Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Надгробные памятники римского времени

В римскую эпоху изменяется вид надгробных памятников. Широкое распространение получают портретные изображения на стелах. На смену эллинистическим стелам с лаконичными рельефными или рисунками предметов, соответствовавших занятиям и возрасту усопшего, пришли стелы с рельефными изображением «загробной трапезы», стоящих задрапированных фигур или погрудных портретов.

Для стел со стоящей задрапированной фигурой характерна лаконичность раннего времени. Традиционная в античном искусстве сцена «загробной трапезы»1 в первые века н. э. представлена в надгробных памятниках Херсонеса. Композиция отличается простотой: возлежащая мужская и сидящая женская фигуры (иногда двух возлежащих), одной или двух маленьких фигурок слуг и круглого пиршественного стола.

Черты местного стиля характерны для надгробия Сотериха и Конхи, изготовленных в III в. н. э. На нем представлены рельефные изображения умерших супругов, возлежащих на ложе; перед ними стоит круглый пиршественный стол; слева к нему подходит слуга. В руках Сотериха — сосуд, у Конхи — в левой руке, вероятно, хлеб, в правой — тарра. Форма прически и бороды Сотериха напоминают римскую портретную скульптуру конца II — начала III в. н. э. Черты лица неправильны и грубоваты, точно переданы признаки старческого возраста (как свидетельствует надпись, выбитая ниже, он прожил 80 лет). Индивидуально лицо Конхи: очень полное, с крупным подбородком. Принцип плоскостности в этом случае особенно ярко проявился в изображении пиршественного стола, крышка которого со стоящими на нем «блюдами» поставлена вертикально. Так наряду с условными приемами в творчестве херсонесского мастера проявилось и стремление к реализму, в частности при передаче деталей. (Подобное сочетание считается характерным для местного искусства, что прослежено и в скульптуре Херсонеса)2.

Местный стиль проявился при изготовлении надгробия (I в. н. э.) с изображением женского бюста в покрывале, накинутом на голову. Лицо трактовано крайне упрощенно, без всякой моделировки, оно асимметрично. Вряд ли мастер был знаком с римской портретной скульптурой, но при всей «примитивности» исполнения, для «портрета» характерна индивидуальность и передача деталей (ожерелье на шее, волосы «челкой»)3.

Временем принципата Нерона датируется массивное мраморное надгробие вольноотпущенников Цинция и Ведия, на котором в нише-эдикуле, увенчанной фронтоном с четырехлепестковой розеткой, помещены два мужских бюста в фас. Сохранность не позволяет судить об особенностях трактовки бюстов, в частности лиц, но общее оформление стелы — фронтон и эдикула с бюстами — характерны для солдатских надгробий, распространенных в провинциях Подунавья4.

Среди мастеров, работавших в Херсонесе, были, несомненно, знакомые с основными художественными приемами римской портретной скульптуры. Показательно надгробие Аврелия Виктора — солдата I Италийского легиона5. На мраморной пластине, которая вставлялась в известняковую стелу, сохранилось погрудное рельефное изображение умершего. Черты лица носят портретный характер — косые пряди короткой прически, небольшая, аккуратно подстриженная борода, глаза с резко очерченными веками. Скульптор тяготел к резкости линий, четкости деталей, плоскостности объемов6. Некоторая асимметрия лица, трактованного фронтально, объясняется стремлением мастера передать поворот в три четверти, характерный для римского портрета II — первой половины III в. н. э.

Не подлежит сомнению портретность фрагмента надгробия Аристолоха, на котором сохранилось изображение головы немолодого человека с крупными, неправильными чертами лица, мясистым носом, крупными губами, густыми волосами и лысеющим лбом, окладистой бородой и бакенбардами. Пластическая трактовка зрачков позволяет отнести надгробие к концу II или началу III в. н. э.7 Оно выполнено мастером, хорошо знакомым с римской портретной скульптурой, но допустившим отдельные примитивные приемы (например, слишком высоко и упрощенно трактованы уши).

Особого внимания заслуживают мраморные плиты с рельефными изображениями, обнаруженные при исследовании в 1935—1936 гг. среднего нефа базилики. Плиты были использованы для вымостки пола храма и уложены лицевой стороной вниз. Они украшены рельефными фигурами Эротов, поддерживающих гирлянду из плодов и листьев, здесь же помещены маски Диониса, Силена, Сатира и Менады, а также венки и розетки. Тщательная отделка всех деталей, чистота контура придают плитам пышный и нарядный вид. Они выполнены опытными мастерами-декораторами, продолжающими эллинистические традиции, которые были еще очень сильны в I—II вв. н. э.8 Исследователи едины во мнении, что рельефные плиты принадлежат к числу выдающихся произведений скульптурной пластики. Г.Д. Белов считал их стенками саркофагов, и это определение долгое время не вызывало сомнений, хотя мраморные саркофаги «ни разу не были найдены на некрополе Херсонеса»9. Более тщательное изучение плит позволило выявить ряд особенностей, ускользнувших из поля зрения. Прежде всего, это размеры — они слишком велики и массивны, а на оборотной стороне отсутствуют следы выемок, характерных для составных гробниц. Форма и обработка плит стали основанием для вывода, что они являются не стенками саркофагов, а декоративными рельефами, украшавшими, возможно, сакральное сооружение, связанное с поклонением Гераклу и Дионису, и относятся к концу II или началу первой половины III в.10 Известно, что плиты с Эротами, несущими гирлянды, нередко использовались для декоративных целей в причерноморских городах римского времени. Херсонес, судя по всему, не составлял в этом плане исключения.

Примечания

1. В.М. Зубарь при анализе вопросов идеологии херсонеситов склонен видеть в этом проявление тенденции «героизации предков» (см.: Зубарь В.М. Религиозное мировоззрение. С. 464—466).

2. Иванова А.П. Надгробия со сценой «загробной трапезы» // Античная скульптура Херсонеса. С. 107.

3. Иванова А.П. Надгробия с изображениями женщин в покрывале // Античная скульптура Херсонеса. С. 120.

4. Там же. С. 127, № 392.

5. Античная скульптура Херсонеса. № 393.

6. Соколов Г.И. Ольвия и Херсонес... С. 471.

7. Античная скульптура Херсонеса. С. 114, № 357.

8. Чубова А.П. Херсонесские саркофаги с гирляндами и поддерживающими фигурами // СА. 1986. № 4. С. 17—22.

9. Русяева М.В. Искусство Херсонеса первых веков новой эры // Херсонес Таврический в середине I в. до н. э... С. 466.

10. Соколов Г.И. Ольвия и Херсонес... С. 443.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь