Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Балаклаве проводят экскурсии по убежищу подводных лодок. Секретный подземный комплекс мог вместить до девяти подводных лодок и трех тысяч человек, обеспечить условия для автономной работы в течение 30 дней и выдержать прямое попадание заряда в 5-7 раз мощнее атомной бомбы, которую сбросили на Хиросиму.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Стратификация херсонесской общины и обитателей города

Для советских историков, начиная с 30-х гг. XX в., как уже было отмечено, характерно внимание к социально-экономическим вопросам. Отдельные замечания в обобщающих работах и статьях звучали и относительно городов Северного Причерноморья. Для Херсонеса наиболее последовательно проблема стратификации общества начала разрабатываться в начале второй половины столетия. Систематическое обращение к этому вопросу присутствует в работах представителей харьковской и киевской школ антиковедения.

Сравнив экономическое развитие Херсонеса в эллинистический и римский периоды, В.М. Зубарь пришел к выводу, что существенные изменения «социально-классовой структуры» римского периода следует объяснять утратой земельных владений. В эллинистическое время благосостояние полиса зависело от возможности расширения территории в Северо-Западном Крыму. В римский период она исчезла; стабилизация и расцвет города были достигнуты вследствие вовлечения варварского населения в сферу политического и экономического влияния херсонеситов. Новым фактором стало появление различных типов аренды. Некоторые из арендаторов, по его мнению, были по своему положению близки к римским колоннам, или клиентам, в ограниченных масштабах использовался и наемный труд1.

Основа гражданского коллектива — средние слои (землевладельцы и ремесленники, виноделы и рыбаки), сохранившие собственность, сохранили и право решать свои дела на Народном собрании, но, возможно, не всегда посещали его заседания. Наличие документов о продаже земельных участков и декрет, в котором говорится о выступлении бедноты (охлоса) в поддержку тиранов, показатель не только разорения, вполне возможного, значительной части граждан, но и попыток изменить существующие порядки, при которых богатство и власть начинали сосредотачиваться у немногих.

В одной из надписей, к анализу которой историки обращались неоднократно, пытаясь уточнить время ее появления2, говорится о длительной борьбе с тираном, захватившим власть, которого поддержали граждане из-за бедственного положения. Насколько велика была опасность ликвидации традиционных выборных органов, свидетельствуют награды гражданину, предотвратившему переворот: он был увенчан золотым венком; Народ Херсонеса установил ему статую.

Херсонесит, о котором говорится в декрете (его имя осталось не известным: верхняя часть плиты не сохранилась), возглавил борьбу с тираном. Граждане открытым голосованием избрали его эпимелетом — распорядителем всех государственных дел, что позволило ему принять ряд экстренных мер. Получив чрезвычайные полномочия, он позаботился о безопасности хоры, занялся ремонтом оборонительных стен города и оказал помощь хлебом нуждающимся согражданам. Упоминание о приведении в порядок фортификационных сооружений свидетельствует о внешней опасности, переживаемой Херсонесом одновременно с неурядицами внутри полисного коллектива.

В это время, считает В.И. Кадеев, «спасти демократию» и защитить город от неприятеля могло только обращение в Рим, к Величайшему императору и сенату. Возможным ответом на просьбу стало получение элевтерии при Августе и введение эры Девы в 25/24 г. до н. э.3

Вполне вероятно, что поскольку предпринятые меры носили краткосрочный характер, они не могли кардинально изменить положение наименее состоятельной части херсонеситов. И свидетельства этого существуют.

Удачей для В.И. Кадеева стала находка в 1968 г. надписи, в которой сказано о финансовом кризисе, невозможности выплаты жалования наемникам, а также о гражданине из «отменных мужей», чествуемым согражданами за то, что он восстановил демократию4. Эта надпись служит, как полагает В.И. Кадеев, указанием на то, что во II в. н. э. был совершен государственный переворот, направленный против олигархической прослойки5. Однако возможна и иная гипотеза — это отражение борьбы за преобладание внутри верхушки херсонесской общины, ведь чествуемый происходил из «отменных мужей». Но, поскольку в данном разделе основное внимание уделяется концепциям исследователей, а не созданию иных возможных вариантов объяснения событий, продолжим обращение к мнениям исследователей относительно социума Херсонеса в первые века н. э.

Ни у кого из историков Херсонеса не вызывает сомнения, что среди граждан появились не имеющие собственности, которые в эпиграфических памятниках названы «охлос». Малоимущие и люди среднего достатка, наиболее многочисленная категория — это демоты. И, наконец, состоятельные граждане, некоторые из них имели двойное гражданство (о времени его получения свидетельствуют имена: семьи Ульпиев, Элиев, Аврелиев; особое место среди них занимали представители семьи Флавиев)6. Доходы таких граждан позволяли им жертвовать средства на Общеполисные мероприятия. Также поступали и некоторые из ксенов и вольноотпущенников7. Еще в III в. до н. э. в Херсонесе появилась категория почетных, граждан. Особенно широко «почетное гражданство» даровалось в римский период. В.И. Кадеев полагает, что такие граждане получали все права коренных: могли приобретать собственность, участвовать в Народном собрании, суде и так далее8. Однако существует и иное мнение, согласно которому новые граждане не пользовались правом собственности на землю, не могли вступать в законный брак с представительницами коренных семей херсонеситов9.

Некоторые из «почетных граждан» обладали весьма значительным состоянием, и наряду с исконными членами общины делали добровольные взносы деньгами или натурой (эпидосис). Подобные поступки являлись подчас средством для достижения гражданских прав10.

В источниках не отражено использования наемного труда, нет данных о колонах: гипотеза о наличии их среди жителей Херсонеса покоится на обращении к общеисторической ситуации.

Безусловно, в городском ремесле и промыслах, на земельных участках херсонеситов применялся труд рабов11. Интерпретация надписи, в которой названо имя одного из жителей города, привела к более полувековой дискуссии. Итак, настало время обратиться к тому, что известно о занятиях и статусе прожившему 80 лет Сотериху.

Примечания

1. Зубарь В.М. Херсонес Таврический в античную эпоху. С. 113, 117, 122.

2. Декрет был введен в научный оборот В.В. Латышевым, который датировал его временем принципата Тиберия (Латышев В.В. IosPE. I². P. 313). Не пришел к однозначному выводу относительно хронологии памятника М.И. Ростовцев, относивший его первоначально к 50-м гг. I в. н. э., затем 40-ми гг. II в. до н. э. (Ростовцев М.И. К истории Херсонеса в эпоху ранней Римской империи // Сборник статей в честь графини П.С. Уваровой. М., 1916. С. 13; Он же. Цезарь и Херсонес // ИАК. Вып. 63. 1917. С. 18). Э.И. Соломоник предполагала, что попытка установления тирании могла иметь место на рубеже тысячелетий (см.: Соломоник Э.И. Граффити с хоры Херсонеса. С. 9). Несколько иная хронология событий представлена: Кадеев В.И. Херсонес, Боспор и Рим в I в. до н. э. — III в. н. э. // ВДИ. 1979. № 2. С. 57); Виноградов Ю.Г. Полемон, Херсонес, Рим // Древнее Причерноморье: II чтения памяти И.О. Карышковского. Одесса, 1991. С. 17—19; также см. одноименную статью в: ВДИ. 1992. № 3. С. 130—139.

3. Кадеев В.И. Херсонес Таврический: Быт и культура. С. 6—7. Обратившись еще раз к палеографическим особенностям надписи и упоминанию в ней «Величайшего императора и сената», он уточнил время издания декрета — между 29 и 23 гг. до н. э., так как до 23 г. Август решал дела при участии сената. Таким образом, мнения исследователей, относящих декрет к эпохе Нерона (Дьяков В.Н. Оккупация Таврики Римом в I в. н. э. // ВДИ. 1941. № 1. С. 90), или к последней четверти II в. н. э. (Граков Б.Н., Виноградов Ю.Г. Новые надписи из Херсонеса Таврического // ВДИ. 1970. № 3. С. 129), или к 40-м гг. I в. (Анохин В.А. Монетное дело Херсонеса... С. 21) оказываются в свете палеографических наблюдений и возможной последовательности событий, не корректными. Ко времени около 25 г. до н. э. отнесена надпись в одной из работ С. Голубцовой (Голубцова Е.С. Северное Причерноморье и Рим на рубеже нашей эры. М., 1951. С. 96).

4. Кадеев В.И. Очерки истории экономики Херсонеса Таврического в I—IV вв. н. э. Харьков, 1970. С. 287; Граков Б.Н., Виноградов Ю.Г. Новые надписи... С. 128.

5. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 60.

6. Вслед за В.В. Латышевым (см.: Латышев В.В. ΠΟΝΤΙΚΑ. СПб., 1909. С. 318) это отмечается всеми историками Херсонеса. Для обозначения верхушки общества, имевшей доступ к магистратурам, В.И. Кадеев использует термин «булевты» (см.: Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 42).

7. Наблюдение о том, что некоторые вольноотпущенники греческого и римского происхождения входили в состав городской знати, принадлежит В.И. Кадееву (Кадеев В.И. К вопросу о римских вольноотпущенников в Херсонесе в первых столетиях н. э. // Вестник Харьков. ун-та. 1974. № 104: История. Вып. 8. С. 83—88 (на укр. яз.); Он же Вольноотпущенники и их потомки в античных государствах Северного Причерноморья // Проблемы античной истории и культуры: Тез. докл. 14-й Междунар. конф. античников соц. стран. Ереван, 1979. С 359—365).

8. Одному из почетных граждан херсонеситы доверили возглавить посольство к Цезарю в 46 г. до н. э., когда добивались получения от Рима статуса элевтерии (Кадеев В.И. Херсонес Таврический: Быт и культура. С. 5).

9. Свенцицкая И.С. К вопросу о гражданских и имущественных правах в эллинистических полисах Малой Азии // ВДИ. 1966. № 2. С. 45. Возражая против данного тезиса, В.И. Кадеев напоминает содержание декретов, в которых говорилось о предоставлении равных прав, таких же, вероятнее всего, какие имели граждане (см.: НЭПХ. II. № 115. С. 45, 52). Текст гласит: предоставить «гражданство проксении и участие в государстве во всем, в чем участвуют и херсонеситы», первая половин II в. н. э.

10. Такой пример привела Э.И. Соломоник. В декрете рассказывается, что знатный юноша, отличившийся у себя на родине и во время пребывания в Херсонесе, оказал помощь продовольствием (проксенический декрет II в. н. э. (Соломоник Э.И. НЭПХ. I. С. 24—28).

11. Среди рабов существовала такая категория как гладиаторы (см.: НЭПХ. II. С. 265). В связи с обсуждением вопроса о рабах следует упомянуть одно погребение в северо-западном районе некрополя: здесь обнаружен костяк с железными кандалами на ногах (Суров Е.Г. К истории северо-западного района Херсонеса Таврического // АДСВ (Свердловск). 1965. Вып. 3. С. 124, 125, погребение № 21). Удивительный и противоречащий правилам случай — раб (если кандалы указывают на это (удостоился чести быть похороненным рядом со свободными, но кандалы, чтобы облегчить его переход в царство Аида, не сняты. О рабах см.: Кадеев В.И. О рабстве в Херсонесе Таврическом в первых веках н. э. // История и культура античного мира. М., 1977. С. 57—61.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь