Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » В.М. Зубарь, Ю.В. Павленко. «Херсонес Таврический и распространение христианства на Руси»

1. Религия херсонеситов классического времени. Орфизм

Специфической чертой общественной жизни древних греков — как у себя на родине, в Элладе, так и в основывавшихся ими многочисленных колониях по берегам Средиземного и Черного морей — был полисный строй. Полис представлял собой союз свободных и в принципе равноправных граждан, сосредоточенных в определенном, как правило, укрепленном, поселении и совместно владеющих прилегающими к нему землями, разделенными между отдельными семьями на участки — клеры.

С увеличением численности населения, развитием ремесел и торговли, углублением социально-экономического неравенства полис, являвшийся на первых порах античной формой крестьянской общины, постепенно превращался в город-государство. В его рамках власть, как правило, принадлежала полноправным гражданам. Большинство их было прямыми потомками первопоселенцев, владевшими своими земельными наделами постольку, поскольку они обладали политическими правами и в случае военной опасности образовывали ополчение. Они же и составляли народное собрание как высший законодательный институт города-государства, избирающее лиц на общественные должности и принимающее окончательные ответственные решения по наиболее важным вопросам.

В экономике наиболее развитых торгово-ремесленных городов (Милет, Эфес, Коринф, Афины) постепенно возрастал удельный вес рабского труда. Но в преимущественно аграрных районах, в частности в большинстве колоний, главным производителем материальных благ всегда оставался свободный земледелец.

Главные ворота Херсонеса. Современное состояние

Херсонес Таврический был основан выходцами из Гераклеи Понтийской — могущественного города-государства, расположенного на южном побережье Черного моря и являющегося, в свою очередь, колонией дорийцев из города Мегары.

К тому времени, когда гераклеоты решили организовать колонию, куда могла бы переселиться часть наименее состоятельных граждан, ионийскими колонистами на северном берегу Черного моря уже практически были освоены все удобные для земледелия и торговли места. Кроме того, в северопричерноморских степях уже сложилось сильное Скифское царство, соседство с которым было далеко не безопасным для первопоселенцев. Южное же побережье Крыма, защищенное от степи горами, заселяли тавры, известные человеческими жертвоприношениями и встречавшие греков очень враждебно. Все эти обстоятельства и определили основание колонии гераклеотов на отдаленной периферии таврских и скифских территорий — в районе, мало пригодном для зернового земледелия и развития торговли с варварами. Однако местность эта оказалась весьма благоприятной для виноградарства и рыболовства. Здесь же была удобная естественная стоянка греческих кораблей, пересекавших Черное море с юга на север в самом узком месте.

В Херсонесе преобладали и на протяжении нескольких веков устойчиво сохранялись дорийский диалект и дорийские традиции, как, например, особое почитание Геракла, считавшегося прародителем вождей этого «племени». Судя по некоторым источникам, в основании колонии приняли участие и ионийцы — выходцы с острова Делос, славившегося величественным культом и роскошным храмом Аполлона, особо чтимого всеми ионийцами. Естественно, что граждане Херсонеса поклонялись традиционным греческим богам: Зевсу — владыке неба, богов и людей, Гее — богине земли, Гелиосу — богу солнца и т. д. Однако здесь, на новом месте, в соответствии с реальными условиями существования, религиозные верования и культы принимали своеобразный характер.

Прежде всего жители Херсонеса особо почитали богиню Деву-Артемиду, издавна считавшуюся владычицей Таврии. Именно на гористые, поросшие хвойными и жестколистными лесами берега южного Крыма унесла Артемида предназначенную для жертвоприношения ее отцом, царем ахейцев Агамемноном, Ифигению, сделав ее своей верховной жрицей среди тавров. Культ Девы — богини природы, лесов и диких зверей — издревле существовал у тавров. Это коренное население Крымских гор приносило ей в жертву потерпевших кораблекрушение мореходов. Греки, отождествлявшие свою Артемиду с богинями природы других народов, признали ее и в таврской Деве.

Осваивая побережье Крыма, колонисты стремились умилостивить грозную хозяйку этих мест, задобрить ее, сделать своей помощницей и покровительницей. В ее честь они воздвигли роскошный храм и статую, изображавшую богиню в виде юной охотницы в коротком хитоне, с луком и колчаном стрел в сопровождении лани. В таком облике она запечатлена на многих херсонесских монетах. Восходя к изваянию конца V в. до н. э. работы Стронгилиона, это изображение богини-охотницы дошло до нашего времени в виде римской копии — хранящейся в Лувре статуи «Артемиды Версальской». Артемида херсонесского храма также была, очевидно, воспроизведением того же оригинала.

Наряду с Девой-Артемидой, херсонеситы поклонялись и ее брату-близнецу Аполлону. Ревностными его почитателями были делосцы, принявшие участие в основании города. Как сын Зевса, Аполлон выступает в роли бога-прорицателя высшей воли, бога-очистителя людей от ритуальной скверны и греха, бога врачевания (впоследствии им стал его сын Асклепий), музыки и поэзии. Позже с Аполлоном был отождествлен бог солнца Гелиос, упоминаемый в тексте херсонесской присяги (конец IV — начало III вв. до н. э.) еще самостоятельным божеством. В сознании древних греков Аполлон ассоциировался со всем светлым (в эпической поэзии — постоянный эпитет к его имени: блистающий), ясным, разумным, оформленным и определенным, связанным с тактом (музыкой), размером (поэзией) и осмыслением (философией). Его представляли в образе лучника, направляющего свои огненные стрелы-лучи на врагов, и вместе с тем почитали как покровителя наук и искусств, занятия которыми в архаической Греции были доступны главным образом представителям аристократических родов. Поэтому Аполлон пользовался особой популярностью в среде знати и противопоставлялся земледельческому по своей природе культу другого сына Зевса — Диониса, бога виноградарства и виноделия.

Культ Диониса играл особую роль в жизни Херсонеса. Как уже отмечалось, основой экономической жизни горожан было земледелие. Каменистая же почва юго-западного Крыма способствовала не столько выращиванию зерновых (как это, скажем, было в Ольвии или на Боспоре), сколько развитию виноградарства и виноделия. Вино продавалось народам северного Причерноморья, обеспечивая тем самым прочное материальное благополучие херсонеситов. Это, естественно, способствовало почитанию веселого, близкого заботам каждого земледельца Диониса. В его честь в Херсонесе, как и во всех других городах, совершались пышные всенародные празднества — Дионисии. В ходе их устраивались карнавальные шествия, разыгрывались драматические и комические представления.

Однако к середине I тыс. до н. э. почитание Диониса во многих, особенно аграрных городах Греции, приобрело и мистический аспект. Он был связан с развитием и концептуальным оформлением веры в индивидуальное бессмертие души. Тайной, эзотерической (сокровенной, скрытой от непосвященных) доктриной дионисийской религии становится орфизм — приписываемое легендарному певцу и поэту Орфею учение. Оно явилось, по существу, философско-поэтическим переосмыслением старинной веры едва ли не всех древнеземледельческих народов в умирающее и воскресающее божество природы. По его образу и подобию моделировалась и загробная участь человеческой души.

Согласно орфическим представлениям, люди были созданы из золы, в которую Зевс превратил титанов, растерзавших и поглотивших его сына — «первого Диониса», Диониса-Загрея, или, согласно элевсинскому варианту мифа, Диониса-Иакха. Однако Афине удалось спасти и передать Зевсу его сердце, которое тот проглотил, а затем, сочетавшись с дочерью первого фиванского царя Кадма Семелой, породил «второго Диониса». Он и стал богом вина, виноделия, чувственного экстаза, обеспечивающим бессмертие души своим адептам.

Возникнув из смешения дионисийского и титанического начал, противоположных по своей сути — светлого и темного, возвышенного и заземленного, духовного и материального — человек оказывается изначально раздвоенным, обуреваемым противоположными страстями и стремлениями. Его душа, призванная к вечной жизни, но томящаяся в оковах материального мира, стремится к соединению с исходной субстанцией Диониса. Однако титаническое начало в человеке препятствует ее освобождению. Противоборством дионисийской и титанической субстанций определяется, согласно орфикам, связанный со страданиями и надеждами круговорот жизни и смерти людей. Нравственный долг понявшего свое назначение человека состоит в содействии освобождению дионисийского начала своего естества путем подавления титанического, средством чего и является «орфическая жизнь», состоящая в соблюдении ряда нравственных заповедей, в строгом вегетарианстве и освоении учения. Постулирование бессмертия души каждого человека, освобождающейся из гробницы тела (sôma — sêma — тело — гробница: один из орфических афоризмов), было новой идеей для греков, привыкших представлять бессмертными одних богов. Это учение было демократическим, исходящим из мысли о принципиально равных возможностях всех людей достичь освобождения и реализовать свое потенциальное бессмертие независимо от происхождения и социального статуса.

В своей мифо-поэтической теологии орфики придавали большое значение понятиям жизни и смерти. Они полагали, что жизнь — наказание, которым человек искупает грех титанов, что новую, блаженную жизнь можно получить лишь через смерть. Образ Диониса, его трагическая судьба и возвращение к жизни выражали идею торжества над всевластием смерти, все более утверждавшуюся в мировоззрении древних греков архаического и классического времени. Мистическое посвящение в орфические таинства представлялось подготовкой к будущей жизни, символами которой стали виноград и чаша с вином.

Легко заметить, что в орфизме, в частности его пифагорейском варианте, ставшем в последующие века идейной основой дионисийской религии, уже явственно проступают моменты отрицания земного, видимого мира (темного и ложного с точки зрения адептов данного учения). В условиях сложной социальной и идейной борьбы в эпоху классической античности радостное, жизнеутверждающее дионисийское мировоззрение архаической эпохи постепенно превращалось в свою противоположность — во впервые прозвучавшие на греческом языке проповедь аскетизма и призыв к освобождению от «телесных оков», порабощающих стремящуюся к божественному миру душу. Здесь же мы видим и образ невинно страдающего, погибающего и вновь возвращающегося к жизни сына верховного бога — Диониса, сущности которого подобна или даже тождественна каждая человеческая душа. Такие идеи и образцы, начавшие утверждаться в сознании древних греков более чем за полтысячелетия до появления христианства, во многом были созвучны последнему. Орфизм, особенно в его пифагорейской обработке, оказал огромное воздействие на формирование идеалистической философии Платона. Он же подготовил идейную почву для восприятия позднее античными греками христианской проповеди неприятия материального мира, духовного обновления и загробного слияния с пострадавшим от земного зла Богом-сыном, выступающим в роли спасителя человеческих душ. Орфический Дионис выступает в роли отдаленного прообраза христианского Спасителя.

Фрагмент мраморного надгробия с орфико-диониснйской символикой

Широкое распространение религии Диониса среди херсонеситов засвидетельствовано находками статуэток, мраморных рельефов и надписей, связанных с именем божества. Это позволяет предполагать и знакомство горожан с орфическим учением, широко распространившемся в VI—V вв. до н. э. по всей аграрной колониальной периферии античного мира — от Сицилии и Южной Италии до Северного Причерноморья. Косвенным, но весьма существенным аргументом в пользу знакомства херсонеситов с орфизмом является находка в соседней Ольвии уникальных костяных пластинок с граффити V в. до н. э. Они убедительно интерпретированы А.С. Русяевой как краткие культовые изречения орфиков, произносимые, очевидно, при исполнении дионисийских обрядов. Наличие орфических обществ в Ольвии, сельское хозяйство которой было всегда связано с выращиванием преимущественно зерновых, позволяет с уверенностью предполагать, что подобные религиозные группы существовали и среди херсонесских виноградарей — почитателей Диониса.

Пытаясь представить религиозно-философские воззрения херсонеситов, не следует забывать, что Херсонес находился в тесных связях с основными экономическими, политическими, культурными и религиозными центрами греческого мира. Среди них выделяются Афины, которые с середины V в. до н. э. были средоточием литературной, философской и научной жизни Эллады; города Ионии и островов Эгейского моря, многие из которых (Эфес, Родос, Самос, Фасос, Книд), поддерживая с Херсонесом регулярные торговые контакты, переживали новый подъем в раннеэллинистическое время; многочисленные полисы Южного Причерноморья, особенно Гераклея, Синопа и Трапезунд. Документально засвидетельствованы прочные связи херсонеситов с главными общегреческими святилищами Аполлона в Дельфах и на Делосе. Причем на Делосе проводились специальные празднества — Херсонессии — на деньги, пожертвованные херсонесскими гражданами.

В Греции культовые празднества и церемонии всегда были связаны с театральными представлениями, литературными и спортивными состязаниями. На них присутствовали и принимали участие представители большинства городов-государств Средиземноморья и Причерноморья. Судя по многочисленным эпиграфическим данным, активное участие в этих торжествах принимали херсонеситы. Возвращаясь домой, они знакомили своих сограждан с последними событиями политической и культурной жизни греческого мира. Многое узнавали херсонеситы и от постоянно посещавших их город купцов и прочих чужестранцев.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь