Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Экономические сюжеты

До недавнего времени одним из вопросов, который постоянно вставал перед исследователем при защите созданного им исторического труда, являлся вопрос о методологии. Как правило, подразумевалось, что работа базируется на формационном подходе, на приоритете базиса (экономики). Начиная с последних десятилетий прошлого века, исчезла жесткая необходимость следовать марксистским принципам при изложения проблем общественного развития, стал возможным цивилизационный подход, большее внимание (подчас превалирующее) проявляется к событийным внешнеполитическим сюжетам, к восстановлению обычной, обыденной жизни и занятий жителей городов.

Безусловно, изменение международной обстановки, столкновение боровшихся за власть политических деятелей отражалось на всех сферах общественного развития. Вместе с тем традиционное построение анализа, при котором первоначально рассматривается экономическая составляющая жизнедеятельности, сохраняет значение, так как это позволяет объяснить причины происходивших изменений во взаимоотношениях с окружающим миром и между гражданами государства. Поэтому ниже представление работ по истории Херсонеса первых веков начинается с экономических сюжетов. Но в данном разделе не показаны взгляды историков на одну из важнейших сфер экономики (как и в разделе, посвященном эллинистическому времени), — земледелию, эволюции хоры полиса. В античном государстве, возникшем как объединение граждан-земледельцев и землевладельцев, оно имело огромное значение, поэтому заслуживает особого внимания.

Как уже было отмечено, приоритет в разработки истории Херсонеса римского периода принадлежит В.И. Кадееву1. Две его фундированные штудии, опубликованные с разрывом в один год (монография и курс лекций для студентов), посвящены развитию ремесел и промыслов и ареалу торговых связей2. Анализ археологических находок позволил В.И. Кадееву выявить основных партнеров Херсонеса I в. н. э., к числу которых принадлежали города Южного Понта3, Сирии и Италии, острова Эгеиды. Остановил он внимание и на специфике взаимоотношений херсонеситов с варварским миром.

Следует отметить особенность курса лекций для студентов — это подробный анализ основных групп находок из фондов, многие из которых тем самым были введены в научный оборот.

Обращение к археологическим данным привело исследователя к заключению о том, что во II в. н. э. в Херсонес ввозилась посуда, покрытая красным лаком, из Пергама, светильники, производимые в мастерских о. Самоса, мраморные архитектурные детали с о. Проконесс. Имели место и связи с дунайскими провинциями Римской империи. По сравнению с предшествующим столетием, сокращения торговли В.И. Кадеев не отметил.

Для III—IV вв., согласно мнению исследователя, характерен импорт оливкового масла и вина из городов Южного Понта; наличие торговли с одним из восточно-средиземноморских центров (название его выявить не удалось), торговые контакты с Боспором, с Афинами и городами, располагавшимися на территории современной Румынии.

В IV в. Херсонес сохранил торговые связи с Аттикой, Малой Азией, Южным Понтом, по-прежнему его партнерами являлись купцы с островов Эгейского моря. В.И. Кадееву удалось определить некоторые виды изделий, поступавшие из городов, расположенных в дунайских провинциях империи4.

Большое значение имело обращение исследователя к такому слабо разработанному сюжету как внутрирегиональная торговля, характерная для I—III вв., в том числе с туземным населением5. Для показа данного направления экономических связей были использованы в основном находки из раскопок могильников. В.И. Кадеев отмечает, что торговыми дорогами служили реки Таврики, которые в ту эпоху были полноводнее в сравнение с настоящим временем. Имелись в Херсонесе и собственные суда для морской торговли, однако в отдельных случаях его купцы обращались к судовладельцам других античных городов. Наблюдения относительно экономического развития города6 представлены в ряде работ В.И. Кадеев и его ученика С.Б. Сорочана, основные выводы которых можно свести к следующим положениям.

1. Утрата земель в Северо-Западной Таврике обусловила значение промыслов. Начиная с первых веков, интенсивное развитие получил, рыбозасолочный промысел7 и связанная с ним добыча соли. Продукция поставлялась не только на местный рынок, но и вывозилась в другие центры Средиземноморско-Черноморского бассейна, что позволяло херсонеситам получать значительные доходы8.

2. Внешнеполитическая стабилизация после окончания Митридатовых войн сказалась не только на рентабельности торговли, но и на развитии ремесел. Правда, выявить все виды изделий местных мастеров на основании материалов раскопок не удалось9. Но отмечено, что число изделий гончаров Херсонеса в могильниках Юго-Западной Таврики возрастает во II—III вв. в 2 раза в сравнении с I в. н. э.10

В последующем В.М. Зубарь уточняет: подъем ремесленного производства во II—III вв. был вызван включением некоторых районов Юго-Западной Таврики в сферу экономической деятельности Херсонеса11. Его работы не только существенно расширили представления о Херсонесе римского времени, но и скорректировали прежние выводы. Оживлению экономики Херсонеса в первые века н. э. предшествовало сокращение внешнеторговых связей, наступившее во II—I вв. до н. э. Обычно это объяснялось, подчеркнул В.М. Зубарь, двумя причинами: состоянием экономики в 70—40-х гг. до н. э. главных торговых контрагентов в Южном Причерноморье и развитием торговли только в пределах державы Митридата. Однако полагает исследователь, следует учитывать и внешнеполитическую ситуацию: римскую блокаду бассейна Черного моря в первой половине I в. до н. э., и то, что Херсонес потерял значительную часть своей округи, как и то, что помощь Митридата не была безвозмездной: херсонеситы вынуждены были платить форос, что привело к сокращению запасов серебра.

Оживление торговых связей в первые века, наличие нескольких рынков непосредственно на городской территории, высокий уровень развития монетного дела и денежного обращения, наличие в городе менял — на все эти факты следует обращать особое внимание. Они свидетельствуют «не только о подъеме внутренней торговли, но и сравнительно высокой степени ее специализации», делает В.М. Зубарь обоснованный вывод, доказанный анализом широкого круга находок12. Херсонесские купцы I—II вв. н. э. участвовали и в транзитной торговле, поставляя изделия других центров населению Юго-Западного Крыма, которое в этот период увеличилось (особенно во II—III вв. н. э.). Из глубинных районов Таврики могла поступать в Херсонес сельскохозяйственная продукция. Обращает внимание автор на то, что торговые партнеры, имеются в виду купцы Херсонеса и «покупатели и продавцы» из среды варваров, не были равноправными, натуральный обмен между получателями (не только верхушки, но и рядового населения из среды варваров) изделий городских мастерских (Херсонеса и других центров) позволял извлекать херсонеситам максимальные доходы. Соглашаясь с мнением В.И. Кадеева о том, что продукция херсонесских мастеров (речь идет в основном об изделиях гончаров) удовлетворяла в первые века н. э. потребности местного рынка и вывозилась в Юго-Западный Крым, В.М. Зубарь полагает, что подобная ситуация могла существовать и в других видах производственной деятельности.

Привлечение новых материалов из раскопок могильников Юго-Западного Крыма и фондов Херсонесского заповедника сделало возможным выделение более узких хронологических рамок для каждого из направлений торговых связей, выявить колебания в их интенсивности (в более ранних работах это не отмечалось). Все это послужило основанием для вывода, отличающегося от традиционных взглядов историков советского времени: для III в. «нельзя говорить об их упадке (торговли и в целом экономики Херсонеса) или о глубоком кризисе в позднеантичный период. После ухода римских войск из Крыма в середине — третьей четверти III в. н. э. экономическое состояние города было стабильным; только во второй половине V в., «когда в окрестностях Херсонеса, в частности, на Гераклейском полуострове, оседает какая-то часть гуннов, очевидно, наступает заключительный этап кризиса античной формы собственности на землю». Серединой — второй половиной V в. и до середины VI в. — следует датировать переходный период, в рамках которого складываются «экономические предпосылки, которые в дальнейшем позволили Херсонесу на протяжении около тысячи лет развиваться в новых условиях»13.

Некоторые уточнения выводов, изложенные в названной выше монографии, В.М. Зубарь сделал позднее14.

Безусловно, различным аспектам истории Херсонеса римского времени были посвящены многочисленные статьи и публикации находок. Все они упомянуты в исследованиях второй половины XX столетия.

В данном очерке внимание уделено изложению взглядов в основном трех историков на экономическую составляющую истории Херсонеса начала первого тысячелетия. Мнения, отражающие другие аспекты, будут приведены ниже. В частности, а) время римского господства в Северном Причерноморье, следовательно, и в Херсонесе; б) вопрос о наличии в данном регионе лимеса — единой линии лагерей и постов, защищавших границы империи (подобно Рейнскому и Дунайскому лимесу). Они тесно связаны с такими сюжетами, как характер римского господства в Северном Причерноморье, взаимоотношения Рима с различными центрами региона, особенно с Херсонесом и Боспорским царством.

К трудам В.И. Кадеева, В.М. Зубаря, С.Б. Сорочана и представителей других научных школ еще придется обращаться неоднократно при рассмотрении существующих дискуссий, среди которых следует выделить следующие:

1. Время получения первой и второй элевтерии (свободы) и введение нового летоисчисления.

2. Вопрос о существовании Таврического лимеса.

3. Социальный состав населения города.

4. Изменение системы управления.

Безусловно, среди историков имеются отличия в хронологии и содержании отдельных событий.

Разночтения и дискуссии порождены, не только методологическими подходами, но и отрывочностью сведений нарративных источников, отсутствием «полного архива» херсонеситов — декретов, на основании которых стало бы возможным воссоздать хронологическую последовательность событий.

Примечания

1. Кадеев В.И. Экономика античного Херсонеса в советской историографии // Учен. зап. Харьков. ун-та. 1961.T. 117: Труды ист. факта. Т. 8. С. 19—33 (на укр. яз.). Отметим еще раз, что и до В.И. Кадеева отдельные замечания в отношении экономической и политической истории Херсонеса римского периода содержались в работах историков. В частности, С.Ф. Стржелецкий в докладе 1959 г. говорил о развитии ремесел, некоторых направлениях торговых связей. Он полагал, что экономический подъем был обусловлен тем, что «римские гарнизоны, расположенные вдоль южного берега Крыма и в Херсонесе, защищали морскую торговлю от пиратских нападений тавров» (Стржелецкий С.Ф. Основные этапы экономического развития и периодизация истории Херсонеса Таврического в античную эпоху // Проблемы истории Северного Причерноморья в античную эпоху. М., 1959. С. 81). В подтверждение вывода были приведены работы В.И. Дьякова (Таврика в эпоху римской оккупации // Учен. зап. гос. пед. ин-та им В.И. Ленина. 1942. Т. 28. Вып. 1) и Н.И. Репникова (О характере римской оккупации южного берега Крыма // СА. 1941. Т. 7).

2. Кадеев В.И. Очерки истории экономики Херсонеса в I—IV вв. н. э. Харьков, 1970; Он же. Торговля Херсонеса Таврического в I—IV вв. н. э.: Учебное пособие. Харьков, 1969.

3. Раскопки более позднего времени подтверждают и уточняют наблюдения. Можно упомянуть публикацию находок из цистерны, раскопанной в квартале VI в 1985 г. М.И. Золотаревым. В ее заполнении были встречены амфоры и краснолаковые сосуды, которые свидетельствуют о том, что в первой четверти I в. н. э. торговыми партнерами Херсонеса являлись Пергам, о. Самос. Л.В. Седикова отмечает, что изделия ремесленных центров Малой Азии I—IV вв. составляют 62%, местные — 26% (для 12% фрагментов выявить место производство не представилось возможным). Хронологически они распределяются следующим образом: I — начало II в. — 70%, III — начало V в. — 30% (см.: Седикова Л.В. Комплекс находок позднеантичного времени из цистерны в VI квартале Херсонеса // ХСб. 1996. Вып. 7. С. 175—181).

4. Кадеев В.И. О торговле Херсонеса со Средиземноморьем в I—IV вв. н. э. // Вестник Харьков. ун-та. 1970. № 45: Историческая серия. Вып. 4. С. 62—68 (на укр. яз.); Он же. О культурных связях Херсонеса с Мезией и Фракией в первых веках н. э. // Вестник Харьков. ун-та. 1988. № 316. С. 61—66; Он же Северное Причерноморье и Фракия в I—IV вв.: Проблема контактов // Дриновские чтения: Тез. докл. Харьков, 1988 С. 60—61. В последующем некоторые аспекты взаимоотношений с балканскими провинциями были рассмотрены в совместной работе В.И. Кадеева и одного из его учеников (см.: Кадеев В.И., Дьячков С.В. Фракийцы в Северном Причерноморье в первых веках н. э. // Вестник Харьков. ун-та. 1994. № 385: История. Вып. 28. С. 39—48).

5. Кадеев В.И. О торговле Херсонеса с населением Юго-Западного Крыма в I—IV вв. н. э. // Вестник Харьков. ун-та. Питання іст. народів СРСР. 1970. Вып. 9. С. 151—155 (на укр. яз.).

6. В.И. Кадееву принадлежит и первое воссоздание целостной картины промыслов Херсонеса; см.: Кадеев В.И. Соляной промысел в познеантичном Херсонесе (I—IV вв. н. э.) // Археологія. 1961. Т. 13. С. 89—94 (на укр. яз.); Он же. Рыболовный промысел в Херсонесе в первых веках н. э. // Учен. зап. Харьков. ун-та. 1962. Т. 124: Труды ист. факта. Т 9. С. 59—79 (на укр. яз.); также см.: Кадеев В.И. (реф.). Соляной промысел в позднеантичном Херсонесе // Bibliotheca classica orientalis. 1963. Hf. 6. S. 337; Кадеев В.И., Рыжов С.Г. Новая рыбозасолочная цистерна в Херсонесе // Археологія. 1973. № 2. С. 76—79 (на укр. яз). К числу новых направлений в изучении херсонесских древностей относится использование физических методов, в частности, спектрального анализа, позволившего выявить источники получения сырья (см.: Кадеев В.И. Производство изделий из цветных металлов в позднеантичном Херсонесе // Тез. конф. аспирантов каф. обществ. наук Харьков. ун-та, посвященной 92-й годовщине со дня рождения В.И. Ленина. Харьков, 1962. С. 122—124; Он же. Некоторые результаты спектрального исследования цветных металлов из позднеантичного Херсонеса // СХМ. 1963. Вып. 3. С 32—44; Он же. О времени появления токарного металлорежущего станка в Херсонесе // Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л., 1968. С. 149—153; Он же. Костерезный промысел в познеантичном Херсонесе I—IV вв. н. э. // Археологія. 1969. Т. 22. С. 230—240 (на укр. яз.); Он же. Деревообрабатывающее производство Херсонеса в I—IV вв. н. э. // Херсонес Таврический: Ремесло и культура. Киев, 1974. С. 34—39; Кадеев В.И., Солнцев Л.А., Фомин А.Д. Некоторые результаты спектрального исследования цветных металлов // СА. 1963. № 1. С. 43—48 (краткий повтор см.: Bibliotheca classica orientalis. 1964. Hf. 3. S. 179); Они же. Технология изготовления «бронзовых» украшений из могильника II—IV вв. н. э. около совхоза «Севастопольский» // Вестник Харьков. ун-та. 1966. № 17: Ист. серия. Вып. 1. С. 99—105 (на укр. яз.); Они же. О технологии изготовления некоторых изделий из цветных металлов в позднеантичном Херсонесе // СА. 1963. № 1. С. 43—48; Кадеев В.И., Шумейко С.И. Некоторые результаты петрографических исследований античной керамики из Херсонеса // ЗОАО. 1967. Т. 2 (35). С. 271—276.

7. Следует отметить, что этому способствовали климатические изменения, приведшие к увеличению рыбных стад у берегов Херсонеса.

8. Кадеев В.И. Очерки... С. 10, 20—26; Он же. Соляной промысел... С. 90—92; также см.: Кадеев В.И., Сорочан С.Б. Херсонес и Южный Понт: Проблема контактов // Археологія. 1989. № 4. С. 91—102 (на укр. яз.); Они же. Экономические связи античных городов Северного Причерноморья в I в. до н. э. — V в. н. э.: На материалах Херсонеса. Харьков, 1989. Вывод прозвучал и в опубликованной в начале XXI в. коллективной монографии. Для доказательства его использованы работы В.И. Кадеева и С.Б. Сорочана (см.: Зубарь В.М., Кржыцкий С.Д., Сорочан С.Б., Скржинская М.В., Журавлев Д.В., Русяева А.С., Русяева М.В., Владимиров А.А., Храпунов Н.И. Херсонес Таврический в середине I в. до н. э. — VI в. н. э.: Очерки истории и культуры. Харьков, 2004). В некоторых случаях точка зрения В.И. Кадеева скорректировано автором раздела В.М. Зубарем.

9. Кадеев В.И. Очерки... С. 26—28, 47—48.

10. Кадеев В.И., Сорочан С.Б. Экономические связи... С. 85—87; Сорочан С.Б. Внешняя торговля Херсонеса Таврического в I в. до н. э. // Вестник Харьков. ун-та. 1980. № 201. С. 72—78 (на укр. яз.); Он же. О торговле Херсонеса с населением Таврики в I в. до н. э. — V в. н. э. // Проблемы античной истории и классической филологии: Тез. докл. Всесоюз. конф. Харьков, 1980. С. 61—62; Он же. Экономические связи Херсонеса со скифо-сарматским населением Крыма в I в. до н. э. — V в. н. э. // Античные государства и варварский мир, Орджоникидзе, 1981. С. 26—37 (также см.: Зубарь В.М. Некрополь Херсонеса Таврического I—IV вв. н. э. Киев, 1982.. С. 117—118). В I в. н. э., как считает С.Б. Сорочан, торговля с варварским миром не была стабильной (Сорочан С.Б. Экономические связи Херсонеса... С. 26—37); положение начало изменяться во второй половине I в. н. э. (Кадеев В.И., Сорочан С.Б. Экономические связи... С. 58—59).

11. Об этом см.: Зубарь В.М., Кржыцкий С.Д., Сорочан С.Б. и др. Херсонес Таврический... С. 194. В.М. Зубарь сделал вывод о том, что в Херсонесе существовали небольшие узкоспециализированные мастерские, поэтому здесь, как и в других центрах (ссылка на: Штаерман Е.М. Древний Рим: Проблемы экономического развития. М., 1978. С. 131), «пока не зафиксированы производственные комплексы первых веков, которые можно было отнести к разряду крупных» (см.: Владимиров А.А., Журавлев Д.В., Зубарь В.М. и др. Херсонес Таврический в середине I в. до н. э. С. 194). Причина могла быть и иной. В более раннее время керамический комплекс, состоявший из нескольких печей, был открыт В.В. Борисовой с внешней стороны оборонительных стен (см.: Борисова В.В. Гончарные мастерские Херсонеса: По материалам раскопок 1955—1957 гг. // СА. 1958. № 4. С. 144—153). Подобная ситуация прослежена ею и для средневекового периода (см.: Борисова В.В. Средневековая гончарная печь // СХМ. 1960. Вып. 1. С. 42—46). В одном из чрезвычайно интересных трактатов, освещающих «производственную топографию» ранневизантийского города говорится о запрете размещать огнеопасные производства вблизи жилой зоны (см. Сюзюмов М.Я. О трактате Юлиана Аскалонита // АДСВ. 1960. Вып. 1; также: Сюзюмов М.Я. Византийские этюды. Екатеринбург, 2002. С. 25—54). Возможно, «почти» выводов В.М. Зубаря можно объяснять тем, что территория за пределами оборонительных стен Херсонеса, где могли располагаться производственные комплексы, фактически не исследована.

12. Зубарь В.М. Херсонес Таврический и Римская империя. С. 53.

13. Зубарь В.М. Херсонес Таврический и Римская империя. С. 125.

14. Зубарь В.М. Херсонес Таврический в античную эпоху: Экономика и социальные отношения. Киев, 1993; Он же. Херсонес Таврический и население Таврики в античную эпоху. Киев, 2004. Концепция автора отражена и в: Владимиров А.А., Журавлев Д.В., Зубарь В.М. и др. Херсонес Таврический в середине I в. до н. э. — VI в. н. э.: Очерки истории и культуры. Харьков, 2004, а также в главе 5 «Херсонес во второй половине II — середине I вв. до н. э.» коллективной монографии «Херсонес Таврический в третьей четверти VI — середине I вв. до н. э.: Очерки истории и культуры» (Киев, 2005).

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь