Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » О.А. Габриелян, С.А. Ефимов, В.Г. Зарубин, А.Е. Кислый, А.В. Мальгин, А.Р. Никифоров, В.М. Павлов, В.П. Петров. «Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство»

1.3. Из истории государственности Крыма в годы революции и гражданской войны

К началу XX в. этнический состав населения крымского полуострова стабилизировался. Еще более углубилось разделение труда между представителями различных этносов, населявших Крым. Каждый из них занял свою нишу в экономической жизни края, что в значительной степени предотвращало возникновение межэтнических разногласий.

Крым начинает постепенно превращаться в престижный курорт, место отдыха царской семьи и высшей знати. Такая ситуация сохранялась до февраля семнадцатого года, когда различные политические силы, вступившие в противоборство, начали разыгрывать в Крыму «национальную карту».

После Октябрьской революции на повестку дня выдвигается вопрос о статусе Крыма. 111-й Универсал Центральной Рады (7 ноября 1917 г.)1 провозгласил создание Украинской Народной Республики (УНР) в составе Российской Федерации, при этом три северных уезда Таврической губернии — Днепровский, Бердянский и Мелитопольский, но «без Крыма», включаются в состав УНР.

Это решение вызвало неприятие большинства политических сил Крыма, за исключением украинских организаций и партий, Временного крымскотатарского мусульманского исполнительного комитета (Мусисполкома), видевшего в Центральной Раде союзника в вопросе о национальном самоопределении, и большевиков, для которых подобные «мелочи» являлись несущественными перед грядущей мировой революцией2. 20 ноября 1917 г. на губернском съезде представителей городских и земских самоуправлений создается многопартийный, но без участия крайне левых и кадетов, Таврический Совет народных представителей (СНП), объявивший себя временной высшей властью в Крыму. В состав СНП были включены и представители национальных организаций. Из 48 его членов трое представляли татар, трое — украинцев, трое — великороссов, двое — евреев и крымчаков, двое — немцев, по одному — греков, армян и эстонцев3.

Позиция Мусисполкома и его лидера муфтия Ч. Челебиева (Челеби Джихана) в это время была вполне умеренной. Стержнем воззвания Мусисполкома (4 ноября) стал лозунг «Крым для крымцев», где под «крымцами» подразумевались все жители полуострова независимо от национальности, кроме того подчеркивалось «недопущение главенства в Крыму какого-либо одного народа, недопущение подчинения Крыма какому-либо государству»4.

В то же время, многие влиятельные политические силы Крыма весьма опасались национальных устремлений крымских татар. (Так, в принятой на 11-й губернской конференции (съезде) РСДРП(б) 24 ноября резолюции отмечалось: «...Констатируя, что население Крыма состоит из различных национальностей, из которых татары не являются численно преобладающим элементом(...)съезд считает в силу местных особенностей единственно правильным решением вопроса об автономии Крыма референдум (народное голосование) среди всего населения Крыма; в то же время съезд находит, что все местные организации обязаны вести самую энергичную агитацию против разжигания национальных страстей в местном населении разными националистическими группами и партиями...»)5. Тем не менее, различные политические организации сумели сблизиться на антибольшевистской платформе. Создается объединенный Штаб крымских войск во главе с Дж. Сейдаметом, одним из лидеров крымскотатарского национального движения, и полковником Макухиным. Основу вооруженных сил Штаба составили крымскотатарские кавалеристы — эскадронцы.

26 ноября в Бахчисарае открывается Курултай (съезд) крымских татар, начавший работу как учредительное собрание народа, а продолживший ее как постоянно действующий мусульманский парламент. 13 декабря избирается национальное правительство — Директория — под председательством Ч. Челебиева и принимается конституция («Крымскотатарские основные законы»), провозгласившая создание Крымской Народной (Демократической)

Республики, хотя в ст. 12 этого документа подчеркивалось, что «форма правления Крымом может быть определена Крымским Учредительным собранием»6. Впрочем, эта республика так и не была реально создана, оставаясь лишь в тексте конституции.

К середине декабря большевики, левые эсеры и анархисты устанавливают контроль над значительной частью Черноморского флота и Севастополем. В 20-х числах декабря дело доходит до вооруженных столкновений между матросами и эскадронцами. Попытки Ч. Челебиева, поддержанного немногочисленной левой группой Курултая (будущих коммунистов), достичь компромисса между противоборствующими сторонами, не имеют успеха. 2 января 1918 г., находясь в состоянии острого душевного кризиса, Ч. Челебиев отдает приказ эскадронцам занять Народный дом в Симферополе, где располагались различные общественные и политические организации, под резиденцию национального правительства, заявив о претензиях крымских татар на всю полноту власти в Крыму. Последовали протесты профсоюзов, СНП, Штаба крымских войск. Под давлением делегатов Курултая Челебиев подает в отставку с поста председателя Директории. Эту должность занял Дж. Сейдамет, вскоре вынужденный покинуть Крым7.

Тем временем матросы и красногвардейцы, разбив отряды Штаба крымских войск, занимали города Крыма. В этих событиях политические и социальные конфликты часто переплетались с этническими8. Большевиков активно поддержала часть греческого населения, среди которого было немало рыбаков, чернорабочих, ремесленников. Некоторые перебрались в Крым из Турции, спасаясь от резни христиан, устроенной тамошними властями, и естественно были проникнуты антиисламскими настроениями. В национальных устремлениях крымских татар греки могли увидеть угрозу своим правам.

В Ялте среди матросов и красногвардейцев, сражавшихся с эскадронцами, а затем громивших татарские дома, были и «ялтинские, балаклавские босяки, аутские, балаклавские греки, были и жители Дерекоя — русские».9 Местный житель — грек объяснял случившееся побуждениями, «проистекавшими из племенной вражды греков к татарам».10 Антитатарские погромы зафиксированы в Алуште, Кизилташе (ныне с. Краснокаменка), Гурзуфе, Никите, Ялте, Алупке. Было убито более 200 мирных жителей, тысячи людей остались без крова и средств к существованию.11

К 20-м числам января 1918 г. крайне левые утвердились на всей территории полуострова. Новые власти, с первых же дней проводя политику террора по отношению к побежденным противникам, не смогли заручиться массовой поддержкой населения, в том числе большинства крымских татар12. Курултай и национальная Директория были распущены. Вызывали недовольство огульная национализация предприятий, реквизиции, продовольственная диктатура, насильственные мобилизации, затяжка с разделом земли среди крестьян.

Таврический губернский съезд Советов земельных, революционных комитетов (7—10 марта 1918 г.) одобрил заключение Брестского мира, поддержал Советскую власть на Украине, избрал Центральный исполнительный комитет (ЦИК) из 12 большевиков и 8 левых эсеров под председательством большевика Ж.А. Миллера (Шепте). Решения съезда стали основой для создания Социалистической Советской Республики Тавриды (декреты ЦИК от 19 и 22 марта). Необходимость этого шага объяснялась тактическими соображениями. Поскольку по условиям Брестского мира Советская Россия не могла открыто оказывать помощь Украине и районам юга, подвергшимся германо-австрийской агрессии, по предложению В.И. Ленина было решено выделить ряд территорий, в том числе Крым, из состава РСФСР, объявить их республиками, включив в единый фронт обороны. В то же время ряд крымских работников склонялся к автономии Крыма в составе Советской России, о чем Ж.А. Миллер и Н.Г. Слуцкий вели переговоры с наркомнацем И.В. Сталиным13.

В Совете Народных Комиссаров Республики Тавриды, состоявшем из большевиков и левых эсеров (председатель большевик Н.Г. (А.И.) Слуцкий), было два крымских татарина — И.К Фирдевс (Керимджанов), первый большевик из крымских татар, (в качестве наркома по иностранным и национальным делам) и И.С. Идрисов, его помощник. Однако решению национальных проблем внимание практически не уделялось, хотя межнациональные отношения в Крыму оставались сложными, особенно в горных районах, где большинство жителей составляли крымские татары.

С вторжением на полуостров, в нарушение Брестского мира, германских частей и Крымской группы войск Центральной Рады под командованием П. Болбочана, в 20-х числах апреля в горном Крыму и на побережье вспыхивает восстание крымских татар, названное ими «народной войной»14. 21 апреля у деревни Биюк-Ламбат (ныне с. Малый Маяк Алуштинского горсовета) в плен к восставшим попала часть руководства Республики Тавриды, в том числе и Н.Г. Слуцкий. Почти все они погибли. В ходе этого выступления пострадали не только политические противники восставших, но и представители национальных меньшинств, населявших побережье, в частности, греки, на которых обрушился настоящий террор15. Как вспоминал очевидец событий князь В.А. Оболенский, «через несколько дней настало время мести, мести национальной, самой страшной и бессмысленно жестокой... Вечером мы смотрели на зарево вспыхнувших по всему южному берегу пожаров. Татары мстили греческому населению за кровь убитых братьев. Немало греков было убито в этот вечер, а все их усадьбы разграблены и сожжены»16. На всем побережье не уцелело ни одной табачной плантации греков, ни одного их дома, — писала впоследствии одна из крымских газет.17

Последствия этого конфликта ощущались и в начале 20-х гг. Как докладывал наркому по делам национальностей И.В. Сталину посетивший Крым в феврале-марте 1921 г. М.Х. Султан-Галиев: «состоящие сотрудниками особых отделов греки, особенно на южном побережье Крыма, где живут выходцы из Турции,» используют свое положение «в целях сведения личных счетов национальной вражды с татарами и турками и, путем ложных доносов на них и спекуляцией их контрреволюционности, добиваются посылки на них карательных отрядов и экспедиций»18.

В этих кровавых событиях гражданской войны смешались классовая и национальная нетерпимость, бессмысленная ярость толпы, развязанные безнаказанностью инстинкты, да и просто желание поживиться за счет ближнего. В условиях хаоса появился удобный повод отомстить за прошлые обиды, ограбить, а то и убить соседа. Будем знать и помнить об этой мрачной странице крымской истории, чтобы никогда не допустить повторения подобного.

К концу апреля 1918 г. Республика Тавриды пала. Возобновившие свою деятельность Курултай и Директория претендовали на всю полноту власти в Крыму, выдвигая на пост премьера вернувшегося в Крым Дж. Сейдамета. Однако этому резко воспротивилась русская общественность, особенно партия кадетов. Германское командование (украинские части по его настоянию были выведены из Крыма), стремясь к спокойствию на полуострове, маневрировало, пытаясь соблюсти баланс интересов. С его согласия 25 июня формируется Крымское краевое правительство во главе с генерал-лейтенантом, бывшим командующим Мусульманским корпусом М.А. Сулькевичем (литовским татарином), в состав которого был включен Дж. Сейдамет (министр иностранных дел), представители немцев-колонистов, русские министры. Сулькевич был сторонником крымской государственности. При нем утверждаются крымский герб — двуглавый византийский орел с золотым восьмиконечным крестом на щите — герб Таврической губернии, флаг — голубое поле с гербом в верхнем углу у древка, принимается Закон «О крымском гражданстве» (от 11 сентября 1918 г.). Столицей Крыма объявляется Симферополь. В ранг государственного языка возводится русский, наряду с использованием на официальном уровне татарского и немецкого. Провозглашается национально-культурная автономия для крымских татар19.

Руководство Директории продолжает отстаивать идею национального государства по типу Крымского ханства под протекторатом Германии или Турции. С этой целью в июле 1918 г. Дж. Сейдамет отбыл в Германию, а член Курултая А.С. Айвазов — в Турцию20. Подобные действия вызвали протесты ряда министров Краевого правительства, в сентябре подавших в отставку. Русская общественность, в том числе кадеты, все чаще обвиняет Сулькевича в поддержке национальных устремлений татар. Авторитарные методы его правления вызывают недовольство различных политических сил (кадетов, эсеров, меньшевиков). Преследуемые большевики вели работу в подполье.

Крайне сложными были отношения крымских властей с гетманским правительством, стремившимся включить полуостров в состав Украинской державы. Гетман П.П. Скоропадский так рассуждал о Крыме: «При известной комбинации немцы не прочь там утвердиться. Турция с татарами тоже протягивает к Крыму руки, Украина же не может жить, не владея Крымом, это будет какое-то туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это безразлично, будет ли это полное слияние или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымцев, но нам надо быть вполне обеспеченными от враждебных действий со стороны Крыма. В смысле же экономическом Крым фактически не может существовать без нас. Я решительно настаивал перед немцами о передаче Крыма на каких угодно условиях, конечно, принимая во внимание все экономические, национальные и религиозные интересы народонаселения»21.

Украина начала против Крыма таможенную войну, были заняты часть Арабатской стрелки и Перекоп.

По настоянию германского командования Сулькевич согласился на переговоры с украинской стороной. Начались они 5 октября в Киеве. Украинская делегация, возглавляемая председателем Совета Министров Ф.А. Лизогубом, предложила Крыму войти в состав Державы на правах весьма широкой автономии, крымская — настаивала на федерации22. Переговоры завершились безрезультатно23. Тем не менее, Украиной была приостановлена таможенная война, ее части покинули крымскую территорию, а делегация Краевого правительства отметила, что Украина «считается с фактически существующим положением, в силу которого Крым является отдельным, независимым от Украины самостоятельным краем»24.

Претендовала Украина и на Черноморский флот, однако «немцы вели в отношении флота политику захвата (...), захвата самого решительного»25.

С началом революции в Германии судьба правительства М.А. Сулькевича была решена. 15 ноября 1918 г. формируется второе Крымское краевое правительство во главе с кадетом С.С. Крымом, караимом по национальности, феодосийским помещиком и предпринимателем, в прошлом членом Госдумы. В правительстве были кадеты, включая членов ЦК В.Д. Набокова и М.М. Винавера, по одному представителю эсеров и партии «Единство», беспартийные. Это правительство опиралось на вошедшие в Крым части Добровольческой армии и войска Антанты. Оно имело более широкую общественную поддержку, считало себя временным до созыва Всероссийского Учредительного собрания. Целью его объявлялось «стремление к возрождению единой России», представляющей «свободное демократическое государство, в котором будут обеспечены права на самобытную культуру всех национальностей, его населяющих»26.

Хотя А.И. Деникин гарантировал «полное невмешательство во внутренние дела Крыма и борьбу вокруг власти», на самом деле командование Добровольческой армии нередко не считалось с позицией Краевого правительства, игнорировало его протесты27. Разнузданное поведение военных вызывало недовольство населения, снижало авторитет местной власти.

В составе этого правительства не было ни одного крымского татарина, отношения с крымскотатарской Директорией были напряженными28. В феврале 1919 г. проводились обыски в ее помещениях, в редакциях татарских газет «Миллет», «Крым», преследовались видные деятели национального движения, что вызывало протесты крымскотатарского населения. В подполье активизировались коммунисты, по-прежнему подвергавшиеся репрессиям.

В начале апреля 1919 г. Красная Армия прорвала укрепления на Перекопе. 15 апреля члены Крымского краевого правительства покинули Крым29.

Вскоре Красной Армией была занята большая часть Крыма, кроме Керченского полуострова, где закрепились белые. Создается Крымская Советская Социалистическая Республика. Ее появление было обусловлено военно-политическими соображениями (нежеланием прямого столкновения с Антантой), национальной политикой Советской России и согласовано с Политбюро ЦК РКП(б) 23 апреля 1919 года30. Председательствующим Временного Рабоче-крестьянского правительства стал Д.И. Ульянов. Памятуя о печальном опыте Республики Тавриды в правительство были включены 5 крымских татар-коммунистов. При крымском областном комитете РКП(б) создается бюро татарской секции. На полуостров для работы среди татарского населения направляются около 45 татарских и турецких коммунистов. В городах и уездах создавались комиссариаты по мусульманским делам. На татарском языке издавались коммунистические газеты и пропагандистская литература, создавались мусульманские части Красной Армии — две турецко-татарские сотни и мусульманская рота31. Крымскотатарский язык признается государственным наряду с русским, фактически была легализована татарская Милли-фирка (Национальная партия), заявившая о признании Советской власти.

КССР была создана на автономных началах и по территориальному признаку в составе РСФСР, но в то же время она в качестве полноправного члена входила в военно-политический союз Советских республик: РСФСР, Украины, Латвии, Белоруссии и Литвы. Однако ее партийный комитет приравнивался к губернскому.

К концу июня 1919 г. КССР пала под ударами белых, после чего была воссоздана Таврическая губерния. Реальная власть сосредотачивается в руках ее Главноначальствующего генерал-лейтенанта Н.Н. Шиллинга. Вводится прямая военная диктатура, усиливаются репрессии, в том числе и против национального движения. Восстанавливаются дореволюционное Таврическое Духовное магометанское правление и Вакуфная комиссия. В августе 1919 г. запрещается татарская Директория, ее лидеры подвергаются аресту32. Против некоторых из них возбуждается дело о принадлежности к компартии, сотрудничестве с другими государствами.

В феврале 1920 г. Главным командованием Добровольческой армии по соглашению с Верховным казачьим кругом в Екатеринодаре было создано Южнорусское правительство (Глава — А.И. Деникин, председатель Совета Министров — Н.М. Мельников), просуществовавшее до 30 марта 1920 г. Под его юрисдикцию попадал и Крым. Фактически же на полуострове распоряжался генерал Я.А. Слащев, командующий 3-м (Крымским) корпусом (Крымской Армией).

4 апреля 1920 г. приказом Деникина Главнокомандующим Вооруженными силами на Юге России (позже Русской Армией) назначается П.Н. Врангель, попытавшийся обеспечить себе более широкую общественную базу. Опираясь на сподвижника П.А. Столыпина — А.В. Кривошеина, он начал аграрную реформу и реформу местного самоуправления. Несколько поутихли репрессии против лидеров крымскотатарского национального движения. Возобновилось издание газеты «Миллет», выходил «Голос крымских мусульман». Однако Врангель был категорическим противником какой-либо национальной автономии. В речах 28 мая на татарском съезде он и таврический губернатор Д.П. Перлик подчеркивали, что «рассчитывать на какую бы то ни было автономию не приходится. Татары обязаны выполнить долг перед Родиной (борьба с Советами. — Авт.), в области религиозно-просветительской им будут гарантированы их самодеятельность и самоуправление». Но созданный комиссией при губернаторе законопроект об этом был отвергнут А.В. Кривошеиным без рассмотрения33.

Милли-фирка, как и коммунисты, действовала в подполье. В апреле 1920 г. состоялись переговоры ее ЦК с представителями большевиков и меньшевиков о координации действий. На Коктебельском съезде (конференции) Крымской организации РКП(б) (май 1920 г.) было постановлено усилить контакт коммунистов с Милли-фиркой.

19 августа 1920 г. Совет начальников управлений при Главнокомандующем преобразован в Правительство Юга России (Правитель — П.Н. Врангель, председатель Правительства — А.В. Кривошеин), официально признанное Францией.

Под натиском Красной Армии это правительство пало. 16 ноября 1920 г. войска Южного фронта под командованием М.В. Фрунзе полностью заняли Крым. Установилось чрезвычайное правление Крымревкома (Председатель Бела Кун; секретарь Крымского областного комитета РКП(б) Р.С. Самойлова (Землячка-Залкинд). Крым стал областью в составе РСФСР34.

Семь членов ЦК Милли-фирка во главе с председателем С.Дж. Хаттатовым 25 ноября 1920 г., надеясь на легализацию партии, обратились в Крымревком с докладной запиской, в которой отмечалось, что Советская Россия «является первым верным и естественным союзником угнетенного мусульманства...», однако делался намек на то, что «быт, особенности, психология и традиции мусульман» несовместимы с идеей диктатуры пролетариата. Эта записка была рассмотрена на заседании Крымобласткома РКП(б) 30 ноября 1920 г., где принято решение о фактическом запрещении Милли-фирки35. Такая же судьба постигла и другие партии на территории Крыма36.

Правление Крымревкома отличалось крайней жестокостью. Были расстреляны тысячи военнослужащих армии Врангеля, оставшихся в Крыму, махновцев, чиновников прежних режимов Вне всякого сомнения террор этот был санкционирован сверху. Для общего руководства акцией в Крым прибыл ГЛ.Пятаков.

Согласно приказу Крымревкома № 4 от 17 ноября 1920 г. в 3-х дневный срок должны были явиться для регистрации все лица, прибывшие в Крым после падения Советской власти в июне 1919 г., офицеры, чиновники, солдаты белой армии37. Зарегистрировавшихся, как правило, ожидала смерть. Убивали в тюрьмах, топили в море, расстреливали на окраинах городов. Добивали махновцев — недавних союзников по штурму Перекопа, преследовали бывших членов Курултая и Директории.

Уже упоминавшийся М.Х. Султан-Галиев, пожалуй единственный из должностных лиц, выразил свое возмущение происходящим: «Самое скверное, что было в этом терроре, так это то, что среди расстрелянных попадало очень много рабочих элементов и лиц, оставшихся от Врангеля с искренним и твердым решением честно служить Советской власти. Особенно большую неразборчивость в этом отношении проявили чрезвычайные органы на местах. Почти нет семейства, где бы кто-нибудь не пострадал от этих расстрелов: у того расстрелян отец, у этого брат, у третьего сын и т. д... Такой бесшабашный и жестокий террор оставил неизгладимо тяжелую реакцию в сознании крымского населения. У всех чувствуется какой-то сильный, чисто животный страх перед советскими работниками, какое-то недоверие и глубоко скрытая злоба38»

Данные о числе погибших варьируются от 20 тысяч39 до 120 тысяч человек40. Комментируя доклад М.Х. Султан-Галиева, исследователь С.А. Усов отмечал, что точную цифру погибших установить сложно, однако «анализ известных источников позволяет сделать вывод, что их было не менее 40 тысяч человек.»41

Еще больших жертв стоил Крыму обрушившийся на него в 1921—1922 гг. массовый голод. Бедствие это имело несколько причин. Во-первых, это последствия гражданской войны, разруха, развал хозяйства, во-вторых, климатические катаклизмы: невиданная засуха 1921 г., нашествие саранчи, проливные дожди 1922 г. и в-третьих, безграмотная в духе «военного коммунизма» экономическая политика Крымревкома, разорявшая крестьян, его попытки скрыть начало голода и уменьшить масштабы катастрофы.

Первой наступление бедствия почувствовала цыганская беднота, затем настала очередь татарских крестьян, компактно проживавших в горном Крыму и почти не ведущих зернового хозяйства. В ноябре 1921 г. были зафиксированы первые смертные случаи от голода. Всего в ноябре-декабре погибло около 1,5 тысяч человек.

Пик голода пришелся на весну 1922 г. Голодало около 380 тысяч человек (53% населения Крыма). Смертность стремительно росла, однако начавшая поступать помощь позволила уменьшить ее масштабы. К лету 1923 г. кошмар голода уходит в прошлое, однако его последствия сказываются еще долго. Всего от голода в Крыму погибло около 100 тысяч человек, из них свыше 75 тысяч крымских татар. Многие горные деревни вымерли полностью42.

Так, в 1917—1920 гг. на территории многонационального Крыма, сменяя друг друга, существовали разные по методам правления, целям и задачам государственные образования, имевшие опору в различных внешних вооруженных силах: Черноморском флоте, германской армии, войсках Антанты, Добровольческой армии. В Крыму не было серьезных предпосылок для гражданской войны, она была «экспортирована» сюда извне. Одна из этих многочисленных внешних сил — Красная Армия — и решила в 1920 г. судьбу полуострова, вошедшего в состав Советской России.

Примечания

1. Здесь и далее в этом разделе даты по старому стилю.

2. В это время на территории Крыма действовали: кадеты, эсеры, левые эсеры, украинские эсеры, армянская партия «Дашнакцутюн», народные социалисты, РСДРП(м), РСДРП(б), УРСДРП, польско-литовская РСДРП, социал-демократы-интернационалисты, Бунд, Социалистическая еврейская рабочая партия Поалей-Цион, партия «Единство», Мусисполком, Милли-Фирка, мусульманские социал-демократы, анархисты, сионисты, местные Рады, украинские громады, общества: великороссов, армянское, немецкое, эллинское, караимское, греческое, эстонское, еврейский общественный союз и т.д. (Государственный архив Автономной Республики Крым (ГААРК). Ф.Р — 1694, оп. 1, д. 69, л. 9; д. 61, д. 65).

3. Южные ведомости. — 25 ноября 1917 г.

4. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Крымскотатарское национальное движение в 1917 — начале 1918 гг. // История и археология Юго-Западного Крыма. — Симферополь, 1993. — С. 207.

5. Борьба за советскую власть в Крыму/ Документы и материалы. — Симферополь, 1957. — Т. 1. — С. 118—119.

6. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Крымскотатарское национальное движение в 1917- начале 1918 гг. // История и археология Юго-Западного Крыма, с. 209.

7. Королев В.И. Таврическая губерния в революциях 1917 г. (Политические партии и власть). — Симферополь, 1993. — С. 52—53.

8. Зарубин В.Г. К вопросу о восстании крымских татар в горном Крыму (1918 г.) // Проблемы истории и археологии Крыма. — Симферополь, 1994. — С. 227—228.

9. Государственный архив Автономной Республики Крым (ГААРК). Ф. 483, оп. 4, д. 1285, л. 9-об. — 101.

10. Там же, л. 87-об.

11. Зарубин В.Г. К вопросу об этническом конфликте в Крыму (1918 г.) // Русская литература и российское зарубежье: параллели и пересечения. V Крымские международные шмелевские чтения. Тезисы докладов научной конференции 20—25 сентября 1996 г. — Алушта, 1996.

12. Вспышки террора, еще стихийного, чинимого группами анархиствующих элементов, в основном в отношении офицеров, имели место еще в декабре 1917 — январе 1918 г. С февраля террор принимает организованные формы. Кошмарной трагедией стали дни 22—24 февраля (здесь и далее даты по новому стилю). В различных городах Крыма были убиты, зачастую зверски, сотни людей, в том числе муфтий Ч. Челебиев, художник Казас (в Севастополе), многие офицеры, представители имущих слоев, священники (Зарубин А.Г. Севастопольская трагедия (К событиям 22—24 февраля 1918 г.) // Известия Крымского республиканского краеведческого музея. — Симферополь, 1995. — № 11; Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Красный террор в Крыму: концепция // Крым и Россия: неразрывные исторические судьбы и культура/ Материалы республиканской научно-практической конференции. — Симферополь, 1994. — С. 31—33.

13. Зарубин А.Г. Из истории формирования Советской власти в Крыму (1905—1919 гг.) / Очерк // Деп. № 43224. — Киев, 1990. — С. 27—28.

14. ГААРК. Ф. 483, оп. 4, д. 12.19, л. 2.

15. Зарубин В.Г. К вопросу о восстании крымских татар в горном Крыму (1918 г.), с. 231—234; Оболенский В.А. Крым в 1917—1920-е гг. // Крымский архив. — Симферополь, 1994. — № 1. — С. 76; Крымский вестник. — 26/13 марта 1919 г.

16. Оболенский В.А. Крым в 1917—1920 гг. // Крымский архив. — Симферополь, 1994. — № 1. — С. 75—76.

17. Крымский вестник — 13 марта 1919 г.

18. Доклад б. члена коллегии Наркомнаца Султан-Галиева о положении в Крыму // Крымский архив. — Симферополь, 1996. — № 2. — С. 87.

19. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Крымское краевое правительство МА.Сулькевича и его политика // Отечественная история. — 1995. — № 1.

20. После его отъезда в Краевом правительстве появился другой крымский татарин — М.М. Кипчакский (краевой контролер). Также в этом правительстве помимо Сулькевича было и несколько литовских татар.

21. Скоропадський Павло. Спогади. Кінець 1917 — грудень 1918. — Київ — Філадельфія, 1995. — С. 262.

22. Крымскую делегацию вначале возглавлял министр юстиции А.М. Ахматович, затем министр народного просвещения, бывший посол России в Турции Н.В. Чарыков. Германское командование представлял принц Рейс.

23. Мальгин А.В. Внешняя политика Крымского краевого правительства генерала Сулькевича // Крымский музей. — 1994. — № 1. — С. 56—66.

24. Крымско-украинские переговоры. Собрание документов, касающихся пребывания в Киеве делегации Крымского правительства 26 сентября — 16 октября 1918 г. — Симферополь, 1918. — С. 8.

25. Скоропадьский Павло. Указ соч. — С. 261.

26. Крымское краевое правительство в 1918/19 г. // Крымский архив. — М., 1927. — Т. 3/22. — С. 127.

27. ГААРК. Ф.Р. — 1000, оп. 4, д. 14, л. 5.

28. Крымские татары не доверяли кадетам, особенно министру внутренних дел Н.Н. Богданову, бывшему Таврическому губернскому комиссару, с которым их отношения были испорчены еще с 1917 г., а также самому С.С. Крыму.

29. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Крымское краевое правительство С.С. Крыма и его политика // Крым и Россия: неразрывные исторические судьбы и культура / Материалы республиканской научно-общественной конференции. — Симферополь, 1994. — С. 28—31.

30. Гарчев П.І., Овод В.В. Простворення Кримської Радянської Республіки // Український історичний журнал. — 1992. — № 4. — С. 22—31; Дементьев Н.Е. Зарубин А.Г. История Крыма. — Симферополь, 1993. — С. 3,5.

31. Там же, с. 38—39,88.

32. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Крымскотатарское национальное движение в 1917—1920 гг. // Новый град. — Симферополь, 1995. — С. 56.

33. Брошеван В.М., Форманчук А.А. Крымская Республика: год 1921-й. — Симферополь, 1992. — С. 56—57.

34. В составе Крымревкома первоначально было два крымских татарина-коммуниста. При Крымобласткоме РКП(б) действовали армянская, еврейская, мусульманская, немецкие секции. Национальные секции появляются при комитете РКСМ, местных компартийных и комсомольских органах. Издавались газеты на национальных языках (Брошеван В.М., Форманчук А.А. Крымская Республика: год 1921-й, с. 34—58).

35. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Крымскотатарское национальное движение в 1917—1920 гг., с. 57—58; Зарубин А.Г. К истории Милли-Фирка (Национальной партии). // Крымский музей. — 1994. — № 1. — С. 45.

36. Зарубин А.Г. Основные проблемы советского периода истории Крыма (1917—1941) // Ватан. — 1992. — № 3. — С. 15.

37. Ревкомы Крыма. Сборник документов и материалов. — Симферополь, 1968. — С. 23—24.

38. Доклад б. члена коллегии Наркомнаца Султан-Галиева о положении в Крыму. / Комментарии С.А. Усова. — С. 86.

39. Петров В.П. К вопросу о красном терроре в Крыму в 1920—1921 гг. // Проблемы истории Крыма. Тезисы докладов научной конференции. — Вып. 2. — Симферополь, 1991. — С. 92.

40. Шмелев И.С. Солнце мертвых. — М., 1991. — С. — 52.

41. Доклад б. члена коллегии Наркомнаца Султан-Галиева о положении в Крыму. / Комментарии С.А. Усова. — С. 96.

42. Зарубин В.Г., Зарубин А.Г. Голод в Крыму (1921—1923 гг.) // Проблемы истории Крыма. Симферополь, 1991. — Вып. 2. — С. 76—78.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь