Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » В.Л. Мыц. «Каффа и Феодоро в XV в. Контакты и конфликты»

3.4.4. Миссия Барнабо ди Вивальди в 1446 г. и новый Устав Каффы 1449 г.

Элементы кризисного характера, проявившиеся как в экономической сфере, так и в системе административного управления генуэзскими факториями побережья Черного моря, потребовали принятия незамедлительных мер. Поэтому в начале 1446 г. в Каффу направляются уполномоченные правительством метрополии чиновники-контролеры (socii reformatores). Перед ними была поставлена задача упорядочить всю совокупность ранее принятых уставов, постановлений и правил, а также провести ревизию их исполнения оффициалами факторий. Возглавлял миссию Барнабо ди Вивальди. После «исполнения того, что было им поручено» в течение одного года (31 марта 1447 г. Барнабо ди Вивальди со своими товарищами подали петицию дожу и Совету старейшин) реформаторы и комиссары (missos reformatores et commissarios) прибыли в Геную на наве Стефано Дориа [Карпов, 1998, с. 43].

Однако при общей позитивной оценке работы, проделанной в Причерноморских факториях Барнабо ди Вивальди и его спутниками, ясно, что их действия не дали ожидаемых результатов. Поэтому уже в начале 1449 г. правительство Лигурийской Республики вынуждено было вновь обратиться к рассмотрению вопроса по учреждению нового Ordino Caphe. 24 января 1449 г. в курии Генуи состоялось совещание, на котором присутствовали дож Лодовико ди Компофрегозо и Совет старейшин коммуны города. Были также приглашены некоторые чиновники комитета Романии и 4 оффициала, специально занимавшиеся подготовкой текста нового Устава Каффы: Качинемико де'Франки Луксардо, Урбано ди Негро, Паоло Джентиле и Дамиано ди Леоне.

В самом начале протокола заседания Совета старейшин коммуны Генуи отмечено: «<...> считая нужным и полезным принять заблаговременно попечение о принятых в последний раз в Каффе благородным и блистательным Барнабо ди Вивальди и [его] товарищами, направленных <...> на Восток, уставов, распоряжений и правил (ordinibus, moderationibus, et regulis), которые до сих пор не были еще ни преобразованы, ни утверждены, ни отменены, чтобы после этого наши чиновники (оfficiales nostri), направленные туда, а также народ Каффы знали какими управляться (gubernare) законами и нормами (lege et norma), тем более что, как видно из опыта, а также по доходящим слухам (fama) и оффициальным сообщениям (nuntiante officia), проведенные упомянутыми комиссарами реформы нуждаются в новом преобразовании, как по причине чрезмерности тягости повинностей лежащих на них, так равно и потому, что после известных изменений сделанных прежде, утверждены были, опять теми же комиссарами, новые законы и правила, по которым должны правильно избираться оффициалы (ordinatis legibus officiales), а также руководствоваться лично при управлении и исполнении своих обязанностей (ipsi se regere in ipsus administrandis possunt)» [Устав 1449 г., 1863, с. 633—634].

В связи с процитированным отрывком возникает вопрос: для чего понадобилось еще дополнительное обсуждение и изучение принятых относительно недавно мер по исправлению законодательства, регулирующего административное управление факториями? Ответ на него также содержится в протоколе: назначаемые в метрополии чиновники манкировали новыми правилами, разработанными комиссией и утвержденными в Каффе в 1446 г. Поэтому повторное утверждение высшими магистратами Генуи «Ordino Caffe» придавало ему статус государственного закона. К тому же была очевидной необходимость не только в редакторской правке отдельных статей Устава, но и во включении дополнительных. Данная задача возлагалась на чиновников комитета Романии и «редакционную коллегию» из 4 граждан Генуи. Они обязаны были «приступить к уразумению, одобрению, исправлению и преобразованию всех вообще и в частности нижеследующих уставов (оrdinum) для того, чтобы <...> привести в такой порядок, чтобы нерушимо и неприкосновенно соблюдались и послужили к мирному согласию и прирощенню народонаселения нашего города Каффы и других мест ему подчиненных» [Устав 1449 г., 1863, с. 634—635]. С поставленной задачей оффициалы должны были справиться «заблаговременно, прежде чем отплывет корабль Николо Дориа, отправляющийся в Каффу» [Устав 1449 г., 1863, с. 634], т. е. до начала навигации (с 1 по 15 марта?). Поэтому уже 28 февраля 1449 г. был утвержден новый «Ordino Caffe», состоящий из 96 параграфов (81 параграф относится непосредственно к управлению городом Каффой, а 15 содержат информацию «Об устройстве мест подчиненных Каффе»).

Из-за установленных сроков Устав готовился в спешке, о чем позволяет говорить как его структура, так и содержание отдельных глав и параграфов. Например, когда уже казалось, что весь текст был отработан и завершался главой «О том, что Самастро подчиняется ведомству Перы», к нему пришлось добавить еще пять глав (с № 16 по № 20), имеющих отношение исключительно к Каффе. Особый интерес представляют две последние главы: № 19 «О том, что ни один Сарацин (Saracenus) не в праве держать в своем доме оружия (in eius domo arma)» и № 20 «О том, чтобы указанные ниже работающие мастера (artium laboratores) не смели уезжать» [Устав 1449 г., 1863, с. 642—643]. Как видим, они касаются актуальных проблем жизнеобеспечения и безопасности фактории во второй половине 40-х гг. XV в.

В первом параграфе главы № 19 говорится: «Приняв во внимание, что много сарацин (мусульман? — В.М.) предпочитают жить в городе (urbem) будучи большею частью величайшими врагами христианской веры (christiani inimicissimi), постановляем и предписываем, для предотвращения всякого способа и мысли сделать зло, чтобы ни один сарацин, живущий в Каффе, как в бурге, так и в антибурге и в цитадели (habitator Caphe et tam burgorum quam antiburgorum et castri) не смел и не думал впредь иметь или держать в доме собственном или арендуемом никакого оружия наступательного или оборонительного (arma offendibilia vel deffendibilia), под опасением потерять в наказание таковое оружие и заплатить [за это] одному до 10 соммо штрафа, по приговору консула и массариев» [Устав 1449 г., 1863, с. 814—815]. Второй параграф касается приезжающих в факторию морем турок (Teurci) и других мусульман: им не разрешалось «выгружать никакого оружия, разве только с тем условием, чтобы сложить его в доме какого-нибудь из жителей Каффы, под вышеозначенным штрафом» [Устав 1449 г., 1863, с. 815].

Не вызывает сомнений, что принятия подобных мер требовала сложная политическая обстановка, складывавшаяся в этот период в Причерноморье, в особенности в связи с активизацией турок-османов. Посланная в 1447 г. к берегам Колхиды Мурадом II эскадра направилась затем к побережью Готии: ее земли османы опустошили, захватив большое количество пленных [Laonici Chalcocondylae, 1843, p. 260—261]1. Сохранялись довольно напряженные отношения и с татарами ввиду того, что Хаджи-Гирей неизменно занимал антигенуэзскую позицию. В таком случае, данная глава была бы более уместной в первой части Устава, касающейся непосредственно регламентации отношений с татарами (параграф № 72).

Заключительная глава (№ 20) содержит предписание о том, «чтобы канатные мастера (magistri asie), конопатчики (magistri antelami), каменщики (masachani) имели главного мастера (protomastrum) или старшего (capitem) в каждом из этих ремесел (artium), который должен записывать у себя имена всех [ремесленников]». При этом им запрещалось «выезжать из города Каффы в другие места (locorum) для какой-либо работы без специального разрешения (licencia) консула и массариев» [Устав 1449 г., 1863, с. 815].

Очевидно, что здесь речь идет не просто о ремесленниках или мастерах, работавших в фактории, а о тех, кто нанимался и получал от массарии жалованье (stipendium). Квалифицированному ремесленнику выплачивалось коммуной до 12 соммо в год [Balletto, 1978, p. 272]. В целом же, в Каффе работали мастера самых разнообразных специализаций. По подсчетам М. Балара, только в конце XIV в. здесь трудилось 470 человек [Balard, 1978, p. 713].

В середине — второй половине XV в. коммуна фактории привлекала специалистов высокой квалификации для удовлетворения растущих потребностей самого города. Например, в 1465 г. их число достигло 150 человек (против 100, получавших стипендии до этого года) [Balletto, 1978, p. 273]. Названные в Уставе «магистры» (канатные мастера, конопатчики и каменщики) должны были заниматься ремонтом и строительством кораблей (в том числе и военных) на верфях Каффы, а также реставрацией старых и возведением новых оборонительных сооружений города (каменщики). В условиях постоянной военной опасности меры по ограничению их свободного перемещения были вполне обоснованы. Тем не менее, параграф, касающийся мастеров по строительству и оснащению судов, логичнее было бы поместить в главе «О вооружении (armandi) галей и галеотт Каффы» (№ 42, часть I).

Следует признать, что, несмотря на все привнесенные в Устав 1449 г. новации, магистраты Генуи не добились ожидаемого результата. Создававшаяся на протяжении двух столетий система управления Причерноморскими факториями переживала глубокий кризис, вызванный глобальным изменением политической обстановки в Понтийско-Средиземноморском регионе, связанной с экспансией османов, развалом Золотой Орды и соответствовавшей этому политическому фону неблагоприятной торговой конъюнктуры. Поэтому уже через пять лет (с 1454 г.) протекторам (попечителям) Банка Сан-Джорджо придется целенаправленно проводить серию новых административных реформ.

Примечания

1. «Мурад [II] (Ἀμουράτης) <...> послал галеры (τριημϵις) в страну Колхиду, чтобы они опустошили страну, поработили город, если могли, поплыли против Готии (ἐπί Γοτθίαν) и, где возможно, разграбили страну, пристав (άποβάντας) [дословно: высадив экипаж]. И приняв, галеры отправились в страну Колхиду и, прибыв к готам (ἐπί τούς) Γότθους), разграбили страну, порабощая немалую (территорию). Когда же вернулся флот, поднялась сильная зимняя буря (χϵιμὼ ... ίσχυρος), и северный ветер (ἂνϵμος ὰπαρκτίας), налетев, отнес его в (Малую) Азию в район Понтираклии (κατά τήν Ποντοηράκλϵιαν), и, отправляясь туда, несколько галер погибли, оказавшись в таком несчастье» [Баейр, 2001, с. 216].

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь