Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Ордерная архитектура; сакральные центры города

Для древнегреческой архитектуры характерно наличие трех стилей — дорического, ионического и коринфского. Ордерная система, прошедшая долгий путь развития от первых деревянных сакральных сооружений, особенно ярко проявилась в храмах позднеархаического и классического периодов.

В топографии Херсонеса и облике его архитектурных памятников, безусловно, нашли отражение принципы, в целом характерные для искусства эллинов. Монументальная архитектура города развивалась в русле общеэллинских традиций. К числу наиболее значимых сооружений относились храмы. Но несмотря на значительное количество обнаруженных во время раскопок в Херсонесе архитектурных деталей храмов и других общественных сооружений, памятники монументальной архитектуры города являются наименее изученными1. В течение длительного времени работа с обширной коллекцией находок сводилась в основном к их описанию, в конечном итоге анализ материалов привел к воссозданию облика сакральных сооружений. Первые графические реконструкции двух храмов были выполнены в 70-е гг. XX в. И.Р. Пичикяном2. Однако локализовать и «вписать» в общую архитектонику города тот или иной вид ордерных сакральных построек исследователям долгое время не удавалось3.

Новое обращение к изучению северо-восточного района Херсонеса, где в 1908—1914 гг. проводил раскопки Р.Х. Лепер, позволило выявить фундаменты сооружений, возведенных в начале III в. до н. э. Этот район Херсонеса давно привлекал внимание исследователей — именно здесь главная городская улица заканчивалась площадью, вымощенной известняковыми плитами. На ней впервые для Херсонеса «удалось обнаружить «строительные следы», позволяющие судить о расположении античных храмов»4. Предполагается, что в восточной части площади располагался главный храм полиса, для которого характерными являлись, скорее всего, черты дорического стиля5. Анализ архитектурных деталей показал, что местные архитекторы следовали принципам дорического ордера не только при возведении общественных зданий, но и богатых жилых домов6. Для дорической архитектуры Херсонеса характерно композиционное и пластическое искусство, что свидетельствует о высоком уровне культуры и художественным таланте камнерезов. Богатство и разнообразие архитектурных деталей позволяет ставить вопрос о существовании местной архитектурной школы7. Примечательно, что в ходе раскопок северо-восточного района городища встречено более двух десятков архитектурных деталей дорического и ионического ордеров и среди них редкая находка — фрагмент дверного наличника, который мог принадлежать одному из главных храмов полиса8. О том, какому божеству (Афине или Деве9, или же Афродите10) он был посвящен, историки архитектуры к единому мнению не пришли. Храм располагался в восточной части площади. Западнее его, возможно, находился еще один, меньших размеров, ионического ордера.

Ионические капители из раскопок Херсонеса отличаются разнообразием, что отражает развитие архитектурных принципов, происходивших в эллинистическую эпоху. Ближайшие аналогии памятникам можно видеть среди сооружений таких малоазийских центров, как Приена, Милет и особенно Пергам (алтарь Зевса, первая половина III в. до н. э.). Но мотивы декоративных росписей по-прежнему традиционны: овы, киматий и растительные элементы.

Для архитектурных деталей III в. до н. э. прослеживается сочетание двух ордеров — дорического и ионического, что являлось характерной чертой малоазийской архитектуры. Воздействие ионического ордера на дорический было не очень существенным и фиксируется не ранее III в. до н. э.11

Как и в других античных центрах, Херсонес украшали скульптурные изображения почитаемых жителями богов. В частности, неподалеку от храмов на северо-востоке была установлена величественная статуя богини Афины Сотейры. От памятника сохранился только мраморный постамент с надписью-посвящением богине. В этой части города, вполне вероятно, был возведен монументальный алтарь и, возможно, небольшая вотивная колонна с посвящением богине Деве.

Сосредоточение и топография сакральных сооружений на северо-восточной площади города, которой завершается главная улица, позволяют полагать, что она была «задумана» как «единая ансамблевая композиция»12 и являлась в эллинистическую эпоху священным участком — теменосом. Возникновение ее авторы данного тезиса (М.И. Золотарев и А.В. Буйских) относят к концу IV — началу III в. до н. э.13

Архитектор и реставратор Е.Н. Жеребцов на основании находок архитектурных деталей со следами раскраски полагает, что другой сакральный центр существовал в юго-восточной части города. Здесь во время исследования башни XVII и территории римской цитадели обнаружены многочисленные известняковые архитектурные детали от построек ионического ордера. На этом основании и был сделан вывод, что теменос в юго-восточной части Херсонеса являлся «редким для своего времени типом святилища, для которого характерен целостный авторский замысел», и, судя по находкам, постройки отличал «высокий профессионализм зодчих при превосходном качестве строительных работ»14. Однако топография местности — наиболее низкая часть городской территории — противоречит выводу, а находки архитектурных деталей позволяют судить о наличии постройки в любом районе Херсонеса. Е.Н. Жеребцов считает также, что еще один значительный сакральный комплекс мог находиться в районе театра15. Но раскопками не выявлено остатков сооружений, принадлежащих храмам16. Столь же гипотетично предположение о расположении общественных зданий на главной площади. Если они и имелись здесь, судить об этом не представляется возможным, так как интенсивная строительная деятельность — возведение нескольких христианских храмов в византийское время — уничтожила более ранние сооружения.

Однако отсутствие археологических свидетельств не стало препятствием для некоторых архитекторов полагать, что в центральной части Херсонеса находился акрополь, на котором, вероятнее всего, был установлен мраморный прямоугольный алтарь с надписью-посвящением Деве-Спасительнице. На основании сохранившихся архитектурных деталей строительство его датируется концом IV — началом III в. до н. э. Алтарь украшали пять характерных для эпохи эллинизма рельефных изображений букраниев и соединяющие их гирлянды — таким представлялся этот участок городской территории архитектору И.Р. Пичикяну17. В основу гипотезы положены слова декрета в честь понтийского полководца Диофанта, где сказано о величественном алтаре Девы, стоящем перед храмом на акрополе. О храме Девы и ее статуе на акрополе упоминал и географ I в. н. э. Страбон. Но ни в одном из письменных источников нет упоминаний о местоположении акрополя.

Характерной чертой топографии Херсонеса, начиная с эпохи эллинизма, стала гипподамова система с прямоугольной сеткой уличных магистралей и равновеликими квадратами. В этот период возникает и театр. Как и в остальных центрах Эллады, он был возведен на склоне холма и вмещал не более 1000 зрителей18. Часть скамей театрона была вырублена в скале, но при отделке кресел первых рядов (прокедрия) использован мрамор19. Естественной «декорацией» херсонесского театра являлась Карантинная бухта и невысокие склоны противоположного городу берега20.

Непрерывное существование Херсонеса на одном и том же месте в течение почти 2-х тыс. лет привело к уничтожению большей части сооружений античной эпохи. Поэтому судить о планировке, оформлении домов херсонеситов можно только на основании немногочисленных находок и остатков нескольких частных построек. Они свидетельствуют об использовании ордерных принципов при строительстве домов и позволяют полагать, что жилища состоятельных херсонеситов имели два этажа, а в убранстве использовались детали ионического и дорического ордеров; внутренние стены помещений расписывались после нанесения штукатурки. Типологии домов херсонеситов на основании материалов раскопок Г.Д. Белова посвящены небольшие разделы в обобщающих работах по архитектуре городов Северного Причерноморья. Первое наиболее полное описание их принадлежит С.Д. Крыжицкому. Новое обращение к гражданской архитектуре связано с реализацией проекта Института археологии Украины — созданием серии монографий, посвященных истории и культуре Херсонеса. Некоторые наблюдения были опубликованы автором главы по градостроительству А.В. Буйских в отдельных статьях21.

Архитекторы IV в. до н. э., отчасти III в. до н. э., еще не знали такого приема, как облицовки стен и перекрытий зданий декоративными плитами («навесными» архитектурными деталями). Использование декоративных плит стало применяться позднее. Архитектурные детали, как правило, изготавливались на месте из известняка и предназначались для конкретных зданий22.

При работе, как с мрамором, так и известняком, использовались единые технические приемы. Продукцию камнетесов отличает высокий художественный уровень23. Сохранившиеся фрагменты свидетельствуют, что сооружения конца IV—III в. до н. э. имели хороший декор24. Капители с плоскими завитками волют и базы ионического ордера, карнизы с вырезанными овами, декоративные водостоки придавали постройкам живописный вид. Широко использовались при отделке зданий терракотовые украшения — волюты и акротерий25, фигурные и с растительным узором антефиксы. Во время раскопок обнаружены части глиняных форм для их изготовления.

Зрительный эффект усиливался раскраской архитектурных деталей и рельефов. Роспись производилась без применения шаблона, и ее качество свидетельствует об искусстве и уверенной руке художников. Правда, палитра красок невелика: синий, красный, черный, желтый, изредка зеленый цвета26.

Памятники монументальной архитектуры определяли лицо городов античного времени27 и были тесно связаны с различными сторонами жизни граждан, с их традициями и особенностями быта. Этим объясняется как целесообразность типов зданий, так и четкость композиционных приемов. Общепризнанным является мнение, что «никакая другая архитектура не осмыслила столь глубоко связь целого и его отдельных элементов, как греческая архитектура, разработавшая систему ордеров, их сочетание, их членение и пропорции»28. Мастера античной эпохи доводили обработку и прорисовки всех деталей рисунка на камне «до высочайшей степени совершенства и отточенности»29.

Примечания

1. Буйских А.В., Золотарев М.И. Теменос античного Херсонеса. Опыт архитектурной реконструкции // ВДИ. 1994. № 3. С. 78.

2. Личикян П.Р. Алтарь Пасиада в Херсонесе // СА. 1976. № 3. С. 248—255; Он же. Храм ионийского ордера в Херсонесе: Попытка реконструкции // История и культура античного мира. М., 1977. С. 169—176; Он же. Малая Азия — Северное Причерноморье: Античные традиции и влияния. М., 1984. С. 197—218, 251—256. После раскопок украино-польской экспедиции в Балаклаве стало возможным «восстановить» облик еще одного храма римского периода. Первая реконструкция здания принадлежит Т. Сарновски. Наиболее полная публикация материалов раскопок: Сарновски Т., Савеля О.Я. Балаклава. Римская военная база и святилище Юпитера Долихена. Варшава, 2000. Некоторые замечания о памятнике приведены: Крыжицкий С.Д., Зубарь В.М. К вопросу о реконструкции храма Юпитера Долихена на территории современной Балаклавы // Археологія. 2000. № 1. С. 119—130 (на укр. яз.).

3. О возможном расположении сакральных центров уже говорилось выше. Обнаружение фундаментов одного из храмов, расположенных на северо-восточном теменосе, принадлежит М.И. Золотареву и А.В. Буйских (см.: Буйских А.В., Золотарев М.И. Градостроительный план Херсонеса Таврического // ВДИ. 2001. № 1. С. 111—132).

4. Буйских А.В., Золотарев М.И. Теменос... С. 79, 83.

5. Там же. С. 88.

6. В течение длительного времени один из таких комплексов условно именовался монетным двором. А.В. Буйских пишет о некорректности интерпретации постройки, доказывая, что она являлась жилым комплексом (площадь домов наиболее состоятельных херсонеситов достигала 600 м²), но об условности такого обозначения говорилось и ранее. Другое значительных размеров здание общественного характера расположено в портовом районе — так называемые казармы, относящееся не римскому времени, как полагал К.К. Косцюшко-Валюжинич, а к периоду эллинизма. В пользу тезиса об общественном использовании его свидетельствует расположение — у оборонительных стен города (см.: Буйских А.В. Градостроительство и архитектура // Зубарь В.М., Буйских А.В., Кравченко Э.А., Марченко Л.В., Русяева А.С. Херсонес Таврический в третьей четверти VI — середине I в. до н. э.: Очерки истории и культуры. Киев, 2005. С. 324). Отмеченный приоритет в комплексном освещении градостроительных традиций Херсонеса, представленный в монографии, никоим образом не умаляет предшествующих исследований, в числе которых прежде всего следует назвать: Крыжицкий С.Д. О принципах классификации античных кладок Северного Причерноморья // КСИА. 1981. Вып. 168. С. 35—41; Он же. Жилые дома античных городов Северного Причерноморья, VI в. до н. э. — IV в. н. э. Киев, 1982; Он же. Архитектура античных государств Северного Причерноморья. Киев, 1993.

7. Буйских А.В. Некоторые проблемы изучения дорического ордера Херсонеса // ХСб. 1996. Вып. 7. С. 58.

8. Буйских А.В., Золотарев М.И. Теменос... С. 88.

9. Там же.

10. Федоров Б.Н. К вопросу о реконструкции северо-восточной площади Херсонеса Таврического // КСИА. 1985. Вып. 182. С. 10.

11. Буйских А.В. Некоторые проблемы... С. 58.

12. Федоров Б.Н. К вопросу о реконструкции... С. 10.

13. Буйских А.В., Золотарев М.И. Теменос... С. 100.

14. Жеребцов Е.Н. Архитектурный облик херсонесского святилища раннеэллинистического времени // МАИЭТ. 2005. Вып. 11. С. 12.

15. Жеребцов Е.Н. Архитектурный облик... С. 9, 12.

16. К западу от театра К.К. Косцюшко-Валюжинич открыл комплекс, о котором можно судить только на основании плана, прилагаемого к отчету; далее — на более высокой части участка расположено водохранилище, изучаемое в настоящее время сотрудницей Херсонесского заповедника Л.В. Седиковой. Ни одна из построек не напоминает остатков храма. Правда, во время раскопок «театрального участка» были встречены посвятительные надписи и алтарь.

17. Пичикян И.Р. Алтарь Пасиада... С. 252, 255. В.М. Зубарь, присоединяясь к гипотезе И.Р. Пичикяна и М.И. Золотарева, все же заметил, что можно только предполагать о расположении на главной площади теменоса, как и таких зданий, как булевтерий и дикостерий (Зубарь В.М. Формирование территориального государства в Западной Таврике и Херсонес во второй половине IV — первой трети III в. до н. э. // Херсонес Таврический в третьей четверти VI — середине I в. до н. э. Киев, 2005. С. 125). В защиту гипотезы, как правило, приводятся данные о наибольшем количестве находок эпиграфических памятников именно в районе главной площади. Ее размеры 65,5×173 м.

18. Мнения о размерах театра представлены выше в связи с определением возможной численности гражданского коллектива Херсонеса.

19. Об использовании мраморных деталей позволяет судить находка подлокотника кресла. О раскопках театра см. работы О.И. Домбровского: Раскопки античного театра в Херсонесе // Археологія. 1957. Т. 10. С. 94—101; Античный театр в Херсонесе (раскопки 1954—1958 гг.) // СХМ. 1960. Вып. 1. С. 29—36; Раскопки античного театра в Херсонесе в 1970—1971 гг. // Тез. докл. 15-й Национальной конф. Ин-та археологии АН УССР. Одесса, 1972. С. 240—242; Стратиграфические наблюдения на участке раскопок античного театра в Херсонесе: Тез. докл. // НОСА. Киев, 1975. Ч. 2. С. 74—75; Работы на участке херсонесского театра в 1991—1994 гг. // АИК. 1997. С. 37—88.

20. На основании данных аэрофотосъемки было высказано предположение о том, что в Херсонесе имелся еще один театр, обозначенный как Северный (об этом см.: Романчук А.И., Филиппов В.А. Результаты применения разведочной аэрофотосъемки западной части Херсонеса Таврического в 2005 г.: Научный доклад. Севастополь; Тюмень; Екатеринбург, 2005. С. 16—22). Приведенные свидетельства о возможных размерах, предполагаемая «реконструкция» не противоречат гипотезе, но «вердикт» могут вынести только раскопки.

21. Буйских А.В. Жилые дома на северном берегу Херсонеса // ХСб. 1999. Вып. 10. С. 23—30; Она же. К вопросу о количестве этажей в жилых домах Херсонеса // VII Боспорские чтения: Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и Средневековья. Керчь, 2006. С. 25—28.

22. Домбровский О.И., Паршина Е.А. Архитектурные детали античного Херсонеса // СХМ. 1961. Вып. 2. С. 83.

23. Безусловно, наряду с жилищами, украшенными росписью, существовали и более скромные дома, как непосредственно в Херсонесе, так и на территории округи (например, см.: Щеглов А.Н. Жилой дом эллинистического Калос Лимена: Опыт реконструкции // Художественная культура и археология античного мира. М., 1976. С. 232—238; Кутайсов В.А. Дом сандроном из раскопок Керкинитиды // СА. 1985. № 3. С. 178—189; Он же. Эллинистический дом Керкинитиды: Археологические раскопки в Евпатории, Крым. обл. // СА. 1987. № 1. С. 169—182).

24. Соколов Г.И. Ольвия и Херсонес... С. 365.

25. Соколов Г.И. Ольвия и Херсонес... С. 355.

26. Чубова А.П. Новейшие открытия советских археологов // Тез. конф. Киев, 1975. С. 79.

27. Пичикян И.Р. К методике реконструкций античных ордерных фасадов по архитектурным фрагментам // КСИА. 1978. Вып. 152. С. 81.

28. Михайлов Б.П. Архитектура Древней Греции // ВИА. 1958. Т. 1. С. 176.

29. Бартенев И.А., Батажкова В.Н. Очерки истории... С. 25.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь