Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Исследователи считают, что Одиссей во время своего путешествия столкнулся с великанами-людоедами, в Балаклавской бухте. Древние греки называли ее гаванью предзнаменований — «сюмболон лимпе».

В высший класс

Тот, кто не бывал в Крыму хотя бы несколько лет, приехав в Симферополь сегодня, будет иметь немало поводов для удивления.

Неожиданности начнутся еще в вагоне. Выглянув привычно из окна, когда паровоз медленно заканчивает свой долгий путь, пассажир увидит в первых проблесках дня проплывающие мимо поезда легкие контуры нового вокзала.

И пассажир вспомнит, что еще в 1948 году на этом месте его встречали груды развалин прежнего вокзала и прилепившееся к ним низенькое здание, заменявшее вокзал.

Собственно говоря, сказать, что новый вокзал вырос на месте старого, нельзя. На территории, которую он занял, свободно уместилось бы восемь вокзалов, подобных разрушенному во время войны. Здание первых послевоенных лет, выполнявшее все функции обслуживания пассажиров, стало всего лишь багажным отделением.

Ансамбль зданий открывает четырехгранная башня с часами, украшенная художественной лепкой и увенчанная шпилем с пятиконечной звездой. При своей солидной высоте, равной десятиэтажному дому, она не кажется громоздкой. Рядом — высокая арка главного входа, соединяющая башню со служебным помещением и отделением для курортников. Легкая ажурная аркада, поддерживаемая изящными колоннами, ведет вдоль перрона к главному зданию.

Построен вокзал из местных строительных материалов, облицован белым инкерманским камнем. Лучшие мастера вложили в его создание свое искусство.

Выйдя из поезда, пассажир попадает прежде всего в главное здание. И сразу его охватывает ощущение отдыха. Залитые светом просторные залы, лепные панно и орнаменты, бронзовые люстры, мраморные и дубовые панели, шелковые и бархатные драпировки, картины, пальмы и лимонные деревья — все это напоминает залы санаторного дворца. Вокзал, созданный по проекту члена-корреспондента Академии архитектуры СССР А.Н. Душкина, полон воздуха и солнца.

Тысячи людей ежедневно проходят через Симферопольский вокзал, и каждый уносит ощущение чего-то очень хорошего, большого. Здесь все подчинено заботе о нем, советском человеке, хорошо поработавшем в течение года и имеющем право на внимание и заботу, на полноценный отдых.

Пассажира, приехавшего в Крым, в зале приезжающих встретят агенты санаториев и домов отдыха. Он может сразу же сесть в один из автобусов или такси, вереницей поджидающих пассажиров у подъезда, может остаться, чтобы отдохнуть перед новым путем, привести себя в порядок. К его услугам ресторан, гостиница, душевые комнаты, парикмахерские, почта и телеграф с междугородными и городскими телефонами, справочные бюро, книжные и газетные киоски, кинозал.

Специальный пассажирский зал предназначен для отдыха отъезжающих из Крыма. Но в летнее время пассажиры предпочитают ожидать поезд во внутреннем дворе главного корпуса — просторной квадратной площади, обрамленной стройной колоннадой. Здесь масса зелени и цветов, чистый воздух, увлажненный брызгами фонтанов, навесы, под которыми можно скрыться от зноя.

В вокзале иногда находится одновременно до тысячи трехсот пассажиров, но и в этом случае не чувствуется обычной вокзальной суеты, сутолоки. Это заслуга коллектива железнодорожников вокзала, слаженно и незаметно для постороннего глаза управляющего своим большим и сложным хозяйством. Труженики более чем двадцати пяти различных профессий обслуживают хозяйство вокзала.

Новый вокзал — гордость симферопольцев, много делающих для того, чтобы город их стал красивым и удобным преддверием крымских здравниц. Жители города с удовольствием покажут приезжему и обширную, благоустроенную привокзальную площадь с цветочными партерами и фонтанами, с вечнозелеными деревьями и газонами. Асфальтированная магистраль поведет его от привокзальной площади к центру города. Слева ее сопровождает сквер имени Ленина, тот самый, что был заложен рабочими на месте свалки в первые годы советской власти. Сквер разросся, теперь он один из самых обширных и самых тенистых зеленых массивов города. Серебристые пирамидальные тополя, раскидистые каштаны с бело-розовыми канделябрами цветов, белая и розовая акация, цветники, продолжающие привокзальные, с первых шагов вводят приезжего в край, где природа щедра на разнообразные дары.

От конца сквера, продолжая его, идет центральная улица — Карла Маркса. Непрерывный поток автомашин, автобусов, трамваев, оживленное пешеходное движение на тротуарах, загорелые лица, легкие одежды; приезжий окунается в атмосферу южного города, полного света и ярких красок. Особое оживление возле новой автостанции на улице Карла Маркса. Многие десятки автобусов и такси отправляются ежедневно с автостанции во все уголки полуострова, оттуда доставляют пассажиров в областной центр.

Все это создано в самые последние годы: и асфальтированное покрытие улиц, и привокзальная площадь, и автостанция, и сам красавец вокзал, венчающий вместе с московской автомагистралью въезды в город.

Поток пассажиров будет расти с каждым годом. В дополнение к двум гостиницам, открытым недавно при вокзале и на автотрассе, в ближайшие годы неподалеку от автостанции, возле Пионерского сквера, будет сооружена еще одна комфортабельная гостиница. В ее номерах, многие из которых будут состоять из двух комнат, иметь собственные ванны и душевые, одновременно сможет останавливаться двести пятьдесят человек.

Не узнать тому, кто не был в Симферополе несколько лет, его промышленных предприятий, тоже, по существу, заново созданных в послевоенные годы.

Вот консервный завод "Трудовой Октябрь", корпуса которого видны с Петровских высот, — старейший завод одной из старейших отраслей крымской промышленности. Выросший из полукустарной кондитерской фабрики Абрикосова в крупное социалистическое предприятие, он перед войной давал стране до двадцати шести миллионов банок различных консервов, до двух с половиной тысяч тонн халвы. Симферопольские компоты и варенье, цукаты и глазированные фрукты, фаршированный перец и баклажаны, пастеризованные огурцы и помидоры славились по всему Советскому Союзу. Семь золотых медалей получил "Трудовой Октябрь" вместе с двумя другими консервными заводами города на международных выставках за превосходное качество своих изделий.

Когда рабочие и инженеры "Трудового Октября" вернулись на завод после войны, кто с фронта, кто из эвакуации, они не нашли своего предприятия. Среди груд щебня и мусора торчала лишь чудом уцелевшая труба котельной. А в середине 1949 года в магазинах страны уже появились первые послевоенные партии консервов с маркой симферопольского завода "Трудовой Октябрь". Немногим известно, какого большого труда коллектива, в четыре года создавшего собственными руками новый завод, потребовала возможность их появления.

Длинные корпуса цехов, выкрашенные в светлые тона, выстроились на обширном заводском дворе. Клуб на шестьсот мест, просторная столовая. Во дворе чистота. Среди зелени молодых деревьев и множества цветов асфальтированные дорожки, скульптуры, фонтан, клумбы.

То, что во дворе, сделано коллективом завода во внеурочное время. Каждый день оставались после напряженной работы, приводили заводской двор в порядок, как приводят в порядок свой дом, не думая о времени, которое для этого потребуется.

Теперь здесь любимое место отдыха рабочих в обеденный перерыв.

А в цехах поблескивают никелем и светлыми красками новые машины, аппараты. Строгая, придирчивая чистота, белые халаты и косынки работниц придают цехам вид лабораторий. Под ровный гул моторов непрерывной лентой бегут по конвейеру стеклянные банки, заполняемые на ходу золотистыми яблоками, яркокрасными сочными помидорами.

К зимовщикам Заполярья и уральским металлургам, к дальневосточным строителям и лесорубам Крайнего Севера снова идут дары крымской земли, превращенные в изделия, которым не страшны ни дальние тысячекилометровые перевозки, ни лютые северные морозы. И забота о том, чтобы было таких изделий как можно больше, чтобы были они еще вкуснее и разнообразнее, сейчас главная забота заводского коллектива.

"Трудовой Октябрь" вместе с двумя другими симферопольскими консервными заводами — имени 1 Мая и имени Кирова — выпускает больше сорока различных видов изделий из фруктов, овощей и рыбы. И количество их уже в ближайшие годы намного превысит довоенный уровень. Только "Трудовой Октябрь" будет давать стране ежегодно до сорока миллионов банок консервов.

Увеличить выпуск помогут машины. Здесь привыкли: каждый год то в одном, то в другом цехе непременно появляются какие-нибудь машины новой конструкции. И их ждут — верных помощников в работе, поднимающих уровень производства. Машины все больше берут на себя утомительный ручной труд, которого в консервной промышленности до последнего времени было, пожалуй, особенно много. А подносчицы, чистильщицы, мойщицы, сортировщицы, укладчицы, просиживающие вечера над книгами на заводских курсах, в заочных техникумах и институтах, становятся аппаратчицами, механиками, мастерами, инженерами.

В одном из цехов "Трудового Октября" вам покажут сложную машину — шестишпиндельный набивочный автомат, который укладывает готовые фруктовые консервы в банки и закупоривает их.

Внешне ничем не примечательный (у нас привыкли к сложным машинам), он появился здесь и занял свое рабочее место совсем недавно, вместе со многими машинами новой конструкции, установленными на заводе за последние годы. Но его появление было фактом особой важности, знаменующим переход работы цеха на новый уровень.

Лучшие крымские укладчицы за смену заполняют консервами три — три с половиной тысячи банок. Это требует исключительной четкости, значительного напряжения. А шестишпиндельный автомат наполняет за смену около шестидесяти тысяч банок — почти в двадцать раз больше, чем передовые работницы. Каждую секунду он наполняет и закупоривает две банки консервов. Заменив ручной труд больше двух десятков работниц, новая машина открывает возможности для дальнейшего расширения производства.

Шестишпиндельный автомат, как и многие другие машины, работающие на "Трудовом Октябре", созданы здесь же, по соседству, на Симферопольском машиностроительном заводе имени Куйбышева, выпускающем оборудование для предприятий пищевой промышленности Союза.

Судьба этого завода во многом сходна с судьбой "Трудового Октября" и других крымских предприятий. Через три года после начала восстановления завода, тоже полностью разрушенного, он уже выпускал машин больше, чем перед войной, а еще через такой же срок, в 1951 году, довоенный уровень производства был превышен втрое. Завод строился сам и строил другие заводы. Больше тысячи машин и станков с маркой завода начали работать на возрождающихся после войны консервных, мясных, молочных заводах страны только в первую послевоенную пятилетку. Сотни миллионов банок консервов, многие тысячи тонн мясных и рыбных изделий выпустили с их помощью пищевые предприятия Советского Союза.

Но то, что создано коллективом куйбышевцев, нельзя измерять лишь процентами к довоенному уровню. Завод за годы восстановления поднялся на иную, высшую ступень. Собственно, он стал другим заводом, и его прежние возможности и масштабы кажутся коллективу теперь бедными и тесными, Довоенные конструкции машин — протирочных, дробильных — совсем сняты с производства как устаревшие. Завод в состоянии выпускать куда более сложное и совершенное оборудование. Именно оно нужно теперь пищевым заводам, тоже переживающим бурный период совершенствования.

...По конвейерной ленте беспрерывно движутся белые жестяные банки. Рычаги причудливой формы, похожие на раздвоенные ладони, берут их на диск автомата. Один миг — и банка уже возвращается на конвейер, идет дальше, на склад готовой продукции. За короткие полсекунды, пока проходит она по кругу, автомат наполнил банку сгущенным молоком, герметически закрыл крышкой. Три тысячи шестьсот банок сгущенного молока посылает автомат каждый час на склад готовой продукции завода молочных консервов — больше, чем их можно за час сосчитать одному человеку.

На заводе, вырабатывающем плавленые сыры, можно встретить другой автомат. Он выполняет несколько самых различных работ: делает коробочку из фольги, заливает в нее точно дозированную порцию плавленого сыра, завертывает, наклеивает этикетку. До полутора тысяч тонн сыра в год выпускает только одна такая машина.

Она, как и предыдущая, также изготовлена Симферопольским заводом имени Куйбышева. Двадцать восемь различных видов машин выпускает завод. Сколько же людей освобождают они ежегодно для более квалифицированного, интересного труда, насколько увеличивают выпуск разнообразнейших пищевых изделий для трудящихся страны.

Каждая новая машина, выпускаемая заводом, — результат большого творческого труда, исканий всего коллектива от конструкторов до рабочего-сборщика. Эти искания не прекращаются и после того, как машина-первенец заняла свое место на одном из заводов. С заводом держат связь, вместе, в содружестве с потребителем думают над ее дальнейшим усовершенствованием. Таков принцип работы коллектива. И поэтому, очевидно, на заводах страны любят машины завода имени Куйбышева, предъявляют на них все больший спрос.

Совершенствуя машины, здесь совершенствуют свой труд. Рабочие вспоминают, как бывало в предвоенные годы собирались они группами, чтобы поднять какую-нибудь крупную деталь, установить ее на место. Сейчас об этом странно и думать. Пятитонные мостовые краны, подъемные краны грузоподъемностью в две тонны, индивидуальные краны, которыми самостоятельно можно поднимать и устанавливать детали весом в полтонны, другие виды механизации процессов, точнейший мерительный инструмент — все это чрезвычайно облегчило труд, удешевило стоимость выпускаемых машин.

Сейчас завод на новом этапе своего роста: он переходит в высший класс уровня производства, становится заводом сложных автоматов.

Высшая техника связана с автоматизацией производственных процессов. О необходимости внедрения автоматических линий и в пищевой промышленности напомнил машиностроителям XIX съезд партии.

Коллективу завода имени Куйбышева было поручено освоить серию автоматов так называемой жестянобаночной линии консервного производства. И вот эта линия почти готова — первая отечественная система машин, автоматически выполняющих всю работу по изготовлению консервных банок.

Кажется, что может быть проще, чем изготовить обыкновенную консервную банку из белой жести. Но какой самый лучший мастер сможет изготовить столько банок, чтобы бесперебойно работал шестишпиндельный набивочный автомат или автомат по разливке сгущенного молока? Требуется специальное производство банок со множеством рабочих, чтобы не отстать от автомата. Так совершенствование производства в одном звене неизбежно влечет за собой переход на высшую ступень и других звеньев общего процесса.

Автоматическая жестянобаночная линия отвечает этой потребности. Шесть тысяч банок выпускает она каждый час. В линии шестнадцать агрегатов, из них многие — сложные автоматы. Об огромном объеме и сложности работы, которую провели в содружестве работники Всесоюзного института продовольственного машиностроения и завода имени Куйбышева над освоением линии, говорит такой пример. Только для одного из автоматов корпусообразующей машины, имеющей в длину восемь с половиной метров, подготовлено около двадцати пяти тысяч чертежей для пяти тысяч деталей, из которых она состоит. Машина весит несколько тонн.

Изготовление жестянобаночной линии — серьезный экзамен на зрелость творческой мысли, на класс точности, на высокий уровень культуры производства. Экзамен этот коллектив завода выдержал с честью.

Широкие пути для дальнейшего творческого роста открываются перед ним в будущем. На окраине города, возле шоссе, ведущего в Евпаторию, высятся обширные корпуса новых зданий. Сюда в ближайшие годы переберется завод из нынешних, ставших уже тесными, помещений. В четыре раза увеличится его мощность. Куйбышевцы намного полнее станут тогда удовлетворять запросы растущей и тоже реконструирующейся пищевой промышленности страны. Увеличится его коллектив. Через два-три года на заводе будет работать вдвое больше рабочих, чем на всех двенадцати машиностроительных заводах Крыма до революции.

Заводы "Трудовой Октябрь" и имени Куйбышева, пожалуй, наиболее типичные представители симферопольской промышленности. Большая часть предприятий города в той или иной степени связана с крымским сельским хозяйством или с процессами переработки продуктов сельскохозяйственного производства.

Симферополь — крупнейший центр пищевой промышленности Крыма, многие отрасли которой — консервная, рыбная, винодельческая, табачная, мукомольная — имеют союзное значение. В Симферополе эта промышленность представлена тремя консервными заводами, новой макаронной фабрикой, вступившей в строй в 1951 году, эфиромасличным комбинатом, винзаводом и другими. С сельским хозяйством связаны, его обслуживают машиностроительные и металлообрабатывающие предприятия.

Легкую промышленность представляют в городе кожевенно-обувной комбинат имени Дзержинского, две швейные фабрики, трикотажная фабрика, деревообделочный комбинат.

Симферополь — научный центр области.

Крым, его природные богатства, сложные переплетения исторических событий, протекавших на его территории, издавна привлекали внимание ученых. С Крымом связана деятельность многих крупнейших представителей русской науки, сделавших здесь немало важных открытий, выходящих по своему значению далеко за пределы полуострова. Но многие научные проблемы еще ждут своего разрешения.

В Симферополе работает Крымский филиал Академии наук Украинской ССР, призванный объединить усилия ученых, работающих над изучением природных богатств области и ее истории.

Разнообразен круг вопросов, интересующих ученых филиала, различны пути их исследований.

С давних пор изучается история Крыма. Ей посвящены сотни ученых исследований. Все вместе они представляют собой пестрый конгломерат всевозможных мнений и концепций, часто дающих одному и тому же событию разное толкование. Большой труд по марксистскому освещению сложных переплетений исторических событий, протекавших на полуострове, предприняли в послевоенные годы ученые Крыма. "Очерки по истории Крыма" П.Н. Надинского — первый результат этого труда.

Археологи вместе с историками раздвигают горизонты исторической науки. Диапазон их экспедиций весьма широк и в пространстве и особенно во времени. Раскопки Неаполя Скифского, раскрывающие некоторые страницы древней истории края, — только один из археологических маршрутов крымских ученых.

В последние годы они вновь предприняли путешествие в такую глубь времен, которую реально почти невозможно себе представить, — на сто тысяч лет назад. В долине реки Альмы, у отвесных скал второй гряды Крымских гор, археологи обнаружили новую стоянку, относящуюся к древнему каменному веку. Раскопки в Альминской долине еще раз подтвердили, что Крым был одной из самых ранних колыбелей человечества. Дальнейшие работы, несомненно, принесут много нового. Об этом говорит, в частности, открытие черепа и скелета ребенка переходного типа от неандертальской к кроманьольской расе в пещерной стоянке каменного века близ деревни Староселье Бахчисарайского района.

А вот еще один маршрут. Его направление во времени — три тысячелетия до наших дней.

На вершине скалы Уч-Баш близ Инкермана археологи Херсонесского музея нашли древнейшее из известных ранне-таврских укрепленных поселений: остатки жилищ, кремневые серпы, множество обломков лепной посуды. И самое интересное: почерневшие от времени зерна ячменя и пшеницы, косточки винограда, кизила. Значит, еще три тысячи лет назад, до появления в Крыму греческих городов-колоний, местное население занималось земледелием и, может быть, даже виноградарством. Тавры занимались также скотоводством и рыбной ловлей, знали гончарное дело, ткачество и другие ремесла. Все это, документально засвидетельствованное находками археологов, имеет выдающееся значение и проливает новый свет на роль древнегреческих колоний и местного населения в истории Крыма.

Античный город Херсонес вырос, оказывается, на территории, с давних пор уже заселенной таврами.

Там же, по соседству, в Инкерманской долине, вписываются новые поправки в другие страницы истории края. Здесь обнаружены остатки раннесредневекового селища, существовавшего с IV по IX век.

История говорит: в эти века Крым населяли сарматы и аланы. Новые находки археологов поправляют: в Инкерманской долине жили тогда и славяне. Значит, дружины новгородского князя Бравлина и киевского князя Владимира, появившиеся у Корсуня в более поздние времена, были уже не первыми русскими людьми на полуострове; значит, славянское население появилось в Крыму задолго до образования Киевского государства.

Крым степной, самая обширная часть полуострова, до недавнего прошлого был "белым пятном" в археологическом отношении. Каковы были здесь взаимосвязи и взаимодействия человека и природы в разные периоды исторического развития? Это оставалось тайной для всех. Археологи почти не заглядывали прежде в эту часть полуострова — пустынную и неинтересную, на их взгляд. И только в последние годы они пришли сюда всерьез, обосновались надолго. Оказалось, история разбросала по степи свои знаки весьма обильно. Если суметь прочитать их, кто знает, какие новые сокровища будут открыты для науки...

По всей степи видны курганы. Без них немыслим крымский степной пейзаж. Куда и как идут они, спутники древнего человека, хранилища его материальной культуры? Ученые проследили их главные пути.

Группами и цепями, в одиночку и парами тянутся сотни курганов от Перекопского вала и рва через Перекопский перешеек в трех направлениях: к северо-западному побережью Крыма, к его центральным районам, вдоль приазовских Сива-шей. Здесь проходили древние пути в Крым; возле них наиболее оживленно текла жизнь, и памятниками этой былой жизни остались древние могилы — курганы. Много курганов вдоль речных долин.

Курганы различных эпох, от эпохи бронзы до средневековья, вместе с остатками поселений, обнаруженными в степном Крыму, уже немало рассказали ученым. Они помогли им заглянуть в эпоху бронзы, на жизнь народов, отделенную от нас пятью тысячелетиями. Способы захоронения, остатки вещей, которые клали в могилы, говорят о быте, обычаях тех времен. Но они лишь фрагменты этой давно ушедшей жизни.

Фрагменты уже не удовлетворяют археологов. В содружестве с учеными других специальностей — палеоботаниками, палеозоологами — они хотят проследить весь процесс развития и природы и человеческой деятельности, протекавшей здесь в течение тысячелетий. Новые методы исследования позволяют многое увидеть там, где прежде обнаружить что-либо было невозможно. Один из таких методов — микроскопический анализ.

Крымские археологи и ботаники подвергли микроскопическому анализу саманные кирпичи из древних скифских городищ. Они нашли в них отпечатки зерен, остатки соломы пшеничной и просяной. Значит, эти культуры в данный период и в данном месте были основными. Продолжив такую работу на всех многочисленных раскопках, можно было бы составить полную картину распространения зерновых культур в разные времена по различным районам Крыма.

Это одна часть проблемы. Ее можно расширить еще больше. Под курганами пятитысячелетней давности вместе с человеческими погребениями скрыты и почвы той же эпохи; над ними — новые почвенные наслоения более поздних эпох. Исследовав их современными методами: пыльцевым, минералогическим, химическим, микробиологическими анализами, можно выяснить полную картину и почвообразования, и развития растительного покрова, и климатических изменений на протяжении, по меньшей мере, пяти тысяч лет. Большим вкладом в науку может стать такой материал по истории климата, почвообразования, флоры, фауны и сельского хозяйства. А как полезны могли бы быть эти исследования для дальнейшего развития хозяйства, преобразования природы степного Крыма! Так, казалось бы, далекая от требований сегодняшнего дня наука — археология — в руках советских ученых становится на службу социалистическому строительству.

Археологи оперируют данными в масштабе тысячелетий. Для их коллег-геологов эти масштабы кажутся чересчур скромными. Они привыкли иметь дело с миллионами лет. Но и геологи Крыма, исследуя события, ушедшие от нас в страшную глубь времен, работают на сегодняшний и на завтрашний день.

Геологическое строение Крыма исключительно своеобразно и интересно для исследований. Здесь обнажены, выходят на поверхность все геологические слои, его составляющие. Следовательно, земля здесь словно сама раскрывает всю свою геологическую историю, позволяет видеть ее целиком.

В далекие геологические времена происходило формирование и важнейших полезных ископаемых, играющих в народном хозяйстве первостепенную роль. Законы их формирования, позднейшего распределения в земной толще имеют как теоретическое, так и самое широкое практическое значение. Группа крымских геологов, возглавляемая заместителем председателя филиала доктором геолого-минералогических наук Яковом Дмитриевичем Козиным, и ведет эти исследования.

Доктор биологических наук Владимир Алексеевич Рыбин, руководитель ботанического сектора филиала, не успевает отвечать на запросы. Ему, представителю "академической" науки, пишут железнодорожники и строители автотрасс, руководители заводов и партийные работники, колхозники и пионеры. Многие приезжают к нему, чтобы повидаться лично.

Какие же дела у ученого-ботаника с аудиторией столь разнообразной по своей специальности и интересам? Коротко их можно выразить так: каждому из корреспондентов В.А. Рыбина хотелось бы иметь у себя хотя бы несколько черенков того удивительного пирамидального тополя, обладателем и, если можно так выразиться, "автором" которого является ученый.

Секрет популярности этого тополя, представителя очень обычной древесной породы, широко распространенной не только в Крыму, но и далеко на север от него, в необычайно быстром росте. Уже на второй год после посадки маленьким саженцем тополь Рыбина превращается в стройное деревце, достигающее пятиметровой высоты. С такой быстротой растет разве только эвкалипт. Но эвкалипт, обладающий многими и другими ценными свойствами, — пришелец из Австралии, он не выносит холодов и пока еще не перешагнул в Крыму за границы Южного берега. А тополь — уроженец местный, он себя везде чувствует прекрасно.

Пирамидальные тополя для Крыма — неотделимая часть ландшафта, особенно его речных долин. Плотными шеренгами тополей, словно стенами, ограждаются плодовые сады от ветров — знойных и палящих летом, ледяных, северных зимой. Они нужны для водоемов — хранители их влаги, для защиты автомобильных и железных дорог, всюду, где надо иметь зеленый заслон. Но заслон вырастает медленно: не один десяток лет пройдет, пока он вступит в полную силу. Как же не приветствовать появление такого тополя, особенно в крымских степях, который в несколько лет может вытянуться на десяток метров, как не пытаться заполучить хоть один саженец, который может стать родоначальником целой быстрорастущей тополевой рощи!

Десятки тысяч черенков рассылаются ежегодно с опытных участков филиала во все концы области. Десятки тысяч тополей в год! А всего лишь несколько лет назад был такой тополь один.

История его выхода в свет такова.

Однажды Владимир Алексеевич Рыбин получил письмо. Гидротехник Тайганского водохранилища Кордов сообщал ученому о том, что приходилось ему читать о поисках женских экземпляров пирамидальных тополей, которые вел на Украине академик Колесник. Тополь — растение двудомное, и считалось, что на юге у нас растут только мужские экземпляры тополей, не дающие семян. Размножаемые в течение многих сотен лет только вегетативно — черенками, тополя начали вырождаться. Для восстановления их жизнеспособности необходимо скрещивание и семенное размножение. Академик Колесний и предпринял поиски женских экземпляров, чтобы спасти гибнущую культуру пирамидальных тополей, очень нужных народному хозяйству. Поиски Колесника волновали многих. Откликнулся на них и крымский гидротехник. Он сообщал в филиал академии о том, что на водохранилище есть пирамидальные тополя с женскими цветами.

В.А. Рыбин немедленно отправился на водохранилище. То, что он увидел там, превзошло всякие ожидания. Среди камня, которым выложены берега водохранилища, возвышалась целая роща молодых тополей. Они образовались из Семян, случайно занесенных на берега водой.

Это был естественный питомник новых форм тополя: природа сама проделала селекционную работу по их скрещиванию, выращиванию сеянцев. Ученый продолжил и завершил ее. Он выбрал тринадцать самых интересных форм, срезал с них черенки, начал по-своему воспитывать деревья. Один из воспитанников и оказался рекордсменом по быстроте роста, тем самым тополем, который интересует сейчас многочисленных корреспондентов В.А. Рыбина.

Ценную работу для народного хозяйства области проделал ученый. Задачу максимального размножения замечательного тополя должны решить в ближайшее время местные хозяйственные организаций.

Быстрорастущие тополя — не единственный вклад ботаников филиала академии в народное хозяйство края.

Они добились, что картофель, который в Крыму пока что ценится иной раз дороже яблока, дает здесь два урожая в одно лето. Такие Посадки на сотнях гектаров начинают теперь производить колхозы.

Они всерьез взялись за изучение и введение в культуру кизила — дикорастущего горного кустарника, плоды которого, богатые витаминами и пектиновыми веществами, находят неограниченный спрос в кондитерской промышленности.

Одна из проблем, над которыми работают зоологи, — изучение биологии местных птиц. Эта, на первый взгляд, чисто теоретическая проблема при ближайшем соприкосновении С ней оказалась весьма близкой и к нуждам народного хозяйства.

Вот пример. Ученых заинтересовала своеобразная биология одной из чаек, гнездящейся на островах в северо-западной части Черного моря и Сивашах, названной за особый, характерный крик чайкой-хохотуньей.

Странно было видеть эту очень крупную чайку, с размахом крыльев до полутора метров, типичную морскую птицу, постоянно парящей над степями. Ясно, что она прилетала сюда на охоту.

Научный сотрудник Ф.А. Киселев решил изучить, что же ищет чайка в степи? Большую и кропотливую работу проделал он. И результаты получились исключительно интересными. Одна чайка уничтожает за День пару сусликов, до шести полевых мышей и много вредных насекомых. Ф.А. Киселев подсчитал, что только на Лебяжьих островах постоянно живет пять тысяч чаек-хохотуний. За лето они уничтожают на полях соседних колхозов до семисот пятидесяти тысяч одних только сусликов. На уничтожение такого количества вредителей колхозникам пришлось бы затрачивать ежегодно Десятки тысяч трудодней. Чайки ежегодно сберегают для колхозников не меньше трех тысяч тонн зерна и двенадцати тысяч тонн сена и соломы.

С давних времен здесь было принято собирать яйца чаек. Для этого устраивались целые походы на острова. Какой же невольный вред себе же, своим полям причиняли любители таких походов! Беречь, охранять чаек и других птиц, сберегающих урожай, — такой практический вывод сделали колхозники из теоретических исследований ученого.

Помимо Крымского филиала Академии наук, в Симферополе работает четырнадцать научно-исследовательских и опытных учреждений, Три высших учебных заведения — педагогический, медицинский и сельскохозяйственный институты, шесть научных медицинских обществ, объединяющих свыше трехсот врачей, научное географическое общество. Научная жизнь города богата и полнокровна.

С Крымом и Симферополем связана творческая работа крупнейших советских писателей.

Двадцать Два года прожил в Симферополе один из зачинателей советской драматургии, Константин Андреевич Тренев. В той же гимназии, где когда-то преподавал химию Менделеев, Тренев в дореволюционное время был учителем литературы. Здесь, в Симферополе, он создал почти все свои произведения, за исключением ранних рассказов и очерков, написанных до приезда в Крым, на Дону. Здесь, на крымском материале, им была создана классическая пьеса — "Любовь Яровая", вошедшая В золотой фонд советской литературы. Давно и безвыездно живет в Алуште автор эпопеи "Севастопольская страда" лауреат Сталинской премии академик С.Н. Сергеев-Ценский.

Вскоре после войны в Крыму постоянно поселился Петр Андреевич Павленко. Ученик Горького, он был писателем нового типа, художником-политиком, трибуном и организатором. Приехав в Крым для работы над большим и сложным романом о счастье созидания, он сам встал в ряды активнейших организаторов новой жизни, бурно пробуждавшейся в освобожденном Крыму.

И одной из первых забот Павленко было собирание, выращивание литературных сил. Он создает в 1947 году Крымское отделение Союза советских писателей, объединившее местные литературные силы, организует альманах "Крым", через который входила в литературу молодежь.

За годы, прожитые Петром Андреевичем в Крыму, не было ни одного более или менее крупного литературного произведения местных писателей, которое не создавалось бы при его самой близкой и активной помощи. Он участвовал в создании книг крымских писателей — "Семья Рубанюк" Е. Поповкина и "В крымском подполье" И. Козлова, удостоенных Сталинских премий, романа Дм. Холендро "Горы в цвету". За время творческой работы в Крыму сам Павленко создал такие известные произведения советской литературы, как роман "Счастье", повесть "Степное солнце", не считая многих рассказов и публицистических произведений, в которых он откликался на все крупнейшие события современности. Смерть прервала его работу над большим художественным полотном "Труженики мира", рисующим борьбу народов за мир.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь