Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

На правах рекламы:

https://giftart.store/den-rozhdeniya/ купить красивые подарки на день рождения.

В.В. Голубенко. «О еврейских погромах»

В последней трети 19 в. антисемитская политика российского государства была направлена на борьбу с еврейским рабочим классом и интеллигенцией, вышедшими на арену политической борьбы. В отличие от экономического и религиозного антисемитизма, антисемитизм политический инспирировался высшими кругами России. Апогеем этой политики стали еврейские погромы прокатившиеся по стране в годы первой русской революции. С большим размахом прошла волна еврейских погромов по Крыму где имела большое влияние социал-демократическая партия. Руководители РСДРП в Крыму в основном опирались на еврейскую молодежь, которая была настроена весьма радикально и бурно реагировала на все революционные события, происходившие в центральных российских губерниях. Также под влиянием социал-демократической партии находились и некоторые периодические издания которые публиковали смелые материалы о развертывании революционных событий в Москве, Киеве, Одессе, Харькове. Очень серьезные статьи были напечатаны в газетах «Южный курьер» и «Южный вестник»: о суде над лейтенантом Шмидтом и о расправе над рабочими одного из подмосковных заводов, в которой участвовал Лейб-гвардии Семеновский полк. И таких примеров можно привести довольно много. После некоторых публикаций в этих газетах власти Таврической губернии возбудили судебные процессы, результатом которых стало тюремное заключение авторов статей.

В октябре 1905 г. по Симферополю прокатились слухи что будет устроена всеобщая забастовка, что «происходят сходки революционных партий, которые вооружаются револьверами и запаслись бомбами». 14 октября по требованию градоначальника в Симферополь прибывает эскадрон Крымского дивизиона. Но эта не помешало 16 и 17 октября проведению политических митингов.

18 октября толпа евреев с красным флагом собралась в 10 часов у типографии Вересотского, ожидая высочайшего Манифеста. Узнав о содержании манифеста, толпа выкинула еще несколько красных флагов, двинулась к тюрьме с целью освободить политических заключенных. Они выкрикивали лозунги «Ура, долой самодержавие, долой царя, свобода всем». В это же время помощник пристава по второй части И.Л. Чупринко на перекрестке улиц Салгирной и Дворянской подговаривал толпу чернорабочих и поденщиков на шествие с царскими флагами и портретами: «...вы спите, а жиды пока ходят с красными флагами. Вот вы дождетесь, что жиды завладеют вашим царством». Ему удалось организовать толпу и они двинулись навстречу колонне демонстрантов. Когда две толпы встретились, начались взаимные приглашения присоединиться. Из толпы чернорабочих несколько раз слышались крики «бей жидов». Но, несмотря на провокационные выкрики, две толпы разошлись мирно. Демонстрация революционно настроенных евреев двинулась в городской сад (ныне пл. Советская) для дальнейшего проведения митинга. Вторая же толпа, немного потоптавшись на месте, пошла за ними. У городского сада, «из толпы чернорабочих кто-то выстрелил в стоящий перед горсадом отряд еврейской самообороны», в свою очередь отряд сделал несколько залпов в воздух. Толпа сначала растерялась, но через несколько минут в сторону евреев «ринулись громилы с дубинами» и началась кровавая бойня. Судебно-медицинская экспертиза показала, что почти все из 47 убитых имели проникающие ранения головы, которые можно было нанести тяжелым предметом: дубина, камень, штакетник.

По делу о еврейском погроме было осуждено на различные сроки отбывания наказания 28 крестьян и мещан. Также по этому делу был осужден помощник пристава И.Л. Чупринко и семь городовых, которые отличались особой жестокостью. Например, городовой С.Н. Ермоленко зарубил шашкой несколько человек и тяжело ранил девушку, выстрелив ей в лицо, почти в упор. Всего по делу проходило свыше 300 свидетелей. Все это говорит о размахе, с которым планировались и проводились еврейские погромы, о том какие огромные массы людей участвовали в убийствах и грабежах, не понимая, что являются орудием политической борьбы.

В эти же октябрьские дни и по такому же плану разворачивался еврейский погром в Феодосии. В обвинительном акте сказано, что: «... вызывающее поведение социал-демократической партии, состоящей в большинстве из молодых евреев...», которых население Феодосии считало виновниками происходивших в городе забастовок, и стало причиной погрома. На городской площади была спровоцирована стрельба, после которой и начался новый погром в Крыму.

После начала следствия в редакцию газеты «Южный курьер» приходит письмо, которое было опубликовано под названием «Правда о феодосийских событиях». Содержание письма следующее: «М. Г., г. Редактор! Прошу вас убедительно не откажите напечатать мою исповедь. Я не могу больше переносить этого страшного видения, которое преследует по пятам и не дает мне покоя ни днем, ни ночью. Я грузчик феодосийского порта. Я тот, которых называют тиграми у нас в порту. Я сам Виленской губернии, звать меня Николай Иванович Крылов, нахожусь три года в феодосийском порту. Я участвовал при убийстве несчастных евреев. Я видел эту кровавую картину, но я не обагрил свои руки кровью. Я стоял и смотрел на своих товарищей тигров. А кто нами предводительствовал, я все видел и все скажу, кто они. 19 октября мы ничего не знали, все рабочие вышли на работу на берег, начали работать, потом, смотрю, приходит наш береговой староста Сергей Шейко и старший стражник Иван Губченко. Сняли нас всех с работы, было 9 часов утра, и повели нас в дежурное помещение начальника порта, там к нам вышел надзиратель порта Бойчевский и еще какой-то акцизный чиновник, потом пришел помощник пристава Муравлев, с ним 6 человек городовых, потом начали нас учить, то один, то другой, потом принесли 50 полбутылок водки, нас было 50 человек, потом наши командиры переоделись в светские платья и городовые тоже переоделись, вооружились револьверами и дубинами, взяли портрет государя и повели нас к клубу. Там стояла масса народу, все веселы и довольны, тогда к нам присоединились остальные грузчики, нас стало человек 300. Я тогда вышел из толпы и забрался на фонтан, и начал наблюдать за тем, что происходило. Во-первых, я увидел, что Василий Панчиков, тоже грузчик, ударил кулаком одного мальчика лет 10, тут же стоял Муравлев, который всю дорогу агитировал нас, он первым ударил Василия из револьвера в висок, тот упал мертвым. Тогда грузчики кинулись на евреев, они думали, что выстрел был со стороны их, потом стали некоторых ловить и бить. Тогда со стороны евреев дали три залпа вверх и бросились в концертный зал. А толпа тигров за ними, потом разбили ресторан в клубе, нашли там бочонок с керосином, облили и зажгли с двух сторон концертный зал. Это командовала переодетая полиция. А я все время смотрел. Когда я увидел, что разбивают головы, что мозги и глаза вылетают и повсюду кровь, я сделался помешанным и так со мной было часа 2 или 3. Когда стало темно, то городовые ломали замки у часовых магазинов, забирали в карманы часы, кольца, браслеты, все дорогие вещи, золото и серебро, все это теперь у полиции. А теперь ходят, ищут, глаза отводят. Я все время больной от этой картины, хотел рассказать священнику, потом раздумал. Теперь порешил просить вас, господин редактор, не откажите, пожалуйста, напечатать».

На основании этой статьи следователь сделал запрос в Виленскую губернию о подтверждении бывшего места проживания крестьянина И.Н. Крылова. И через некоторое время пришел ответ на запрос, в котором указывается, что таковой в Виленской губернии не проживал. И.Н. Крылов остался неизвестным человеком для следствия. Без сомнения, это был участник событий, поскольку с его письмом совпадают следственные показания многих, проходивших по этому делу. Кроме одного — никто не видел, как Муравлев спровоцировал начало погрома. Вероятно поэтому человек, написавший письмо, не явился в следственные органы, зная о том, что он был единственным свидетелем. Но возможны и другие версии, поскольку следственное дело очень запутано, либо могли затеряться какие-либо документы. Также интересным является то, что обследование трупа Панченко дало неожиданный результат. Он был убит выстрелом сзади в левую лопатку. Теперь не вызывает сомнения, что еврейский погром был спровоцирован выстрелом, но кто выстрелил? По материалам следственного дела это определить невозможно. Всего в ходе этого погрома было убито 11 евреев, 1 караим и 1 грузин.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь