Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » В.Б. Костюкевич. «Феодосия»

Живопись

Живопись Феодосии — славная страница в истории мирового изобразительного искусства. Ее зарождение уходит в далекие античные и средневековые времена. От средневековья до нас дошли архитектурные сооружения, остатки фресок Феофана Грека в одной из древних церквей и армянская книжная миниатюра. XIX век подарил нам многих выдающихся мастеров, его по праву называют «золотым веком» русского искусства.

Одним из них был Иван Константинович Айвазовский. Будущий художник родился в Феодосии 29 июля 1817 г. в купеческой армянской семье, к тому времени обедневшей. Склонность к искусству, проявлявшаяся в раннем возрасте, несмотря на отсутствие бумаги и карандашей, сделала первые попытки мальчика запечатлеть явления окружающего мира публичными: он рисовал самоварным углем на выбеленных стенах своего дома. Первым обратил внимание на его рисунки городской архитектор Кох. В дальнейшем в судьбе юного дарования принял участие градоначальник Феодосии Александр Казначеев, который направил его в 1830 г. в Симферопольскую гимназию, а в 1833 г. способствовал его поступлению в Петербургскую Академию художеств.

Годы обучения в столице, общение с педагогами, известными художниками России того времени, во многом определили быстрое развитие дарования И.К. Айвазовского. Уже 1835 г. он впервые представил на академической выставке свою картину, это был «Этюд воздуха над морем». Знакомство с выдающимися деятелями культуры — К.П. Брюлловым, М.И. Глинкой, И.А. Крыловым, В.А. Жуковским, А.С. Пушкиным — способствовало формированию у моло дого художника романтического мировосприятия. Академист Айвазовский много и плодотворно работал. За участие в выставке 1836 г. получил золотую медаль II степени, а в следующем году ему была присуждена большая золотая медаль, дававшая возможность отправиться в заграничную командировку за счет академии на шесть лет. Формально до окончания обучения у художника было еще два года, поэтому Совет академии отправил Айвазовского в Крым для совершенствования живописного мастерства. Здесь он написал с натуры виды Ялты, Феодосии, Севастополя, Керчи.

Эта поездка обогатила художника не только живописными впечатлениями. По приглашению командующего Черноморским флотом М.П. Лазарева он принял участие в десантных операциях у берегов Кавказа. Там познакомился с будущими известными флотоводцами, в то время еще молодыми офицерами, П.С. Нахимовым, В.А. Корниловым, И.И. Истоминым. В результате по возвращении в Петербурге 1840 г. он представил наряду с другими картинами «Десант в Субаши» и «Военные корабли на севастопольском рейде».

В 1840 г. художник отправился в заграничную командировку. Первой страной, которую он посетил, была Италия, поразившая его богатством музейных собраний, обилием памятников истории и культуры и природой, пышной и южной. Айвазовский много и неустанно работал, переезжая из одного города в другой. В Неаполе написал множество видов залива с дымящимся Везувием на втором плане.

Известный английский художник Джозеф Тернер, увидев один из таких пейзажей («Неаполитанский залив в лунную ночь», 1842), посвятил ему восторженные стихи, которые заканчивались строкой: «Искусство твое высоко и могущественно, потому что тебя вдохновляет Гений».

Айвазовский работал в Сорренто, Амальфи, Венеции. В Риме он сблизился с А.А. Ивановым и Н.В. Гоголем. Общение с уже известным в ту пору писателем, который прекрасно выразил свои взгляды на концепцию романтического пейзажа в словах: «Если бы я был художником... я бы сцепил дерево с деревом, перепутал ветви, выбросил свет, где никто не ожидает его...», было благотворным для молодого живописца.

В 1842 г. И.К. Айвазовский по предложению Академии художеств покинул Италию для того чтобы участвовать в выставке в Париже. Его картины имели успех, и он был удостоен золотой медали. Прославленный французский живописец О'Верне сказал: «Ваш талант прославляет Ваше отечество».

Художник побывал в Англии, Голландии, Португалии, Испании. В Голландии за экспонирование выставки своих произведений получил звание академика.

Осенью 1844 г. Айвазовский вернулся в Россию известным художником. Его встретили с большим почетом, он получил звание академика в Петербургской Академии художеств и звание первого живописца Морского министерства. Ему был поручен больший правительственный заказ — написать виды русских укрепленных городов-крепостей на Балтийском море, который был вскоре выполнен. Весной 1845 г. художник отправился в плавание к островам Греческого архипелага в составе экспедиции под руководством адмирала Ф.П. Литке. Побывал в Турции и Малой Азии. Вернулся из путешествия с серией прекрасно выполненных карандашных рисунков, которые в дальнейшем использовал для работы над многочисленными картинами.

К середине 1840-х гг. у живописца созрело решение навсегда поселиться в родном городе. Он купил большой участок земли на окраине и приступил к постройке собственного дома и мастерской. В этом доме и прошла вся его дальнейшая жизнь, и именно в феодосийской мастерской были написаны почти все его картины.

За свою долгую жизнь Айвазовской создал около 6 тыс. произведений. Он работал практически каждый день. К концу 40-х гг. сложился его уникальный творческий метод. Прекрасная зрительная память и неиссякаемое воображение дали ему возможность не писать с натуры, а импровизировать. Об этом художник писал в «Автобиографии»: «Живописец, только копирующий природу, становится ее рабом, связанным по рукам и ногам... Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны немыслимо с натуры... Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта; сделав набросок на клочке бумаги, я приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нем своей кистью».

Как правило, Айвазовский работал легко и увлеченно, он мог воплощать свои замыслы с удивительной свободой. Особенно поражало современников то, как он создавал небольшие картины, импровизируя, без предварительных натурных подготовительных рисунков. Литератор В.С. Кривенко, гостивший у него, так описал свои впечатления: «В наш приезд в галерее работал Иван Константинович над большим полотном. В широком живописном халате, с палитрой и кистью в руках, с молодыми блестящими глазами, устремленными на оживающее полотно, художник был положительно эффектен... По легкости, видимой непринужденности, по довольному выражению лица можно было смело сказать, что такой труд — истинное наслаждение».

В ранние годы живописец в основном изображал море — спокойное, умиротворенное. Он был наделен даром поэтического мышления, и это особенно сказалось в его ночных маринах. Для него не существовало технических препятствий, он иллюзорно-точно изображал луну и эффекты лунного света — его искрящийся блеск на легкой зыби волн или ослепительно-сияющую лунную дорожку на штилевой глади моря. В подобных произведениях поражает ощущение удивительного спокойствия, гармонии и вечности природы. К таким картинам относится «Георгиевский монастырь» (1846). Простота ее сюжета скрывает скурпулезно-точное и выверенное построение композиции, благодаря которому художник передает удивительный эффект перемещения лунной дорожки при рассмотрении произведения с разных сторон.

В том же, 1846 году, Айвазовский написал ряд батальных картин, связанных с историей флота. К этим темам он обращался на протяжении всей своей жизни и не только по долгу службы, как живописец Главного морского штаба, но и движимый гражданскими чувствами. Он был знаком со многими выдающимися русскими флотоводцами, знал и наблюдал флот не только в мирной обстановке.

Главный морской штаб и командование флотами всегда сочувственно относились к трудам Айвазовского, всячески стремясь помочь ему в ознакомлении с морским делом. «Когда я писал виды морских сражений, — вспоминал художник, — мне давались всевозможные пособия от Адмиралтейства: чертежи кораблей, рисунки, оснастка судов, вооружение и т. д. Для предоставления мне возможности видеть полет ядра рикошетом по водной поверхности при мне в Кронштадте [были] произведены несколько выстрелов боевыми зарядами. Для ближайшего ознакомления с движениями военных кораблей во время морских сражений я присутствовал на морских маневрах в Финском заливе». Позже художник принимал участие в военных маневрах в 1845, 1846 и 1851 гг.

«Каждая победа наших войск на суше и на море радует меня как русского в душе и дает мысль как художнику изобразить ее на полотне». Эти слова И.К. Айвазовского во многом объясняют его стремление вновь и вновь обращаться к темам из истории флота. Он запечатлел Петра I при Красной Горке, Чесменский бой, бой в Хиосском проливе, Наваринский бой, бой брига «Меркурий» и многие-многие другие славные победы. Поэтому не удивительно то, что, когда весной 1846 г. Айвазовский устроил в родном городе юбилейную выставку, сюда из Севастополя прибыли пять военных кораблей Черноморской эскадры во главе с линкором «Двенадцать Апостолов» под командованием В.А. Корнилова. Эскадра стояла на рейде и салютовала орудийными залпами. Не удивительно и то, что много позже, в дни празднования живописцем 50-летия творческой деятельности в приветственной речи от Морского министерства прозвучала гордость Морского ведомства тем, что художник состоит в его списках.

В октябре 1853 г. началась Крымская война. С ее первых месяцев на Кавказском фронте турецкие войска проникли в приграничные районы восточной Армении, разрушали и грабили армянские села и города.

Весной следующего года боевые действия приблизились к берегам Крыма. Турецкие, французские и английские военные корабли вели бомбардировку прибрежных городов и поселков. По понятным причинам события этой войны нашли особый отклик в душе художника. Он несколько раз посетил Севастополь, следил за развитием событий, делал зарисовки, писал акварели. В конце мая открыл выставку своих произведений в Севастополе, которая получила горячий прием в городе, охваченном войной. По свидетельствам современников, залы выставки с утра до вечера были заполнены солдатами, матросами, горожанами.

Очень интересны сведения, приводимые в письме мичмана Иванова — офицера-знаменосца у адмирала Л.С. Нахимова: «Сегодня второй день как Айвазовский открыл выставку своих картин: двух видов Синопской битвы, двух видов битвы "Первас-Бахри" с "Владимиром" и пятая — вход "Владимира" с "Первас-Бахри" на буксире под парами в Севастополь. Перед этими картинами постоянно куча народа, в особенности из офицерства. Первая картина представляет начало

Синопского сражения... Вторая представляет пожар в городе и судов на рейде ночью. Эта картина так поражает, что трудно оторваться от нее... Сам Айвазовский там и, вслушиваясь в толки, исправляет свои ошибки».

В своих батальных картинах И.К. Айвазовский запечатлел летопись русского военно-морского флота в тех эффектных и несколько приподнятых образах, которые были свойственны его творчеству.

Наряду с батальными темами особое место в творчестве мастера занимают картины, посвященные борьбе малых народов за независимость. В 1867 г. вспыхнуло восстание на острове Крит, населявшие его греки выступали против турок. Русская средиземноморская эскадра перевозила семьи восставших, спасая их от турецкой расправы. Художник написал несколько картин под названием «На острове Крит», одна из лучших хранится в коллекции Национальной картинной галереи им. И. Айвазовского. Когда в 90-х гг. XIX в. беспощадно уничтожалось армянское население в Турции, Айвазовский написал серию картин, стремясь возбудить в мире сочувствие к армянскому народу. Средства, поступившие с выставки этих картин, он передал в помощь наиболее нуждающимся армянским семьям.

60—70-е гг. XIX в. принято считать периодом расцвета творчества художника. Тогда он создал «Море» (1864) — одну из лучших картин феодосийского собрания, отмеченную высоким мастерством и подлинно романтическим мировосприятием. В 1868 г. живописец отправился на Кавказ. Впечатления, полученные в поездке, нашли отражение во многих его картинах.

В следующем, 1869 году, он едет в Египет, чтобы присутствовать на открытии Суэцкого канала, результатом поездки стали картины, посвященные этому событию, а также виды Каира и пейзажи с караванами верблюдов, пирамидами и сфинксами.

В 1870 г. в связи с 50-летием открытия Антарктиды Айвазовский пишет картину «Ледяные горы». Русское географическое общество отмечало большую познавательную ценность работ художника: «Русское Географическое общество давно признало Вас [Иван Константинович] выдающимся географическим деятелем, первым русским самобытным художником того моря, которое в русских летописях носит название «Русского».

В 1872 г. И.К. Айвазовский отправляется с выставкой своих картин в Ниццу и Флоренцию. Публика восхищается его произведениями, газеты пестреют хвалебными отзывами. Во время пребывания художника во Флоренции ему было предложено написать свой автопортрет для галереи Питти. Такой чести удостаивались только выдающиеся мастера. Из русских до Айвазовского в Питти был помещен автопортрет О.А. Кипренского. В результате этой поездки Айвазовский был избран «почетным членом коллегии профессоров изящных искусств Флорентийской Академии».

В середине XIX в. в искусстве России на смену романтизму приходит реализм, стиль с иными социально-культурными ориентирами и иной концепцией восприятия природы. И.К. Айвазовский был одним из немногих художников, сохранивших преданность идеалам романтизма до конца своей жизни. Однако начиная с 80-х гг. и его искусство претерпевает некоторые изменения. Колорит его картин утрачивает былую яркость и контрастность, обретая множество более тонких нюансов прекрасно сгармонированных серых, голубых и бирюзовых тонов. Его произведения становятся более реалистичными по форме, но сохраняют все ту же романтически-приподнятую трактовку природы и представление о самоценности пейзажного мотива как такового.

В последние два десятилетия своей жизни художник часто работал над холстами большого размера, создав в 1892 г. такие великолепные произведения, как «Прибой у крымских берегов», «Корабль "Мария" во время шторма», «Остров Иския близ Неаполя», а также аллегорическое панорамное полотно «От штиля к урагану» (1895) и настоящий шедевр собрания феодосийской картинной галереи — «Среди волн» (1898). Величественное и восторженное изображение стихии было создано 80-летним живописцем на огромном холсте площадью почти в 12 м² за 10 дней!

Бытует мнение, что И.К. Айвазовский писал только марины. Однако, будучи по натуре деятельным человеком, он легко откликался своим искусством на события окружающего мира. Так, известно несколько архитектурных эскизов, выполненных им легко и свободно. Художник написал ряд односеансных портретов, в которых, несмотря на их этюдность, остро схвачен характер и передано сходство. Кисти Айвазовского принадлежат также картины на исторические и мифологические сюжеты; наиболее эффектные из них впечатляют как размером, так и композиционным решением: «Наполеон на острове Св. Елены» (1897), «Путешествие Посейдона по морю» (1894), «Встреча Венеры на Олимпе» (1895).

Интересны украинские пейзажи, в которых степи бескрайни, как море, и жанровые сцены, написанные художником с огромным вниманием к деталям. «Во время жатвы на Украине» (1897), «Обоз чумаков» (1862), «Свадьба на Украине» (1890-е гг.) — в этих картинах Айвазовский предстает пред нами мастером бытовых подробностей и тонких психологических нюансировок.

Особую группу произведений, пока еще не очень хорошо известных широкой публике, составляют картины И.К. Айвазовского на библейские темы. В своем большинстве они были написаны для армянских церквей, в которых служил старший брат художника, Габриэл, теолог, историк, филолог, в зрелом возрасте ставший ректором Эчмиадзинской духовной Академии, а затем архиепископом. В числе этих произведений и канонически трактованные сцены из Нового Завета, и различные вариации сюжета хождения по водам, включая монументальное полотно 1873 г.

Жизнь художника оборвалась внезапно, в ночь на 2 мая 1900 г. И.К. Айвазовскому было почти 83, он был полон новых идей и творческих планов, готовил картины для выставки в Италии, сам намеревался отправиться туда на ее открытие.

Искусство маэстро было частью общеевропейского культурного процесса, он был не только прекрасным художником, но имел смелость бороться за свои идеи и убеждения, не боялся быть нонконформистом и аутсайдером, его творчество никогда не было «флюгерным». И.К. Айвазовский был отмечен истинным блеском таланта, ему было свойственно умение видеть прекрасное вокруг, в его картинах публика восхищалась тем, на что в природе могла смотреть равнодушным взглядом.

Художник был похоронен в родном городе, в ограде средневековой армянской церкви св. Сергия. На месте захоронения стоит мраморное надгробие в форме саркофага, с одной стороны которого высечена древнеармянская надпись: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память». Действительно, память об этом удивительном человеке до сих пор живет в Феодосии в легендах и в устных преданиях. Его помнят не только как гениального художника, но и как Почетного гражданина города, сделавшего многое для его развития. Он открыл школу и библиотеку, построил археологический музей. Выставочный зал со своими картинами завещал городу. Во многом благодаря хлопотам художника в Феодосию была проведена железная дорога и реконструирован морской порт. А когда одной из главных проблем города стала острая нехватка питьевой воды, живописец подарил горожанам воду одного из своих источников. Он был действительно добрым гением этих мест, радетелем о благе сограждан и процветании своего края.

Лев Феликсович Лагорио (1827—1905) родился и провел детские и юношеские годы в Феодосии. Склонность к живописи и интерес к искусству привели его в мастерскую И.К. Айвазовского.

В 1843 г. он был зачислен в Академию художеств в Петербурге и стал посещать классы пейзажной и батальной живописи профессоров М.Н. Воробьева и А.И. Зауэрвейда — тех педагогов, которые обучали Айвазовского. В эти годы молодой художник уделял особенное внимание изучению моря, много работал с натуры.

В 1850 г. окончил Академию художеств с золотой медалью 1-го достоинства. Получил право на пенсионерскую заграничную командировку, однако вначале его отправили на Кавказ. С тех пор изображение гор и побережья Кавказа стало сюжетом многих его работ.

Находясь в заграничной командировке с 1853 по 1860 г., Лагорио много путешествовал по Европе и плодотворно работал. По возвращении в Россию он представил для отчета около трех десятков произведений, за которые получил звание профессора.

В 1864 г. навсегда поселился в Петербурге, но много путешествовал по стране, накапливая впечатления.

Крупный заказ, который получил Лагорио, был связан с российско-турецким военным конфликтом 1877—1878 гг., но батальные картины не стали его лучшими произведениями.

Жанром, работая в котором художник чувствовал себя гармонично и который его прославил, был пейзаж. В годы заграничной командировки он в основном изображал красоты итальянской природы. В конце жизни Лагорио много писал в Финляндии и Норвегии, прекрасно изображал горы, любил Кавказ. Однако самой значительной частью его творческого наследия остаются пейзажные работы, посвященные его родине — Крыму. Одна из выставок живописца (1893 г.) была полностью посвящена крымской природе и Черному морю.

Художник много работал в графике, стал членом Петербургского общества акварелистов. Его карандашные рисунки, акварели строги по композиции, но полны жизни и движения.

Лагорио рано достиг профессионального мастерства, всегда стремился к реалистичной передаче природы, точно воссоздавая пейзаж тех мест, которые изображал. Его тяготение к морскому пейзажу было во многом определено влиянием творчества Айвазовского, которое он испытал еще в юности, посещая мастерскую маэстро. Произведения Л.Ф. Лагорио, талантливого художника-пейзажиста, представляют собой яркое и самобытное явление в истории русского искусства XIX в.

Адольф Иванович Фесслер (1826—1885) ребенком вместе с семьей родителей приехал в Крым, в Симферополь. В гимназии преподаватель рисования — художник Гросс, увидев стремление к искусству одаренного ученика, порекомендовал ему поехать в Феодосию и учиться у И.К. Айвазовского, который, как известно, всячески поощрял молодые дарования и покровительствовал им.

В годы обучения Фесслера под руководством мариниста он зачарованно наблюдал за работой известного художника и копировал его картины. Таким образом молодой человек довольно быстро овладел техническими приемами живописи и стал лучшим копиистом Айвазовского своего времени. Постепенно совершенствуя свое мастерство, художник со временем начал работать самостоятельно и стал писать в основном крымские виды.

Хорошая подготовка, полученная в мастерской у Айвазовского, позволила ему в 1860 г. стать учеником Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Сведения о его ученичестве в Москве отрывочны. Можно предположить, что там он бывал наездами, большую часть времени работал в Феодосии под руководством маэстро.

К середине 60-х гг. Фесслер начал писать профессионально, преодолев некоторую робость своих ранних произведений и используя собственный стиль и композиционно-живописные приемы. Больше всего ему удавалось изображение спокойного, умиротворенного моря, поэтому его лучшие картины имеют выраженное лирическое звучание и спокойный, гармоничный колорит. В них нет той внешней эффектности и экзальтированности, которые часто свойственны романтическим произведениям. Восприятие природы художником и ее изображение на полотне реалистичны. Живописец обладал редким талантом почувствовать подлинную красоту природы в самых будничных ее состояниях.

Высшим идеалом А.И. Фесслер считал искусство Айвазовского, но смог найти собственный живописный язык, характерные сюжеты и темы и своим творчеством внес лепту в развитие отечественного морского пейзажа.

Эммануил Яковлевич Магдесян (1857—1908) состоялся как художник во многом благодаря помощи и поддержке Айвазовского. Будущий живописец родился в Крыму, в местечке под названием Армянский Базар. Его мать была дальней родственницей всемирно известного мариниста. Магдесян рисовал с ранних лет и первым, кто обратил внимание на его работы, был Айвазовский. Он ободрил юношу своим советом готовиться к поступлению в Академию художеств в Петербурге.

В 1877 г. молодой человек был зачислен в Академию, в класс пейзажной живописи профессора В.Д. Орловского. Статус вольнослушателя и более чем скромное материальное положение сделали процесс его обучения долгим. Только в 1892 г. живописец получил звание не классного художника с правом преподавать рисование и черчение в средних учебных заведениях.

Вскоре он вернулся в Крым и отправился в Феодосию совершенствовать свое мастерство под руководством маэстро. С 1895 г. жил и работал в Симферополе. В своем доме он создал картинную галерею, в которой помимо его работ экспонировались произведения, подаренные ему И.К. Айвазовским, Л.Ф. Лагорио, И.И. Шишкиным и другими мастерами.

По совету маэстро, Магдесян с 1897 г. стал ежегодно экспонировать свои новые произведения на академических выставках в Петербурге, что в значительной мере способствовало его творческому росту.

В 1901 г. живописец совершает путешествие по западной Европе и Армении. Его путевой альбом пополнился множеством рисунков и зарисовок, послуживших основой для новых картин художника. В 1904 г. в связи с началом русско-японской войны по заданию редакции журнала «Нива» работает на Дальнем Востоке. Последние годы своей жизни мастер отдает работе над крымским пейзажем.

В творческом наследии художника не все равноценно, однако его лучшие произведения отмечены стремлением к постижению красоты окружающего мира и живописным мастерством.

Феодосии и Юго-Восточному Крыму было суждено стать культурно-географическими ориентирами не только в истории XIX, «золотого века» русской культуры. Эти места были родиной духа, территорией обитания и источником вдохновения неповторимых и самобытных мастеров «серебряного века». Наиболее разносторонне одаренным среди них был поэт и художник, литературный и художественный критик, переводчик, «режиссер» многих судеб и «постановщик» многих событий в культурной жизни России того периода — Максимилиан Александрович Волошин.

Он родился 16 (28) мая 1877 г. в Киеве. Его детство прошло в Таганроге и Москве. В 1893 г. вместе с матерью переехал в Крым, в Коктебель. После окончания Феодосийской гимназии поступил на юридический факультет Московского университета, но учился недолго. Во время студенческих волнений в 1899 г. его исключают из университета, и для Волошина начинаются годы странствий. Он живет попеременно в Париже, Москве, Петербурге, Коктебеле, путешествует по Средиземноморью. Городом, пребывание в котором определило многое в творческой биографии М. Волошина, становится Париж. Его особая культурная атмосфера, насыщенность жизни различными событиями, а также глобальные перемены в искусстве, которые происходили на рубеже веков при почти полном отсутствии профессионального суждения о них, с одной стороны, и смущении и растерянности публики — с другой, побуждали Волошина попытаться самостоятельно разобраться в происходящем. Он слушал лекции в Сорбонне, в школе изящных искусств и других учебных заведениях, посещал натурные классы академии Коларосси, мастерскую Е. Кругликовой и студии Уистлера и Стейнлена, выходцев из Великобритании, единственной в Европе страны, в которой на рубеже веков существовали прекрасные традиции акварельной живописи. Впоследствии это сыграло огромную роль в становлении художника.

Природа Коктебеля и его окрестностей не сразу стала темой творчества М.А. Волошина. Его первое «крымское» стихотворение возникло в 1904 г. В 1907 г. он пишет статью о творчестве К.Ф. Богаевского, в которой теоретически обосновывает свое восприятие Киммерии, как земли, насыщенной воспоминаниями о прошедшем. В 1912 г. он пишет еще одну статью, посвященную творчеству этого мастера и концепции исторического пейзажа. И в то же время появляются работы Волошина-художника, посвященные Коктебелю.

Самые первые листы этого большого цикла-темперы и гуаши. Они выполнены с натуры, отличаются непосредственностью и свежестью исполнения и являют собой результат внимательного изучения ландшафта Юго-Восточного Крыма.

С началом Первой мировой войны в силу сложившихся обстоятельств Волошин оставляет работу с натуры, начинает писать акварелью по памяти и воображению. До середины 20-х гг. его пейзажи почти «портретны» (художник часто говорит о том, что пишет «лицо земли») и воспроизводят природу определенных мест в горах или на побережье.

Постепенно, во второй половине 20-х гг. они утрачивают конкретность, и в его акварелях перед нами предстает собирательный образ природы Восточного Крыма, абстрагированный от конкретных временных рамок и философски-обобщенный. Это та легендарная Киммерия, о которой Волошин много размышлял как человек, обладавший широчайшими познаниями в области истории культуры, и которой он грезит как художник и романтик.

Вглядитесь в его работы, вслед за М.А. Волошиным откройте для себя Киммерию, причаститесь ее легендам и преданиям и тогда вместе с ним сможете сказать:

Я вижу грустные, торжественные сны —
Заливы гулкие земли глухой и древней,
Где в поздних сумерках грустнее и напевней
Звучат пустынные гекзаметры волны.

Константин Федорович Богаевский вошел в историю искусства как создатель героико-романтических пейзажей Восточного Крыма. Он родился 25 мая 1872 г. в Феодосии. В детстве его любимым занятием было рисование, а первым наставником в искусстве стал феодосийский художник А.И. Фесслер. Серьезное профессиональное образование Богаевский получил в Петербурге, в Академии художеств (1891—1897), самым плодотворным периодом обучения считал годы, проведенные в пейзажной мастерской А.И. Куинджи.

Вернувшись в Феодосию, он, как верно заметил Волошин, «стал голосом» древней крымской земли, «...стал им естественно, неизбежно и бессознательно, как только нашел свой путь в искусстве». Богаевский принимал участие в выставках популярных творческих объединений «Московского товарищества художников», «Союза русских художников» и «Мира искусства».

1920-е гг. для Богаевского были насыщены многими событиями. В 1921 г. он стал членом Общества охраны памятников искусства (ОХРИС). С 1922 г. в народной художественной студии, созданной при галерее им. И.К. Айвазовского, вел мастерскую живописи, а затем участвовал в организации рисовальной школы и много времени уделял деятельности в галерее. В 1923 г. подготовил к выпуску уникальное издание — альбом автолитографий, посвященный историческому пейзажу Крыма.

30-е гг. — период творческого подъема художника. В его искусстве появляются новые темы. Он активно работает над индустриальными пейзажами, писал Днепрострой, Донбасс, заводы Мариуполя, создал цикл произведений «Города будущего». В 1933 г. К.Ф. Богаевскому было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР.

В конце 30-х — начале 40-х гг. появились самые значительные романтические и философски переосмысленные произведения мастера, о которых он писал: «В своих композициях я пытаюсь передать образ этой земли — величавой и прекрасной, торжественной и грустной. Этот пейзаж, насыщенный большим историческим прошлым со своеобразным ритмом гор, напряженными складками холмов, носящий несколько суровый характер, служит для меня неисчерпаемым источником».

Великая Отечественная война оборвала жизнь художника. Он погиб 17 февраля 1943 г. во время бомбежки Феодосии.

В плеяде мастеров «серебряного века» особое место занимают три художника, узами родства, кровными и духовными, связанные с И.К. Айвазовским, — это его внуки Михаил Латри, Алексей Ганзен, Константин Арцеулов.

Михаил Пелопидович Латри (1875—1941) — сын старшей дочери И.К. Айвазовского Елены Ивановны и Пелопида Саввича Латри. Родился в Одессе, его детские годы прошли в Ялте и Феодосии, в доме деда. Учился в Петербургской Академии художеств у А.И. Куинджи и А.А. Киселева, а также в Мюнхене — у Ш. Холлоши и Ферри-Шмидта.

В 1906 г. Латри поселился в имении Баран-Эли под Феодосией, оборудовал живописную и керамическую мастерскую. В 1920 г. эмигрировал в Грецию, с 1924 г. жил и работал в Париже. Скончался в 1941 г., похоронен на Сент-Женевьев-де-Буа в Париже. В коллекции Национальной картинной галереи им. И. Айвазовского представлено его творчество до 1920 г. (всего 702 произведения-живопись, графика, керамика). В этот период он был близок художникам «Мира искусства» и в его работах, ярких и впечатляюще-эмоциональных, вполне отразился стиль эпохи, последний «большой стиль» европейского искусства.

Алексей Вильгельмович Ганзен (1876—1937) — сын третьей дочери И.К. Айвазовского Марии Ивановны и Вильгельма Львовича Ганзена. Как и многие выдающиеся художники того времени, он получил образование юриста. Затем занимался в Петербургской Академии художеств, в Германии получил диплом Берлинской и Дрезденской Академий изящных искусств. Жил и работал в Крыму и Одессе. В 1920 г. эмигрировал в Югославию. Скончался в 1937 г., похоронен на православном кладбище в г. Дубровнике (Хорватия).

В коллекции Национальной картинной галереи им. И. Айвазовского хранятся четыре живописных и два десятка графических работ этого художника. В русском искусстве к концу XIX в. были утрачены традиции классической пейзажной акварели, и А.В. Ганзен был одним из немногих мастеров-акварелистов европейской школы.

Константин Константинович Арцеулов (1891—1980) — сын младшей дочери И.К. Айвазовского Жанны Ивановны и Константина Николаевича Арцеулова. Учился живописи в Москве у К.Ф. Юона, в Петербурге — у Л.С. Бакста, М.В. Добужинского, Е.Е. Лансере. Широкой публике больше известен как летчик. Больших успехов он добился в книжной иллюстрации, оформил более пятидесяти книг. Скончался в Москве, похоронен на Новокузнецком кладбище.

Одной их ярких и многосторонне одаренных личностей в художественной жизни Феодосии и Крыма в XX в. был Николай Степанович Барсамов (1892—1976). Его жизнь неразрывно связана с галереей Айвазовского. Он известен как музейный работник и директор галереи, историк искусства и вдумчивый исследователь, талантливый художник и педагог.

Родился в Тифлисе, в семье банковского служащего. Гимназистом увлекся рисованием. С 1913 по 1917 г. учился в Москве — вначале в частной студии И. Машкова, а впоследствии в Московском училище живописи, ваяния и зодчества — у таких прославленных мастеров, как К. Коровин и С. Малютин. Затем была преподавательская деятельность, фронт, госпиталь, скитания по стране.

В 1927 г. оказавшись в Феодосии, он навсегда связал свою судьбу с галереей, проработав в ней директором около сорока лет, и в дальнейшем остался ее пожизненным консультантом. Масштабность его деятельности как музейного работника трудно переоценить. Ее результатом стало многократное увеличение коллекции произведений И.К. Айвазовского и превращение галереи в крупное собрание маринистической живописи.

Н.С. Барсамов вместе с женой, С.А. Барсамовой, главным хранителем галереи, спас коллекцию в годы Великой Отечественной войны, эвакуировав ее в 1941 г. через Краснодар в Ереван, а затем, в 1944 г., после освобождения Крыма, вернул в Феодосию. Таким образом, галерея И.К. Айвазовского стала одним из немногих музейных собраний юга Украины, целиком спасенных в годы войны.

Изучая и популяризируя творчество И.К. Айвазовского, Барсамов стал автором путеводителей по галерее, статей и книг о выдающемся маринисте, о других художниках Крыма и о русских мастерах морского пейзажа XIX в. Его монография об И.К. Айвазовском до сих пор является самым полным исследованием жизни и творчества живописца.

В начале 30-х гг. он открыл при галерее художественную студию, в которой воспитал плеяду талантливых мастеров, в их числе были В. Шепель, А. Лейн, С. Мамчич, В. Соколов, П. Столяренко, Н. Шорин. Идея занятий с учениками была возрождена в послевоенное время в 1952 г., когда в подсобных помещениях галереи была открыта детская художественная школа и студия. Ныне эта школа носит имя И.К. Айвазовского.

Разносторонняя и активная деятельность оставляла мало времени для творчества, тем не менее Н.С. Барсамов много и плодотворно работал как художник. Диапазон его творческих устремлений был широк: он создавал портреты, пейзажи, тематические картины, интерьеры. И все же главным жанром был натюрморт, именно с ним связаны самые выдающиеся его произведения. К этому жанру художник обращался с первых шагов в живописи и до последних дней жизни. Обладая прекрасным композиционным даром, мог писать один и тот же сюжет множество раз, привнося в каждую из работ иные оттенки чувств и создавая новые образы. С середины 50-х гг. большинство своих натюрмортов писал на открытом воздухе. Его любимым мотивом стали кисти спелого винограда.

Работы в жанре интерьера, при всей их немногочисленности, являются одной из интересных страниц в творчестве Барсамова. В них прекрасно передана та неповторимость атмосферы, которая царит в музейных залах и мастерских художников.

Выразительны портретные произведения Барсамова. Его привлекали интересные лица, сложные характеры, он прекрасно раскрывал внутренний мир человека.

Живя в Феодосии, художник не мог не работать в жанре пейзажа. Наиболее интересные из них связаны с послевоенной жизнью Феодосии и ее восстановлением из руин.

Деятельность Н.С. Барсамова, взятая во всем ее многообразии, определяла векторы развития художественных процессов Феодосии на протяжении восьми десятилетий XX в., влияние этого удивительного человека опосредованно сказывается в культурной жизни города и ныне.

Жизненный и творческий путь Николая Акимовича Шорина (1924 — 2008 гг.), известного крымского живописца, члена Национального Союза художников Украины, долог и интересен. В его искусстве процвели традиции мастеров Восточного Крыма.

Он пришел в студию при галерее в 1936 г. подростком. Занятия проходили живо и интересно. В основном писали постановки — летом на пленэре, зимой в помещении. Рядом со студийцами работал Барсамов, что делало занятия особенно привлекательными. В конце 30-х гг. в студии часто бывал К.Ф. Богаевский, в конце 40-х гг. приезжал А.В. Куприн.

В студии Н.А. Шорин сделал свои первые шаги в искусстве. Н.С. Барсамов познакомил его с технологией старых мастеров. Здесь у начинающего художника зародилась любовь к французской живописи, в частности к творчеству Поля Сезанна.

В послевоенные годы Шорин окончил Симферопольское художественное училище, затем более тридцати лет преподавал в Феодосийской детской художественной школе, сочетая кропотливую педагогическую работу с творчеством. Произведения живописца экспонировались на многих крымских и украинских выставках.

Два главных жанра в творчестве этого художника — пейзаж и натюрморт. Изображая родной город, он бережно относится к его топографическим подробностям и историческим памятникам, сохраняя при этом в каждой работе индивидуальное эмоциональное звучание мотива. В картинах с преобладанием лирического начала пристально наблюдает и внимательно передает особенности конкретного состояния природы. Совершенно иным, особым отношением мастера отмечены пейзажи старой Феодосии с ее средневековой крепостью, древними церквами и другими постройками. Время в них как будто остановило свой бег. Эти работы отличает четкий рисунок и ясное композиционное решение. Художник выбирает то, что считает самым важным и отвергает, с его точки зрения, случайное, лишнее, не отвечающее замыслу.

Натюрморты Шорина декоративны, рисунок в них ясен, цвет звучен. Торжественно-празднично застыли в них драпировки, сосуды, спелые плоды и лишь цветы, все еще пышные и роскошные, роняя свои лепестки, напоминают о скоротечности всего земного. Мир предметов живет своей, не суетной жизнью, которая нас влечет, манит и завораживает.

Пишущей эти строки выпало счастье быть лично знакомой с мастером. Среди многих впечатлений от общения самое яркое и самое главное то, что творчество для него — это образ жизни, то есть состояние столь же естественное, предопределенное и прекрасное, как восход солнца, пение птиц, сияние звезд на ночном небе.

Развивающаяся культурная традиция, или «школа», — это многогранное явление, сфера влияния которого распространяется далеко за пределы художественного творчества как такового и пронизывает различные аспекты социальной жизни. Она инкорпорирует в себе деятельность многих ее представителей, и не только мастеров, полностью погруженных в творчество и едва ли имеющих представление о происходящем за пределами их студии. Масштабное развитие традиции невозможно без подвижников, которые, благодаря их публичной деятельности, популярны и авторитетны. Такой фигурой для киммерийской школы с 70-х гг. XX в. стал Степан Иванович Малышев (род. в 1933 г.) — заслуженный работник культуры Украины, руководивший Феодосийской детской художественной школой им. И.К. Айвазовского на протяжении многих лет.

Большую часть своей творческой жизни он посвятил графике. Наиболее ярко проявил себя в гравюре. Две самых больших серии его гравюр посвящены гриновским местам Крыма и тем уголкам полуострова, которые связаны с именем А.С. Пушкина.

Много путешествуя и вдохновляясь увиденным, Малышев создал интересные работы, посвященные природе и жизни Венгрии, Чехии, Германии, Восточной Африки.

Откликаясь на интересные события в жизни города, художник часто обращается к мелкой пластике и создает юбилейные медали, плакетки, значки. Он стал автором эскизов барельефов памятника «Павшим в боях за город» и автором герба Феодосии. В последние годы Степан Иванович предстал перед публикой в своей новой ипостаси — он показывает на выставках живописные работы, многие из них посвящены морю.

В полифонии современного искусства Феодосии произведения Сергея Михайловича Советникова (род. в 1945 г.) отличаются особенной непосредственностью. Значимое место в его творчестве занимает натюрморт, но настоящее призвание живописца — пейзаж.

Сюжет работ художника прост, их композиция гармонична и естественна. Главное в них — буйство цвета и та свежесть восприятия, которая обычно характерна для этюдов.

Советников прекрасно знает и любит Феодосию, увлеченно изображает ее уголки при различном освещении и в разных погодных условиях. Многие свои произведения он посвятил морю. Это яркие и выразительные работы, в которых художник много экспериментирует и внимательно наблюдает за игрой света и цвета, бликов и рефлексов.

Прекрасная школа, выраженное живописное дарование и постоянное побуждение к творчеству — вот залог того, что мы вновь и вновь будем восхищаться его произведениями.

Новое поколение феодосийских художников, плененных загадками истории и культуры Юго-Восточного Крыма и необычной, библейски-первозданной красотой этих мест, заявило о себе в 80-х гг. XX в. Их творчество ярко и самобытно. И при всем многообразии, а порой и полярности стилистических изысков их произведений они удивительно близки по духу. Каждый из них от своего лица вполне мог бы произнести строки, некогда адресованные М.А. Волошиным К.Ф. Богаевскому:

Одни сверкали нам вдали
Созвездий пламенные диски;
И где бы ни скитались мы,
Но сердцу безысходно близки
Феодосийские холмы.

Сергей Семенович Онищенко (род. в 1954 г.) чуток к тем сюжетам и темам, которые искушенная публика называет «киммерийскими». Удивительны его пейзажи окрестностей Феодосии и Коктебеля, отмеченные завораживающей игрой света и цвета, философской бесконечностью во времени и пространстве трех основных элементов крымского пейзажа: земли, моря и неба — в равной степени древних и прекрасных. Значительную часть его работ составляют виды Феодосии. Город предстает пред нами то магически-таинственным, то былинно-сказочным, однако все изображения строений почти исторически точны. В этих пейзажах не только сплетение улиц, ритм градообразующих доминант, гармония архитектурных и художественных деталей различных стилей и эпох, словом, все то, что составляет очарование древности. В них нашли выражение размышления мастера о бытовании памятников архитектуры в современном культурном пространстве.

Главный жанр в творчестве Сергея Александровича Поздеева (род. в 1957 г.) — пейзаж. В нем поэтическое начало сочетается с поисками монументальности образа, для него характерно отображение окружающего мира в его глобальности. Художника влечет образ «природы-сфинкса», и наблюдения за изменениями ее лика — это не просто дневник сезонных метаморфоз. Источник восхищения ее красотой — не только развитое эстетическое чувство, но и изумление, и восторг, с которыми человечество из поколения в поколение наблюдает за плодами созидания Творца. Наверное, поэтому почти парящие в небе скалы воспринимаются окутанными не утренней дымкой, а мглой веков, а море и небо поражают своей извечной красотой Мироздания.

Натюрморты для Поздеева — область иных исканий. Для них характерны весомость и материальность предметного мира, высокое мастерство передачи светотени, формы и фактуры предметов, композиционная завершенность и колористическое единство. А влюбленность автора в плоды древней и щедрой земли придает натурным впечатлениям особую значимость.

Путь Александра Матвеевича Меерсона (род. в 1956 г.) в искусстве — это путь поисков и открытий. Он работает в двух традиционных для художников Юго-Восточного Крыма жанрах — пейзаж и натюрморт.

В пейзажах поражает благоговейное отношение живописца к природе, в которой все уже скомпоновано и решено в цвете, остается лишь разглядеть это и бережно и с большим смирением перенести на полотно. Его пейзажные работы часто лишены сюжета в общепринятом смысле этого слова. Интрига заключается в передаче того состояния, когда абсолютная гармония обретает форму и цвет, и в созданный таким путем образ вдыхают жизнь. Натюрморты художника менее концептуальны. Мир вещей живет в них своей жизнью, но по тем же вечным законам гармонии и красоты.

Произведения А.М. Меерсона — это картины-грезы. Вдумчивый зритель легко прочтет присутствующее в них послание: красота хрупка, равновесие зыбко, но гармония вечна. Все мимолетно и мгновенно, лишь наши впечатления и воспоминания о прекрасном остаются с нами.

Т.В. Гайдук

1985 год обозначил в жизни Сергея Анатольевича Коваля (род. в 1960 г.) важные вехи — четверть века земной дороги и крутой поворот в судьбе. Попав в Коктебель, он окунулся в притягательную ауру творчества художников, поэтов, писателей, музыкантов. Его поразили лаконичные волошинские акварели. Вновь и вновь он возвращался в залы музея, вглядываясь в тонкие абрисы холмов и прозрачные дали на акварелях. Сомнения перемен разрешил просто: поднялся на могилу Максимилиана Волошина и попросил силы творчества и духа — стать художником и не отступиться. Писал акварелью, темперой, затем освоил масло. Постигая новую профессию, изучая теорию живописи и технические приемы старых мастеров. В первую очередь это голландская, фламандская, итальянская школы живописи. Значительное влияние на мироощущение художника оказала китайская философия искусства. «Когда рисуешь дерево, нужно чувствовать, как оно растет». Эти слова Су Ши — творческое кредо Сергея Коваля. Чтобы чувствовать, много времени проводил у моря, впитывая его стихийное начало. Синтезируя накопленные знания и опыт, художник нашел свой стиль в маринистике. Его работы узнаваемы, стоит лишь раз почувствовать их внутреннюю энергию, ощутить ритм волн и свежесть соленого ветра.

Сегодня в активе художника 41 выставка, в том числе двадцать шесть персональных. Наиболее полно его творчество было представлено на ретроспективной выставке в Музее русского искусства в Киеве в декабре 2000 г. Сергей Коваль из тех творческих личностей, в судьбе которых Коктебель и Максимилиан Волошин занимают особое место. Его по праву можно назвать киммерийским художником.

Исполненные романтизма пейзажи Сергея Владимировича Григораша (род. в 1963 г.) наполнены энергетикой морской стихии и таинством природных состояний. С детства живя в Феодосии, он впитал в себя черноморский дух побережья. «Я чувствую море как живое воплощение Природы, это источник моего вдохновения. Переменчивость состояния морской стихии создает сложность в натурном изображении, но в то же время дает безграничную возможность для проявления фантазии и импровизации», — говорит художник. Используя пастозную и лессировочную техники живописи одновременно, он нашел свой собственный стиль, продолжая маринистические традиции киммерийской школы.

Н.М. Мирошниченко

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь