Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

Черты будущего

В кабинете главного архитектора Симферополя можно видеть план города, вычерченный на больших листах. В нем — ничего, кроме скупых, точных линий, но план этот, пожалуй, ярче любой картины и убедительнее любого документа. Он рассказывает о рождении нового города, о великом созидании, масштабов которого мы за повседневными делами иной раз и не замечаем.

Пунктиром на плане — паутина мелких беспорядочных улиц. Это старый Симферополь, на облик которого накладывала отпечаток татарская Ак-Мечеть, другие старые окраины, выраставшие стихийно вокруг правильно спланированного центра.

Рядом и поверх паутины — четкие линии нового Симферополя, который создается в наши дни. Линии намного перекрыли пунктирные очертания: город уже вдвое перерос прежние границы. И он будет расти дальше.

В архитектурных мастерских рождается облик будущего Симферополя. Светлые здания, правильные грани новых кварталов, просторные магистрали, вписанные в сплошную зелень садов и парков, — завтрашний город встает перед нами с листов чертежей, эскизов, макетов. Целиком ли завтрашний?

Пройдем по городу, и мы увидим, как становится реальностью, явью многое из того, что вчера еще только проектировалось.

Аккуратные линии и квадраты, совсем недавно проведенные тушью на чертеже, сегодня уже живая, пульсирующая магистраль или жилой дом, в котором поселились люди.

Жизнь с поразительной быстротой наносит на местность генеральный план реконструкции Симферополя, утвержденный всего лишь несколько лет тому назад.

Город растет, ему тесно в рамках прежних улиц. Он стремится раздвинуться вширь, сделать существующие улицы более просторными, удобными.

Центральная улица Пушкина. На ней расположены многие научные и культурные учреждения: филиал Академии наук, краеведческий музей, областной драматический театр, кинотеатры, клубы, магазины.

Несколько лет тому назад улица Пушкина казалась очень тесной. Ходил трамвай, дважды круто поворачивая на коротком промежутке пути между въездом на нее и выездом, сновали автомашины, поток пешеходов был здесь особенно велик.

В один из весенних дней на Пушкинскую улицу пришли рабочие предприятий и домашние хозяйки, партийные работники и служащие учреждений. Так же, как и рабочие первых послереволюционных лет, они пришли, чтобы общими усилиями сделать город красивее и удобнее. Вместо снятых трамвайных путей, посреди Пушкинской протянулись полосы цветников, молодые деревца поднялись вдоль тротуаров. Вместе с примыкающей улицей Горького, представляющей собой тенистую аллею каштанов и белых акаций, Пушкинская стала теперь излюбленным местом вечерних прогулок и отдыха симферопольцев.

"Раздвигаются" улицы и другим путем. Сейчас уже почти не увидеть глухих сплошных заборов-стен, которыми когда-то по образцу Ак-Мечети отгораживались дома от внешнего мира даже на улицах, прилегающих к центру. Громадные, нескладные стены сняты, оставлена лишь нижняя часть, превращенная в фундамент для сквозной металлической ограды.

Обильная зелень фруктовых и декоративных садов, скрывавшихся за стенами, сразу вышла на простор, и улицы впервые открыли свое лицо.

Одним из родимых пятен прошлого на новом городе остаются еще закоулки старой Ак-Мечети. Они начинаются от улицы Кирова, идущей вслед за Пушкинской, параллельно ей. Но и в них уже начинает наводиться порядок.

Широкая асфальтированная магистраль, рассекая переплетение старых переулков, проляжет скоро параллельно улице Кирова, восточнее ее. Новый город вступит и на Территорию, оставшуюся наследием прошлых веков, начнет перекраивать ее на современный, социалистический лад. Окруженные садами трех-четырехэтажные здания вырастут на ней. Откроются широкие окна, распахнутся двери балконов. В просторные, солнечные квартиры переедут из переулков сотни семей.

Это улица завтрашнего Симферополя. За ней последуют другие. Они будут расти из года в год одна за другой, пока не заменят чистыми, строгими линиями своими всей паучьей путаницы древних переулков, пока весь город, до самых отдаленных и еще неблагоустроенных окраин, не станет светлым и прекрасным.

Улицы нового типа — Севастопольское шоссе, улица Мичурина — уже входят в сегодняшний день города. Одна из самых молодых, но самых просторных и зеленых улиц — Мичуринская, продолжающая в пределах города московскую автомагистраль, больше Других определяет облик будущего Симферополя. Новые трехэтажные жилые дома утопают в зелени садов. На этой улице, носящей имя великого преобразователя природы, расположено несколько организаций, связанных с сельскохозяйственным производством. Среди них эфиромасличный комбинат и трест эфиромасличной промышленности, окруженные плантациями роз, сельскохозяйственный институт с фруктовыми садами учебных хозяйств, разместившимися у въезда и выезда из города, — все это придает улице Мичурина своеобразный, типично крымский облик.

У начала Севастопольского шоссе, на площади высится потемневший от времени городской фонтан — памятник тех времен, когда не было еще в Симферополе водопровода и фонтан был почти единственным источником водоснабжения на весь город. Он дал и название площади — Фонтанная.

Пустынной и неустроенной выглядит пока площадь. Но на ее углу уже поднимается трехэтажное здание Дома профсоюзов. Белые колонны, изящный лепной орнамент украшают его.

Дом профсоюзов — первенец среди зданий, которые будут воздвигнуты на Фонтанной площади. Справа от него вырастет монументальный Дом связи, другие административные здания, универсальные магазины. Все вместе они определят новый облик площади социалистического города, на которой только старый городской фонтан останется памятью о ее прошлом.

В старой планировке Симферополя не было оставлено места для площадей. Город от этого казался скученным, тесным. Он и до сих пор не имеет центральной площади. Расширенная и благоустроенная Фонтанная и будет центральной административной площадью города.

Пройдя два квартала от Фонтанной площади по улице Кирова, мы попадаем на вторую из площадей, которые раздвинут город, откроют перспективы новых улиц.

Полностью она существует пока тоже лишь в чертежах проектировщиков. Ее большую часть занимает сквер имени Кирова, разбитый в послевоенные годы на месте развалин разрушенных войной зданий. Но уже вырисовываются ее будущие очертания. Первый штрих — увенчанное двумя стеклянными башнями здание двухзального кинотеатра, возрожденное из руин. К кинотеатру примыкает Парк культуры й отдыха. Скульптура великого Ленина возвышается среди Зелени деревьев и кустарников.

Скульптура эта имеет свою примечательную историю.

Перед самой войной, в 1940 году, в только что заложенном тогда Парке культуры и отдыха был торжественно открыт памятник В.И. Ленину. Это была четырехметровая монументальная бронзовая скульптура вождя на постаменте из диорита.

Фашистские оккупанты, захватив Симферополь, увезли скульптуру на переплавку. Сбросили они и второй памятник Ленину, установленный еще в 1930 году на углу улиц Пушкина и имени Розы Люксембург. Но увезти не успели. Советские патриоты, рискуя жизнью, ночью унесли скульптуру и спрятали во дворе одного из домов. Два с половиной года, подвергая себя смертельной опасности, хранили они монумент вождя. С изгнанием оккупантов и был он установлен на месте памятника, уничтоженного гитлеровцами в Парке культуры и отдыха.

Здания новой архитектуры окружат площадь у Парка культуры и отдыха, широко открытую в сторону преображенного Салгира.

Среди фруктовых деревьев опытного сада, разместившегося на одном из берегов реки, высятся два дуба-великана. Им по шестьсот лет. Могучие деревья — последние представители и свидетели тех давних времен, когда берега Салгира были покрыты густым дубовым лесом, постепенно истребленным людьми. Ныне деревья-исполины свидетели того, как советский человек возвращает Салгиру леса и сады.

Сплошная цепь парков и скверов протянется через центр вдоль реки, дополнится зеленым кольцом парков и лесопарков, которые возникнут возле города. Симферополь, и сейчас имеющий немало зеленых насаждений, станет городом-садом.

Все это будет через несколько лет, когда Симферополь окажется на берегу большого озера.

Если говорить о чертах будущего, зримых уже теперь, то, пожалуй, самой существенной и решающей из них можно назвать это завтрашнее озеро — Симферопольское водохранилище. Его еще нет, но оно уже сейчас, сегодня входит в жизнь, не только владеет помыслами людей, но и определяет сегодняшнее развитие города.

Его еще нет, но на Алуштинском шоссе, в одном километре от Симферополя, уже существует автобусная остановка "Водохранилище" и сотни людей ежедневно сходят здесь с рейсовых автобусов.

Его еще нет, но в проектах строительства и благоустройства города архитекторы непременно ориентируются на его присутствие и влияние, которое оно непременно окажет на дальнейшее развитие города.

Его еще нет, а город уже тянется к нему, идет навстречу. Строятся тысячи индивидуальных жилых домов, сажаются возле них фруктовые сады — поближе к воде, которая придет сюда. Вырастают целые улицы, направляющиеся к будущему озеру.

Никогда еще индивидуальное жилищное строительство в городе не достигало такого размаха, как в последние годы. Строятся рабочие заводов, шоферы, железнодорожники, ученые. Новые, красивые, курортного типа дома с широкими террасами и большими окнами, электричеством и водопроводом, с ванными и душами, с фруктовым садом и небольшим виноградником вокруг можно видеть теперь на любой окраине Симферополя. Больше двадцати новых улиц, составленных из таких домов, появилось за послевоенные годы на плане города. Промышленная, Вишневая, Каштановая, Ореховая, Солнечная, Виноградная, Проводников — где строятся железнодорожники, — в названиях улиц отражается новый облик города. Есть и такие улицы, как Морская и Лесная, хотя возле Симферополя нет ни моря, ни лесов. Это улицы, отражающие завтрашний день города, когда возле него будет свое "море", когда леса зашумят на открытых ныне склонах симферопольских холмов.

От юго-восточной окраины Симферополя, с высокого берега Салгира видна извилистая долина реки, уходящая далеко на юг. Там, на горизонте, вырисовывается голубоватая трапеция Чатырдага, у подножия которого рождается своенравный Салгир. Крутые, подпаленные зноем пустынные берега держат его в своих каменных границах. Только внизу, у самой воды, теснятся густые кустарники, маячат пирамидальные тополя, а в низинах и на пологих склонах левобережья разместились плодовые сады, виноградники, огороды.

Всю эту живую зелень поит Салгир, его воды, отведенные в оросительные канавки. Но зеленая кайма Салгира невелика — не больше двухсот-трехсот метров от русла.

Река капризна. Ранней весной, когда тают горные снега, когда проходят весенние ливни, с грохотом несет она по долине огромные массы воды. Неудержимый кипящий поток волочит за собой камни, вырванные по пути деревья. Он смывает и рушит на своем пути оросительные системы, заносит песком поля. А летом, когда каждая капля воды — золото, Салгир иссякает. Узенький ручеек, который иной раз можно перешагнуть, не замочив ног, чуть журчит среди камней, и при взгляде на него название Большой Салгир звучит злой иронией.

Между тем он действительно "большой". Свыше семидесяти миллионов кубометров воды — огромное озеро — проносит Салгир ежегодно через крымские предгорья и степи. Но степь их не видит, не ощущает их благотворного влияния. Вода, бешено промчавшись сто с лишним километров, сбрасывается в Сиваш, а потом исчезает на целое лето.

Издавна пытались люди удержать Салгир, поднять его воды повыше, на плодородные склоны, пустить в котловины между холмами. Попытки эти оставались бесплодными, как и сами холмы Салгирской долины. Река разрушала плотины и оросительные системы, создававшиеся кустарно. Веками страдал от безводья и Симферополь — центр области, со всех сторон окруженной морями, сам стоящий непосредственно на Большом Салгире.

Теперь люди всерьез взялись за обуздание Салгира. Панорама работ хорошо видна с крутого левого берега реки, если выйти на него неподалеку от города.

Между двумя крутыми откосами берегов, южнее города, легла плотина — массивная земляная дамба. Она закрыла привычный путь Салгиру, веками пробивавшийся им в диких скалах. Река пошла по пути, определенному ей человеком, — по железобетонному тоннелю, прорезающему тело плотины.

Ей определено не только место, указаны точные нормы поведения. Отныне бесноваться и капризничать может она лишь на далеких подступах к плотине, там, где начнется озеро, — огромный аккумулятор энергии реки. К плотине Салгир придет тихим и покорным протоком озера. Он будет поить своей водой колхозные и совхозные земли, парки и скверы города', двигать турбины гидроэлектростанции, корпус которой сооружается у основания плотины.

Озера еще нет. Только уходят за плотиной далеко к югу холмистые границы берегов, в которые оно должно будет лечь. Озеро — заключительный этап больших работ, проделанных уже для того, чтобы оно существовало.

Глядя на все сделанное, трудно себе представить, что еще летом 1951 года здесь, среди пустынных холмов Салгирской долины, стояла одна брезентовая палатка. На месте, где теперь легла плотина, геологи тщательно прощупывали на десятки метров вглубь горную породу, которая должна была стать основой будущего сооружения. Они разыскивали мельчайшие трещины и пустоты в ней: все ходы воде нужно было предварительно закупорить цементом. Гидротехники, агрономы, землеустроители, почвоведы заканчивали свои полевые изыскания.

Но ждать полного завершения изыскательских работ было некогда. Изыскатели и проектировщики экспедиции ленинградского проектного института "Ленгипроводхоза" еще хлопотали у буровых копров, теодолитов и нивелиров, а в долину, наполняя окрестности грохотом и скрежетом, уже двинулись экскаваторы, бульдозеры, мощные тракторы с грейдерами.

Неподалеку от Алуштинского шоссе, на ровной возвышенности, вырос городок строителей. В октябре 1951 года были заложены в нем первые девять фундаментов, а через три месяца здесь уже существовал новый поселок.

В километре от будущей плотины, за Алуштинским шоссе, изыскатели обнаружили ценную находку — крупные запасы так называемой аптекой глины. Эта плотная, распадающаяся слоями и почти совершенно непроницаемая для воды глина морского осадочного происхождения особенно ценится в гончарном производстве. Но залежи ее встречаются редко. Здесь же, в мощном слое, залегающем на глубине двух с половиной метров от поверхности земли, было не меньше трех миллионов кубометров аптекой глины. Примерно половина этих запасов достаточна для возведения плотины.

Чтобы выбрать полтора миллиона кубометров глины, предварительно удалив землю, скрывающую пласт, нужен огромный труд. Он был бы непосилен без современной техники. На вооружении строителей водохранилища экскаваторы, каждый из которых заменяет от пятисот до двух тысяч землекопов, скреперы, бульдозеры, — профессия землекопа упразднена в нашей строительной технике окончательно и навсегда.

Глина должна быть переброшена к месту строительства плотины через Алуштинское шоссе — одну из самых оживленных крымских трасс, заполненную непрерывным потоком автомашин.

В короткий срок перекинулась от карьера к строительству километровая дамба с арочным мостом через Алуштинское шоссе. Она построена из земли, которую нужно было удалить для вскрытия пласта глин. Так был одновременно подготовлен строительный материал для плотины и обеспечена его переброска к месту работы. Десятки большегрузных тракторных тележек и самосвалов круглые сутки возили потом этой дамбой глину через Алуштинское шоссе, ни на минуту не нарушив на нем движения.

В то же время южнее, у села Лозового, развертывались другие работы.

Против села, на противоположном берегу Салгира, среди нависших над берегом скал зеленовато-серого диорита целыми днями слышны были мощные взрывы. Высоко вздымались глыбы и осколки камня, разлетаясь затем на десятки метров в стороны. Здесь тоже готовили материал для плотины — камень, не уступающий по прочности граниту.

По ночам с карьера, где работали бутоломы, можно было видеть за рекой, неподалеку от Лозового, плавающие в темноте огни. Здесь, возле крутой петли Алуштинского шоссе, шло напряженное строительство второй дамбы, срезавшей крутую петлю старого шоссе, которая вместе с нижним ярусом долины окажется под водой будущего озера.

В полтора раза быстрее, чем предполагалось, было закончено строительство и этой дамбы. В конце апреля 1952 года экскаваторы перешли на основной гидротехнический объект — на выемку котлована для плотины.

Постройка плотины водохранилища — обыкновенной земляной плотины, которая должна преградить путь Салгиру, оказалась не такой простой задачей, как может представиться на первый взгляд.

Салгир — не обычная река, он как бы двухэтажный. У него два русла: верхнее — наземное, которое мы видим то бурным, стремительным потоком, то чуть струящимся ручьем, и нижнее — подземное.

Подземный Салгир всегда многоводен. Зимой и летом одинаково мощный и спокойный, течет он в слое песка и гравия, который сам натащил сюда за тысячи лет своей жизни. Постепенно промывая долину то в одном месте, то в другом, много раз меняя свое русло, река уложила толстый слой гравия и песка по всей ширине долины. Местами "глубина" подземного Салгира достигает семи метров — высоты двухэтажного дома!

Если строить плотину на Салгире обычным способом, никакого водохранилища не получится: вода уйдет подземными ходами. Плотина здесь должна быть другой — тоже двухэтажной. Вот почему геологи так долго и тщательно бурили свои скважины по всей ширине долины: они прощупывали невидимый подземный Салгир, для которого тоже нужно было на первоначальном дне — материнской скале — воздвигать преграду.

Одной из первых работ на плотине и было сооружение так называемого "зуба".

Поперек русла, там, где должна пройти середина, ось плотины, проложили глубокую траншею пяти-семиметровой глубины. Затем белесой полосой в ней пролегла стена из бетона и аптекой глины. Водоупорная стена перекрыла подземный Салгир. Но этого мало. На бетонный "зуб" установили бурильные станки. Множество скважин, общей длиной почти в шесть километров, прорезало и бетон и лежащий под ним скальный грунт на глубину до двадцати метров. В эти скважины под большим давлением нагнетали цементный раствор. Получилась цементная завеса, совершенно непроницаемая для воды.

Чтобы проделать эту работу, необходимо было предварительно отвести на время и наземную и подземную реки, которые не дали бы возможности сооружать плотину. Перед плотиной, выше ее по течению реки, построили верховую перемычку, а в середине вдоль русла пробили в скальном грунте траншею — временное русло, назначенное Салгиру до создания постоянного.

Это постоянное русло — донный водовыпуск — и стало на несколько месяцев одним из самых боевых участков стройки.

Недалеко от правого берега по дну долины поднялись куполообразные фермы сооружения, похожего на длинный ангар. Затем они превратились в железобетонный тоннель, идущий параллельно руслу. Внутри него может свободно проехать железнодорожный состав.

Три огромные 260-метровые трубы легли в тоннеле донного водовыпуска. Они будут путем, предоставленным Салгиру.

Но никакие трубы не смогут вместить Салгира, когда разбушуется он в весенний паводок. Устремившись к плотине, он может перехлестнуть ее, разрушить сооружения. Строители предусмотрели такую опасность. На правом берегу, прорезав гору, пролегла пятисотметровая бетонированная траншея паводкового водосброса, переходящая потом в земляной канал. Когда вода перед плотиной достигнет угрожающего уровня, включится головное сооружение паводкового водосброса. Он отведет стороной лишнюю воду от плотины и сбросит ее в русло намного ниже.

Мощный напор воды придется сдерживать и самой плотине.

В самой узкой части долины Салгира, где между высокими и крутыми его берегами немногим больше полукилометра перекинулось с одного берега на другой массивное "тело" плотины: четверть километра в ширину у основания, сорок метров высотой.

Каменная призма высотой с пятиэтажный дом служит опорой плотины. Призма скрыта толстым слоем аптекой глины, облицованной со стороны водохранилища диоритом.

По верху плотины, имеющему десятиметровую ширину, проляжет асфальтированное шоссе с парапетами и красивыми электрическими фонарями.

Плотина, преградив путь Салгиру, образует перед собой озеро площадью в двадцать один квадратный километр. Оно протянется на семь километров до Лозового, которое окажется на самом его берегу. Глубина водохранилища возле плотины — тридцать пять метров.

Озеро преобразит долину Салгира. Берега его покроются парками и садами. Здания пионерских лагерей, домов отдыха вырастут среди зелени. Симферопольское озеро станет местом воскресного отдыха горожан. Купальни, лодочные станции, стадионы и спортплощадки заполнятся молодежью. Любители порыбачить найдут занятие для себя: в водохранилище будет разводиться рыба.

Дачные поселки возникнут в более отдаленной части озера — ближе к горам. Рабочий поселок строителей сольется с городом, уже движущимся к нему навстречу. Район водохранилища станет самой красивой и благоустроенной окраиной города. Первая линия троллейбуса, который постепенно заменит городской трамвай, проляжет от вокзала к водохранилищу.

Река, пройдя сквозь тоннель, должна будет проделать работу. Она станет вращать турбины гидроэлектростанции, которая разместится в конце донного водовыпуска. Электричество, выработанное водой, будет и регулировать ее движение: открывать и закрывать щиты, двигать моторы. С помощью электричества из специального пульта управления будет автоматически регулироваться работа всех сооружений гидроузла. Для их обслуживания потребуется всего несколько человек. Гидростанция осветит улицы и парки на берегу озера, поселок.

А вода, миновав тоннель, направится в город. Она заполнит бассейны, засверкает в струях фонтанов, станет поливать скверы и цветники, мыть городские улицы. Восемь красиво оформленных железобетонных сооружений задержат реку в черте города, сделают ее полноводной круглый год. Спокойными каскадами пройдет Салгир через весь Симферополь, а затем головное сооружение заберет большую часть его воды в трубы и направит на поля. Девяносто семь километров пройдет она вначале по магистральному трубопроводу, потом разветвившись на три отводных канала. Один из них проляжет по левую сторону Салгира, второй — по правую, а третий, миновав автомагистраль Москва — Симферополь, направится в Тубайскую долину. Воды Салгира потекут навстречу днепровским водам, оживят те центральные районы Крыма, каких не достигнет Днепр.

Орошаемая зона в изобилии снабдит Симферополь и курорты Южного берега Крыма свежими овощами, фруктами. Десять тысяч гектаров земель совхозов и колхозов Симферопольского и Октябрьского районов будет поить из года в год Салгир, бесцельно сбрасывавший воды в Сиваш. Новые сады, виноградники, огороды, плантации эфиромасличных культур вырастут на этих землях. Новые стада появятся на пастбищах. Новое изобилие принесет Салгир людям.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь