э. — I в. н. э.) и его современники: географ Страбон и еврейский историк Иосиф Флавий. По их сообщениям, евреи проживали почти во всех городах, а также сельских поселениях Малой Азии.

Эти сообщения письменных источников подтверждают археологические и эпиграфические находки, преимущественно каменные надгробия с изображением меноры (семисвечника) и других символов и надписями на греческом, латинском и еврейском языках1. Аналогичные памятники из Малой Азии и иных мест приведены Фреем в Корпусе иудейских надписей2. Кроме главного символа — меноры, здесь отмечены схематичное изображение пальмовой ветви (лулав)3 и целая группа надгробий, где рядом с менорой Помещены изогнутый рог (шофар) и пальмовая ветвь4.

Поскольку эти еврейские символы, восходящие к глубокой древности, известны и в Крыму, сразу следует сказать об их значении. Менора в форме симметричного семиствольного дерева толкуется как древо жизни, символ сотворения мира в семь дней (причем средний ствол олицетворяет день отдыха от всех трудов — субботу), семь планет (известных в те времена) и семь небес (вернее, семь слоев неба). Ее считали также символом храма и связывали с библейским изречением: «душа человека — светильник Господа»5. Шофар — символ, связанный с верой в приход Мессии, о котором возвестят трубным гласом6. Лулав символизировал победу, в том числе — и над смертью. Потому изображение пальмовой ветви встречается на стенах иудейских катакомб в Риме и на ряде надгробных плит, в том числе и в Крыму7. Пальмовые ветви носили обычно в процессиях по случаю военных побед и на празднике кущей8. Следует отметить, что символика лулава перешла в античный мир; пальмовой ветвью награждали победителей, а иногда вырезали ее на надгробиях как символ победы над смертью9.

Совершенно очевидно, что евреи проникли в Крым из Малой Азии, а частично, возможно, и с Кавказа, хотя прямых доказательств последнего у нас пока нет. Поэтому небольшие поселения могли появиться в Крыму еще в эллинистический период.

Основная часть еврейских памятников Крыма датируется первыми веками н. э. и найдена на территории Боспорского царства с центром в Пантикапее (Керчи), которое включало также земли по другую сторону Керченского пролива (так называемый Азиатский Боспор) с городами на Таманском полуострове и крупным торговым центром в устье Дона — Танаисом.

Не так давно филологи из Петербурга выявили еврейские имена в надписях Боспора и присоединились к мнению М. Ростовцева о появлении евреев в Крыму при Митридате Евпаторе10. В осторожной и предположительной форме об этом писал Ладислав Згуста11.

Переселившись в Крым из античных городов Малой Азии, евреи продолжали пользоваться уже знакомым им греческим языком, хотя их религиозным языком неизменно оставался иврит.

Поэтому еврейские эпиграфические памятники Крыма также в основном на греческом языке, но встречаются и двуязычные (билингвы).

Наиболее интересную группу среди еврейских надписей Боспора составляют так называемые манумиссии (лат. manumissio) — юридические акты об отпущении рабов на волю под опеку иудейской общины. Четыре из них найдены в столице Боспора — Пантикапее, две, обломанные внизу — в Горгиппии (Анапе), одна — в Фанагории (около Тамани). Они датируются I—II вв. н. э., а самая ранняя из них (фанагорийская) относится к 51 г. н. э.12.

На некоторых еврейских манумиссиях встречаются не еврейские, а, видимо, заимствованные у греков имена, что смущало некоторых исследователей.

Поскольку тексты манумиссий близки между собой по форме и содержанию, приведем перевод полностью сохранившегося греческого текста манумиссии 377 года боспорской эры (80 г. н. э.), вырезанной на мраморной плите и найденной в Керчи в 1832 г. Она хранится в Эрмитаже13.

«В царствование царя Тиберия Юлия Рескупорида, друга цезарей и друга римлян, благочестивого, 377 года, месяца Перития, 12-го числа, я, Хреста, бывшая жена Друза, отпускаю по обету в молельне вскормленника моего Гераклеса на свободу; жить ему — где захочет беспрепятственно, с гарантией от захвата и беспокойства со стороны какого-либо из моих наследников, согласно моему обету, при условии почитания и усердного посещения молельни, с согласия наследников моих Гераклида и Геликониады, под опекой также и иудейской синагоги» (т. е. общины)14.

В другой манумиссии из Пантикапея хозяйка, отпуская своих рабов под опеку иудейской общины, также оговаривает в акте ряд условий: чтобы вольноотпущенники (либертины) не покидали дом до конца ее жизни, а затем заботились об ее могиле и усердно посещали молельню15.

Остановимся также на новой манумиссии, найденной при раскопках Фанагории в 1989 г. и опубликованной Д.И. Даньшиным. Сохранность вырезанной на мраморном блоке надписи из 19 строк сравнительно хорошая; слегка повреждены лишь первые буквы с левого края Д.И. Даньшин приводит греческий текст и его перевод:

«В царствование царя Котиса, 348 года (51 г. н. э.) месяца Ксандика, 1-го числа, Психарион, (а также) Сог (и) Ан — его дети. Кар(иец) Сандан и кар(иец) Аг и Метротим отпущены при молельне, гарантированными от захвата, беспрепятственными (в проживании), при условии усердного посещения и почитания молельни, и стали свободными под опекой общины иудеев.»

Перед именами Сандана и Ага, по мнению автора, указан их этникон — кар(иец), хотя по манумиссии эти лица при освобождении переходили под опеку иудейской общины. Однако в 1993 г. Левинская и Тохтасьев предположили здесь иранские имена местных рабов скифо-сарматского происхождения: Карсандан и Караг16.

Отпущение рабов на волю было общим явлением и диктовалось экономическими и политическими причинами, все большей нерентабельностью рабского труда. Но раба считали вещью, по определению Аристотеля — instrumentum vocale (говорящим инструментом); поэтому, по религиозно-правовым нормам и представлениям, его могли отпустить лишь под опеку общины, которая бы заботилась об его правах и обязанностях. Вольноотпущенник не становился равным свободному гражданину, а оставался под патронатом своего бывшего хозяина и поэтому имел перед ним ряд обязанностей, оговоренных в манумиссии. Часто хозяин получал плату за отпуск раба, завещал следить за своей могилой, и др. Характерно, что почти все вольноотпущенники из указанных манумиссий принадлежали к категории так называемых «воспитанников» (verna), то есть домашних рабов, родившихся и выросших в доме хозяина, а не покупных (часто домашние рабы были детьми рабыни от хозяина). По законам того времени, либертина, нарушившего условия манумиссии, могли вернуть обратно в рабство.

Остается загадкой, почему среди манумиссий Боспора так много еврейских, хотя евреев там проживало сравнительно немного. Быть может, ответ следует искать в Танахе, который свято чтили все члены общины. А там сказано: «Если купишь раба еврея, шесть лет пусть служит он, а в седьмой пусть выйдет на волю даром»17. Заметим попутно, что по древним заповедям даже земле дают отдых через каждые шесть лет, оставляя ее под паром. В Израиле это соблюдается и в настоящее время.

Манумиссии интересны для нас не только как правовые документы своей эпохи (тем более, что они связаны с отпущением рабов на волю), но и в другом отношении, ибо в них официально удостоверяется существование иудейских общин и молелен в ряде городов Боспора, древнейших на территории Крыма, да, пожалуй, и всего бывшего Союза. Хотя здания молелен не сохранились, эти надписи донесли до нас бесспорное историческое свидетельство об их былом существовании, а новые раскопки всегда могут преподнести неожиданный сюрприз. Ведь открыли же в 1981 г. древнюю синагогу на территории Болгарии, построенную в III в. до н. э. Конечно, хотелось бы знать подробнее о жизни и деятельности ранних общин Крыма, но такие сведения до нас не дошли.

Столь же важным источником, свидетельствующим о проживании евреев в городах Боспорского царства, являются остатки кладбищ и надгробные памятники. Еще в 1876 г. в окрестностях Керчи, около Павловской батареи, был раскопан участок еврейского кладбища, где нашли свыше 20 бедных земляных могил, покрытых дикарным камнем, и три обломка известняковых плит с изображением меноры и греческими надписями III—IV вв. н. э.18.

В самой Керчи были найдены два известняковых надгробия: одно с изображением меноры и краткой греческой надписью, содержащей лишь еврейское имя погребенного — Шимон (в греческом тексте Симон), конца II—III вв. н. э.19, другое — с двуязычной греко-еврейской надписью III—IV вв. н. э.20. Перевод греческого текста: «За упокоение Исаакия блаженнейшего. Мир и упокоение». Аналогичный еврейский текст сохранился лишь частично.

В 1912 г. возле Керчи нашли еще один участок еврейского кладбища. В раскопанной могиле, вероятно, IV в. н. э. находилось три плиты с изображениями меноры. Греческая надпись на одной из них гласит: «Здесь покоится Самуил, сын Севера». Первое имя еврейское, второе — римское21.

В первые века нашей эры, в период давно начавшегося кризиса греческой религии с ее многобожием, в Сирии, Египте, Греции, Фракии и Малой Азии получил широкое распространение сложный синкретический культ единого безыменного Бога Высочайшего, проникший и на Боспор. Происхождение его остается спорным, но большинство исследователей (Шюрер, Юомон, Гуденаф, Надель, Левинская) считают, что в своей основе этот культ связан с иудаизмом, но, возможно, включает в себя греческие и фрако-македонские элементы. Религиозные общины (фиасы), почитающие Высочайшего, известны по надписям в Танаисе и Горгиппии I—III в. н. э., кроме того, посвящения Высочайшему вырезаны в начале трех манумиссий из Горгиппии I в. н. э.

Интересна также группа так называемых абрасакс-гемм греко-восточного происхождения первых веков н. э., которые служили магическими амулетами и печатями. Из центра их изготовления в Александрии эти резные камни могли попасть в Крым через Малую Азию и Фракию. Встречаются они и на Боспоре.

На одном амулете из Керчи III в. н. э., поступившем в Эрмитаж в 1931 г., вырезано в овале фантастическое змееногое существо в панцире с головой петуха. В руках у него щит и плеть. На щите надпись из трех греческих букв IAW. На другой стороне надпись: CTOMAXOY и магические значки в виде зигзагов22.

Имя в родительном падеже, видимо, указывает на принадлежность амулета некоему Стомаху. Петух и змея считались символами долголетия и бессмертия, а буквы скрывали имя иудейского Бога, так называемый Тетраграмматон. Они часто встречаются на амулетах, свинцовых табличках и магических папирусах23.

При раскопках Танаиса найдено большое количество амфор с надписями красной краской разного содержания III в. н. э. Среди многочисленных имен на этих амфорах, принадлежавших владельцам сосудов или торговцам, которые привезли в них для продажи свои товары, встречаются наряду с греческими еврейские имена, например, Иуда и Самбатион24.

В сравнительно недавнее время был выявлен еще один пункт еврейской диаспоры в Крыму, кроме Боспора — в Херсонесе (современный Севастополь). Изучение этого материала началось с того, что, рассматривая в лапидарии Херсонесского музея плиты с греческими надписями, я обратила внимание на фрагмент мраморной плиты с остатками сильно поврежденной надписи, изданной В. Латышевым в разделе надгробий. Сведений о времени и месте находки не сохранилось25.

Палеографические особенности надписи позволили уверенно датировать ее II в. н. э. и определить как список имен неизвестного назначения. Начало четвертой строки осталось непонятным издателю, хотя, изменив разбивку слов, там однозначно можно прочесть окончание мужского имени на ДНС и его патронимик (отчество), которым оказалось первое в Херсонесе еврейское имя — Санбатион26.

Згуста, Каянто и другие лингвисты уверены в семитическом происхождении этого имени от названия дня недели «шаббат» (суббота). Заимствованное греками и римлянами, это имя в разных вариантах (Саббатион, Санбатион, Самбатион) получило широкое распространение в Афинах, Риме, греческих городах Малой Азии и Болгарии; встречается оно также на Боспоре и в Ольвии.

Выше мы говорили о заимствовании евреями диаспоры античного времени греческого разговорного языка и некоторых личных имен. Здесь же пример обратного проникновения: еврейского имени в античную среду, причем оно даже вошло в полное имя императора Юстиниана: Flavius Petrus Sabbatius Iustinianus.

В рассматриваемой надписи рядом с еврейским именем Санбатион стоят римские имена: Луций и Арриан. Вопрос об этнической принадлежности носителя этого имени остается открытым. Не исключено, что список имен принадлежал членам какой-то религиозной общины (фиаса), которая поставила надгробный памятник одному из своих сочленов.

В результате археологических раскопок в Херсонесе послевоенного времени впервые были найдены две плиты с изображением меноры — выразительного символа иудейской религии и культуры. Хотя на них нет надписей (это так называемые анэпиграфные памятники), они являются бесспорным знаком проживания евреев на этой территории27.

Одна из этих плит найдена в 1956 г. В. Борисовой на южном участке некрополя, перекрывавшего гончарные мастерские. Могилу № 2 с материалом эллинистического времени перерезал более поздний резервуар, в стенке которого и была вторично использована данная плита. Плита выполнена из местного известняка, низ и боковые стороны оббиты, лицевая сторона обработана грубо; менора вырезана четко, но небрежно. Размеры плиты следующие: ширина 63 см, высота 36,5 см, толщина 7—10 см. Археологический контекст позволяет датировать ее римским временем и, скорее всего, отнести к надгробным.

Вторая плита была найдена Е. Жеребцовым при очередном исследовании и реставрации базилики (открытой в 1935 г.) в 1956—57 гг. Она вынута из нижнего ряда фундамента абсиды базилики, где ее вторично использовали в качестве строительного материала28. Ее размеры: высота 27 см, ширина 33 см, толщина 15—18 см. Плита выполнена из плотного желтого известняка сарматского яруса — местного материала, широко использованного в Херсонесе начиная с эпохи эллинизма. Лицевая и боковые стороны имеют срезы (фаски), придающие блоку законченный вид.

Центральную часть плиты занимает тщательно вырезанная менора на подставке с гладким средним стволом и шестью боковыми с расширяющимися чашечками на концах для свечей. По обе стороны от меноры контурной линией схематично прочерчены: пальмовая ветвь (лулав) и слегка изогнутый рог (шофар), украшенный рядом точек (об аналогиях и значении этих символов см. в начале статьи).

Базилика несколько раз перестраивалась начиная с V в. н. э. Поэтому плиту, вторично использованную в фундаменте ранней базилики, можно скорее всего отнести к римскому или раннесредневековому времени. Поскольку этот памятник также анэпиграфный (без надписи), а условия его находки говорят о вторичном использовании, нельзя уверенно судить о его назначении. Возможно, он являлся надгробным, но, скорее, мог быть использован для украшения внутри29.

При доследовании базилики в 1950-х годах внутри обнаружено множество фрагментов осыпавшейся со стен штукатурки с остатками орнаментальной росписи и беспорядочно разбросанными надписями — граффити, небрежно процарапанными разными лицами на греческом и еврейском языках. Этот уникальный материал хранится в фондах Херсонесского музея и, к сожалению, до сих пор полностью не изучен и не опубликован, главным образом в силу того, что это требует кропотливой совместной работы опытных гебраистов и специалистов по греческой эпиграфике. Такая работа была начата с гебраистами, приглашенными из Петербурга и Москвы, но по ряду независящих причин (кончина одного специалиста и переход на другую работу — второго) не позволили ее завершить.

Выше уже говорилось об использовании евреями в Малой Азии и в Крыму наряду с ивритом греческого языка и письма. Поэтому весьма правдоподобно предположение Е. Жеребцова, что в свое время здание, раскопанное в 1935 г., служило иудейской синагогой.

Это вполне соответствует тому, что среди греческих граффити на штукатурке встречаются еврейские имена: Енох, Иуда, Исайя и даже этникон Иудеи. Кроме того, одно из сокращений можно рассматривать как имя Высочайшего.

Выше говорилось и о широком распространении на Боспоре культа Бога Высочайшего, связанного с иудаизмом. Два фрагмента греческих надписей Херсонеса первых веков, вырезанных на мраморных плитах (в одной из них еще упоминаются священники)30, а также граффити на штукатурке, дают возможность предполагать, что культ Высочайшего проник и в Херсонес.

Раскопки Херсонеса первых веков н. э. выявили хорошо известные и по Боспору абрасакс-геммы, среди которых также встречается изображение змееногого существа в панцире с головой петуха, плетью и щитом и с греческой надписью IAW, обозначающей Тетраграмматон.

Одна из таких гемм из яшмы хранится в Херсонесском музее. Это железный перстень, найденный в 1907 г. в склепе 2158 вместе со светильниками, одноручными горшочками и другим инвентарем III—IV в. н. э. На нижней стороне вырезана греческая надпись: «абрасакс»31.

Другая гемма из яшмы с изображением змееногого существа и надписью IAW — ABЛA на одной стороне, изображением Марса и Венеры и знаков Зодиака — на другой, поступила в Эрмитаж из раскопок Херсонеса в 1908 г. и датируется III в. н. э.32.

Слово «абрасакс» на некоторых геммах до последнего времени оставалось неясным и считалось магическим термином типа «абракадабра» без определенного значения. Однако недавно это слово встретилось на новом папирусе из Оксиринха в тексте заклинания III в. н. э. Там Абрасакс означает имя божества, дающего силу заклятию33. Это согласуется с тем, что центром изготовления абрасакс-гемм был египетский город Александрия, откуда они распространялись по всему античному миру.

На вопрос о проживании в Херсонесе евреев некоторый свет проливает такой источник, как «Жития святых епископов херсонских», в основном используемый в связи с введением в Крыму христианства34. Сказалось и некоторое недоверие историков к этому религиозному источнику, который нельзя тем не менее отбрасывать, хотя и не следует некритически полностью принимать35. Эти «Жития», как и вся агиографическая литература, включает для воздействия на верующих разные чудеса (христианские миссионеры не тонут в воде, не горят в огне и даже могут воскрешать мертвых), но в своей исторической основе они, видимо, восходят к местным хроникам, называют подлинные имена императоров и содержат ценные сведения, часто не известные из других источников, хотя, по мнению В. Латышева, они были написаны позднее, уже в VII в. н. э.

Согласно «Житиям», при Диоклетиане для распространения христианства в Херсонес был послан из Иерусалима некий Василий, но был принят враждебно и убит жителями города, причем в этой борьбе участвовали иудеи, ибо они, как и греки — язычники, не желали принимать христианство. Когда на смену ему прислали новых миссионеров — Евгения, Агафодора и Елпидия, число христиан в городе стало увеличиваться, но «дьявол начал вооружать» против них иудеев и эллинов (их совместные силы, видимо, превосходили пришельцев), и они также были убиты. Наконец, когда при Константине был направлен в Херсонес Капитон, местные евреи также выступали заодно с греками.

Таким образом, можно заключить, что во времена Диоклетиана и Константина евреи в Херсонесе составляли довольно заметную и мощную силу, принимавшую участие вместе с греками в острой религиозной борьбе, — обреченной на поражение, ибо христианство постепенно восторжествовало во всей Римской империи и подчиненных ей городах и селениях. Херсонес не составлял исключения.

Количество памятников еврейской культуры в древнем Крыму сравнительно невелико. Поэтому каждая находка представляет значительный интерес.

Новая плита с изображением меноры была обнаружена в селе Вилино Бахчисарайского района В. Хоменко (ныне покойным) и С. Лейбиным в 1983 г., а затем подробно зафиксирована во время раскопок Горно-Крымской экспедиции 1990 г. (руководитель В. Мыц) и вывезена в Симферополь, где и осмотрена мною36.

Плита из нуммулитового известняка находилась на поверхности раскопанного городища с материалом II—III в. н. э. и потому, скорее всего, может быть датирована этим временем. Она обломана со всех сторон, поверхность грубо обработана. Сохранившиеся размеры: высота 58 см, ширина 54 см, толщина ок. 15 см.

Всю плиту занимает грубо прочерченное и уходящее в облом изображение меноры, высотой 25 см. Но это не обычный семисвечник, а светильник с восемью ветвями и средним утолщенным столбом, который использовали только на праздник Хануки и потому называли ханукальным. Напомним, что этот еврейский праздник был установлен в честь восстания Маккавеев 168 г. до н. э. против правителя Сирии Антиоха IV и их блестящей победы.

В отличие от обычного семисвечника, который изображался на самых различных предметах, в том числе на надгробных плитах, ханукия встречается довольно редко. Однако можно назвать в Крыму

несколько подобных памятников из Пантикапея и Фанагории первых веков н. э.

Отсутствие на этой плите надписи не позволяет определить, почему на ней изображена ханукия. Возможно, она имела отношение к религиозному ритуалу; если же она была надгробной (что более вероятно), то, быть может, была установлена в дни, близкие к празднику Хануки.

В эпоху раннего средневековья история Крыма была тесно связана с Византией, а затем также с Хазарским Каганатом и Киевской Русью.

Уже при Юстиниане (VI в. н. э.) начались притеснения евреев, живших на территории Византийской империи. Им не разрешали служить в армии, государственном управлении и высшей школе, а многие синагоги разрушали. В VII—VIII вв. при Ираклии и Льве II еще больше усилились преследования евреев, заставившие многих из них бежать и переселяться на новые места.

Византийская империя и Арабский халифат в междоусобной борьбе пытались привлечь на свою сторону усилившихся в VIII веке хазар и для этого навязать им каждый свою религию. Однако хазары при правителе Булане предпочли третью религию — иудаизм с целью добиться большей самостоятельности и независимости.

Большая синагога в Кафе (Феодосии), вероятно, была построена при хазарах (известна надпись из этого храма 909 г.), а в XIII в. при генуэзцах, когда евреи вернулись в город, вновь отстроена.

На Тамани было найдено свыше 60 надгробий с еврейскими надписями и изображением меноры и других еврейских символов. Одни из них датируются IV—V вв. н. э. и изданы Д. Хвольсоном37. На одном из них характерные имена: Менахем, сын Амца. Там известно также надгробие с остатками греческой надписи и изображением меноры того же времени, изданное в КБН38. О новых находках на Тамани 14-ти еврейских надгробий сообщил Д. Даньшин, но еще предстоит описать и датировать39.

Поздняя группа таманских памятников с аналогичными изображениями, датируемых VIII—IX вв, могла быть связана с хазарами, принявшими иудейскую религию. Но упомянутые выше ранние надгробия IV—V вв, скорее всего, были оставлены евреями.

Большое скопление иудейских памятников на Тамани при их детальном изучении сможет, вероятно, уточнить многие темные вопросы. Отметим попутно сообщение византийского хрониста Феофана 671 г.: «... в городе Фанагории и его окрестностях около живущих там евреев проживают также и многие другие племена».

В Керчи было найдено в разные годы несколько анэпиграфных памятников, хранящихся в Керченском музее-заповеднике, время и условия находки которых остаются неизвестными. Но сначала скажем о двух надгробиях, имеющих более точные паспорта. Одно и них (инв. К-3191), было найдено в Мелек-Чесменском кургане, издано Ю. Марти в 1913 г. и датировано IV—V в. н. э. На нем изображена менора на подставке, пальмовая ветвь и сильно изогнутый рог. Марти указывает, что среди находок в кургане было много безыменных еврейских надгробий III—IV веков н. э., украшенных изображением семи или девятисвечников на подставке, а по бокам — пальмовой ветвью, рогом и ключом40.

Второе надгробие было обнаружено в 1955 г. в фундаменте сторожки Мелек-Чесменского кургана. Это целая плита из местного камня-ракушечника, окруженная рамкой и украшенная вверху акротериями. Все свободное поле занимает изображение семисвечника на подставке без других сопровождающих символов. Издано сотрудником Керченского музея Л. Чуистовой41.

Среди беспаспортных иудейских надгробий с разными вариантами изображений назовем следующие:

1) Инв. К-3188 — простой семисвечник на подставке с ветвями, сходящимися к среднему столбу под острым углом.

2) К-3189 — семисвечник такой же формы, но справа схематично изображен изогнутый рог.

3 и 4) без инв. номеров. Семисвечники с округлыми ветвями, слева — изогнутый рог, справа, видимо, растение типа елочки.

5) К-3190 — девятисвечник (ханукия) с округлыми ветвями и вытянутым средним столбом, слева, видимо, ключ, а справа — неясное изображение. Часть плиты обломана.

Во время раскопок 1966 г. в Судаке была найдена плита с изображением меноры и пальмовой ветви, которую вторично использовали в кладке могилы XI—XII веков. Известны также находки плит с изображением семисвечников в Партените42. Еще один подобный памятник из округи Эски-Кермена описан Н. Репниковым. Это известняковая плита размером 60x39 см, отбитая по верхнему краю. В рамке рельефное изображение семисвечника на подставке, справа — рог, слева — неясный предмет. На обратной стороне плиты врезана вглубь тамга43.

Одна из последних находок такого рода была сделана в 1980 г. А. Белым во время раскопок на городище Кыз-Кермен. Это частично обломанная плита размером 32x40 см с изображением меноры с округлыми ветвями и тамгообразными знаками эллипсовидной формы на обратной стороне. Общая датировка комплекса — VIII—IX вв.

Наконец, несколько памятников с изображением меноры обнаружено в Бахчисарайском районе местным краеведом М. Чорефом, также без точных паспортных данных.

Эти находки вместе с плитой из с. Вилино подкрепляют вывод о проживании евреев в Бахчисарайском районе — не известном ранее регионе еврейской диаспоры в Крыму.

Перечисленные археологические находки дополняют сообщения письменных нарративных источников и данные эпистолографии. Хронограф византийского историка Феофана (умер в 818 г.) указывает на проживание евреев в Фанагории и ее окрестностях44. В письме патриарха Фотия архиепископу Босфора (Керчи) IX в. упоминаются живущие там евреи, которых архиепископ надеется обратить в христианство45. В письме хазарского царя конца X в. перечислены приморские города Крыма, в которых жили евреи Во многих из них мы узнаем знакомые топонимы. Это — Сугдай (Судак), Алус (Алушта), Ламбат Бортнит (Партенит), Алубика (Алупка), Кут, Манкуп (Мангуп), Альма, Грузин (Гурзуф) и др.46.

Еврейская община в Кафе сильно пострадала от осады города татарами, но уже через год, в 1309 г., она оправилась от пожаров и разрушений. В период Генуэзской республики в Кафу прибыло много торговых людей из армян, греков, итальянцев и евреев, причем в Генуэзском уставе 1449 г. говорилось о защите евреев и других иноземцев от грабежей и притеснений епископа. После завоевания турками Константинополя в Кафу прибыла оттуда новая большая волна евреев. Наконец, многие евреи переселились в Кафу после их изгнания из Киева и России в 1495 г.47. Известна переписка русского князя Ивана III со знатным евреем из Кафы Кокосом 1474 г., который помог ему получить ярлык у хана Менгли-Гирея48.

Когда политический центр перешел в Бахчисарай, многие евреи переселились в Карасубазар (Белогорск), ближе к новой столице.

В Кафе, Мангупе, Балаклаве, и других городах турки, армяне, евреи, черкесы занимались ремеслом и торговлей и, по свидетельству путешествовавшего по Крыму в 1592 г. Мартина Броневского, платили подать хану49. Некоторые евреи владели в пригородах садами и виноградниками.

В 1783 г. Крым был по Кучук-Кайнарджийскому миру присоединен к России. По свидетельству Палласа, еврейское население в Крыму, особенно в Бахчисарае, немного увеличилось (в 1794 г. там из 4770 человек жителей было 1162 еврея). Сумароков в 1799 г. видел в Бахчисарае 2 синагоги и одно еврейское училище50.

В Крыму, по сравнению с другими районами диаспоры, было мало еврейских ученых и писателей. Авраам Кирими написал в 1358 г. книгу «Правдивая речь» с комментарием на Тору, причем с антикараимской тенденцией (рукопись в собрании Фирковича). Известна рукопись Моше Гаголе 1515 г. — комментарий к Танаху, а также статьи по еврейским календарям и грамматике.

Живший в начале XVIII в. в Карасубазаре Давид Элиезер Лехне написал грамматику и историю Крымского ханства за 50 лет (1681— 17 31) по устным преданиям51.

На территории древнего и средневекового Крыма проживало много различных племен и народов и в этом разноцветье каждый занимал свое место и сыграл свою роль. Искусственное умолчание о роли любого из них искажает историческую картину, его вклад в экономику, политику и культуру края, во взаимоотношения и взаимодействие различных сил. Поэтому важно собрать все доступные источники и об еврейской диаспоре в Крыму, где был один из ее ранних очагов на юге нашей страны.

Примечания

1. Monumento Asiae Minons antiqua. Passim.

2. Frey P. J. B. Corpus Inscriptionum ludaicarum. Vatican, 1936.

3. Там же. № 30, 31, 53, 135.

4. Там же. № 254, 283, 374, 382, 479, 578, 600, 646, 652.

5. Еврейская энциклопедия. Т. 9. Стб. 370; Т. 10. Стб. 884.

6. Там же. Т. 9. Стб. 370.

7. См. прим. 3 и 4.

8. Еврейская энциклопедия. Т. 10. Стб. 378 сл.

9. Cumont F. Recherches sur le symbolisme funéraire des Romains, Paris, 1942. C. 219 сл., 239, 469, 481, прим. 1 и 2.

10. Левинская И.А. Тохтасьев С. Р. Древнееврейские имена на Боспоре. Материалы V международного конгресса по фракологии. (См. ВДИ, 1990. № 4. С. 228); Acta Assoc. intern. Terra antiqua Balcanica. Serdicae, 1991, Vol. VI, p. 118—128; Краткая еврейская энциклопедия, Иерусалим, 1994. T. 7. Стб. 285.

11. Zgusta. Die Personennamen griechischer Stadte der nordl, Schwarzmeerkuste. Praha, 1955, c. 331 и сл.; ср. КБН. № 122 (I в. до н. э.)

12. КБН. № 70—73; 1124 и сл., Даньшин Д. И. Фанагорийская община иудеев // ВДИ, 1993. № 1. С. 59-72.

13. КБН. №70.

14. И.А. Левинская (ВДИ, 1992. № 2. С. 199, прим. 7) указывает, что на Боспоре словом «синагога» обозначали «общину», ибо для молельни в тех же надписях употребляли другой термин.

15. КБН. №78.

16. Bulletin of Judeo-Gr. Studies (Cambridge). №i3, 1993, P. 28.

17. Шмот, 21,2.

18. КБН. № 735, 746, 777.

19. КБН. № 724.

20. КБН. № 736.

21. КБН. № 743.

22. Кобылина M. М. Изображения восточных божеств. М, 1978. (Приложение О.Я. Неверова N° 52. Аналогичное изображение с надписью на амулете III в. н. э., поступившем в ГИМ, см. № 54).

23. Wunsch R. Antikes Zaubeigerat aus Pergamon // Jahresbuch des Deutsch. arch. Inst. Erganzungsheft 6, В., 1905, S. 35.

24. Шелов Д. Б. Личные имена на амфорах из Танаиса // Нумизматика и эпифафика. 1978. Вып. ХП. С. 47-55.

25. IPE, 1-451.

26. Соломоник Э. И. К вопросу о населении Херсонеса Таврического // Античная древность и средние века. Свердловск, 1979. С. 119 и сл.

27. Там же. С. 121 сл.

28. Жеребцов Е. Н. Отчет о реставрационных работах в 1956—1957 гг. (Архив ГХМ. Д.734. Л. 7 и сл.). Его же. К изучению раннесредневековых памятников Херсонеса // Византийский временник, 1963. Т. 23. С. 210.

29. Ср. Евр. энциклопедия. Т. 10. Стб. 884.

30. НЭПХ, 1964. № 84 и 85.

31. Соломоник Э. И. Из истории религиозной жизни в северопонтийских городах позднеантичного времени // ВДИ, 1, 1973. С. 58 сл., рис. 1.

32. Кобылин M. М. (Приложение О.Я. Неверова. № 51. Амулет с аналогичным изображением и надписью поступил в ГИМ из собрания Т. Кибальчича).

33. Ярхо В. М. Новые тома папирусов из Оксиринха // ВДИ, 1992. № 2. С. 208, прим. 10.

34. Латышев В. «Жития...», СПБ, 1906. С. 108—112.

35. Зубарь В. М., Павленко Ю. В. Херсонес Таврический и распространение христианства на Руси. К., 1988. С. 51; Зубарь В. М. Проникновение и утверждение христианства в Херсонесе Таврическом // Византийская Таврика. К., 1991. С. 19 и сл.

36. Соломоник Э. И. Новая находка в Крыму плиты с изображением меноры // Вестник Еврейского университета в Москве. 1994. № 2. С. 54—58.

37. Хвольсон Д. А. Сборник еврейских надписей. СПБ., 1884.

38. КБН. № 1225.

39. Даньшин Д. Ук. соч. С. 65.

40. Марти Ю. Ю. Описание Мелек-Чесменского кургана и его памятников // ЗООИД, 1913. Т. 31. С. 18, рис. 7.

41. Чуистова Л. И. Новые находки из некрополей Керченского полуострова // МИА, 69, 1959. С. 249, рис. 14.

42. См. рисунки Струкова в архиве ЛОИА.

43. Репников Н. И. Отчет о разведках 1937 г. в округе Эски-Кермена (Архив ЛОИА. Ф.10. Д. № 1. Л. 5).

44. Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. Т. 1, СПБ., 1899. № 139.

45. Регесты и надписи. № 144.

46. Маггид Д. Г. Евреи в Крыму. (Рукопись из архива Инст. народов Азии. С. Петербург. Ф.85. Оп. 1. Л. 6. С. 11).

47. Там же. С. 15-18.

48. Там же. С. 19.

49. См. ЗООИД. Вып. VI. С. 340-367.

50. Маггид Д. Г. Указ. соч. С. 33.

51. Там же. С. 38 сл. (Ср. ЗООИД за 1850 г.)

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь