Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Дискуссия о первой «элевтерии»; введение нового летоисчисления

Проримская ориентация политики Херсонесской республики нашла отражение уже во время Митридатовых войн. После междоусобной борьбы на Боспоре и поражения Фарнака в 46 г. до н. э. из Херсонеса отправляется посольство в Рим. Его цель — добиться в лице республики «друга и защитника».

Рассматривая события тех лет, В.И. Кадеев писал, что херсонеситы использовали для изложения просьбы наилучшее время, и наиболее приемлемого человека. Таковым стал Гай Юлий Сатир, сын Феогена, почетный гражданин города. Кроме многочисленных заслуг, имел он и римское гражданство. В память благополучного завершения почетной миссии Народное собрание издало декрет, текст которого и положен в основу реконструкции событий1. Но в нем не сказано за какое из деяний Гай Юлий Сатир удостоился римского гражданства. Согласно гипотезе В.И. Кадеева, ранее он успешно выполнял поручения самого Юлия Цезаря, при котором и стал гражданином Римской республики. Отражением этого является одна из составляющих его имени — Юлий.

Итак, в 46 г. до н. э. из Херсонеса отбывает посольство. Цезарь, готовясь к борьбе со сторонниками Помпея, которые укрепились в Испании, и, стремясь заручиться поддержкой греческих городов, удовлетворил ходатайство, проведя решение через сенат. Так Херсонес получил свободу — элевтерию. В.И. Кадеев, скорее всего не безосновательно, полагает, что послы могли дать обещание выступить против Боспора и сетовали на не справедливость Помпея, поскольку свободу он даровал только Фанагории.

В ознаменование столь значимого государственного акта Херсонесский монетный двор выпустил монету с изображением богини Девы и лани на аверсе, на реверсе — бодающегося быка и надписью «Херсонесская свобода». Решение Цезаря о предоставлении «элевтерии» сенат утвердил спустя несколько лет, как полагает В.И. Кадеев (через день после убийства Цезаря — 17 марта 44 г. до н. э.)2.

Смерть Цезаря привела к новой вспышке гражданской войны. И судьба города стала все большей и большей степени зависеть от событий, происходивших непосредственно в республике. Выступивший против Октавиана, приемного сына Цезаря, Марк Антоний лишил многие греческие города дарованных им ранее элевтерий (ок. 42 г. до н. э.). Вероятно, утратили ее в эти годы и херсонеситы.

Безусловно, восстановить подробный ход событий только на основании декрета в честь Гая Юлия Сатира и учета общеисторической ситуации не возможно. Но имеется еще один документ, относящийся к 20-м гг. I в. до н. э., на который обратил особое внимание В.И. Кадеев, а в последующем и другие историки, писавшие о Херсонесе второй половины — конца I в. до н. э. Это декрет в честь неизвестного (имя не сохранилось) гражданина. Палеографический анализ надписи и упоминание «Величайшего императора и сената», по мнению исследователя, свидетельствует о том, что декрет был издан Народным собранием между 29 и 23 гг. до н. э.3 К этому времени главой Римского государства стал принцепс и император Гай Октавиан, принесший гражданам долгожданный мир после разгрома совместных сил Антония и царицы Египта Клеопатры.

В декрете в честь неизвестного говорится о недовольстве беднейших граждан, чем воспользовался тиран и произвел переворот. Неспокойная обстановка заставила состоятельных херсонеситов вновь обратиться в Рим с просьбой подтвердить свободу (а тем самым и защиту), дарованную Цезарем. Антидемократический переворот был подавлен; демократия восстановлена; элевтерию Херсонес получил. Но это была уже иная демократия.

С 26 г. до н. э., после победы в гражданской войне, Август подтверждал дарованные ранее Цезарем «свободы» греческим городам. Многие из них отмечали чрезвычайно важные события выпуском монет и введением нового летоисчисления. Так же поступили и херсонеситы: в 25/24 г. до н. э., согласно точке зрения В.И. Кадеева, был веден новый календарь4. Однако, как он полагает, элевтерия оказалась кратковременной.

Близкое мнение было высказано еще в начале века М.И. Ростовцевым, первым, кто обратился к данному сюжету. Он писал, что декрет в честь Юлия Сатира — свидетельство получения «свободы» при Цезаре, затем элевтерия подтверждена Октавианом Августом, но оказалась недолгой5.

Кратковременность элевтерии В.И. Кадеев объясняет тем, что в скором времени (в 14 г. до н. э.) римляне, исходя из внешнеполитических интересов, настояли на заключении союза между Херсонесом и Боспорским царством.

В середине 20-х гг. на Боспоре вспыхнула династическая борьба между Полемоном I (37—8 гг. до н. э.) и Скрибонием. Римляне поддержали одного из претендентов — Полемона — и потребовали от Херсонеса оказать ему военную помощь и заключить союз (симмахию, 14 г. до н. э.). Так херсонеситы стали союзниками Боспора, сохранив автономию при решении внутренних дел. Управляли городом по-прежнему избираемые на год магистраты, среди которых появляются имеющие римское гражданство. Не смотря на призрачность свободы, в последующем херсонеситы неоднократно просили Рим подтвердить элевтерию. И она подтверждалась, особенно, в годы, когда возникала опасность в нарушении «союза и дружбы» с римским народом со стороны боспорских правителей. То даруя, то отменяя элевтерию, римляне влияли на обстановку в регионе дипломатическим путем, не вводя военных контингентов.

Симмахии 14 г. до н. э. является свидетельством все большего и большего втягивания в орбиту римской политики Херсонесского полиса, который под давлением Рима вынужден был стать союзником Боспора, что привело его к зависимости от его правителей. Правда, как отмечает В.И. Кадеев, при этом формально свобода не отменялась6.

Подтверждением существования симмахии являются два памятника: декрет в честь Боспорского посла при царице Динамии и установка в городе статуи другому правителю — Аспургу (14/15—37/38).

По мнению Ю.Г. Виноградова, содержание надписи свидетельствует о существенной зависимости Херсонеса от Боспорского царства. Исследователь полагал, что декрет в честь Динамии «носит яркий оттенок милостей, причитающихся правительнице» со стороны ее верноподданных. Подтверждается это, как он полагал, и текстом послания Полемона Советуй Народу Херсонеса, который носит характер обычных рескриптов «от имени сюзерена гражданам зависимого от него полиса»7.

Мнение Ю.Г. Виноградова вызвало критические замечания. Возражая ему, В.М. Зубарь отметил8, что подобные обращения использовались в отношении городов, имевших элевтерию и самоуправление. Кроме логических построений и выводов коллег В.М. Зубарь использует для аргументации, вслед за В.И. Кадеевым, эпиграфические памятники Боспора, в которых в числе подвластных Полемону территорий Херсонес не назван. Несколько позднее рассматриваемых событий Плиний Старший писал, что Херсонес остался единственным городом с греческой культурой (Плиний Старший, Естественная история. IV, 85). Отметил римский историк и то, что город сохранил при римлянах статус свободы. Но до времени, когда это было сказано, херсонеситом предстояло пережить еще многие события.

В конце I до н. э. — начале I в. н. э. римляне пока еще использовали дипломатию, для военного присутствия время не наступило.

У рождающейся империи было много дел на Западе. Победоносной армии наследника Цезаря — Октавиана Августа — германцы нанесли сокрушительный удар в Тевтобурском лесу. В 29 г. до н. э., после возвращения с Востока Октавиана были закрыть двери храма бога Януса, но полного мира не наступило. (Согласно традиции двери храма оставались открытыми до тех пор, пока римляне находились в состоянии войны.) После поражения в Тевтобурском лесу «сына причисленного к лику богов Цезаря» Октавиана Августа, варвары все чаще начали появляться у границ Рима.

Не наступило и гражданского мира, не помогло и возведение величественного Алтаря Мира. После смерти Октавиана, при Тиберии Клавдии (42 г. до н. э. — 37 г. н. э.), начались многочисленные процессы по обвинению в «оскорблении величеств», казни, ссылки и конфискации имущества, направленные против оппозиционно настроенных сенаторских кругов. А границы государства все в большей степени страдали от набегов варваров. Наследникам Октавиана приходилось противостоять им и бороться против мятежей, вспыхивающих в армии и провинциях. Военные силы требовались для наведения порядка в Паннония, Фракии, Галлии и Германии.

Однако, не смотря на существовавшие внутри- и внешнеполитические проблемы, Римская империя стремились контролировать ситуацию в Северном Причерноморье. Свидетельством усиливающегося вмешательства стал военный конфликт с Боспорским царем Митридатом II (39—45 гг.).

Сменивший Тиберия Калигула (37—41), решил поставить во главе Боспора нового правителя — Полемона II. Не пожелавший подчиниться принцепсу, Митридат II выступил против Рима. Так началась римско-боспорская война. Херсонеситы приняли в ней участие на стороне более сильного из противников — Римской империи, надеясь на ее помощь и в отражении опасности со стороны скифов. Посланные в Таврику легионеры, отразили угрозу. Митридат II на время сохранил престол, более того император Клавдий (41—54) признал его власть законной. Однако попытки Митридата II проводить самостоятельную политику пресекались. Справившись с внутренними трудностями, Клавдий начал активнее вмешиваться в боспорские дела. Одним из поводов стал донос Котиса на брата. Для наведения порядка в Северное Причерноморье был отправлен военный отряд во главе с Авлом Дидием Галлом. Армия Митридата II потерпела поражение, а сам он нашел убежище на азиатской стороне пролива. Но, как только основные силы римлян покинули регион, Митридата II попытался вернуть престол. Его поддержало одно из местных племен. Но удача отвернулась от бывшего правителя. Митридат вновь был разбит командовавшим вспомогательным отрядом Гаем Юлием Аквилом, а прокуратор Понта Юний Цилон доставил останки поверженного в столицу.

Военачальники, участвовавшие в римско-боспорской конфликте, получили награды: Юлий Аквил стал претором, а Юний Цилон — получил консульские регалии.

Какие же выгоды извлекли херсонеситы из того, что они сражались на стороне римлян? Зависимость от Боспора, диктуемая союзным договором, сменилась протекторатом империи, но это давало надежду на защиту пределов полиса от скифской угрозы9.

Мнение В.М. Зубаря в отношении изложенных выше событий в отдельных деталях отличается от точки зрения В.И. Кадеева.

Для выявления продолжительности первой элевтерии В.М. Зубарь реконструирует возможный ход событий следующим образом. После гибели Митридата Евпатора Понтийского его останки вместе с дарами и заложниками отосланы в Рим, а Фарнак (63—47 до н. э.) стал «другом и союзником римлян». Херсонес остался под контролем Боспора. Новый правитель Боспорского царства вынашивал честолюбивые планы — вернуть наследство Митридата: Понтийской царство находилось в руках римлян. Готовясь к отплытию в Малую Азию, Фарнак назначил архонтом Боспора Асандра (49/48 гг. до н. э.). После поражения в битве при Зеле в августе 47 г. до н. э., по дороге на Боспор Фарнака скончался. Боспорским царем стал Асандр, позднее официально утвержденный в этом качестве (ок. 45 г. до н. э.) римлянами. В начале его правления херсонеситы отправили посольство с просьбой о даровании независимости от Боспора. По мнению В.М. Зубаря, получению элевтерии способствовало то, что Асандр еще не был признан царем Боспора, и римляне стремились создать ему противовес. Элевтерия означала подчинение Херсонеса непосредственно Римской республике. В последующем Август подтвердил элевтерию10, предотвратив тем самым прямую угрозу захвата Херсонеса боспорским царем.

После окончания римско-боспорской войны Боспорское царство перешло в ведение наместника провинции Вифиния; западная часть Северо-Причерноморского региона (и Херсонес) оказались под контролем легата Мезии. Свидетельства о событиях того времени не позволяют окончательно решить вопрос о продолжительности элевтерия и представить, какие «свободы» получили херсонеситы.

В.М. Зубарь полагает, что при Августе были дарованы «какие-то более ограниченные права, о содержании которых в силу полного отсутствия источников можно лишь догадываться». Но получение херсонеситами «еще каких-то льгот» ознаменовалось выпуском золотых монет в 47 и 49 гг.11

Итак, около 25/24 г. Херсонес, по мнению В.М. Зубаря, становится потенциальным союзником Рима, он выведен из непосредственного подчинения Боспорскому царству, с которым все же херсонеситы заключили союз. Избегая термина «элевтерия» для определения положения Херсонеса, начиная с эпохи Октавиана Августа, исследователь полагает, что император даровал Херсонесу «определенный юридический статус»12. Взаимоотношения между двумя государствами Северного Причерноморья — Херсонесским полисом и Боспорским царством — на время были урегулированы заключением оборонительного союза, по условиям которого они должны были проводить единую внешнеполитическую линию в интересах Рима13. Вероятно, союзные отношения существовали до середины I в. н. э.14

Примечания

1. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 14—15; также см. его работу: Херсонес Таврический: Быт и культура, I—III вв. н. э. Харьков, 1996. С. 5.

2. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 14.

3. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 15. До 23 г. до н. э. все дела в Риме еще решались Октавианом совместно с сенатом.

4. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 16.

5. Ростовцев М.И. Цезарь и Херсонес // ИАК. 1917. Вып. 63. С. 17—18.

6. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 17.

7. Виноградов Ю.Г. Полемон, Херсонес и Рим // ВДИ. 1992. № 3. С. 130—139.

8. Зубарь В.М. Северный Понт и Римская империя (середина I в. до н. э. — первая половина VI в.). Киев, 1998. С. 22. Исследователь привел ссылку на: Колобова К.М. Политическое положение городов в Боспорском царстве // ВДИ. 1954. № 4. С. 55—56.

9. Кадеев В.И. Херсонес Таврический в первых веках... С. 19.

10. Белов Г.Д. Херсонес Таврический. С. 97; Гайдукевич В.Ф. История античных городов Северного Причерноморья // Античные города Северного Причерноморья. М.; Л., 1955. Т. 1. С. 23—147. С. 89; Кадеев В. И Херсонес Таврический в первых веках... С. 17.

11. Зубарь В.М. Херсонес Таврический и Римская империя. С. 13, 16—17, 23. В коллективной монографии мнение В.М. Зубаря о причинах дарования первой элевтерии и датировка событий не изменились (Владимиров А.А., Журавлев Д.В., Зубарь В.М. и др. Херсонес Таврический в середине I в. до н. э. С. 66—67).

12. Зубарь В.М. Из истории Херсонеса Таврического на рубеж н. э. // ВДИ. 1987. № 2. С. 118—129; Он же. Херсонес Таврический и Римская империя. С. 21—27; ср.; Зубарь В.М., Кржицкий С.Д., Сорочан С.Б. и др. Херсонес Таврический... С. 42.

13. Зубарь В.М. Северный Понт... С. 21.

14. Зубарь В.М. Из истории Херсонеса Таврического...

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь