Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » С.В. Волков. «Исход Русской Армии генерала Врангеля из Крыма»

А. Власов1. «О бронепоездах Добровольческой армии»2

К началу сентября 1920 года численное превосходство советских войск, сосредоточенных против Русской Армии генерала Врангеля, стало очень значительным. Советские силы состояли к этому времени из трех армий: 6-й, 13-й и 2-й Конной, с общей численностью примерно в 45000 человек пехоты и 13000 человек кавалерии. Силы наших войск не превосходили 25000 человек пехоты и 8000 человек конницы. Штаб Главнокомандующего подготовлял в это время новую операцию с переходом части наших войск на правый, северо-западный, берег Днепра. Представлялось выгодным расширить наш фронт на запад еще до прибытия советских войск, перебрасываемых с фронта войны против Польши. При этом предполагалось овладеть и сильной предмостной позицией красных у Каховки, на левом берегу Днепра, представлявшей постоянную угрозу нашему тылу. Перед началом подготовлявшейся Заднепровской операции было весьма важно разбить войска красных на восточном и северном направлениях, чтобы они не помешали началу выполнения нашего плана своим переходом в наступление на этих участках фронта.

На восточном направлении начали наступать около 1 сентября, при содействии бронепоездов, части Донского корпуса генерала Абрамова. Вскоре части Донского корпуса стали быстро продвигаться к узловой станции Верхнетокмак, примерно в 80 верстах от узловой станции Федоровка. 3 сентября бронепоезд «Волк» получил приказание атаковать станцию Стульнево, в 20 верстах к западу от станции Верхнетокмак. При подходе к станции Стульнево бронепоезд был встречен огнем красной батареи, стоявшей близ железнодорожного полотна. Бронепоезд «Волк», в свою очередь, открыл по ней огонь из двух орудий и стал обстреливать из пулеметов пехоту красных. Под метким огнем бронепоезда батарея противника была вынуждена сняться с позиции, и неприятельская пехота начала отходить. В этом бою был тяжело ранен в голову один из офицеров бронепоезда. 4 сентября бронепоезд «Волк» отправился на северное направление, в распоряжение командира 1-го армейского корпуса.

В ближайшие после этого дни бронепоезд «Дмитрий Донской» получил две захваченные у красных бронеплощадки, с двумя 3-дюймовыми орудиями на каждой, и поступил в распоряжение командира Донского корпуса. В дальнейшем наступлении войск Донского корпуса участвовали также приданные корпусу бронепоезда «Солдат» и «Иоанн Калита». Им пришлось вести очень тяжелые бои с преобладающим числом советских бронепоездов. К 11 сентября две Донские дивизии, не встречая упорного сопротивления со стороны отступающих пехотных и кавалерийских частей противника, подошли к фронту Мариуполь — Волноваха. Бронепоезд «Иоанн Калита» дошел до станции Волноваха, продвинувшись от станции Верхнетокмак примерно на 120 верст за одну неделю. Около середины сентября части Донского корпуса продвинулись еще дальше, и бронепоезд «Иоанн Калита» дошел, поддерживая их, до узловой станции Еленовка, в 30 примерно верстах к северу от станции Волноваха. 22 сентября сильная конная группа красных произвела нападение на станции Розовка и Царе-Константиновка, на участке железной дороги между станциями Волноваха и Верхнетокмак. Части Донского корпуса были принуждены отойти из района станции Волноваха приблизительно на 80 верст к западу. Отходя совместно с частями 3-й Донской дивизии, бронепоезд «Иоанн Калита» разрушал последовательно мосты, водокачки и участки путей железной дороги. 27 сентября бронепоезд «Иоанн Калита» вел бой у станции Бельманка, примерно в 100 верстах к востоку от станции Федоровка, совместно с подошедшим бронепоездом «Дмитрий Донской». Короткое наступление частей Донского корпуса на восточном направлении было закончено.

Между тем на северном направлении развивалось наступление наших войск 1-го армейского корпуса с приданными им частями с целью разбить Александровскую группу войск красных и овладеть Кичкасской переправой через Днепр. 3 сентября бронепоезд «Севастополец» вел бой против бронепоезда красных к северу от станции Пришиб, в 20 примерно верстах от узловой станции Федоровка, когда попаданием 42-линейного снаряда была взорвана передняя двухорудийная бронеплощадка бронепоезда, и взрывом убит штабс-капитан Сухоцкий. Прибывший 4 сентября на северное направление бронепоезд «Волк» продвигался, по мере исправления железнодорожного пути, через станции Бурчацк и Чокрак к Александровску. 6 сентября Александровск и узловая станция у этого города были взяты войсками Марковской дивизии. 13 сентября бронепоезд «Севастополец» получил для усиления боевой части одну бронеплощадку с 7 5-миллиметровым орудием и одну пулеметную бронеплощадку. После починки взорванного красными моста у станции Попово бронепоезд «Севастополец» прибыл 14 сентября на станцию Александровск. В это время бронепоезд «Волк» нес сторожевую службу в местах ремонта пути и мостов. В ближайшие дни прибыл на станцию Александровск и тяжелый бронепоезд «Единая Россия». 17 сентября бронепоезд «Севастополец» двинулся на север для поддержки короткого наступления частей Дроздовской дивизии на узловую станцию Синельниково. К вечеру бронепоезд прибыл на станцию Софиевка, примерно в 25 верстах от станции Александровск. На следующий день, 18 сентября, бронепоезд «Севастополец» остановился севернее этой станции, у места крушения неприятельского бронепоезда, и должен был ждать конца работ по исправлению пути. 19 сентября узловая станция Синельниково, в 70 верстах к северу от Александровска, была занята частями Дроздовской и Кубанской дивизий. Бронепоезд «Севастополец» оставался 19 сентября на станции Синельниково до наступления темноты, между тем как бронепоезд «Волк» вывез два подорванных боевых состава неприятельских бронепоездов со станции Софиевка. 20 сентября бронепоезд «Севастополец» получил бронеплощадку с двумя 3-дюймовыми орудиями образца 1902 года, которая была захвачена у красных и принадлежала их бронепоезду «Товарищ Свердлов». Но эту бронеплощадку пришлось оставить в ремонте на станции Александровск, тогда как бронепоезд «Севастополец» перешел на станцию Софиевка.

25 сентября Заднепровская операция наших войск началась переправой частей Марковской и Корниловской дивизий через Днепр у Александровска. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» содействовал переправе своим огнем. 26 сентября бронепоезд «Волк» находился в сторожевом охранении у станции Славгород, примерно в 50 верстах к северу от Александровска, и вел огонь из орудий по красным, приближавшимся к станции. После отхода на станцию Александровск бронепоезд «Волк» был временно разделен на две части. Одна бронеплощадка была назначена 28 сентября для охраны железнодорожного участка от Александровска до станции Попово, протяжением около 35 верст, а другая часть бронепоезда отправилась на линию Александровск — Пологи. В течение нескольких дней, начиная с 30 сентября, бронепоезд «Севастополец» оставался в районе станции Славгород вместе с частями Дроздовской дивизии.

1 октября 1920 года наши войска, переправившиеся на правый берег Днепра, были принуждены возвратиться на левый берег. Был убит в бою генерал Бабиев, один из лучших кавалерийских начальников Русской Армии. Штурм неприятельской укрепленной позиции у Каховки был отбит с большими потерями для наших войск. Заднепровская операция окончилась большой неудачей. За несколько дней до того были получены сведения о заключении перемирия между Польшей и советским правительством. Предстояло решительное наступление красных на Северную Таврию и Крым.

На восточном направлении тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» постепенно отходил вместе с нашими частями. Отход от станции Царе-Константиновка до станции Большой Токмак, на расстоянии примерно в 80 верст, происходил в течение восьми дней.

На северном направлении наши бронепоезда произвели перед отходом внезапное нападение на узловую станцию Синельниково. 6 октября бронепоезд «Волк» отправился на разведку пути, выйдя со станции Славгород в сторону Синельникова. Близ маленькой станции Ивковка железнодорожный путь оказался разобранным на значительном протяжении, а соседний путь был загроможден двумя паровозами. Во время осмотра пути бронепоезд «Волк» был обстрелян неприятельским тяжелым бронепоездом, но отошел без потерь. В ночь на 7 октября бронепоезда «Севастополец», «Волк» и «Единая Россия» вышли по приказанию командира 1-го бронепоездного дивизиона со станции Ново-Гуполовка для производства нападения на станцию Синельниково. Подойдя к участку разобранного пути, бронепоезда остановились. Их команды приступили к исправлению пути под руководством офицера вспомогательного поезда. Работа продолжалась до 4 часов, и тогда выяснилось, что она может быть окончена лишь к 7 часам. Ввиду этого, командир дивизиона приказал бронепоездам вернуться на станцию Ново-Гуполовка. С этой станции бронепоезда снова вышли в 23 часа 7 октября в следующем порядке: легкие бронепоезда «Севастополец» и «Волк», вспомогательный поезд и тяжелый бронепоезд «Единая Россия». Одна бронеплощадка бронепоезда «Волк» должна была охранять тыл на участке между станциями Ново-Гуполовка и Ивковка. В 5 часов 8 октября починка пути была закончена и бронепоезда вошли на станцию Ивковка. Красные не ожидали такого нападения и заметили наши бронепоезда лишь тогда, когда головной бронепоезд «Севастополец» был на южных стрелках станции. На станции не был снят телефонный аппарат, но дежурный телефонист был захвачен раньше, чем он успел сообщить о нападении на станцию Синельниково. Там красные не оказали сопротивления и обратились в бегство. Лишь в 9 часов подошел с севера советский легкий бронепоезд и начал обстреливать станцию. Наши бронепоезда взорвали стрелки и около 10 часов отошли на юг. Было взято 100 пленных. В этом нападении участвовали исключительно бронепоезда, без содействия других наших частей. В тот же день, 8 октября, легкий бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» прошел через узловую станцию Джанкой по вновь построенной ветке, около 50 верст длиной, до станции Юшунь, близ южной линии наших Перекопских позиций.

9 октября бронепоезд «Севастополец» прикрывал работы по снятию стрелок и крестовин на станциях Ново-Гуполовка и Софиевка. На последней станции, в 25 верстах примерно к северу от Александровска, бронепоезд оставался до наступления темноты. Вечером бронепоезд «Севастополец» продолжал свой отход, взрывая стрелки и крестовины на промежуточных станциях, и прибыл на станцию Александровск около полуночи. Бронепоезд «Единая Россия» отходил вместе с частями Дроздовской дивизии. Бронепоезд «Волк» прошел со станции Александровск по ветке на восток, в сторону станции Пологи, для прикрытия подрывной команды Марковской дивизии, которой было поручено разрушение мостов и железнодорожного пути. 10 октября бронепоезда «Севастополец» и «Волк» оставались на узловой станции Александровск до 10 часов, взорвав все главные стрелки и крестовины. Затем наши бронепоезда отошли на станцию Канкриновка, примерно в 15 верстах к югу от Александровска. 11 и 12 октября те же наши бронепоезда прикрывали работу вспомогательного поезда по разборке пути у станции Попово, в 20 верстах к югу от станции Канкриновка.

* * *

К середине октября 1920 года советскому командованию удалось сосредоточить для решительного наступления в Северную Таврию и Крым силы численностью до 60 000 человек пехоты и 25 000 человек кавалерии, входившие в состав пяти армий: 4-й, 6-й, 13-й, 1-й конной и 2-й конной. Эти армии охватывали как бы полукругом фронт наших войск. У красных было тройное превосходство по численности над нашими войсками, которым предстояло последнее оборонительное сражение.

13 октября части советской 2-й конной армии начали переправу через Днепр у Никополя, примерно в 100 верстах к северо-западу от Мелитополя. 15 октября противник перешел в наступление по всему фронту. При этом части советской 1-й конной армии были направлены от укрепленной позиции у Каховки на юго-восток, к станции Сальково, чтобы перерезать железнодорожное сообщение между Северной Таврией и Крымом и не допустить отхода в Крым главной массы наших войск.

Бронепоезд «Севастополец» отходил 15 октября на участке примерно в 15 верст от станции Чокрак до станции Пришиб, ведя бой с наступающими кавалерийскими и пехотными частями красных. Ночью бронепоезд стоял на станции Пришиб, в 20 верстах к северу от узловой станции Федоровка. В это время начальник бронепоездной группы спешно вызвал бронепоезд «Волк» на станцию Мелитополь, в 20 примерно верстах к югу от станции Федоровка.

16 октября продвижение неприятельских конных масс продолжалось. Мороз достиг 14 градусов ниже нуля, и густой туман затруднял наблюдение. 16 октября днем бронепоезд «Севастополец» еще охранял эвакуацию станции Пришиб, а вечером был вызван в спешном порядке на станцию Федоровка. Перед тем через эту станцию успел пройти на юг тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита», отходивший в трудных условиях, отстреливаясь от преследующего неприятеля, с восточного направления. В тот же день бронепоезд «Генерал Алексеев», которому были переданы две орудийные бронеплощадки с тремя 3-дюймовыми орудиями, получил приказание от командующего бронепоездной группой полковника Гадда3 о том, что бронепоезда «Генерал Алексеев», «Дроздовец» и «Иоанн Калита» назначаются для прикрытия наших отступающих войск, для чего они должны занять позицию в районе станций Мелитополь и Акимовка. Между тем бронепоезда, еще находившиеся на фронте севернее, у станции Федоровка, пройдут оттуда непосредственно к нашим позициям у станции Сальково, то есть на расстояние около 110 верст к югу. Бронепоезд «Волк» двигался утром 16 октября с частями Кубанского пластунского батальона к станции Ново-Алексеевка для ее охраны. Однако по прибытии на станцию Рыково, в 15 примерно верстах к северу от станции Ново-Алексеевка, были получены сведения, что у этой последней станции уже находится конница красных. Путь между станциями Рыково и Ново-Алексеевка был взорван в нескольких местах и загроможден сошедшими с рельс паровозами. Произведя разведку в эту сторону, бронепоезд «Волк» был принужден возвратиться на станцию Рыково. Вероятно, в тот же день отходил от станции Мелитополь в сторону станции Ново-Алексеевка тяжелый бронепоезд «Единая Россия». Боевой состав бронепоезда шел впереди жилого состава резерва, который был оставлен на станции Рыково и простоял на ней три дня в ожидании починки пути. Бронепоезд «Единая Россия» вступил в бой с неприятелем. При этом был ранен командир дивизиона полковник Скопин4.

17 октября части конницы красных заняли район станций Ново-Алексеевка и Сальково. Мороз еще усилился, дойдя до 20 градусов ниже нуля, и это все более затрудняло отход наших войск. В ночь на 17 октября бронепоезд «Севастополец» находился на узловой станции Федоровка, еще примерно на 100 верст севернее района, в который уже проникла конница противника. Затем, отправив вперед состав товарного поезда и захватив запасный паровоз, бронепоезд «Севастополец» двинулся по направлению к станции Мелитополь. По пути состав товарного поезда был атакован конницей красных. Приближавшийся бронепоезд «Севастополец» открыл огонь, неприятельская кавалерия рассеялась, бросив захваченных пленных, и движение к Мелитополю продолжалось. Утром 17 октября на станции Мелитополь находился бронепоезд «Генерал Алексеев», прикрывавший эвакуацию этой станции. Неприятельская кавалерия, подошедшая к Мелитополю, была отброшена огнем бронепоезда, который выехал к северным стрелкам станции. Затем бронепоезд «Генерал Алексеев» отошел к югу, в сторону разъезда Тащенак. Между тем подошедший с севера бронепоезд «Севастополец» остановился у северных стрелок станции Мелитополь и открыл огонь по кавалерии противника, которая в это время уже входила в город. Несколько интендантских поездных составов были отправлены на юг. Вслед за ними пошел бронепоезд «Солдат», находившийся на станции Мелитополь. Затем красные атаковали станцию, и бронепоезд «Севастополец» отошел с нее последним, расстреливая неприятеля из орудий «на картечь». В нескольких верстах южнее станции Мелитополь бронепоезд «Солдат» столкнулся, по невыясненным причинам, с шедшим впереди него интендантским составом. Подойдя к месту крушения, бронепоезд «Севастополец» выслал связь к бронепоезду «Солдат». Однако оказалось, что боевая часть этого бронепоезда уже оставлена командой. Был замечен паровоз с несколькими вагонами, отходивший на юг от интендантского состава. Не было надежды на приход рабочего поезда, и не было возможности собственными средствами исправить и освободить путь. Поэтому командир бронепоезда «Севастополец» приказал команде взять с собой часть пулеметов и замки с орудий и прочих пулеметов и покинуть боевой состав. Команда подожгла бронепоезд и начала отступать пешим порядком. Вскоре команде бронепоезда «Севастополец» пришлось отражать атаки кавалерии красных, которая стремилась отрезать путь отхода. При отражении атак были убиты из состава команды два нижних чина, ранены два офицера и четыре нижних чина. Несколько человек пропали без вести. Постепенно убывая в числе, команда бронепоезда «Севастополец» наконец остановилась у железнодорожной будки и здесь отбивалась от атакующей кавалерии. Штабс-капитан Кийпле5 и один вольноопределяющийся поймали двух лошадей и на них отправились в тыл к ближайшему разъезду Тащенак для вызова помощи. Стоявший на разъезде Тащенак, в 10 верстах к югу от станции Мелитополь, бронепоезд «Генерал Алексеев» немедленно двинулся на помощь команде бронепоезда «Севастополец». Открыв огонь, бронепоезд «Генерал Алексеев» отогнал неприятельскую конницу, погрузил команду бронепоезда «Севастополец» и доставил ее на станцию Акимовка, примерно в 25 верстах к югу от станции Мелитополь. В ближайшие дни команда бронепоезда «Севастополец» была отправлена на присоединение к своему резерву на станцию Бельбек, близ Севастополя.

18 октября наши отходящие части генерала Абрамова подошли с севера к станциями Рыково и Ново-Алексеевка, где атаковали неприятельскую кавалерию. Некоторые конные части красных были захвачены врасплох и отошли к западу, как бы открывая путь отступления в Крым для наших войск, вдоль линии железной дороги. В этот день бронепоезд «Генерал Алексеев» сначала стоял на позиции у станции Акимовка, около которой был сожжен мост, а затем двинулся в сторону станции Сокологорное, примерно на 25 верст к югу. На станциях Мелитополь и Акимовка было брошено много поездных составов с разнообразным, весьма ценным грузом, в том числе орудиями, аэропланами, боевыми припасами и продовольствием. Оставляемое имущество расхищалось местными жителями. У входного семафора станции Сокологорное стояло до десяти брошенных груженых поездных составов с холодными паровозами. Станция не могла принять эти составы, как и находившийся там же легкий бронепоезд «Дроздовец», и снабдить их всем необходимым для дальнейшего следования. Таким образом, путь на юг для бронепоездов «Генерал Алексеев» и «Дроздовец» был закрыт. Бронепоезд «Генерал Алексеев» занял позицию севернее последнего брошенного поездного состава.

18 октября находившийся в тылу бронепоезд «Офицер» спешно отправился в распоряжение инспектора артиллерии 1-го корпуса на узловую станцию Джанкой. Боевая часть бронепоезда состояла в это время из одной бронеплощадки с двумя 3-дюймовыми орудиями, принадлежавшей прежде неприятельскому бронепоезду «Товарищ Троцкий». На станции Джанкой бронепоезд «Офицер» получил приказание установить связь с нашими бронепоездами, отходившими из Северной Таврии, и двинулся к станции Чонгар, в 35 верстах от Джанкоя.

19 октября наши войска продолжали медленно отходить в Крым через позицию у станции Сальково. Бронепоезд «Генерал Алексеев» не мог продвигаться дальше на юг из-за забитых путей и оставался у станции Сокологорное, в 40 примерно верстах к северу от станции Сальково. Начальник Донской казачьей дивизии, части которой находились в этот день близ станции Сокологорное, приказал бронепоезду удерживать эту станцию. В случае же отхода частей дивизии команде бронепоезда надлежало немедленно покинуть боевой состав и взорвать его. Около 9 часов неприятельская кавалерия повела наступление на станцию Сокологорное одновременно с трех сторон. Первые атаки красных были успешно отбиты совместными действиями бронепоезда «Генерал Алексеев» и частей Донской дивизии. Однако выяснилась угроза обхода противником, и около 15 часов начальник дивизии решил отступать и приказал команде оставить боевой состав бронепоезда. Примерно в то время и боевой состав бронепоезда «Дроздовец» был оставлен своей командой, которая отступила пешим порядком. После того как боевой состав бронепоезда «Генерал Алексеев» был подожжен, его команда с легкими пулеметами заняла позицию в поле к юго-западу от станции. Красные быстро заняли станцию Сокологорное и двинулись в атаку на цепь команды бронепоезда. Неприятельская атака была отбита. Из состава команды был убит подпрапорщик Долотин. При вторичной атаке красных на цепь команды бронепоезда противник был отброшен частью нашей конницы, которая атаковала его во фланг. Красные очистили станцию. После этого команда бронепоезда «Генерал Алексеев» отошла к резерву Донской дивизии, в 3 верстах к югу от станции Сокологорное, а к 23 часам дошла пешим порядком, вместе с ранеными, до следующей маленькой станции Юрицыно. Таким образом, при отходе из Северной Таврии погибли четыре наших бронепоезда: «Севастополец», «Солдат», «Генерал Алексеев» и «Дроздовец».

19 октября в 9 часов утра бронепоезд «Офицер» оставил свой резерв на станции Чонгар и двинулся на север. На станции Сальково бронепоезд получил от начальника 7-й дивизии генерала Канцерова приказание отправиться дальше на станцию Ново-Алексеевка и прекратить происходившие там грабежи эшелонов, брошенных во время недавнего налета советской конницы. Со станции Ново-Алексеевка бронепоезд «Офицер» восстановил связь с остановившимися в двух верстах к северу от этой станции нашими бронепоездами, отошедшими с севера. Около поврежденного участка пути стояли легкие бронепоезда «Дмитрий Донской» и «Волк» и тяжелые бронепоезда «Единая Россия» и «Иоанн Калита». Починка пути еще не была закончена. К вечеру бронепоезд «Офицер» возвратился на станцию Чонгар, вывезя холодный бронепаровоз, который был обнаружен на станции Ново-Алексеевка.

В течение дня 20 октября к Сальковской позиции подошли с севера отступавшие последними части 1-й армии генерала Кутепова. Вечером Сальковская позиция была занята частями Дроздовской дивизии. В этот день отступавшая походным порядком команда бронепоезда «Генерал Алексеев» двинулась со станции Юрицыно в сторону станции Рыково, находящейся примерно в 15 верстах от станции Ново-Алексеевка. По пути была реквизирована подвода, на которую были помещены раненые, а также сложены пулеметы, боевые припасы и небольшой запас продовольствия. При подходе к станции Рыково оказалось, что станция атакована с запада частями советской кавалерии. Так как путь в этом направлении был отрезан, было решено отходить к станции Сальково другим путем. Команда бронепоезда «Генерал Алексеев» отошла от железнодорожного полотна и направилась на юго-восток. Со станции Рыково проехали в том же направлении одно орудие и несколько грузовых автомобилей. Пехотных частей не было видно. Близ хутора Ларино команда бронепоезда «Генерал Алексеев» была настигнута отрядом советской кавалерии численностью около 100 всадников. Рассыпавшись в цепь, команда бронепоезда отбила атаку красных. При этом был убит один вольноопределяющийся и ранен один офицер бронепоезда. В новой атаке неприятельской кавалерии приняли участие не меньше 500 всадников. Цепь команды бронепоезда продолжала, отстреливаясь, отходить к хутору, чтобы занять стрелковую позицию за земляным валом, который окружал хутор. Однако близ хутора оказался стрелковый окоп для стрельбы стоя, длиною примерно в 30 сажен. Он более отвечал требованиям обстановки и был немедленно занят командой бронепоезда «Генерал Алексеев». Подвода, сопровождавшая при отходе команду бронепоезда, доехала до хутора. Во время последовавшего затем боя эта подвода была захвачена красными, но наши раненые скрылись на хуторе. Красные заняли хутор, окружили окоп, подвезли тачанки с пулеметами и пошли в атаку. Из-за стога соломы, находившегося у левого фланга окопа, было брошено несколько ручных гранат, но они не причинили вреда. Первая атака красных и несколько следующих атак были отбиты с большими потерями для неприятеля. Около полудня противник подвез два орудия. Однако артиллерийский огонь неприятеля был мало действителен. Советская кавалерия оставалась близко к окопу, и орудия поэтому стреляли больше по тылу. В цепи команды бронепоезда стал ощущаться большой недостаток патронов. Было приказано стрелять по красным только на дистанцию не свыше 150 шагов, чтобы поражать их без промаха. Оборонительный бой у окопа продолжался с 10 часов до 15 часов. Атаки красных следовали одна за другой, и положение представлялось безнадежным. Были ранены два офицера. Внезапно правый фланг красных был атакован отрядом нашей кавалерии численностью до 150 всадников. Красные, понесшие большие потери от стрельбы цепи команды бронепоезда, особенно в конском составе, поспешно отступили по направлению к станции Рыково. Во время одной из последних неприятельских атак сосредоточенным огнем из нашего окопа были подбиты пулеметчики и лошади двух пулеметных тачанок красных. Эти тачанки были захвачены командой бронепоезда, причем оказалось, что на каждой тачанке был исправный пулемет системы Максима и боевые припасы. Вместо убитых нами лошадей были запряжены лошади, бродившие без всадников по полю боя. Погрузив раненых на тачанки, команда бронепоезда «Генерал Алексеев» продолжала свой отход в южном направлении и вскоре влилась в общую колонну наших войсковых частей, отступавших на Сальково. Не удалось узнать, к какой части принадлежала наша кавалерия, оказавшая содействие команде бронепоезда и атаковавшая красных. После поспешного отступления красных отряд нашей конницы тотчас же отошел в направлении на станцию Ново-Алексеевка.

В тот же день 20 октября состав резерва бронепоезда «Единая Россия» стоял на станции Рыково, где также стоял состав штаба Донского корпуса. С частью команды бронепоезда, бывшей в составе резерва, находился штабс-капитан Леонов6. Ввиду тревожного положения, он отправился в штаб Донского корпуса и обнаружил, что в вагонах состава больше никого нет. На запрос на станцию Ново-Алексеевка о том, есть ли надежда, что оттуда пришлют паровоз, был получен утвердительный ответ. Штабс-капитан Леонов приказал чинам команды бронепоезда, числом около 40 человек, собраться в случае тревоги у офицерского вагона и заранее выдал им патроны. Утром к станции Рыково подошли бронеавтомобили красных, вооруженные легкими орудиями. За ними показалась советская конница, и начался обстрел станции. Тем временем со стороны станции Ново-Алексеевка подошел на станцию Рыково паровоз. Его гражданский механик подъехал к пустому составу штаба Донского корпуса. Кто-то прицепил этот состав к паровозу, в то время как состав резерва бронепоезда «Единая Россия» стоял на другом пути. Обстрел станции усиливался. Механик дал полный ход и уехал с прицепленным составом, а состав резерва бронепоезда «Единая Россия» остался без паровоза на станции. Команда бронепоезда собралась у офицерского вагона. Штабс-капитан Леонов приказал ей рассыпаться в цепь, и начался отход в направлении станции Ново-Алексеевка. При этом несколько чинов команды были ранены, однако все благополучно дошли до станции Ново-Алексеевка.

В 9 часов 20 октября бронепоезд «Офицер» выдвинулся на станцию Сальково, а оттуда прошел на станцию Ново-Алексеевка, примерно на 5 верст севернее, чтобы вывезти находившийся там огнесклад. В это время красные, открыв артиллерийский огонь по станции, перешли в наступление с целью отрезать еще находившиеся там бронепоезда «Офицер», «Дмитрий Донской», «Иоанн Калита» и «Единая Россия». Ввиду обозначившегося южнее обхода, начальник штаба Корниловской дивизии приказал нашим бронепоездам оставить станцию Ново-Алексеевка и отходить к Сальковской позиции. До 20 часов бронепоезд «Офицер» вел бой у станции Сальково с батареями, конницей и пехотой противника, расстреливая красных пулеметным и картечным огнем. К ночи красные были оттеснены от укрепленной позиции, понеся большие потери от огня наших легких и тяжелых бронепоездов. Находившийся накануне в том же районе бронепоезд «Волк» отправился на станцию Джанкой для спешного ремонта, ввиду порчи труб в котле паровоза. Между тем команда бронепоезда «Грозный» продолжала оставаться в Севастополе. После долгого ожидания были получены две боевые площадки: одна площадка с 6-дюймовым орудием, принадлежавшая раньше советскому бронепоезду «Атаман Чуркин», и одна площадка с 5-дюймовым английским орудием. Эти боевые площадки были поставлены на завод для ремонта, но ремонт еще не был закончен к тому времени, когда произошло оставление Севастополя.

В ночь на 21 октября бронепоезд «Офицер» находился на станции Чонгар в распоряжении инспектора артиллерии 1-й армии генерала Репьева7. От начальника штаба Дроздовской дивизии бронепоезд получил приказание удерживать станцию Джимбулук, в 5 верстах к северу от станции Чонгар, совместно с нашей пехотой, которая должна была занимать Джимбулукскую позицию до следующего вечера. Однако около 2 часов наши пехотные части оставили окопы и стали поспешно отходить к Сивашскому мосту. Ввиду серьезности положения, наше командование поручило бронепоездам задержаться на станции Чонгар до полудня, пока отойдут все части и обозы и будет подготовлено все необходимое для взрыва Сивашских мостов. На рассвете бронепоезд «Офицер» произвел внезапное нападение на станцию Джимбулук, уже занятую красными. Бронепоезд вступил в бой с неприятельской батареей, которая открыла по нему стрельбу картечью. Разрывами был испорчен путь и некоторые части в паровозе. Отстреливаясь в упор, бронепоезд «Офицер» благополучно отошел на станцию Чонгар. На этой станции испорченный паровоз был заменен исправным. По приказанию начальника группы бронепоездов полковника Скопина бронепоезд «Офицер» вышел после этого вперед и занял позицию севернее станции Чонгар. В течение дня бронепоезд «Офицер» отгонял огнем приближавшиеся разъезды противника. За это время на станции Чонгар были погружены 8-дюймовые снаряды, которые были оставлены тяжелым бронепоездом «Москва» 16 октября, во время его отхода в Крым. Около 20 часов бронепоезд «Офицер» отошел без давления противника и согласно полученному приказанию на Сивашскую дамбу. После этого был взорван Сивашский мост. Вечером бронепоезд прибыл на станцию Таганаш, примерно в 20 верстах к северу от узловой станции Джанкой. На станции Таганаш находился резерв бронепоезда, вышедший минувшей ночью последним эшелоном вместе со штабом генерала Туркула со станции Чонгар. До 15 часов состав резерва оставался на станции Сиваш перед мостом ввиду порчи паровоза.

22 октября бронепоезд «Офицер» был отправлен на станцию Симферополь, где оставался несколько дней и получил одну небронированную боевую площадку с 75-миллиметровым орудием. Легкий бронепоезд «Волк» отправился 24 октября по приказанию начальника бронепоездных дивизионов на станцию Керчь, в распоряжение коменданта крепости.

* * *

Превосходные силы советских армий перешли 26 октября 1920 года в новое наступление с целью вторгнуться в Крым. Атаки красных позволили им овладеть северной частью наших позиций на Перекопском перешейке в первый же день наступления. На следующий день, 27 октября, наши войска были оттеснены на последние Юшуньские позиции, защищавшие Крым с северо-запада. Постройка летом 1920 года короткой железнодорожной ветки от узловой станции Джанкой на северо-запад к Юшуни, около 50 верст длиной, должна была позволить нашим бронепоездам принять участие в оборонительном бою у Юшуни. Но после упорных боев в течение нескольких месяцев в Северной Таврии бронепоездов оказалось уже мало и вооружение их было недостаточно сильным.

Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» нес службу сторожевого охранения на Юшуньской ветке в течение около двух недель до 26 октября. Бронепоезд «Дмитрий Донской» прибыл 26 октября к Юшуньской позиции под командой полковника Подопригора и вел бой против наступающих красных совместно с частями Марковской и Дроздовской дивизий. На рассвете 27 октября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел к Армянску, севернее Юшуни, уже занятому противником. Там бронепоезд оказался среди наступающих частей кавалерии красных. Эта кавалерия, поддержанная артиллерийским огнем и бронеавтомобилями, атаковала бронепоезд несколькими лавами, окружив его со всех сторон. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» поражал неприятеля пулеметным и картечным огнем в упор. Красные несли большие потери, но все-таки не прекращали своих атак. Неприятельский разъезд попытался взорвать железнодорожное полотно на пути отхода бронепоезда. Но метким пулеметным огнем с бронепоезда разъезд был целиком истреблен. В это время бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» попал под обстрел советской батареи. Попаданием снаряда в паровоз бронепоезда был поврежден его котел и были контужены один офицер и механик. С затухающим паровозом бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» двигался назад, не прекращая боя с батареями и конницей красных. На северных стрелках разъезда подбитый паровоз затух. До наступления темноты бронепоезд, не имея возможности маневрировать, все-таки отбрасывал своим огнем подходивших красных. Вечером исправный паровоз отвел боевой состав бронепоезда на станцию Юшунь. Во время боя 27 октября на бронепоезде «Дмитрий Донской» было разбито головное орудие. Из состава его команды был ранен один офицер и убит вольноопределяющийся.

28 октября бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» вышел на позицию с небронированным паровозом. Красные вели наступление большими силами, заняли две линии окопов и преследовали наши отступающие части. Бронепоезд внезапно врезался в густые цепи красных и расстреливал их пулеметным и картечным огнем с дистанции до 50 шагов. Красные осыпали наш бронепоезд пулями и с небывалым упорством бросались на него в атаку. Наконец, понеся очень большие потери, противник не выдержал и стал отходить. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» преследовал неприятеля. Благодаря этому наша пехота перешла в контратаку. Между тем продвинувшийся вперед бронепоезд был снова атакован свежими силами неприятельской пехоты. Цепь красных залегла у полотна железной дороги. Здесь неприятельскими пулями были ранены 4 солдата команды бронепоезда и механика, а также перебит единственный исправный инжектор паровоза. Вследствие этого подача воды в котел паровоза прекратилась. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» все же отбросил своим огнем цепи красных, нанеся им большие потери. После прибытия к цепям нашей пехоты бронеавтомобиля «Гундоровец» бронепоезд отошел на станцию Юшунь с потухающим паровозом.

Между тем стало известно о том, что красные подготовляют вторжение в Крым других своих войск с северо-востока, вдоль главной линии железной дороги, проложенной по дамбе близ станции Сиваш. Тяжелый бронепоезд «Единая Россия» находился 28 октября у Сивашского моста, на участке 134-го пехотного Феодосийского полка8, и вел перестрелку с неприятелем. Легкий бронепоезд «Офицер» прибыл в утро того же дня на узловую станцию Джанкой. По приказанию начальника штаба 1-го корпуса бронепоезд отправился оттуда на станцию Таганаш, примерно в 20 верстах от станции Джанкой, для участия в обороне Сивашских позиций.

29 октября в 9 часов бронепоезд «Офицер» вышел на Сивашскую дамбу в составе одной бронеплощадки с двумя 3-дюймовыми орудиями, одной площадки с 75-миллиметровым орудием и небронированного паровоза. Несмотря на огонь стоявших укрыто на противоположном берегу батарей неприятеля, бронепоезд «Офицер» двинулся к мосту. Когда бронепоезд был на расстоянии около 150 сажен от моста, под его второй предохранительной площадкой взорвался фугас. Взрывом был вырван кусок рельсы около 2 футов длиной. По инерции через взорванное место прошла одна бронеплощадка и тендер паровоза. Остановившийся бронепоезд «Офицер» картечью и пулеметным огнем частью перебил, частью разогнал красных, находившихся у взорванного моста. Затем бронепоезд открыл огонь по позициям неприятельской артиллерии, продолжавшей его обстреливать. Несмотря на повреждение пути, бронепоезд «Офицер» благополучно вернулся к нашим окопам. Там бронепоезд оставался до 13 часов, передвигаясь под огнем легких и тяжелых неприятельских орудий. После этого по приказанию начальника группы бронепоездов полковника Лебедева9 бронепоезд «Офицер» отошел на станцию Таганаш. В это время красным удалось прорваться по Чонгарскому полуострову, и они вели наступление с востока, в обход станции Таганаш. Бронепоезд обстреливал колонны противника, наступавшие со стороны селения Абаз-кирк. Огнем наших бронепоездов (в том числе тяжелого бронепоезда «Единая Россия»), а также позиционной и полевой артиллерии, красные, атаковавшие большими силами, были остановлены к вечеру южнее селения Тюп-Джанкой. До темноты бронепоезд «Офицер» оставался на станции Таганаш.

После 18 часов 29 октября бронепоезд «Офицер» спешно вышел снова к Сивашской дамбе по приказанию начальника группы бронепоездов полковника Лебедева, ввиду создавшегося там тяжелого положения. Были получены сведения, что красными заняты без выстрела атакой, произведенной в темноте, — 4-я позиционная батарея, помещавшаяся в траншеях для обороны дамбы, а также и линия наших окопов. Части Феодосийского пехотного полка, занимавшие этот участок, отошли по направлению к станции Таганаш. Наступавшая ночь была особенно темной: в десяти шагах нельзя было различить фигуру человека. Поэтому командовавший бронепоездом «Офицер» капитан Лабович10 выслал вперед трех нижних чинов с фонарем для осмотра пути. Выйдя на линию окопов и не обнаружив противника, бронепоезд «Офицер» обстрелял, однако, дамбу и прилегающую местность, оставленную нашей пехотой. После этого бронепоезд «Офицер» отъехал назад и связался с начальником группы бронепоездов полковником Лебедевым, находившимся на станции Таганаш. Ему было доложено о положении. У железнодорожной будки нашли в это время солдата Феодосийского полка, части которого раньше занимали окопы. Этот солдат показал, что он видел двух неприятельских пехотинцев матросского полка. Численность прорвавшегося противника он указать не мог. Начальник группы бронепоездов полковник Лебедев приказал капитану Лабовичу отойти назад и встретить тяжелый бронепоезд «Единая Россия», которому сообщить обстановку. После встречи бронепоезда «Офицер» и «Единая Россия» двинулись вперед в полной темноте с задачей занять позицию при входе на Сивашскую дамбу. Ввиду боевой обстановки, сигнальные огни не были зажжены. После того как бронепоезда медленно прошли около 2 верст, были встречены отходившие части Феодосийского пехотного полка, во главе с командиром этого полка. Командир полка переговорил с командовавшими нашими бронепоездами капитаном Лабовичем (бронепоезд «Офицер») и полковником Окушко (бронепоезд «Единая Россия») и решил снова занять на берегу Сиваша свои оставленные окопы. Для этого он хотел наступать цепями справа и слева от полотна железной дороги. Бронепоезда должны были идти в центре боевого порядка, поддерживая наступление. Бронепоезд «Единая Россия» шел позади бронепоезда «Офицер» на расстоянии около 100 сажен. Не доезжая саженей 200 до линии наших передовых окопов, капитан Лабович остановил бронепоезд «Офицер», так как получил предупреждение от проходившего в это время по полотну железной дороги офицера Феодосийского полка. Этот офицер предупредил, что красные, по-видимому, готовятся подорвать путь, так как были слышны удары кирки по рельсам. Приняв меры предосторожности, бронепоезд «Офицер» стал медленно отходить, чтобы обнаружить место подкопа. Внезапно раздался сзади взрыв, происшедший под предохранительными площадками следовавшего вторым бронепоезда «Единая Россия». Силою взрыва две предохранительные площадки были подброшены в воздух. Бронепоезд «Единая Россия» был отброшен назад по рельсам, отошел и остановился на расстоянии около полуверсты. В образовавшуюся от взрыва яму провалилась задняя площадка с 75-миллиметровым орудием бронепоезда «Офицер», который не успел затормозить. Бронепоезд остановился. Тогда, при полной темноте, красные открыли огонь из семи пулеметов, стоявших главным образом с левой стороны полотна. Бронепоезд «Единая Россия» также подвергся обстрелу. Ввиду темноты, с наших бронепоездов не было видно, что делала наша пехота. Впоследствии только у станции Таганаш были встречены отдельные чины Феодосийского пехотного полка. Бронепоезд «Единая Россия» открыл орудийный огонь в сторону неприятеля. На бронепоезде «Офицер» два орудия не могли стрелять: заднее 75-миллиметровое орудие не могло стрелять из-за наклонного положения боевой площадки, провалившейся в яму, а у среднего 3-дюймового орудия не было достаточного количества номеров — артиллеристов. Таким образом, бронепоезд «Офицер» открыл огонь только из одного головного 3-дюймового орудия и всех пулеметов. Тогда же командующий бронепоездом «Офицер» капитан Лабович послал одного офицера к бронепоезду «Единая Россия», чтобы сообщить о случившемся. С провалившейся боевой площадки и с паровоза были вынесены раненые. Пулеметным огнем бронепоезда красные были сначала отбиты. Но через некоторое время они возобновили атаку на бронепоезд «Офицер» и подошли к нему почти вплотную. С криками «Ура!» красные обстреливали боевой состав бронепоезда и метали ручные гранаты. Когда неприятель атаковал в третий раз, пулеметные ленты на бронепоезде «Офицер» были израсходованы. Тогда командующий бронепоездом капитан Лабович приказал головному орудию капитана Д.Д. Иванова11, при котором оставались три артиллериста, задерживать противника, стреляя «на картечь». Два офицера и помощник механика были тяжело ранены. Тяжело раненного капитана Соколова не удалось вынести. Большая часть команды с ранеными вышла из боевого состава и стала отходить в сторону бронепоезда «Единая Россия». Противник, вероятно, понес большие потери и на несколько минут скрылся в темноте. Воспользовавшись этим, командующий бронепоездом с чинами команды, остававшимися при нем, покинули боевой состав бронепоезда. Вскоре красные с криками «Ура!» заняли покинутый боевой состав. Капитан Лабович и два офицера шли последними. Вдруг из темноты показалась совсем близко пулеметная тачанка. Когда ее окликнули, оказалось, что в тачанке сидят красные. Между тем бронепоезд «Единая Россия» начал медленно идти вперед, чтобы в темноте не наскочить на взорванные предохранительные платформы. Когда была встречена отступающая команда бронепоезда «Офицер», ее погрузили на боевой состав бронепоезда «Единая Россия». После этого бронепоезд отошел на станцию Таганаш. Там начальник группы бронепоездов полковник Лебедев сначала приказал бронепоезду «Единая Россия» вернуться к боевому составу бронепоезда «Офицер» и попытаться вывезти его материальную часть. Однако после доклада командующего бронепоездом полковника Окушко это приказание было отменено. Бронепоезд «Единая Россия» получил приказание прикрывать отход наших войск и оставаться на станции Таганаш до ее эвакуации. Команда бронепоезда «Офицер» с ранеными присоединилась к своему резерву также на станции Таганаш.

В тот же день, 29 октября, находившиеся на Юшуньской ветке бронепоезда «Дмитрий Донской» и «Святой Георгий Победоносец» вступили в бой с наступающими советскими частями с 7 часов и сдерживали продвижение противника со стороны Карповой Балки. Около полудня бронепоезд «Дмитрий Донской» был подбит. Его бронеплощадки были настолько повреждены, что он не мог продолжать боя и отошел в сторону узловой станции Джанкой. Бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» остался один. Однако ему удалось задерживать противника своим огнем до тех пор, пока наши отступающие войска вышли на большую Симферопольскую дорогу. Затем бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел на станцию Юшунь и с этой станции отражал атаки кавалерии красных, которая пыталась начать преследование наших частей. Советские войска долго не могли войти в селение Юшунь и были задержаны бронепоездом «Святой Георгий Победоносец» на несколько часов. При отходе бронепоезда сошла с рельс одна его предохранительная площадка. Поздно вечером примерно в 2 верстах от узловой станции Джанкой произошло столкновение составов наших бронепоездов «Святой Георгий Победоносец» и «Дмитрий Донской». Бронеплощадки при этом не пострадали, а сошли с рельс лишь вагон резерва бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и три вагона-мастерские, которые были прицеплены к бронепоезду «Дмитрий Донской». Вероятно, в ту же ночь тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» прошел через станцию Джанкой по железнодорожной линии на Керчь, имея задачей прикрывать отход в сторону Керчи частей Донского корпуса. 29 октября была закончена спешная починка старых бронеплощадок, принадлежавших бронепоезду «Дмитрий Донской». Этот боевой состав отправился на фронт из Феодосии под командой капитана Делова, также для прикрытия отступающих войск Донского корпуса.

30 октября утром бронепоезд «Святой Георгий Победоносец», присоединив к себе одну боевую площадку бронепоезда «Единая Россия», двинулся вместе с резервом со станции Джанкой в сторону Симферополя. Примерно в пяти верстах к югу от Джанкоя состав резерва бронепоезда был брошен, так как оказалось, что его паровоз не успел получить снабжения. Бронепоезд «Единая Россия» оставил станцию Таганаш, к северу от станции Джанкой, последним. Когда бронепоезд «Единая Россия» подошел к станции Джанкой, ему пришлось остановиться и ждать починки поврежденного пути. Бронепоезду «Единая Россия» удалось двинуться дальше, когда часть города Джанкой была уже занята противником. На разъезде к югу от станции Джанкой бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» соединились и пошли дальше соединенным составом. Около 14 часов бронепоезда подошли к станции Курман-Кемельчи, в 25 верстах к югу от станции Джанкой. В это время неожиданно появились конные части красных, которые шли со стороны Юшуньской позиции в обход наших отступающих войск. Наши соединенные бронепоезда открыли огонь по неприятельской кавалерии, отбросили ее и дали возможность нашим частям в порядке отходить дальше. При дальнейшем движении к Симферополю соединенные бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» оказались перед препятствием из наваленных на рельсы камней и шпал. По нашим бронепоездам стреляла 4-орудийная батарея противника, а советская конница находилась в тысяче шагов от железнодорожного пути. Красные кавалеристы двинулись в атаку на наши бронепоезда, но были отброшены с потерями. При дальнейшем отходе командам наших бронепоездов приходилось несколько раз расчищать путь от шпал и камней, которые красные успевали набрасывать с целью вызвать крушение. К ночи на станцию Симферополь прибыли бронепоезд «Дмитрий Донской» и состав резерва бронепоезда «Офицер». Позднее пришли на ту же станцию соединенные бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия». На мосту около Симферополя был спущен паровоз.

Команда бронепоезда «Генерал Алексеев» выступила 30 октября из Симферополя походным порядком и прибыла в город Бахчисарай, пройдя около 30 верст. Отступившая в Севастополь команда бронепоезда «Севастополец» получила приказание от командира 1-го бронепоездного дивизиона идти в порт для погрузки и была принята на пароход «Сегет».

31 октября в 11 часов бронепоезд «Святой Георгий Победоносец» отошел со станции Симферополь последним. По прибытии на станцию Бахчисарай был спущен на ее северных стрелках паровоз. Затем по приказанию командующего 1-й армией генерала Кутепова был произведен взрыв железнодорожного моста через реку Альма и сожжен мост на шоссе. Ночью было получено приказание отходить в Севастополь для погрузки на суда.

На рассвете 31 октября бронепоезд «Дмитрий Донской» и состав резерва бронепоезда «Офицер» подошли к станции Севастополь и остановились близ первых пристаней. Дальше нельзя было двигаться, так как на повороте сошла с рельс боевая площадка бронепоезда «Дмитрий Донской» и требовалась починка пути. Между тем были получены сведения, что у соседней пристани уже производится погрузка войск на пароход «Саратов». На этот пароход была принята команда бронепоезда «Грозный», которая перед посадкой привела в негодность только что полученные из ремонта два орудия и сбросила в море замки. На том же пароходе находился командир 2-го бронепоездного дивизиона полковник Баркалов. В 23 часа команда бронепоезда «Офицер», имея при себе стяг бронепоезда, панорамы, прицелы, затворы и шесть пулеметов, погрузилась на пароход «Саратов». Команда бронепоезда «Генерал Алексеев», в числе около 70 человек, прибыла в Севастополь походным порядком около 21 часа. В этот вечер не удалось выяснить, на какой именно пароход надлежит грузиться. Поэтому команда бронепоезда «Генерал Алексеев» поместилась для ночлега в брошенном помещении этапного коменданта.

1 ноября около 9 часов бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» дошли до Севастополя, в район Килен-бухты. По пути была испорчена материальная часть на бронеплощадках. Около 10 часов было произведено крушение для того, чтобы составы бронепоездов не достались в целом виде неприятелю. Боевые составы бронепоездов «Святой Георгий Победоносец» и «Единая Россия» были пущены возможно быстрым ходом навстречу друг другу. Команда бронепоезда «Святой Георгий Победоносец» с шестью пулеметами погрузилась на пароход «Бештау». Команда бронепоезда «Единая Россия», прибывшая на боевой части, была также погружена на пароход «Бештау». Часть команды, находившаяся в составе резерва, была погружена раньше на пароход «Херсон».

Команда бронепоезда «Генерал Алексеев», дошедшая до Севастополя накануне походным порядком, прибыла в 8 часов 1 ноября на Графскую пристань. Там от штаба, еще находившегося в здании гостиницы «Кист», было получено распоряжение грузиться на линейный корабль «Генерал Алексеев». Однако по наведенным в порту справкам оказалось, что линейный корабль уже ушел в Феодосию. Около полудня было получено новое распоряжение: грузиться на миноносец «Цериго», который стоял против Графской пристани. На миноносец были перевезены частными лодками около 25 человек из состава команды бронепоезда «Генерал Алексеев». После этого миноносец «Цериго» был выведен на буксире на внешний рейд. Остальная часть команды бронепоезда «Генерал Алексеев», не успевшая погрузиться, прибегла к помощи частных лодок. Эти лодки вывозили чинов команды на внешний рейд, где их принимали на разные суда.

Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» прибыл 1 ноября в Керчь, прикрывая шедшую в арьергарде Донского корпуса бригаду под командой генерала Фицхелаурова12. Так как не было разрешено взорвать боевой состав бронепоезда, то его материальная часть была приведена в негодность без взрыва. В ночь на 2 ноября 1920 года команда бронепоезда «Иоанн Калита» была погружена на «Маяк номер 5». Бронепоезд «Дмитрий Донской» прибыл 2 ноября в Керчь, где уже находился бронепоезд «Волк». Команды этих двух бронепоездов сняли замки с орудий и испортили материальную часть на боевых площадках, после чего были погружены на суда.

* * *

Прогремели последние выстрелы войны белых против красных. Ушли в Черное море пароходы с офицерами и солдатами Добровольческой армии. И на необъятных пространствах Юга России, вдоль всех железнодорожных линий остались могилы. Могилы тех, которые пали в неравной борьбе.

Их похоронили не одинаково. Одних хоронили торжественно — с отданием воинских почестей, с оркестром музыки, игравшим похоронный марш, с венками из цветов, в присутствии тысячной толпы. Других хоронили поспешно: на кладбище близ бараков для раненых и сыпно-тифозных больных, соблюдая только самый простой церковный обряд. А некоторых хоронили еще более торопливо, около семафора маленькой разбитой станции, под крестом, наскоро сколоченным из двух тонких досок.

И теперь, через пятьдесят лет, никто не придет к этим могилам. Никто не преклонит перед ними голову. Никто не принесет к ним цветов. Только песня ветра в мрачную ночь напомнит, может быть, о людях, которые были молоды и полны сил и которые отдали России самое дорогое, что у них было, — свою жизнь.

Но остается еще невещественное и вечное. Со всей Единой России собрались Офицеры, чтобы по призыву генерала Алексеева идти в бой. Вперед за Родину! Им не суждено было дожить до победы. Но совершенные подвиги от этого не менее прекрасны. Ими создана неувядаемая слава.

Примечания

1. Власов Андрей Алексеевич, р. в 1899 г. Во ВСЮР и Русской Армии в бронепоездных частях до эвакуации Крыма. Георгиевский крест 4-й ст. Подпоручик 6-го артдивизиона. В эмиграции во Франции. Окончил Высшие военно-научные курсы в Париже (5-й выпуск), в 1938 г. руководитель (помощник руководителя) тех же курсов. К 1969 г. сотрудник журнала «Военная Быль». Умер 13 декабря 1980 г. в Шелль (Франция).

2. Впервые опубликовано: Военная Быль. Июль 1971 — январь 1972. № 111—114.

3. Гадд Александр Людвигович. Полковник. В Добровольческой армии и ВСЮР; с 25 октября 1918 г. командир бронепоезда «Вперед за Родину», 25 февраля 1919 г. установлено старшинство в чине, с 7 апреля 1919 г., с сентября 1919 г. командир 3-го бронепоездного дивизиона. В Русской Армии с августа 1920 г. начальник группы бронепоездов. В эмиграции в Югославии. Умер в 1938 г.

4. Скопин Иван Васильевич, р. в 1875 г. Офицер с 1897 г. Полковник, командир 28-го тяжелого артиллерийского дивизиона. В Добровольческой армии; летом 1918 г. командир 1-й тяжелой (3-й гаубичной) батареи 3-й дивизии, с 2 июля 1918 г. на бронепоезде «Единая Россия», с 11 декабря 1918 г. командир того же бронепоезда, с 7 апреля 1919 г. командир 1-го бронепоездного дивизиона. В Русской Армии в 1-м бронепоездном дивизионе до эвакуации Крыма. Эвакуирован на корабле «Сцегед». Галлиполиец. На 30 декабря 1920 г. во 2-й батарее 6-го артиллерийского дивизиона.

5. Кийпле Николай Иванович. Штабс-капитан. Во ВСЮР и Русской Армии в Дроздовской артиллерийской бригаде, с октября 1920 г. на бронепоезде «Севастополец» в 1-м бронепоездном дивизионе до эвакуации Крыма. Эвакуирован на корабле «Сцегед». Галлиполиец. Осенью 1925 г. в составе Дроздовского артдивизиона в Болгарии.

6. Леонов Константин Филиппович, р. в 1893 г. в Златоусте. Первый русский кадетский корпус (1914), Иркутское военное училище (1915). Штабс-капитан 35-го Сибирского стрелкового полка. Во ВСЮР и Русской Армии до эвакуации Крыма, с октября 1920 г. на бронепоезде «Единая Россия». Галлиполиец. На 30 декабря 1920 г. в 1-й батарее 6-го артиллерийского дивизиона. Капитан. Осенью 1925 г. в составе того же артдивизиона в Бельгии. Подполковник. В эмиграции там же. Умер 22 августа 1952 г. в Брюсселе.

7. Репьев Михаил Иванович, р. 14 сентября 1865 г. Из дворян Симбирской губ. Симбирский кадетский корпус (1882), Константиновское военное училище (1884), Офицерская артиллерийская школа (1908). Генерал-майор, начальник 166-й пехотной дивизии и врид командира 18-го армейского корпуса. Георгиевский кавалер. В Добровольческой армии и ВСЮР в распоряжении черноморского военного губернатора, с сентября 1918 г. инспектор артиллерии Астраханского корпуса, 1-го армейского корпуса, затем в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР, с 24 июля, в сентябре — октябре 1919 г. инспектор артиллерии 5-го кавалерийского корпуса, с 13 ноября 1919 г. — войск Киевской области, затем в резерве чинов войск той же области, с 8 декабря 1919 г. в резерве чинов войск Новороссийской области (на 25 марта 1920 г. не прибыл), начальник обороны Новороссийска. Эвакуирован. 30 мая 1920 г. возвратился в Русскую Армию в Крым (Севастополь) на корабле «Поти». В Русской Армии инспектор артиллерии 1-й армии, с октября 1920 г. инспектор артиллерии Русской Армии до эвакуации Крыма. Генерал-лейтенант (с 27 января 1919 г.). На 18 декабря 1920 г. в Галлиполи, инспектор артиллерии 1-го армейского корпуса. В эмиграции с апреля 1922 г. в Болгарии, затем в Югославии, с 1924 г. в Париже. Первый председатель Главного правления Общества Галлиполийцев и Общества Галлиполийцев во Франции, в 1931 г. помощник по строевой и хозяйственной части и член учебного комитета Высших военно-научных курсов в Париже, с 1933 г. помощник командира 1-го армейского корпуса. Председатель Общества офицеров-артиллеристов во Франции, председатель объединения Симбирского кадетского корпуса. Умер 29 апреля 1937 г. в Париже.

8. 134-й пехотный Феодосийский полк. Возрожден во ВСЮР на базе офицерского кадра полка, пришедшего в Крым в составе Екатеринославского отряда и вошедшего в январе 1919 г. в Сводный полк 34-й пехотной дивизии (к осени 1919 г. его кадр входил в состав 1-го сводного полка этой дивизии). К 1 октября 1919 г. стал самостоятельным полком, в нем состояло 1482 человека, в т. ч. 257 офицеров (из них 181 на солдатских должностях) и 7 чиновников. В 1920 г. входил в состав развернутой в Русской Армии 34-й пехотной дивизии. На 1 августа 1920 г. насчитывал 50 офицеров и 411 солдат при 18 пулеметах.

9. Лебедев Михаил Иванович. Капитан. В Добровольческой армии на бронепоезде «Офицер», с начала декабря 1918 г. врид командира того же бронепоезда. Во ВСЮР и Русской Армии; в июле — октябре 1919 г. до эвакуации Крыма командир бронепоезда «Офицер» (в сентябре 1920 г. командир бронепоездного дивизиона). Полковник (27 января 1919 г.). Орд. Св. Николая Чудотворца. Осенью 1925 г. в составе 6-го артдивизиона в Болгарии. В эмиграции к 1938 г. во Франции.

10. Лабович М.Л. Штабс-капитан. В Добровольческой армии и ВСЮР; в апреле 1919 г. на бронепоезде «Офицер», в августе 1919 г. начальник боевой части бронепоезда «Офицер». В Русской Армии с октября 1920 г. командир бронепоезда «Офицер» до эвакуации Крыма. Галлиполиец. На 30 декабря 1920 г. во 2-й батарее 6-го артиллерийского дивизиона. Капитан.

11. Иванов Дмитрий Дмитриевич. Прапорщик. В Добровольческой армии, ВСЮР на бронепоезде «Офицер»; подпоручик с 16 августа 1919 г.; в Русской Армии до эвакуации Крыма, с октября 1920 г. командир орудия на том же бронепоезде. Галлиполиец. На 30 декабря 1920 г. во 2-й батарее 6-го артиллерийского дивизиона. Капитан. Осенью 1925 г. в составе того же дивизиона в Болгарии. В эмиграции во Франции, начальник 1-го отдела РОВС, с 1961 г. директор Дома Белого Воина. Умер 11 июля 1980 г. в Париже.

12. Фицхелауров Александр Петрович, р. 8 июня 1878 г. Из дворян, сын офицера ВВД, казак ст. Новочеркасской Области Войска Донского. Донской кадетский корпус (1897), Николаевское кавалерийское училище (1899). Офицер л.-гв. Атаманского полка. Полковник, командир 36-го Донского казачьего полка. В Донской армии; с апреля 1918 г. командир казачьего партизанского отряда, Новочеркасского пешего полка Южной группы, с 9 мая 1918 г. командир Северного отряда той же группы, командующий Северной группой, генерал-майор, с 1 июня 1918 г. — командир Царицынского отряда, с 9 июля 1918 г. по начало августа 1918 г. командующий войсками Усть-Медведицкого войскового района, с сентября 1918 г. командир 12-го Донского казачьего полка, с 8 декабря 1918 г. военный губернатор и командующий войсками Старобельского района, с 2 января 1919 г. командующий войсками Чертковского боевого района, с 1 марта 1919 г. — 5-го Донского армейского корпуса, с 12 мая 1919 г. — 5-й Донской дивизии. Осенью 1919 г. командир 9-й Донской пластунской бригады, с 24 марта по 1 мая 1920 г. командир 8-го Донского казачьего пешего полка, затем — 2-й бригады 3-й Донской дивизии до эвакуации Крыма. Орд. Св. Николая Чудотворца. Генерал-лейтенант (с 13 декабря 1919 г.). Был на о. Лемнос, с 12 декабря 1920 г. по 1921 г. командир 3-й бригады 2-й Донской казачьей дивизии и начальник лагеря на Кабакдже, где издавал журнал в 3-х экземплярах. Осенью 1925 г. в составе Донского офицерского резерва в Болгарии. В эмиграции во Франции. Умер 28 марта 1928 г. в Париже.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2021 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь