Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » Э. Челеби. «Книга путешествия. Крым и сопредельные области» (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века)

Описание стоянки в безопасной крепости, или в могучей твердыне Тамань

Когда мы въезжали в эту крепость, весь народ Тамани вышел приветствовать пашу, а в крепости стали стрелять из пушек в нашу честь. Был там сын Осман-паши и кадий, сеийид ...-эфенди из Кефе. Всем сопровождавшим пашу они выдали карточки, на которых были написаны дома, назначенные для их проживания. Паша расположился во дворце сына Осман-паши, а затем каждый отправился в свое место на отдых.

Однако пришло известие, что с Таманского острова на Крымский остров перебраться невозможно, так как между мысом Чочка и противоположным крымским мысом Килиседжик плывут льды из Азовского моря. Когда паша об этом узнал, он приказал оставаться в крепости Тамань.

О строениях, виде и прочих подробностях касательно этой крепости мы писали выше, когда в своё время отправились с Мухаммед Герай-ханом в Дагестан. Короче говоря, во время этого путешествия мы посетили сто пятьдесят больших московских крепостей, начиная от московской крепости Терек над берегом Хазарского моря, до Балухана, Аждерхана, Атры, Казани, Сарая, Мужик-кермана и до берегов реки Идиль, реки Джайик1 и до Турецкого Перекопа, а также прочие местности2. Далее, прибыв к реке Дон, к крепости Азов, мы посетили ... крепостей на правом и левом берегах Дона, проезжая по замёрзшему морю на казацких лодках с тростниковыми парусами. Из Азова мы ехали через степь Хейхат сорок дней во время ужасных морозов, претерпевая днем и ночью тысячи бед и страданий и сотни тысяч мучений от сильных холодов, пока, наконец, не достигли черкесских земель. За это время я, наисквернейший из рабов, слава Богу, даже одного дня не проболел и никаких страданий не претерпел. Когда же я приблизился к этой крепости и к мусульманским землям, то тотчас позабыл обо всех трудностях путешествия. Всюду, где бы я ни был, я не переставал благодарить Бога за это утром и вечером. В этой крепости Тамань я провел десять дней и десять ночей с пашой в развлечениях, вместе с сыном Осман-паши, с Али Джаном, сыном Дервиш Али-бея и другими почтенными мужами Тамани.

Однажды ночью ударил мороз и подул сильный ветер. Между Таманским островом и Крымским островом находится пролив Чёрного моря в восемнадцать миль, и этот пролив замёрз. Лёд был толщиной в целых три аршина. Паше доложили об этом, и паша тотчас же приказал бить в барабаны и трубить в трубы, оповещая о выступлении. Мы вышли из Тамани со всеми товарами и припасами и прибыли на

Стоянку мыс Чочка, находящуюся в одном часе пути от Тамани. Счастливый паша сошел с коня, опустился на молитвенный коврик, и была совершена усердная молитва. [Паша сказал]: «Пусть по льду переправляются на противоположную сторону!».

И сразу же этот недостойный, уповая лишь на одного Бога, со словами «Во имя Божие», выехал на лёд на коне вместе с ещё пятьюстами пешими людьми. Мы мгновенно переправились на ту сторону. Там я оставил лошадь своим слугам, и снова, спешившись, с копьём вернулся обратно. Однако от холода люди теряли мужество, не могли сидеть на лошади и падали с коней. Этот убогий набрался смелости, отправился назад к Тамани и подошёл к паше. Я сказал: «Добрая весть, мой султан! Лёд удивительно затвердел. Он стал, как нахичеванский булат. Это отличная возможность — давайте теперь же, на утреннем холоде переберёмся на ту сторону по льду».

Тут же пашу усадили в сани на двух длинных полозьях и потянули сани на длинных канатах. Сей недостойный шёл пешком рядом с пашей и считал шаги. За пятьсот шагов быстрой ходьбы по льду, пройдя одну неполную милю, мы перебрались с мыса Чочка на Крымскую сторону.

Стоянка мыс Килиседжик. Паша достиг этого места, вышел из саней, опустился на ковёр и стал наблюдать, как оставшиеся воины переправлялись на Крымский остров. Все подчинённые паши и прочие, все его животные переправились за один час. Весь груз этого недостойного, как мелкий, так и крупный, был благополучно переправлен, и мои люди припали к Крымской земле.

Однако на третий час, под воздействием солнечного света лёд на море стал потрескивать, а местами льдины стали ломаться. А края льдов под воздействием тепла земли стали таять. Между тем сзади осталось много купцов, паломников и татар, которые промедлили, а солнце близко к полудню взошло на небесную башню, и наступило гибельное время. Действительно, когда стало совсем тепло, лёд на море затрещал, пошёл трещинами и во многих местах проломился. Мудрый паша тут же послал нескольких смельчаков из людей, бывших с ним, сказать оставшимся на той стороне людям, чтобы никто больше не шёл, так как лёд треснул. Они же, не смотря на то, что известие было правдивым, вышли на морской лёд.

О последствиях того, что лёд ломался. Оказавшиеся на льду смышлёные ловкие татары, пешие или на конях, перескакивали с льдины на льдину и спасались. Но из тех повозок, что остались позади, пятнадцать потонуло, а вместе с ними двадцать человек ушли под лёд. Некоторым из них бросили канаты и вытащили, но многие утонули и стали шехидами перед Всевышним Богом.

О храбрости и отваге могучих богатырей. Эти ловкие всадники, перескакивая среди льдов на конях с льдины на льдину, достигли крымской стороны. А те, кто остался позади, увидели, что уже поздно. Они сняли уздечки с голов коней и сёдла и подпруги с их спин, оставили коней на льду, а сами перескакивали с льдины на льдину, помогая себе копьями и пиками, и благополучно спаслись. Некоторые же, оказавшись на льду, не могли воткнуть свои жерди в лёд, потому что жерди соскальзывали, и они достигали безопасного места с огромным трудом. Короче говоря, отвага — это великий Божий дар!

В это время в том месте подул южный ветер и разломал на куски лёд на море. В один миг куски льда образовали кучу и стали двигаться в сторону Чёрного моря. На льдинах осталось двадцать человек с лошадьми, а также семьдесят-восемьдесят пеших людей. Они с лошадями оказались в огромной куче льда, а вокруг них со всех сторон было море. Короче говоря, эти двадцать человек, обезумев, подобно мевлеви, со стонами, воплями и стенаниями понеслись в холодное и морозное Чёрное море. Но хитроумные молодцы, которые знали дело и не потеряли голову, перепрыгивали с льдины на льдину, если она была близко, и нашли спасение на одной из сторон. А некоторые бесстрашные и ловкие молодцы не выпустили уздечек своих коней, которые оказались в воде, сами стояли на маленьких кусках льда, а лошади тянули их среди льдов, а они перепрыгивали с льдины на льдину, пока не вышли на берег пролива около крепости Керш вместе со своими конями и имуществом. Все воины ислама прославляли такого молодца и в удивлении прикладывали палец к устам и ноготь к зубам. Действительно, дело это в высшей степени удивительное.

Воину необходим хороший конь, ибо конь — брат роду Адама. Род верховых коней был сотворен могучей дланью Господа из той же глины Каабы, из которой был сотворен святой Адам. До сотворения Адама на лице земли были лошади, но на их плечах были крылья, а копыта их были раздвоены, как вилки.

Между тем три джигита увидели, что их вместе с конями вынесло в Чёрное море. Они в один миг сняли с коней сёдла, положили их на лёд, сами разделись донага и, сказав: «Помоги, Боже!», голыми сели на своих коней и бросились со льда в Чёрное море. Они на этом морозе вцепились в гривы своих коней. Эти трое проплыли на конях около двадцати миль и достигли крепости Керш, где люди одели джигитов. Сказано стихами об этих трёх:

Бесчисленны удовольствия в море,
Но спасения ищут на берегу.

По мудрости Божией один из татарских молодцов, тонувший в воде, схватил за хвост коня, и тот его спас. Таким образом, один конь вытащил двух людей. Действительно, конь — благородное создание, и Создатель мира сказал о коне в Великом Коране и славном Фуркане3, в суре «Сад»: «В сумраке препроводили скакунов, копытами земли касающихся ...4». Поэтому я, недостойный, очень люблю лошадей, и уже пятьдесят один год не бывает так, чтобы у меня не было по пятьдесять лошадей.

Семь человек добрались до крепости Керш вплавь, а ещё семь человек доплыли до острова Тамани. Но семь человек на наших глазах уплыли в Чёрное море на льдинах, которые колебались под ними. Одиннадцать лошадей остались на льдинах, но и им Господь миров, Промыслитель судеб, если на то будет Его воля, пошлёт спасение. Может быть, в море они встретят какой-нибудь корабль.

Слава Богу, мы с пашой и воинами переправились на эту сторону, никому из людей не было принесено ущерба, они остались в безопасности и при имуществе.

Описание стоянки в крепости Керш. Мы остановились в этой крепости на три дня. Наш господин Мехмед-паша всем людям, которые перескакивали на конях с льдины на льдину, и тем, кто спасся, ухватившись за конский хвост, и тем семи, что спаслись вплавь, пожаловал по прекрасному одеянию и по десять червонцев, а они его поблагодарили. Паша тысячу раз похвалил коней, а семерым пожаловал по одеянию и по пятьдесят червонных алтунов каждому. Троим всадникам, что приплыли голыми, он подарил ещё сёдла с упряжью, чем тех молодцов осчастливил. А Бог Всевышний да позаботится о нём самом!

Между вышеупомянутым мысом Чочка [и мысом Килиседжик] находится пролив почти в две мили, соединяющий Азовское море с Чёрным. Если бы с двух сторон его были крепости, то казаки с реки Дон, пройдя под крепостью Азов, не могли бы выходить в Чёрное море. Со стороны Таманского острова на милю тянется отмель глубиной в один аршин и шириной в один шаг. Если бы владыки пожелали и построили на стороне Тамани на мысе Чочка у этой отмели крепость, этот пролив стал бы уже одной мили, и тогда здесь и птица не пролетела бы. Этот пролив между мысами Чочка и Килиседжик, через который мы переправлялись, — злосчастный пролив. В 976 году5, во время султана Селима Второго, Соколлу Мехмед-паша6 приказал выкопать ров до берегов реки Идиль, который называется Турецким Перекопом. Воины остались там зимовать и успокоились, не докопав ров. Воины ислама, пройдя через степь Хейхат, подобно нам в холодную зиму вышли на этот пролив и по льду переходили на крымскую сторону. Лёд сломался, и более десяти тысяч воинов ислама утонули подо льдом. Это злосчастный пролив. Слава Богу, мы переправились безопасно.

Два дня мы находились в крепости Керш. Описание этой крепости, её облика и строений мы привели выше, при [описании] старого путешествия по Крыму, когда мы с Мухаммед Герай-ханом ехали в Дагестан. Из этой крепости Керш мы выехали на запад, проехали семь миль по Крымскому острову.

Деревня Халиль-ата. Это большая благоустроенная татарская деревня. Затем, в девяти часах [езды] на запад —

Примечания

1. Идиль — Волга. Джайик — река Яик, совр. Урал.

2. Путешествие, о котором говорит Эвлия, подробно им описано и переведено на русский язык. См.: Эвлия, 1979. Крепость Терек — Терский городок (Терки), основан русскими казаками у устья р. Терек на Каспийском море. Атра и Мужик-керман — города на Северном Кавказе, которые посещал Эвлия, мы затрудняемся определить, какие населённые пункты имеются в виду. Турецкий перекоп — канал, которым турки попытались соединить Дон с Волгой во время похода на Астрахань в 1569 г.

3. Фуркан — араб., «отделение», имеется в виду правды от лжи, эпитет Корана.

4. Коран, 38, 31.

5. 976 г. Х. = 1568/69 г. В действительности канал турки начали копать в 977 г. Х. = 1569/70 г.

6. Соколлу Мехмед-паша (Соколович), серб по происхождению, великий везирь Османской империи 1565—1578 гг.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь