Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Палеогеография хоры Херсонеса

1. Ландшафтные зоны. На обширных владениях херсонеситов выделяется несколько ландшафтно-климатических зон. Прежде всего каменистая равнина Гераклейского полуострова, к северу от нее — Альминская низменность, разрезанная долинами рек Черной, Бельбека, Качи, Альмы, Западного Булганака, и Тарханкутская возвышенность, представляющая собой несколько увалов, на северо-западе разделенных крупными балками.

Для Альминского и Тарханкутского регионов характерна обрывистая, каменистая береговая линия. Но в некоторых местах — пологие участки с сухоречьями и песчаным и глинистым побережьем, с пересыпями и соляными озерами1.

Многолетние археологические, палеоботанические, и палеогеолого-геоморфологические изыскания показали, что в античную эпоху уровень Черного моря был ниже современного: у берегов Херсонеса и Керкинитиды на 2—3 м, а в районе Тарханкута — примерно на 4 м2.

Географически Гераклейский полуостров относится к предгорной части. Это прибрежная известняковая равнина, которая лежит на юго-западной оконечности Крымского полуострова. Полуостров изрезан длинными извилистыми балками, изобиловавшими источниками пресной воды. Практически все балки выходят к морю, образуя бухты. Форма рельефа тесно связана с геологическим строением территории. На плато преобладают осадочные отложения сарматского яруса различной прочности, которые переслаиваются желтыми и зелеными глинами. Анализ кладок зданий Херсонеса и земледельческой округи показал, что прочные известняки использовались для возведения долговременных построек.

Обширные пропластки глины, которые встречаются на полуострове в основном в районах выходов балок к бухтам, являлись сырьем для гончаров, выпускавших значительного количества тары и других видов продукции.

Площадь полуострова немногим более 12 тыс. га. Он имеет форму треугольника, основанием которого являются гряды с высотами Карагач и Сапун-гора. Протяженность их с юга на восток составляет около восьми километров (ок. сорока греческих стадий). Горная цепь, возвышающаяся над уровнем моря до 250—300 м, служит естественной границей перешейка, отделяющего Гераклейский полуостров от остальной части Крыма.

На южном конце перешейка расположена Балаклавская бухта, о которой Страбон сообщал, что это «гавань с узким входом, где тавры обычно собирали свои разбойничьи банды, нападая на тех, кто спасался сюда бегством. Эта гавань называется Симболон Лимен и образует с другой гаванью под названием Ктенунт перешеек в 40 стадий. Это перешеек, который замыкает Малый Херсонес, составляющий, как я сказал, часть Большого Херсонеса, с одноименным полуострову городом Херсонесом» (Страбон. VII, 4, 2). Северный конец перешейка — высоты Сапун-горы, крутые склоны которой спускаются к устью реки Черной, впадающей в Севастопольскую бухту. Где-то здесь следует искать порт Ктенунт.

Вершина треугольника лежит на западной оконечности полуострова. Это низменное плато, на крайней западной точке которого в настоящее время стоит Херсонесский маяк. Для мореплавателей древности этот выступ также имел большое значение3.

На современных картах плато обозначается как Маячный полуостров.

2. Морские течения и бухты. В Черном море прослежено два потока интенсивных течений. Одно из них береговое, с направлением северо-запад — юго-восток, использовалось в древности при каботажном плаванье. Другое представляет собой как бы два круга к западу и к востоку от мыса Сарыч (вероятнее всего, мыс Криуметопон) и Карамбис, упоминаемых в источниках, которые расположены напротив друг друга. Течения в каждом из «кругов» имеют направление северо-запад—юго-восток. Страбон следующим образом описывает этот район: «Перед таврическим побережьем находится мыс, далеко выдающийся в море на юг, в сторону Пафлагонии и города Амастриды, под названием Криуметопон. Против него мыс пафлагонцев — Карамбий, который делит Евксинский Понт на два моря сжатым с обеих сторон проливом. От города херсонесцев Карамбий находится в 2500 стадиях, а от Криуметопона гораздо ближе. Во всяком случае, многие мореходы, которые проходили по этому проливу, говорят, что одновременно видели оба мыса на обеих сторонах» (Страбон. VII, 4, 3).

У западной оконечности Гераклейского полуострова, там, где стоит современный маяк, береговое течение резко меняет направление с запада на север и затем идет вдоль берегов Северо-Западного Крыма. В непосредственной близости от маяка, на берегу укрытой от штормов Казачьей бухты, находилось укрепленное поселение, которое обеспечивало безопасность тем, кто плыл вдоль западного и северного берегов Малого Херсонеса.

С северо-восточной стороны Малый Херсонес отделен от Большого Херсонеса (Крымского полуострова) прекрасной судоходной бухтой (в настоящее время — Севастопольская). Длина ее более семи километров. Болотистые низменные склоны реки Черной являются плодородной долиной. Северо-восточный, северный и северо-западный берега полуострова — другая сторона треугольника. Она изрезана многочисленными глубокими судоходными бухтами, которые возникли в результате интенсивного погружения Западно-Крымского мегаблока с перекосом в сторону Гераклейского полуострова4.

В настоящее время на побережье Геракл ейского полуострова насчитывается 9 бухт: Килен-бухта, Южная, Артиллерийская, Карантинная, Песочная, Стрелецкая, Омега (Круглая), Камышевая и Казачья. Килен-бухта, Южная и Артиллерийская являются затопленными устьями балок, впадающими в Севастопольскую бухту, остальные — обращены в открытое море. У входа в Севастопольскую бухту, на мысу между бухтами Карантинной и Песочной, был основан Херсонес.

Юго-западные скалистые обрывы полуострова круто спускаются к морю. Здесь находится мыс Фиолент, за ним следует небольшая Мраморная бухта, на каменистых склонах которой растет реликтовый можжевельник. В двух километрах южнее Фиолента начинаются высоты Карагач, за ними следует гора Кая-баш и «гавань с узким входом» — Симболон Лимен.

Следуя от мыса Сарыч, где сходились пути каботажного и прямого плаванья, в западном направлении, мореплаватели сначала попадали в бухту Симболон, расположенную в землях тавров. Далее по направлению к маяку путь продолжался вдоль скалистого побережья Гераклейского полуострова. В этом районе прослежено три потока течений: в западном, северо-западном и северо-восточном направлениях. Западный вел к Каллатису (совр. территория Румынии); использование прибрежного северо-западного течения облегчало путь к Керкинитиде, а северо-восточный вел к Херсонесу.

Херсонес был основан практически по середине между восточным началом Гераклейского полуострова и его западной оконечностью5: оптимальный вариант, обеспечивавший надлежащую охрану и контроль над всей прибрежной зоной полуострова.

Расположение Херсонеса среди прекрасных бухт свидетельствует о том, что обладание ими являлось одной из целей колонистов, а местонахождение города на пересечении морских дорог способствовало выгодной торговле. Однако соседство варваров заставляло заботиться и о боевых кораблях. Бесспорно, что одним из мест, где они размещались, являлся Херсонесский порт в современной Карантинной бухте.

К хозяйственно-структурным элементам полиса относились гавани Гераклейского полуострова. Три из них, согласно Страбону, находились на северо-западном побережье. Назначение гаваней — транспортировка продукции хоры. Вполне вероятно, что они использовались и при транзитной торговле. Наиболее удобной и одновременно безопасной для такой цели являлась гавань в бухте Казачьей, которую защищало военно-хозяйственное поселение на перешейке Маячного полуострова. Из нее осуществлялся вывоз продукции из прилегающей части хоры и охраны побережья, около которого пересекались морские торговые дороги. У северо-восточных берегов полуострова (в пределах размежеванной территории) в качестве корабельной стоянки служила, скорее всего, защищенная от холодных штормовых ветров крутыми склонами балки бухта Южная. Низменное верховье ее удобно для устройства пристани и прокладки сухопутной дороги.

В конце 80-х — начале 90-х гг. прошлого века во время строительных работ на левом склоне у верховья Южной бухты были открыты остатки крупного портового поселения (выявленная протяженность культурного слоя не менее 100 м). Собранные здесь находки относятся к раннеэллинистическому периоду: большое количество фрагментов столовой посуды и амфор, в основном, херсонесского производства. На основании астиномных клейм они датируются 325—265 гг. до н. э.

У оконечности Севастопольской бухты, у устья реки Черной, вероятно, находился порт Ктенунт. Он мог служить не только для торговых целей, но и как пограничное приморское укрепление. Страбон писал, что Ктенунт до прихода эллинов использовался таврами как внутренний порт и был связан с основной гаванью Симболон Лимен. Описывая Ктенунт, античный географ отметил, что он находится на одинаковом расстоянии от Херсонеса и от Симболон Лимена. Это расстояние равно 40 стадиям (около 8,5 км при длине стадия 210 м). От стен Херсонеса до верховья Севастопольской бухты и места впадения р. Черной в море расстояние по прямой не более 9 км (43 стадия), а от Балаклавы — 9,0—9,5 км (45 стадиев). Воображаемая точка пересечения как раз приходится на район Чертовой балки и таврского поселения Уч-Баш.

Очевидно, херсонеситы пользовались гаванью Симболон Лимен. Косвенным свидетельством являются находки раннеэллинистического периода, обнаруженные на склонах гор, окружающих бухту.

Несмотря на то, что фактически все гавани, за исключением современной Карантинной, находились за пределами городских стен, они составляли с городом единый организм, выполняя торговые функции.

Близкая картина характерна для многих античных центров, владевших несколькими гаванями. Об этом писал Аристотель: «Во многих странах и городах существуют порты и гавани, которые прекрасно расположены по отношению к городу, не составляют с ним одно целое, но и не слишком далеко от него отстоят и над которыми город господствует благодаря своим стенам и иным такого же рода укреплениям» (Аристотель. Политика, VII, 5, 5).

В древности в Северо-Западной Таврике, на Тарханкутском полуострове, существовало три большие бухты: Караджинская, Черноморская и Ярылгачская, на их берегах располагались крупные поселения. Как показали палеогеографические исследования, Черноморская и Ярылгачская в IV в. до н. э. были менее открытыми, более узкими и глубоко вдавались в сушу. Это делало их удобным пристанищем для судов. Бухта Черноморская отождествляется некоторыми исследователя с Калос Лименом. Уже само название «Прекрасная Гавань» свидетельствует о том, что жители по достоинству оценили ее качества.

Ярылгачская бухта в IV—III вв. до н. э. имела несколько ответвлений. На берегу одного из них расположено поселение, которое в научной литературе обозначено как Панское I6.

3. Почвенный покров. Почвы южного, восточного и центрального районов Гераклейского полуострова относятся к коричневато-сероватым мергелистым суглинкам; в северной части — известняково-щебенчатые, а на западе и северо-западе (от Маячного мыса до Херсонеса) распространены плодородные красноземы7.

Исследования показали, что состав горных породи материал, заполняющий каверны, определяют во многом тип, окраску и мощность почвенного слоя. Так, серо-цветные почвы связаны с выходами глин и глинистых известняков, а бурые — покрывают прочные известняки, каверны которых заполнены бокситовидными красноватыми глинами, так называемыми красноземами. Они обладают благоприятными для земледелия физическими свойствами, так как насыщены мергелевой крошкой, которая является хорошим конденсатором влаги и вполне пригодна для выращивания определенных культур, в первую очередь, винограда и инжира8.

Почвенный покров Северо-Западного мегаблока, сформировавшийся к эллинистическому времени, имеет в прибрежной части карбонатные темно-каштановые солонцеватые почвы и карбонатные маломощные щебенчатые черноземы. На высотах Тарханкутских увалов развиты каменистые маломощные почвы горной степи.

Обрывистое побережье Альминской низменности (от Северной косы до оз. Кизил-яр) подвергается непрерывной абразии. Глинистый берег разрушается со скоростью до 1,0 м в год и, по-видимому, со времени начала трансгрессии море уничтожило здесь полосу шириной несколько сот метров. Поселения раннеэллинистического времени на данном участке не выявлены. Возможно, они уничтожены в процессе абразии, но, скорее всего, прибрежная полоса и не была заселена из-за постоянного разрушения берега.

На побережье Альминской котловины преобладают каштановые почвы с примесью красноземов. Почвы Евпаторийского приморского района темно-каштановые, слабо солонцеватые, сформированы на лессовидных породах. Содержание гумуса в них невелико.

Тарханкутская возвышенность — от оз. Кизил-яр на юге до оз. Донузлав на северо-западе — это приморская низменная равнина, берега которой, возникшие в результате аккумуляции огромного количества наносов, тянутся на многие километры однообразной плавной полосой.

Примерно в середине этой полосы, на побережье открытой Евпаторийской бухты, расположена Керкинитида. Она была основана, как показал анализ очертаний береговой линии, скорее всего, на небольшом участке между Евпаторийской бухтой, берегом моря и балкой, в низовьях которой находился мелководный лиман. Городская гавань располагалась на северо-востоке, на месте современного морского порта9.

Озеро Донузлав — узкое и длинное (до 27 км) — с юго-востока ограничивает Тарханкутский полуостров, который состоит из трех увалов. Самый высокий из них достигает 179 м над уровнем моря. Обрывистые высокие берега Тарханкута на значительном протяжении недоступны с моря. Многочисленные бухточки и заливчики, появившиеся в результате постоянной абразии, в древности не использовались.

На Тарханкутской равнине почвенный покров сформировался на лессовидных суглинках, каменистых продуктах выветривания известняков и на красно-бурых глинах. На вершинах увалов почвы маломощные, каменистые, мало пригодные или вовсе непригодные для земледелия10. Между увалами и в крупных балках прослежены черноземные карбонатные почвы. В их устьях и на побережье преобладают мощные темно-каштановые почвы; в некоторых местах имеются черноземные карбонатные почвы и солончаки. В прибрежной западной части Тарханкута распространены легкие красноватые почвы, пригодные для возделывания винограда.

4. Климат, температурный режим. Климат Гераклейского полуострова влажный. Многолетние наблюдения показали, что среднегодовая температура воздуха достигает +12°, а морской воды в севастопольских бухтах в среднем +14°, но в летнее время ок. +23°. Море, постепенно остывая, в осенне-зимний период в значительной мере смягчает воздействие холодных ветров. По мнению исследователей, в течение 1 тыс. до н. э. — 1 тыс. н. э. здесь не происходило кардинальных климатических изменений. Это позволяет полагать, что основные преобладающие ветровые потоки, как один из климатообразующих факторов, изменились незначительно. Для Гераклейского полуострова характерно господство северо-восточных и южных ветров. Полуостров относится к районам с обильным солнечным сиянием в течение дня, что в среднем в течение года составляет около 2100 часов. Безусловно, данный фактор играл существенную роль при выборе основной товарной культуры — винограда, возделываемого на наделах херсонеситов.

Для северо-западных умеренно-теплых и субтропических степей характерны зимние дожди и сухое лето. Зимой преобладают ветры северо-восточного, а летом — северо-западного направлений. Высокая влажность обеспечивалась большими в сравнении с настоящим временем водными ресурсами. В целом, природно-климатические условия прибрежной части Северо-Западного Крыма в эллинистический период являлись благоприятными для сельскохозяйственной деятельности.

5. Растительный мир и сельскохозяйственные культуры. Под влиянием природных факторов сформировался видовой состав растительного мира Гераклейского полуострова. Его восточная часть была покрыта хорошим лесом11, а ложе и склоны балок — древесно-кустарниковой растительностью. На террасах юго-западного побережья произрастают средиземноморские виды. На южной и юго-восточной оконечностях полуострова и на прилегающей горной части Большого Херсонеса растут дуб, бук, древовидный можжевельник, различные кустарники, терпентин, дикий виноград.

Водоразделы Малого Херсонеса между высотами Карагач, Сапун-горой и Сарандинакиной балкой в древности были покрыты лесом12. Палеоботанические исследования свидетельствуют, что некоторые из дикорастущих видов посредством селекции были введены в агрономическую культуру на землях херсонесской хоры. К ним относится дикий виноград и голозерная пшеница13. Исследование морфологии семян винограда, найденного на хоре Херсонесского полиса, подтверждают, что исходным материалом для селекции служили дикорастущие мелкосеменные клоны. Виноград, полученный в результате селекции, был мелкоягодным, но урожайным, и давал высокий выход вина14.

На основании археологических исследований установлено, что херсонеситы выращивали виноград на красноземах Гераклейского полуострова. Заметим, что эти почвы до сих пор являются наилучшими для возделывания виноградной лозы в качестве товарного продукта. Виноградники покрывали почти всю площадь Малого Херсонеса, за исключением района высот Сапун-горы. С.Ф. Стржелецкий объяснял это неблагоприятной экологической обстановкой. Вследствие разницы высот на западной части полуострова среднегодовая температура этого района значительно ниже, что вызывает интенсивное движение воздушных масс. При преобладании в зимние месяцы холодных ветров северо-западного направления данные факторы ухудшали условия возделывания винограда и других культур в районе Сапун-горы15. Скорее всего, именно поэтому херсонеситы не включили данную территорию в систему межевания.

В позднеклассический и раннеэллинистический периоды владения государства распространялись на часть плодородных речных долин, защищенных высокими горами Крымской куэсты, — Инкерманской и Балаклавской, которые находятся у подножия высот Сапун-горы на востоке и Карагач в южных пределах Гераклейского полуострова16. Палеоботанический материал из раскопок усадеб херсонеситов представлен различными видами злаковых — голозерной и пленчатой пшеницей, а также пленчатого ячменя17.

Почвенные и климатические условия благоприятствовали севу пленчатой пшеницы, в частности, культурной однозернянки. Она обладает особыми биологическими свойствами, среди которых выделяются устойчивость к грибковым заболеваниям и полеганию во влажные годы. Благодаря жестким чешуйкам ее не повреждают птицы, и она сохраняется «на корню» лучше, чем голозерная пшеница.

Каштановые почвы долины реки Бельбек, которая в эллинистическое время входила в состав Херсонесского государства, были благоприятными для возделывания злаковых и размещения садов и виноградников18.

Сохранившиеся участки нетронутых земель позволяют полагать, что предгорье Крыма было занято луговыми степями, которые прерывались кустарниковой и древесной растительностью. Выше в горах находился пояс дубовых и буковых лесов.

Многообразие почв и рельеф обусловили разнообразный состав растительности в Северо-Западном Крыму. Для него характерно сочетание степной и лесостепной растительности, что подтверждают находки обугленного дерева и сохранившиеся в колодцах остатки ствольных частей и ветвей деревьев, а также большое количество раковин виноградной улитки19.

Древесно-кустарниковая растительность занимала склоны балок, приморские долины, прибрежную зону и понижения между увалами. Лесостепные участки состояли из широколиственных пород, в основном дуба и вяза с примесью тополя, клена, ясеня, ольхи, лещины, а также кустарников20.

Ископаемые растительные остатки свидетельствуют, что к началу освоения земель в Северо-Западном Крыму, здесь уже существовали хорошо приспособленные к условиям местности сорта голозерной пшеницы, пленчатого ячменя и бобовых растений21.

К числу наиболее многочисленных и наиболее часто встречаемых находок относятся зерна мягкой и карликовой пшеницы. Они обнаружены на следующих поселениях: Панское I, Маслины, Тарпанчи, Беляус. Очевидно, именно эти виды голозерной пшеницы являлись основным хлебным растением на территории полиса, а главным районом возделывания служили степи Северо-Западного Крыма. Вполне возможно, что это и есть «мелкозерная», по словам Плиния Старшего, или «легковесная» понтийская пшеница, которую упоминал Теофраст: «Странным исключением из вообще легковесных трехмесячниц являются понтийские. Яровая пшеница отличается там твердостью, а озимая мягкостью, и эта мягкая пшеница очень легковесна» (Theophr., 4, 5)22.

Кроме пшеницы на хоре Херсонеса произрастал ячмень, по количеству находок занимающий второе место. Он представлен пленчатыми формами на усадьбах округи Керкинитиды, на Ветреной, Панского, Тарпанчи.

В IV—II вв. до н. э. Керкинитида служила одной их хлебных житниц полиса. На первом месте стояли посевы мягко-карликовой пшеницы — основного товарного продукта. Большую роль играли посевы полбы — неприхотливого, засухоустойчивого растения, способного «перестаивать на корню». Возможно, полба, как древнейшая злаковая культура, использовалась в земледельческих обрядах для приготовления священной каши. Главной кормовой культурой был пленчатый ячмень. Номенклатура злаков позволяет предполагать существование на данной территории трехпольной схемы севооборота23.

В отличие от поселений Нижнего Побужья и Ольвии24, на территории Керкинитиды не обнаружено специальных ям или амбаров, где могли бы хранить урожай зерновых. Возможно, он вывозился сразу же после завершения уборочной страды. Посевной материал и продовольственные запасы, вероятно, помещали в пифосы, стоявшие в кладовых.

Виноград в Керкинитиде возделывали в небольшом количестве, скорее всего, только для «внутреннего потребления». Его сорта отличались от тех сортов, которые культивировались на Гераклейском полуострове. Дополнительным занятием населения являлся рыболовный промысел (вдоль северо-западного побережья полуострова) и добыча соли25.

6. Фауна. Видовой состав фауны Северо-Крымского мегаблока, выявленный на основании остеологических наблюдений, также был разнообразным. В древесно-кустарниковых зарослях речных долин водились благородные олени, косули, сайгаки, куланы, барсуки, горностаи, лисицы, зайцы, кабаны и другие животные. В материалах из прибрежных поселений представлены такие виды морской фауны как дельфин-белобочка, камбала, калкан, кефаль, лобан, осетр, ласкирь, устрицы, мидии и крабы26.

Примечания

1. Подгородецкий П.Д. Природа Западного Крыма в античную эпоху // Северо-Западный Крым в античную эпоху. Киев, 1994. С. 11—29.

2. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым в античную эпоху. Л., 1978. С. 16.

3. Щеглов А.Н. Основные структурные элементы античной межевой системы на Маячном полуострове (Юго-Западный Крым) // История и археология Юго-Западного Крыма. Симферополь, 1993. С. 10—11.

4. Подгородецкий П.Д. Природа Западного Крыма... С. 23.

5. Марченко Л.В. Экологическая среда на территории Херсонесского государства в IV—III вв. до н. э. Севастополь, 1996. С. 14.

6. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым... С. 18—20.

7. Клепинин Н.Н. Почвы Крыма. Симферополь, 1927. С. 35.

8. Клепинин Н.Н. Почвы Крыма. Симферополь, 1927. С. 35.

9. Кутайсов В.А. Античный город Керкинитида VI—II вв. до н. э. Киев, 1990. С. 24.

10. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым... С. 24.

11. Стржелецкий С.Ф. Клеры Херсонеса Таврического. К истории древнего земледелия в Крыму // ХСб. 1961. Вып. 6. С. 48.

12. Габлиц Ф. Физическое описание Таврической области. СПб., 1785. С. 25.

13. Николаенко Г.М., Янушевич З.В. Культурные растения из раскопок сельской округи Херсонес // КСИА. 1981. Вып. 168. С. С. 33.

14. Янушевич З.В. Культурные растения юго-запада СССР по палеоботаническим исследованиям. Кишинев, 1976. С. 79 и сл.

15. Стржелецкий С.Ф. Клеры Херсонеса Таврического... С. 47.

16. Савеля О.Я. О размерах и структуре земельных владений Херсонеса в Юго-Западном Крыму в IV—II вв. до н. э. // Проблемы исследований античного и средневекового Херсонеса, 1888—1988 гг. Севастополь, 1988. С. 93—95.

17. Янушевич З.В. Культурные растения... С. 134.

18. Об особенностях виноградарства и виноделия в Восточном Крыму см.: Винокуров Н.И. Виноделие античного Боспора. М., 1999. С. 191.

19. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым... С. 25.

20. Там же. С. 25.

21. Янушевич З.В. Культурные растения... С. 69.

22. Цитата дана по: Теофраст. Исследование о растениях / Пер. М.Е. Сергеенко. М., 1951.

23. Кутайсов В.А. Керкинитида. Симферополь, 1992. С. 18, 142.

24. Подробнее см.: Крыжицкий С.Д., Буйских С.Б., Бураков А.В., Отрешко В.М. Сельская округа Ольвии. Киев, 1989.

25. Кутайсов В.А. Керкинитида... С. 142—143.

26. Щеглов А.Н. Северо-Западный Крым... С. 26.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь