Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

Главная страница » Библиотека » С.Н. Ткаченко. «Крым 1944. Весна освобождения»

С.Н. Ткаченко. «Советское военное искусство в период Крымской наступательной операции (1944 г.)»

Освобождение Крыма является одной из крупных операций Великой Отечественной войны, осуществленной в тесном взаимодействии сухопутных сил с Военно-Морским Флотом и авиацией. Несмотря на сравнительную ограниченность территории, в этой операции с обеих сторон участвовало большое количество живой силы и боевой техники. Блокированная в Крыму 17-я немецкая армия к началу апреля 1944 г. имела в своем составе 5 немецких (50, 73, 98, 111, 336-я пехотные дивизии), 7 румынских дивизий (10-я и 19-я пехотные дивизии, 1, 2 и 3-я горно-стрелковые дивизии, 6-я и 9-я кавалерийские дивизии), 191-ю и 279-ю бригады штурмовых орудий, большое количество артиллерийских, инженерных, строительных, охранных и полицейских частей. 17-я армия насчитывала в своем составе 260 тыс. человек, 3600 орудий и минометов, 215 танков и штурмовых орудий. Ее поддерживали 260—300 самолетов 1-го авиационного корпуса 4-го воздушного флота и румынских ВВС, базировавшихся в Крыму. Здесь же могла быть использована часть немецкой и румынской авиации, базировавшейся на аэродромы Румынии. Им противостояли: 28 дивизий 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии, с общей численностью 330 тыс. человек, 6575 орудий и минометов, 560 танков и САУ, 984 самолетов основных типов (кроме того, 266 ночных бомбардировщиков По-2 и Р-5) 8-й и 4-й воздушных армий.

Характерной особенностью Крымской операции является ее четкое планирование, основанное на тесном взаимодействии всех фронтов, наступавших на южном крыле советско-германского фронта.

В частности, наступление в Крыму началось в тот момент, когда войска 3-го Украинского фронта, осуществляя Одесскую наступательную операцию, подошли к Одессе. Советское командование предвидело, что с потерей Одессы положение вражеской группировки в Крыму еще более ухудшится, так как через этот порт, а также порты Очаков, Николаев и Херсон гитлеровское командование оказывало помощь войскам, находившимся в Крыму.

Подобно всем крупным операциям Великой Отечественной войны, боевые действия в Крыму проводились по плану Ставки Верховного главнокомандования. Ее представители Маршалы Советского Союза К.Е. Ворошилов и А.М. Василевский непосредственно на месте осуществляли координацию боевых действий фронтов, Военно-Морского Флота и авиации дальнего действия.

Крымская операция поучительна умелым выбором момента для перехода в наступление. Когда в ноябре 1943 г. командование 4-го Украинского фронта намечало провести наступательную операцию по освобождению Крыма во взаимодействии с Отдельной Приморской армией и Черноморским флотом, Верховное Главнокомандование, учитывая неблагоприятную обстановку, сложившуюся на южном крыле советско-германского фронта, приказало нашим войскам в Крыму временно перейти к обороне. Операцию планировалось начать лишь после ликвидации группировки противника южнее Никополя, нависавшей над войсками 4-го Украинского фронта, и после того, как войска 3-го Украинского фронта завяжут бои за Одессу.

В планировании и осуществлении наступления было достигнуто тесное оперативное взаимодействие между войсками 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии. Так, успешное наступление войск Отдельной Приморской армии явилось результатом быстрого прорыва вражеской обороны в северной части Крымского полуострова, что не позволило противнику осуществить переброску своих сил на Керченский полуостров. В свою очередь, наступление в северном Крыму осуществлялось в тесном взаимодействии 51-й армии с войсками 2-й гвардейской армии.

Одной из особенностей Крымской операции является решительность поставленной цели, направленной на быстрейшую ликвидацию врага и освобождение наших войск для выполнения новых задач на других участках советско-германского фронта. Отсюда и высокие темпы наступления войск 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии. За 6—7 суток наши войска прошли путь от Перекопа до стен Севастополя (около 250 км) и от Керчи до Севастополя (около 300 км). Этот стремительный удар, начатый одновременно с двух разобщенных направлений, развивался в таком темпе, что некоторым подвижным группам приходилось делать по 40—70 км в сутки.

Операция в Крыму развернулась с плацдармов, захваченных нашими войсками в ходе предшествующих боев. Захват плацдармов в Крыму войсками 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии, умело осуществленный в ноябре 1943 г., проводился в соответствии с общим планом военных действий и преследовал цель создать удобные исходные позиции для наступления в последующем в глубь Крыма. При организации боевых действий с плацдармов учитывались: большая скученность войск и техники на ограниченной по размерам территории, необходимость заблаговременно и тщательно подготовить плацдармы в инженерном отношении, организовать надежную связь между командованием и войсками, разобщенными водными преградами, бесперебойно пополнять войска личным составом и боевой техникой (особенно это относилось к керченскому плацдарму, где большие задачи ложились на Азовскую военно-морскую флотилию), организовать тщательную маскировку и надежную противовоздушную оборону.

Планируя операцию в Крыму, Ставка Верховного главнокомандования большую роль отводила Черноморскому военно-морскому флоту и Азовской военной флотилии. Перед флотом были поставлены задачи: нарушать морские сообщения противника и тесно взаимодействовать с сухопутными войсками и военно-воздушными силами 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армией. Как показал ход боевых событий, это взаимодействие было достигнуто. В составе сил Черноморского флота основная тяжесть боевой деятельности ложилась на военно-воздушные силы флота. Для более эффективного их использования и организации взаимодействия с сухопутными войсками по указанию Ставки Верховного главнокомандования значительная часть авиации флота была перебазирована в Северную Таврию (в воды Северной Таврии была перебазирована и значительная часть торпедных катеров). После освобождения территории Крыма и выхода наших войск к Севастополю часть авиации флота (штурмовая и истребительная) перебазировалась на крымские аэродромы, что значительно увеличило ее радиус действий на морских сообщениях. Особенно активно действовали военно-воздушные силы флота на заключительном этапе Крымской операции. Активную боевую деятельность на вражеских коммуникациях вели также подводные лодки и торпедные катера.

Большое значение Ставка Верховного главнокомандования придавала выбору направления главного удара. Главный удар в Крыму был нанесен с сивашского плацдарма. Этот удар оказался для противника внезапным. Немецкое командование полагало, что советские войска основной удар нанесут на Перекопском перешейке.

При оценке замысла особо обращает на себя внимание, казалось бы, неожиданное решение командующего 4-м Украинским фронтом генерала армии Ф.И. Толбухина нанести главный удар в полосе 51-й армии с плацдармов за Сивашом. Эта армия, как указывалось, снабжалась только по двум переправам, которые находились под воздействием авиации и артиллерии противника. Между тем это было, безусловно, правильное и смелое решение. Во-первых, противник, на что и рассчитывал командующий фронтом, не ожидал здесь главного удара. Во-вторых, удар отсюда выводил в тыл укреплений врага на Перекопском перешейке и позволял быстро вырваться на просторы Крыма. Именно в полосе 51-й армии командующий фронтом решил ввести 19-й танковый корпус, несмотря на большие трудности его переправы через Сиваш. Корпусу предстояло развить успех в направлении Джанкой, Симферополь.

Для обеспечения прорыва обороны противника на Перекопском перешейке командующий 2-й гвардейской армией предусмотрел высадку в ближайшем тылу противника десанта на лодках в составе 2-го батальона 1271-го стрелкового полка 387-й дивизии.

В решении командующего Отдельной Приморской армией обращает на себя внимание правильность выбора участка прорыва севернее Булганак, в обход Керчи, чтобы не связывать главную группировку боями за крупный город. Характерно также создание в армии и во всех корпусах подвижных групп из стрелковых, танковых, артиллерийских и инженерных частей. Так, в состав подвижной группы 16-го стрелкового корпуса были выделены главные силы 339-й стрелковой дивизии (без одного полка), 244-й танковый полк, 29-й истребительно-противотанковый и 272-й зенитно-артиллерийский полки, рота 97-го инженерно-минного батальона. Армейскую подвижную группу составляла 227-я стрелковая дивизия, усиленная 257-м танковым полком, артиллерией и инженерными частями. Задачей подвижных групп являлось — развить успех и неотступно преследовать противника до полного разгрома.

Для обеспечения быстрого взлома обороны противника на участках прорыва было создано 4—5-кратное превосходство над противником в артиллерии. Во 2-й гвардейской армии на 8-километровом участке прорыва плотность достигала 150 орудий и минометов, в 51-й армии на 10-километровом участке — 151,5 орудий и минометов и в Отдельной Приморской армии на 6-километровом участке — 162 орудия и миномета на один километр участка прорыва.

Важные задачи при подготовке операции встали перед инженерными частями, особенно по обеспечению переправ в 51-й и Отдельной Приморской армиях. В полосе 51-й армии поддержание переправ было возложено на 7-ю и 63-ю инженерно-саперные бригады. Исключительно сложной являлась переправа на плацдарм 19-го танкового корпуса, осуществленная с 13 по 25 марта. Из состава корпуса переправлялись в ночь по нескольку танков и тут же тщательно укрывались. Врагу не удалось обнаружить переправу и сосредоточение корпуса, что имело важное значение для хода операции.

Нужно было сосредоточить в войсках необходимое количество материальных средств. Эта задача благодаря усилиям работников тыла была решена вполне успешно. В войсках имелось до 4 боекомплектов боеприпасов основных калибров, около 5 заправок горюче-смазочных материалов и более 18 суточных дач продовольствия.

В боях по освобождению Крыма советские войска применяли различные способы боевых действий: прорыв, преследование, форсирование рек, высадка десантов, бои в городе, ночные бои, боевые действия в горно-лесистой местности Крыма и т.д.

Темпы прорыва вражеских укреплений в северной части Крыма для обеих армий 4-го Украинского фронта были различны и, прежде всего, определялись характером обороны врага, особенностями местности и степенью сопротивления противника. Так, 2-я гвардейская армия при прорыве обороны на Перекопском перешейке имела темпы прорыва до 6 км в сутки (выше, чем в 51-й армии). Это объяснялось тем, что после прорыва вражеской обороны в районе Турецкого вала пространство до Ишуньских оборонительных позиций армия преодолела, не имея крупных боев с противником. Кроме того, преодоление Ишуньских оборонительных позиций было облегчено действиями войск 51-й армии, создавших угрозу глубокого обхода перекопской группировки противника. Войсками 51-й армии как на каранкинском, так и на других направлениях пришлось прорывать сплошную оборону противника и действовать в извилистых дефиле между озерами. Темпы прорыва здесь составляли всего лишь до 3 км в сутки.

В высоких темпах, до 70 км в сутки, наступала Отдельная Приморская армия. Высокие темпы объясняются тем, что в армии были созданы четыре подвижные группы, а также большим стремлением войск в возможно короткий срок освободить Крым от врага. Прорыв промежуточных оборонительных рубежей, как правило, осуществлялся с ходу, после короткой артиллерийской подготовки.

Прорыв укрепленных позиций вражеских войск под Севастополем, имевших общую глубину до 6 км, был осуществлен в два с половиной дня со средним темпом более 2 км в сутки. Этот темп следует признать высоким, если учесть исключительно трудную для наступления горно-лесистую местность, покрытую долговременными оборонительными укреплениями.

При прорыве обороны врага полностью оправдало себя глубокое построение боевых порядков частей и соединений, прорывавших вражескую оборону. Боевые порядки, как правило, строились в два-три эшелона. Так, в 51-й армии, наносившей главный удар на сивашском направлении, дивизии строились в два эшелона, а 263-я стрелковая дивизия — в три эшелона. Особенно глубокое построение войск было необходимо в условиях горно-лесистой местности, так как это позволяло наращивать силу удара из глубины. В 3-м горно-стрелковом корпусе Приморской армии, наносившем удар под Севастополем, полки были построены в два, а на основном участке в три эшелона; дивизии строились в два эшелона. Командование стрелковых корпусов и дивизий располагало свои вторые эшелоны так, чтобы их можно было без особой перегруппировки использовать на том направлении, где обозначился успех. Например, когда в войсках 51-й армии, прорывавших вражескую оборону на Сиваше, обозначился успех на каранкинском направлении, командир 63-го стрелкового корпуса быстро ввел в бой свой второй эшелон — 417-ю стрелковую дивизию, которая прорвала вторую полосу обороны противника и создала угрозу всей системе обороны врага на этом направлении.

Для прорыва вражеской обороны на главных направлениях создавались сильные ударные группировки, имевшие в своем составе наряду с пехотой и артиллерией значительное количество танков. При прорыве обороны противника и во время боев в городе, которые часто приходилось вести нашим войскам, оправдали себя действия штурмовых групп и штурмовых отрядов, которые создавались для захвата опорных пунктов и узлов сопротивления противника. При прорыве вражеской обороны в Северном Крыму особый интерес представляют боевые действия войск 2-й гвардейской армии на Перекопском перешейке. Здесь прорыв обороны противника осуществлялся стрелковыми цепями. Каждая из наступавших цепей имела свои задачи. Задача первых цепей состояла в том, чтобы как можно быстрее ворваться в расположение вражеской обороны и быстро преодолеть ее. Следующие цепи должны были добить противника, уцелевшего в траншеях, и оказать огневую поддержку продвигающимся вперед первым цепям.

После прорыва вражеской обороны в северной части Крыма наши войска развернули стремительное преследование, которое осуществлялось в высоких темпах. Это объяснялось прежде всего быстротой прорыва и подавления войск противника в главной оборонительной полосе. Кроме того, успех преследования в значительной степени был обусловлен заблаговременной организацией и широким применением специальных подвижных групп и отрядов. К ним предъявлялись следующие требования: подвижность, достаточная пробивная сила, способность захватывать и удерживать важные пункты или рубежи до подхода главных сил.

Положительная роль действий подвижных групп и отрядов выразилась в том, что они вклинивались между отходящими частями и группами врага, дезорганизовывали управление, создавали панику в войсках противника.

Особого внимания заслуживают действия 19-го танкового корпуса. Этот корпус только за 12 и 13 апреля прошел с боями около 130 км и, выйдя к Карасубазару и Симферополю, облегчил выполнение задачи Отдельной Приморской армии. Танковый корпус, совершив стремительный ночной маневр во взаимодействии со стрелковыми войсками, овладел узлом шоссейных и железных дорог, центром Крыма — городом Симферополь, выполнив эту задачу ранее намеченного планом операции срока. При выходе наших войск в горно-лесистые южные районы Крыма частям 19-го танкового корпуса пришлось действовать уже в других условиях, чем в степной части полуострова, где они имели возможность обходить опорные пункты врага. В горно-лесистом районе танки были вынуждены идти преимущественно по дорогам колонной, К тому же здесь, на пересеченной местности, значительно усилилось сопротивление противника.

В боях за Крым в условиях узких межозерных перешейков и горной местности наши войска широко применяли маневр для действий по флангам и тылам гарнизонов вражеских опорных пунктов, а также для выхода на пути отступления противника. Смелый охват и обход вражеских оборонительных сооружений, как правило, приводил к быстрой ликвидации их гарнизонов и нарушению огневой системы, что значительно облегчало овладение опорными пунктами и узлами сопротивления противника. Ярким примером подобного рода действий является маневр передового отряда под командованием полковника Г.Н. Преображенского по овладению Ялтой.

Учитывая особенности действий в горах, наше командование специально готовило к этому войска. В состав Отдельной Приморской армии входили соединения, имевшие опыт боевых действий в горах и носившие наименование горно-стрелковых соединений.

Одной из отличительных черт Крымской операции является четкая организация и осуществление в ходе наступления взаимодействия родов войск. Умелые и решительные действия пехоты и танков, немедленно использовавших мощные удары артиллерии и авиации, обеспечивали высокие темпы наступления советских войск в условиях сложной местности.

Особенности района боевых действий, ограничивавшего широкий маневр танками и артиллерией, предъявили большие требования к нашей пехоте, которая несла на себе всю тяжесть боя на первом и особенно на заключительном этапах операции. Стрелковые части во взаимодействии с другими родами войск смело и решительно взламывали мощную оборону врага, широко применяли маневр с целью развития успеха в глубину и в стороны флангов, форсировали водные преграды, неотступно преследовали противника, не давая ему возможности закрепиться на промежуточных рубежах. Этому способствовало глубокое построение боевых порядков наступавших войск, специальное обучение личного состава способам борьбы по овладению долговременными оборонительными сооружениями применительно к географическим особенностям района боевых действий. Опыт боев в Крыму еще раз подтвердил необходимость специальной подготовки войск для действий в горных условиях.

Важную роль при прорыве долговременной вражеской обороны сыграла артиллерия. Необходимо отметить, что командование 4-го Украинского фронта, приняв во внимание прочность вражеской обороны в северной части Крыма, запланировало период разрушения, который предшествовал началу наступления и продолжался два дня. В результате действий нашей артиллерии на этом этапе было подавлено значительное количество огневых точек противника как на переднем крае, так и в глубине вражеской обороны, и деморализован личный состав врага, оборонявшийся на Перекопском перешейке и южнее Сиваша.

В процессе подготовки наступления особое внимание уделялось вопросам использования орудий, предназначенных для стрельбы прямой наводкой. Особенно большую роль эти орудия сыграли при прорыве обороны противника под Севастополем. Орудия, как правило, находились в боевых порядках пехоты и передвигались вместе с ней, выполняя задачи по уничтожению огневых точек противника на переднем крае и в ближайшей тактической глубине, разрушению дзотов, проделыванию проходов в проволочных заграждениях.

Как уже отмечалось, особого внимания заслуживает использование артиллерии в войсках 2-й гвардейской армии. Здесь широко применялись ложные переносы артиллерийского огня. Учитывая характер вражеской обороны и наличие в ней глубоких траншей с «лисьими норами», ходами сообщения и т.д., нужно было перед атакой нашей пехоты заставить противника не раз выйти из укрытия и нанести ему поражение точным массированным огнем орудий и минометов в открытых траншеях. Наша артиллерия нанесла противнику огромные потери в живой силе и огневых средствах. Это позволяет сделать вывод, что метод такой организации ложных переносов себя полностью оправдал.

Важное место в операции по освобождению Крыма принадлежит советским военно-воздушным силам, прочно удерживавшим за собой господство в воздухе. Характерными особенностями в использовании авиации явилось нанесение массированных ударов по важным объектам противника, сочетание боевых действий авиации с действиями крупных масс артиллерии, сосредоточенной на участке прорыва.

При прорыве сильно укрепленной обороны противника особое значение приобретало прикрытие наземных войск с воздуха, уничтожение долговременных сооружений врага, его артиллерии и резервов, а также удары по бухтам и плавучим средствам противника.

Из других задач, которые выполняла наша авиация, необходимо отметить использование ее для связи, особенно при преследовании, а также для транспортировки боевых грузов. Последнее относилось к Отдельной Приморской армии, тылы которой были сильно растянуты.

Управление авиацией было строго централизовано и находилось в руках командующих воздушными армиями, что позволяло быстро перенацеливать авиацию для решения задач в интересах главной группировки наступавших войск.

Большую работу по боевому обеспечению операции в Крыму проделали инженерные войска. В период подготовки прорыва обороны противника их основными задачами являлось оборудование плацдармов наших войск и исходных районов для наступления. В 51-й армии главное внимание инженерных войск обращалось на содержание в исправности переправ через Сиваш.

Во время преследования противника, особенно при действиях наших войск в горно-лесистой местности, инженерным частям 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии пришлось проделать большую работу по устранению завалов и других препятствий, разминированию и прокладке путей пехоте, артиллерии и танкам. Для этого создавались специальные отряды разграждения, которые успешно справились с этой задачей. Включенные в состав стрелковых частей, инженерные подразделения действовали в боевых порядках войск и вместе с ними выполняли боевые задачи.

Управление войсками в ходе операции отличалось гибкостью и маневренностью. В дополнение к обычным средствам связи — телефону, телеграфу, радио — широко использовались офицеры связи, выделяемые в войска от вышестоящих штабов. Благодаря этому командование фронта и армий постоянно информировалось об обстановке. Положительным моментом в организации управления явилось максимальное приближение органов управления всех инстанций к войскам.

В ходе подготовки и проведения Крымской операции большую работу проделали тыловые части и учреждения. В их задачу входило создание необходимых запасов боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продфуража; ремонт и восстановление материальной части; подготовка дорог и путей подвоза; обеспечение подвоза и эвакуации; охрана тыла и т.д.

К началу операции все эти работы были закончены. Прорыв вражеской обороны начался в основном при достаточном обеспечении войск материальными и техническими средствами борьбы. Однако в ходе преследования и выхода наших войск к Севастополю положение со снабжением значительно осложнилось.

Тыловые органы объединений и соединений отстали от боевых порядков войск. Стал ощущаться недостаток в предметах снабжения, особенно в боеприпасах. Одной из причин отставания тылов явилось медленное восстановление железных дорог. Так, основная железная дорога была восстановлена только до Симферополя и до станции Альма. Она обслуживала все три армии и была сильно перегружена. Благодаря принятым командованием фронта и армий мерам по мобилизации всех транспортных средств эти трудности в основном удалось устранить. В частности, для Приморской армии в целях быстрейшей подачи грузов войскам из Симферополя в район станции Сюрень были срочно передислоцированы автомобильные части, имевшие до 900 автомашин. Своевременно принятые командованием фронта меры позволили к началу штурма Севастополя накопить достаточное количество боеприпасов, горючего, продовольствия для того, чтобы взломать мощные оборонительные сооружения врага и сбросить его в море.

Следует отметить, что одной из особенностей организации тыла войск 4-го Украинского фронта в условиях горного театра войны явилось размещение тыловых органов в основном вдоль дорог и в непосредственной близости от боевых порядков войск. Положительной стороной такого размещения тылов была возможность быстро снабжать войска благодаря близости тыловых баз. Отрицательным было то, что противник мог обстреливать наши тылы артиллерийским огнем. Поэтому подвоз приходилось осуществлять преимущественно в ночное время.

Важные задачи в операции выполнил Черноморский флот. Авиация и корабли флота своими активными действиями, по сути дела, блокировали группировку врага, не допуская ее планомерного снабжения и срывая эвакуацию войск и техники противника. Всего за время операции силами флота было потоплено 76 транспортов, десантных барж, катеров и других судов противника. Азовская военная флотилия в этой операции выполняла важную задачу по снабжению Отдельной Приморской армии боеприпасами, горючим, продовольствием и боевой техникой, а также оказывала помощь армии высадкой тактических десантов на флангах керченской группировки противника.

В ходе боевых действий по освобождению Крыма большую роль сыграли крымские партизаны. Они в организационном и боевом отношении представляли собой сколоченный боевой организм. Партизаны наносили удары по коммуникациям противника, осуществлявшиеся в оперативном взаимодействии с наступающими войсками Красной Армии. Сосредоточив основные усилия на магистрали Феодосия — Старый Крым, на дорогах Симферополь — Зуя и Симферополь — Алушта, партизаны нанесли противнику значительные потери. Важно отметить, что в действиях всех соединений партизан в основном была достигнута одновременность ударов, осуществлявшихся на широком фронте. Бои по освобождению Старого Крыма, Карасубазара, Бахчисарая и других населенных пунктов являются примером удачно организованного взаимодействия партизан с частями Красной Армии.

За время оккупации Крыма врагом партизаны истребили более 29 тысяч гитлеровских захватчиков, взорвали 78 воинских эшелонов с живой силой и техникой врага. Наряду с партизанами сотни советских патриотов под руководством подпольных партийных организаций вели антифашистскую работу в городах и селах, проводили диверсии.

Всего в Крыму в 1941—1944 гг. действовали 80 партизанских отрядов, насчитывавших в своем составе около 12 000 бойцов, и 202 подпольно-патриотические организации и группы, объединявшие более 2500 человек. Потери крымских патриотов были немалые — более 3600 партизан и более 700 подпольщиков.

В ходе Крымской операции в действиях войск, авиации и Черноморского флота имелся и ряд существенных недостатков. Стрелковые войска, например, слабо использовали свои огневые средства как при прорыве вражеской обороны, так и в ходе преследования, не в полной мере владели методами борьбы с арьергардами противника, прикрывавшими отход его главных сил. Не всегда удачно создавались армейские подвижные группы. Так, одна из подвижных групп 2-й гвардейской армии была перегружена артиллерией крупных калибров, что ограничивало ее подвижность и маневренность в ходе преследования. Авиации не всегда удавалось своевременно обнаружить отход вражеских войск с промежуточных рубежей. Это приводило к тому, что противник безнаказанно ускользал от передовых частей наших войск и занимал оборону в оперативной глубине. В использовании военно-морского флота не всегда достигалось слаженное тактическое взаимодействие всех сил флота — авиации, подводных лодок и торпедных катеров — при решении ими таких частных задач, как одновременные удары по вражеским транспортам на коммуникациях. Как показал ход боевых действий на море, в некоторых случаях эти удары производились разнородными силами флота самостоятельно, а не совместно, и поэтому не давали должных результатов.

Вследствие указанных выше причин противнику все же удалось закрепиться в Севастопольском укрепленном районе, а также эвакуировать морским путем часть своей живой силы и боевой техники. В ходе дальнейших наступательных операций эти недочеты были преодолены, о чем свидетельствуют успешные боевые действия наших войск в кампании второй половины 1944 г.

Крымская стратегическая наступательная операция завершилась блестящей победой Советских Вооруженных Сил. Целая армия противника в составе 12 дивизий и большого количества отдельных артиллерийских, охранных, саперных и других частей была наголову разгромлена. Враг потерял только пленными 61 587 солдат и офицеров, всего же — свыше 140 тысяч человек. Вся боевая техника и вооружение противника были захвачены либо уничтожены. Советская авиация и корабли Черноморского флота потопили большое количество судов с войсками и военными грузами. При этом уровень потерь советских войск был относительно невелик — 84 тысячи человек, из них безвозвратно 17,7 тысяч.

Крымская операция представляет собой замечательный образец совместных действий наземных войск, авиации, флота и партизан. На всех этапах операции, особенно при прорыве обороны противника, решающая роль принадлежала стрелковыми войскам и артиллерии. В период преследования исключительно важное значение приобрели действия 19-го танкового корпуса, а также подвижных передовых отрядов, выделенных от армий, корпусов и дивизий. Активными были действия по прорыву укрепленной полосы фронта. Авиация сыграла роль эффективного помощника наземных войск как при штурме сильно укрепленных позиций врага, так и при его преследовании. Всего авиация 8-й и 4-й воздушных армий за период с 8 апреля по 12 мая произвела свыше 30 тыс. самолето-вылетов, из них около 40% ночью. В 600 воздушных боях было сбито 298 вражеских самолетов. Бомбардировщики АДД выполнили 1865 самолето-вылетов, сбросили 43 565 бомб весом 1729 т, еще 1219 самолето-вылетов выполнено в ходе ударов по портам Румынии.

Крым как важнейшая стратегическая позиция на Черном море был полностью освобожден. Это резко изменило условия действий Черноморского флота. Перебазировавшись в порты Крымского полуострова, он стал полностью контролировать Черноморский бассейн. Вражеский флот оказался прижатым к западному черноморскому побережью, а его порты Констанца, Варна, Бургас, Галац — подвержены воздействию как авиации, так и подводных лодок флота.

Вообще же, зимне-весеннее наступление Красной армии и флота на южном крыле стратегического фронта сыграло решающую роль в срыве расчетов фашистской Германии на стабилизацию восточного фронта и затягивание войны. На Правобережной Украине и в Крыму с конца декабря 1943 г. до середины мая 1944 г. было разгромлено 99 дивизий и 2 бригады, из которых 22 дивизии и 1 бригада уничтожены, 8 дивизий и 1 бригада из-за больших потерь расформированы, 8 дивизий потеряли до двух третей и 61 дивизия — до половины своего состава.

Разгром главной стратегической группировки противника, раскол его фронта на две части в районе Карпат не только коренным образом изменили обстановку на южном крыле советско-германского фронта, но и подорвали устойчивость обороны противника на восточном фронте в целом, а также на других театрах военных действий. Чтобы спасти от развала свой восточный фронт, германское командование оказалось вынужденным в течение января — апреля перебросить на Правобережную Украину 43 дивизии и 4 бригады. Основная масса этих сил — 34 дивизии и все бригады — были переброшены из европейских стран и самой Германии, а 9 дивизий — с других участков советско-германского фронта.

Успешным наступлением на юго-западном направлении советские войска создали выгодную обстановку для развертывания наступательных действий на других стратегических направлениях советско-германского фронта. В то же время были сорваны и фашистские планы накопления сил для отражения высадки союзных войск в Западной Европе. Ослабление противодесантной группировки германских войск вследствие переброски части ее сил на Украину благоприятствовало подготовке и проведению союзниками десантной операции в Нормандии.

Выход советских войск на юго-западную границу СССР и перенесение боевых действий на территорию Румынии резко обострили военное и политическое положение союзных с Германией стран и коренным образом изменили военно-политическую обстановку в Юго-Восточной Европе. Правящие круги стран — сателлитов нацистской Германии усилили поиски путей выхода из фашистского блока, значительно активизировалась антифашистская освободительная борьба народов оккупированных и зависимых стран Европы.

Освобождение Крыма с его Керченскими рудниками, промышленностью приморских городов, плодородными хлебными районами, фруктовыми плантациями и здравницами южного берега имело важное экономическое значение. Но основное, исходя из предмета исследования: свое развитие получило и советское военное искусство. В развитии военного искусства в годы войны проявились следующие характерные черты.

Во-первых, тесная связь теории с практикой. Опыт вооруженной борьбы, ход и итоги боев и сражений с сильным противником являлись критерием правильности военно-теоретических положений и в то же время основой для совершенствования способов ведения военных действий, повышения их эффективности, разработки новых приемов, в наибольшей степени отвечавших требованиям вооруженной борьбы.

Во-вторых, зависимость развития военного искусства от уровня технической оснащенности войск и морально боевых качеств личного состава. Изменения материально-технической базы Вооруженных Сил, расширение арсенала военных средств и улучшение тактико-технических свойств открывали перед стратегией, оперативным искусством и тактикой больше возможности по разработке и внедрению и практику новых способов ведения военных действий, совершенствованию организационной структуры, оперативного и боевого использования видов Вооруженных Сил.

Зависимость военного искусства от морального духа войск нашла выражение в их самоотверженной борьбе с врагом, в выполнении боевых задач в самой сложной обстановке. Моральное превосходство советских войск над войсками вермахта в решающей степени способствовало неудержимому порыву в наступлении и активности в обороне, наиболее эффективному использованию оружия.

В-третьих, всесторонний учет всей совокупности факторов, обусловливающих боеспособность поиск обеих сторон, при оценке соотношения сил в каждой операции. Умением реально и объективно оценивать свои силы и возможности, сильные и слабые стороны противника определялось превосходство советского военного искусства над искусством вермахта.

В-четвертых, творческий характер советского военного искусства, выражавшийся в постоянном развитии форм и способов военных действий, в умелом выборе их в соответствии с конкретной обстановкой, в решительном отказе от догматизма, устоявшихся теоретических положений в случае их несоответствия изменившимся условиям и требованиям вооруженной борьбы. В отличие от шаблонного применения уставных положений и мелочной регламентации воинских норм, свойственных вермахту, советскому военному искусству были присущи всесторонний анализ обстановки, глубокое научное предвидение, умелое применение основных принципов ведения военных действий с учетом накопленного боевого опыта. Принципы военного искусства рассматривались советским командованием не изолированно один от другого, а в органической взаимосвязи с учетом конкретной обстановки в каждом бою и операции.

Творческий характер советского военного искусства нашел яркое выражение в смелости и гибкости оперативно-тактического мышления командиров, их инициативных действиях на поле боя, внедрении новых достижений военной теории в боевую практику войск и штабов.

Использованная литература и источники:

27. Басов А.В. Крым в Великой Отечественной войне. 1941—1945. М: Наука, 1987. 336 с.

28. Василевский А. Освобождение Крыма от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году // Военно-исторический журнал. 1971. № 5. С. 71—85.

29. Василевский А. Освобождение Крыма от немецко-фашистских захватчиков в 1944 году // Военно-исторический журнал. 1971. № 6. С. 57—73.

30. Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин. М.: Вече, 2009. 384 с.

31. Вторая мировая война. 1939—1945 гг. Военно-исторический очерк / Под ред. С.П. Платонова. М.: Воениздат, 1958. 931 с.

32. Грицюк В.М. Стратегічні та фронтові операції Великої Вітчизняної війни на території України / НАН України. Ін-т історії України. К., 2010. 150 с.

33. Грылев А.Н. Днепр — Карпаты — Крым. М.: Наука, 1970. 300 с.

34. Журбенко В.М. Освобождение Крыма // Военно-исторический журнал. 1994. № 5. С. 4—17.

35. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945. М: Политиздат, 1961. Т. 4—1962. 726 с.

36. История военного искусства / Под ред. П.А. Жилина. М.: Воениздат, 1986. 446 с.

37. Історія воєнного мистецтва: підручник. /1.1. Фурман, М.Ш. Рибак, С.В. Сидоров та ін. 2-ге вид., випр. та доп. К.: НУОУ, 2012. 300 с.

38. Колтунов Г., Исаев С. Крымская операция в цифрах // Военно-исторический журнал. 1974. № 5. С. 35—41.

39. Кондранов И.П. Крым. 1941—1945. Хроника. Симферополь: КАГН, 2000. 224 с.

40. Коротков И.С., Колтунов Г.А. Освобождение Крыма (краткий Военно-исторический очерк). М.: Воениздат, 1959. 102 с.

41. Кружко Л.П. Сивашская эпопея. Симферополь: Таврия, 2002. 128 с.

42. Крым в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Сборник документов и материалов. Симферополь: Таврия, 1973.496 с.

43. Литвин Г.А., Смирнов Е.И. Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г. — май 1944 г.). Документы свидетельствуют. М.: Агентство «Кречет», 1994. 144 с.

44. Ольштынский Л.И. Взаимодействие армии и флота: По опыту основных совместных наступательных операций Второй мировой войны. М.: Воениздат, 1983. 320 с.

45. Отдельная Приморская армия в боях за Крым 1943—1944 гг. / Сост. Е.А. Лейбин. Симферополь: Таврия, 2005. 196 с.

46. Платонов А.В. Борьба за господство на Черном море. М.: Вече, 2010. 464 с.

47. Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы. 1944—1945. М: ТЕРРА, Т. 16 (5—4). 1999. 368 с.

48. Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне (1941—1945 гг.). М.: Воениздат, 1963. 468 с.

49. Феськов В.И., Калашников К.А., Голиков В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941—1945 гг. Томск: Изд. Томского ун-та, 2003.619 с.

Приложение

Стратегические операции РККА в первой половине 1944 г.

Стратегические операции и сроки проведения Фронтовые и армейские Сроки проведения Привлекаемые силы
Участвующие фронты, флоты, отдельные армии операции, проводимые в рамках Фронт, флот Армии, ОГ, флотилии и отдельные соединения
3. Третий период Великой Отечественной войны (1 января 1944 г. — 9 мая 1945 г.). Зимне-весенняя кампания 1944 г. (1 января — 31 мая)
45 Ленинградско-Новогородская наступательная (14.01—01.03) 45а Красносельско-Ропшинская наступательная 14—30.01 ЛФ 2 УА, 42, 67 А, 13 ВА
456 Новгородско-Лужская наступательная 14.01—15.02 ВХФ 8, 54, 59 А, 14 ВА
ЛФ, ВХФ, 2 ПФ, БФЛ (1-й удар) 45в Кингисеппско-Гдовская наступательная 01.02—01.03 ЛФ 2 УА, 42, 54, 67 А, 13 ВА
45г Старорусско-Новоржевская наступательная 18.02—01.03 2 ПФ 1 УА, 3 УА, 10 гв. А, 22А, 15 ВА
46

Днепровско-Карпатская наступательная (24.12.43—17.04.44)

46а Житомирско-Бердичевская наступательная 24.12.43—14.01 1 УФ 1 гв. А, 13, 18, 27, 38, 40, 60 А, 3 гв., 1 ТА, 2 ВА
466 Кировоградская наступательная 05—16.01 2 УФ 4, 5, 7 гв. А, 52 А, 5 гв. ТА, 5 ВА
46в Корсунь-Шевченковская 24.01—17.02 1 УФ 27, 40 А, 6 ТА, 2 ВА
наступательная 2 УФ 4гв. А, 52, 53 А, 5 гв. ТА, 5 ВА
46г Ровно-Луцкая наступательная 27.01—11.02 1 УФ 13, 60 А, 2 ВА, 1, 3 гв. кк
46д Никопольско-Криворожская 30.01—29.02 3 УФ 8 гв. А, 6, 37, 46 А, 17 ВА
наступательная 4 УФ 3 гв. А, 5 УА, 28 А, 8 ВА
1, 2, 3, 4 УФ, 2БФ (2-й удар) 46е Проскуровско-Черновицкая наступательная 04.03—17.04 1 УФ 1 гв. А, 13, 18, 38, 60 А, 3 гв, 1, 4 ТА, 2 ВА
46ж Уманско-Богошанская наступательная 05.03—17.04 2 УФ 4, 5, 7 гв. А, 27, 40, 52, 53 А, 5 гв., 2, 6 ТА, 5 ВА
46з Березниговато-Снигиревская наступательная 06—18.03 3 УФ 5 УА, 8 гв. А, 6, 37, 46, 57 А, 17 ВА
46и Полесская наступательная 15.03—5.04 2 БФ 47, 70 А, 6 ВА
46к Одесская наступательная 26.03—14.04 3 УФ 5 УА, 8 гв. А, 6, 37, 46, 57 А, 17 ВА
47 Рогачевско-Жлобинская наступательная 21—26.02 1 БФ 3, 48, 50 А
48 Крымская наступательная (08.04—12.05.44) (3-й удар) 48а ПерекопскоСевастопольская наступательная 08.04—12.05 4 УФ, ЧФ 2 гв. А, 51 А, 19 тк, 8 ВА
486 Керченско-Севастопольская наступательная 11.04—12.05 ЧФ ОПА, 4 ВА, АВФ

Источник: Феськов В.И., Калашников К.А., Голиков В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941—1945 гг. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. С. 28—29.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь