Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » О.А. Габриелян, С.А. Ефимов, В.Г. Зарубин, А.Е. Кислый, А.В. Мальгин, А.Р. Никифоров, В.М. Павлов, В.П. Петров. «Крымские репатрианты: депортация, возвращение и обустройство»

1.5. Депортация населения Крыма по национальному признаку в 1941 и 1944 гг.

Немцы

В предвоенные годы фашистская разведка действительно стремилась использовать многочисленное немецкое население СССР для агентурно-диверсионной работы в пользу Германии. Эти усилия не принесли желаемого результата. Однако, в условиях повсеместной шпиономании и нагнетаемой сталинским режимом взаимной подозрительности, постепенно менялось и отношение к гражданам немецкой национальности в целом. Обвинениями во «вредительстве» властные структуры пытались сформировать в общественном сознании представление о том, что все немцы — это потенциальные предатели и шпионы, враждебную деятельность которых следует пресекать любыми способами.1 По этой причине в 1938 г. были ликвидированы немецкие национальные районы и сельсоветы, закрыты немецкие школы. Подверглись репрессиям многие представители немецкой творческой интеллигенции, военачальники, хозяйственные руководители. Все это накануне войны пережили и крымские немцы. С нападением Германии на СССР эти действия получили документальное оформление.

4 июля 1941 г. была издана директива НКВД и НКГБ СССР «О мероприятиях по выселению социально опасных элементов с территорий, объявленных на военном положении». Эта директива подразумевала и депортацию немцев из Крыма. Когда в Крыму началось формирование 51-й армии, директивой Ставки Верховного главнокомандования от 14 августа 1941 г. ей давалось предписание «очистить немедленно территорию полуострова от местных жителей немцев и других антисоветских элементов»2.

Операция по выселению немцев из Крыма началась 18 августа 1941 г. и завершилась 9 сентября. Было депортировано 61184 человека: немцев, лиц других национальностей, членов их семей3. Они высылались в Ставропольский край, а затем в Казахстан, Новосибирскую и Омскую области, Алтайский край и некоторые другие районы Сибири и Дальнего Востока. 28 августа 1941 г. появился Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Трагедия коснулась полуторамиллионного этноса, составлявшего около одного процента населения всей страны.

Вывезенные в районы поселения немцы частично были расквартированы в домах местного населения. Так, в 23 районах Алтайского края было расселено 2628 человек из Крыма. Многим пришлось строить дома или временные бараки своими силами. К зиме 1941 г. на спецпоселении находилось 1 млн. 120 тыс. немцев.

Не успели депортированные в августе 1941 г. обустроиться в местах спецпоселений, как Приказом ГКО СССР № 1123 сс от 10 января 1942 г. немцы (мужчины и женщины в возрасте 17—50 лет), годные к физическому труду, были объединены в рабочие колонны и переданы в распоряжение наркоматов внутренних дел и путей сообщения4. Вскоре была проведена дополнительная мобилизация в рабочие колонны немцев в возрасте 15—16 лет и 51 — 55 лет. Они использовались на строительстве Бокальского, Богословского заводов, железнодорожных веток Сталинск — Абакан, Сталинск — Барнаул, Акмолинск — Павловск и других объектов. Крымские немцы участвовали также в строительстве Соликамского порохового завода, оборонных предприятий в Поволжье и Казахстане.

В период с 1942 по 1944 г. было проведено несколько таких мобилизаций. Мобилизованные направлялись главным образом на добычу угля и нефти, а также в распоряжение наркоматов, производящих вооружение, боеприпасы, цветные и черные металлы. В некоторых местах расселения при лагерях НКВД — Ивдельлаге, Богословлаге, Севураллаге, Актюбинлаге — формировались строительные батальоны, реорганизованные в дальнейшем в рабочие колонны5.

ГКО обязал НКВД СССР создать не просто рабочие колонны и отряды, но и добиваться в них высокой производительности труда и дисциплины. Специальным постановлением НКВД было поручено привлекать трудармейцев к уголовной ответственности за нарушение дисциплины, отказ от работы, дезертирство.

Размещение трудовых колонн и отрядов осуществлялось в отдельных лагерных пунктах, обнесенных проволочными заграждениями и обеспеченных охраной. Устанавливался строгий казарменный режим, вывод людей на работу и возвращение осуществлялись строем. Тысячи трудармейцев подверглись строгим наказаниям. За три года войны было осуждено 7 тысяч человек. Тяжелейшие условия труда и лагерного быта, плохое питание, моральная подавленность — все это унесло жизни многих невинных людей, среди которых были и тысячи крымских немцев.

С 1945 г. трудмобилизованные переводились на положение спецпереселенцев. Однако смена режима не решала проблемы полуголодного и бесправного существования немецких семей, многие из которых терпели лишения и нужду в течение долгих лет.

Крымские татары

В первые месяцы Великой Отечественной войны 93 тысячи крымчан, в т.ч. около 20 тысяч крымских татар были призваны в ряды Красной Армии6. Многие из них героически сражались с врагом и погибли в боях. Их подвиги получили высокую оценку: шесть крымских татар стали героями Советского Союза, а летчик Амет-хан Султан был удостоен этого звания дважды.

Во время оккупации Крыма гитлеровское командование пыталось привлечь на свою сторону крымскотатарское население. Такая политика осуществлялась не только по отношению к крымским татарам, но и к представителям ряда других национальностей. По данным немецкого историка И. Хоффмана к марту 1942 г. в Крыму было завербовано из татар 6 тысяч добровольцев в 203 селах и 4 тысячи в лагерях для военнопленных7. В июле 1942 г. на службе у нацистов находилось восемь крымскотатарских батальонов. Они участвовали в охране лагерей и тюрем, карательных операциях против партизан и облавах. Трудно говорить об обстоятельствах, вынудивших большинство из них сотрудничать с оккупантами, — это тема отдельного исследования, однако известно, что часть добровольцев не пользовалась доверием немцев и впоследствии дезертировала.

В то же время, сотни крымских татар сражались в рядах партизан, боролись с врагом в подполье. Важную роль в борьбе с оккупантами сыграли партизанские формирования, командирами и комиссарами которых были: Мустафа Селимов, Рефат Мустафаев, Мемет Аппазов, Куртмолла Мамутов, Аблязис Османов, Эмирхон Юсупов, Осман Исаев, Иззат Хайруллаев, Джаббар Колесников и другие.

О том, как поступали гитлеровцы с попавшими в их руки партизанами — крымскими татарами, свидетельствует расправа над командиром разведгруппы 18-го партизанского отряда Северного соединения Сейдали Куртсеитовым. Не добившись от раненого партизана ни одного слова, фашисты вырезали у него на груди пятиконечную звезду и распяли на дереве. В 1975 г. на месте казни героя под Колан-Баиром был воздвигнут обелиск.

В деревне Кара-Кият, в трех километрах от Симферополя, находился штаб одной из крупных подпольных организаций, которой руководил Абдулла Дагджи («дядя Володя»). Она насчитывала 78 членов, две трети которых составляли татары, входили в нее также русские, евреи. Патриотические группы действовали на заводе им. 1 Мая, в электромеханических мастерских, больнице, крымскотатарской библиотеке, двух крымскотатарских добровольческих батальонах, на кожкомбинате, в деревне Сарлы-Кият. Члены подпольной организации совершали диверсии на железной дороге, добывали ценные разведданные, снабжали партизан оружием, продовольствием, медикаментами, освобождали из. лагерей советских военнопленных.

Однако проникшие в организацию провокаторы выдали патриотов. В 1943 г. все они были арестованы. Гитлеровцы жестоко расправились с подпольщиками — одних повесили, других расстреляли.

В апреле 1944 г. гитлеровцы схватили 30 членов Карасубазарской подпольной организации, в том числе и ее руководителя Ибраима Боснаева («Сорокин»). После жестоких пыток их расстреляли в районе Кая-Асты. Произошло это незадолго до освобождения Крыма.

Смертью героев погибли в застенках гестапо подпольщики — крымские татары, члены Симферопольской подпольной организации Хайбулла и Айше Измайловы, Ха-тидже Чапчакчи, член Севастопольской подпольной организации «Алев» («Пламя») Асис Аметова, руководитель подпольной организации деревни Дегирменкой Ялтинского района Айше Караева и другие. Их имена навсегда останутся в памяти крымчан.

Накануне освобождения Крыма секретарь обкома партии П.А. Чурсин писал в газете «Красный Крым»: «Если немцы говорят, что они принесли свободу татарам Крыма, — не верь этому. Теперь все убедились в том, что десятки татарских деревень снесены с лица земли, а сотни и тысячи крымских татар казнены. Немцы пришли в Крым как поработители и грабители татарского народа.»8

Тем страшнее была последовавшая вскоре расправа над этим народом. Многие исследователи, пытаясь впоследствии найти объяснение действиям сталинского режима, предлагали разные версии мотивов этого и подобных ему преступлений, начиная от стремления создать более «надежный» слой пограничного населения, приводя в качестве примера еще довоенные акции по выселению немцев и поляков из западных регионов Украины, корейцев с Дальнего Востока и финнов из Карелии, до своеобразной мести за неудачный опыт взаимоотношений крымских татар, чеченцев и некоторых других народов с русским государством в прошлом.9 Безусловно, все эти факторы сыграли определенную роль, однако полное пренебрежение к судьбам народов порождалось не столько стратегическими соображениями, сколько полной уверенностью в целесообразности и необходимости этих мер во имя торжества идеи.

План выселения крымских татар родился задолго до майских событий 1944 г. Для его детализации нужны были лишь дополнительные сведения, которые были получены органами НКВД и НГКБ после изгнания оккупантов. С первых же дней на освобожденных территориях полуострова начались массовые аресты среди населения, в том числе крымских татар. В донесении Сталину от 10 мая 1944 г. нарком внутренних дел СССР Л. Берия сообщает, что арестовано 5381 человек. В этом же донесении отмечалось: «Из частей Красной Армии в 1941 г. дезертировали свыше 20 тысяч татар, которые изменили Родине, перешли на службу к немцам и с оружием в руках боролись против Красной Армии». Подобное утверждение носило явно провокационный характер, поскольку означало, что фактически все призванные в ряды Красной Армии крымские татары изменили Родине. Однако реальные факты свидетельствовали о том, что большинство крымских татар честно и мужественно исполняло свой воинский долг.

Тем не менее, именно донесение Берия стало формальной преамбулой к комплексу мероприятий по наказанию «провинившегося народа»: «Учитывая предательские действия крымских татар против советского народа и исходя из нежелательности дальнейшего проживания крымских татар на пограничной окраине Советского Союза, НКВД СССР вносит на Ваше рассмотрение проект решения Государственного Комитета Обороны о выселении всех татар с территории Крыма.

Считаем целесообразным расселить крымских татар в качестве спецпоселенцев в районах Узбекской ССР для использования на работах как в сельском хозяйстве — колхозах и совхозах, так и в промышленности и на строительстве. Вопрос о расселении крымских татар в Узбекской ССР согласован с секретарем ЦК ВКП(б) Узбекистана т. Юсуповым.

По предварительным данным в настоящее время в Крыму насчитывается 140—160 тысяч татарского населения. Операция по выселению будет начата 20—21 мая и закончена 1 июня. Представляю при этом проект постановления Государственного Комитета обороны, прошу Вашего решения.»10

Спустя сутки Сталин подписал постановление ГКО № 5859 сс от 11 мая 1944 г. «О крымских татарах»11. В Крым для руководства операцией прибыли заместители наркомов внутренних дел и госбезопасности — Б. Кобулов и И. Серов. Для проведения высылки было выделено 20 тысяч военнослужащих внутренних войск и 5 тысяч сотрудников НКВД и НКГБ.

Для контроля за выполнением постановления ГКО была образована Государственная комиссия Совнаркома СССР по спецпереселению. Одновременно была создана Комиссия Совнаркома СССР по приему от спецпереселенцев скота, сельхозпродукции и другого имущества. Ею была разработана инструкция о порядке непосредственного исполнения этих функций местными комиссиями. В нее был включен перечень и количество предметов первой необходимости, которые мог брать с собой спецпереселенец, хотя на практике требования инструкции никем не соблюдались.

День 18 мая крымские татары считают днем своего национального траура. С раннего утра под дулами автоматов десятки тысяч людей, не всегда успевших собраться и одеть детей, сгонялись к местам погрузки и товарными эшелонами этапировались на восток.

«По состоянию на 18 часов 19 мая, — сообщали в телеграмме наркому Б. Кобулов и И. Серов, — подвезено спецконтингента к станциям погрузки 165 515 человек. Отправлено к местам назначения 50 эшелонов численностью 136 412 человек»12.

К 16 часам 20 мая операция по выселению татарского народа из Крыма была завершена. На ее проведение потребовалось всего лишь 60 часов. «Выселено всего 180 014 человек,» — сообщал Б. Кобулов в очередной телеграмме Л. Берия.

Позднее, в информации в ЦК ВКП(б) секретарь Крымского обкома партии П.Ф. Тюляев уточнил, что «из Крыма было выселено 187 859 человек — лиц татарской национальности, в том числе из городов — 18 983, из сел — 168 876 человек. В результате население полуострова составило 445076 человек»13.

Более двух третей выселенных из Крыма человек поступило на спецпоселение в Узбекскую ССР. В телеграмме № 1476 от 8.06.1944 г. на имя Л. Берия нарком внутренних дел Узбекской ССР Ю. Бабаджанов сообщал: «Докладываю об окончании приема эшелонов и расселении спец-переселенцев крымских татар в Узбекской ССР. 8 июня с.г. прибыл и разгружен последний эшелон СК-579 в составе семей 385, людей 1813, в т. ч.: мужчин — 303, женщин — 685, детей — 825 для Кашка-Дарьинской области. Всего принято и расселено в Узбекистане спецпереселенцев семей — 33 775, людей — 151 529, в том числе: мужчин — 27558, женщин — 55 684, детей — 68 287. Умерло в пути следования во всех эшелонах 191 человек. Расселено по областям: Ташкентской — 56362 человека, Самаркандской — 31 540, Андижанской — 19 630, Ферганской — 19 630, Наманганской — 13 804, Кашка-Дарьинской — 10 171, Бухарской — 3 983 человека. Расселение в основном произведено в совхозах, колхозах и предприятиях промышленности, в пустующих помещениях и за счет уплотнения местных жителей...

Разгрузка эшелонов и расселение спецпереселенцев прошли организованно. Происшествий не было»14.

Финалом в завершении данной операции по выселению крымских татар можно считать телеграмму, данную Л. Берия на имя Сталина, в которой он докладывал, что «все татары к местам расселения прибыли и расселены: в областях Узбекской ССР — 151 604 человека, в областях РСФСР — 31 551 человек»15.

Всего весной 1944 г. из Крымской АССР было вывезено (включая мобилизованных в распоряжение треста «Московуголь», где из 8000 человек спецконтингента 5000 составляли крымские татары) 194 303 человека (16,6% от общей численности населения довоенной Крымской АССР), в том числе:

По фронтам были изданы специальные приказы об увольнении из рядов Красной Армии крымских татар, которые также направлялись на спецпоселение. Этой участи подвергся рядовой и сержантский состав, большинство младших офицеров. Лишь старшие офицеры, как правило, не увольнялись из армии и до конца войны продолжали находиться на фронте. Всего на спецпоселение было отправлено около 9 тысяч военнослужащих из числа крымских татар, в том числе 524 офицера16. У всех них были изъяты военные билеты, им запрещалось ношение погон и оружия.

Количество семей Количество человек
1. Джанкойская зона 3 038 13 848
2. Евпаторийская зона 5 264 22 638
3. Керченский полуостров 2415 11 218
4. Севастопольская зона (в т.ч. Бахчисарайский район) 12 242 51 273
5. Симферополь 3 040 10 905
6. Симферопольский район 5 308 23 889
7. Феодосийская зона 5319 25 025
8. Ялтинская зона 7 020 26 383
Итого 45 384 194 303

Оставшееся население Крыма по национальному составу распределялось следующим образом: русских — 292173, украинцев — 87657, белорусов — 3223, греков — 14 368, болгар — 12 075, армян — 11 269, молдаван — 253, поляков — 2254, чехов — 889, караимов — 6 214, евреев — 499, эстонцев — 662, латышей — 241 и других — 12 378 человек. Однако никто из них не предполагал, что всего лишь через несколько недель список жертв произвола будет пополнен тысячами новых имен.

Армяне, болгары, греки

С началом войны сотни крымских армян; болгар и греков ушли на фронт, где самоотверженно сражались с врагом. Один из них, уроженец Севастополя — грек Г. Целио был удостоен звания Героя Советского Союза. Во время фашистской оккупации Крыма многие армяне, болгары и греки были участниками партизанского движения, боролись в подполье. В начале 1944 г. только в партизанских отрядах Крыма воевало около 70 армян, десятки болгар и 122 грека. Имена М. Македонского, И. Генова, Е. Лазаревой, Х. Чусси, Ф. Якустиди и других руководителей партизан и подпольщиков хорошо известны. Многие участники этой борьбы погибли в боях и застенках гестапо.

После выселения крымских татар ведомство Л. Берия в спешном порядке приступило к подготовке депортации армян, болгар и греков. Формальным поводом для репрессий против граждан этих национальностей также объявлялось сотрудничество части их с оккупантами.

Согласно постановлению ГКО от 2 июня 1944 г., намечалось выселить из Крыма 37 тысяч немецких пособников из числа армян, болгар и греков. Эту операцию намечалось осуществить в начале июня. Но по каким-то причинам выполнение ее было отложено на три недели.

Высылаемых армян, болгар и греков предполагалось разместить в областях и республиках следующим образом:

Гурьевская область Казахской ССР — 7 000 человек;
Свердловская область — 10 000 человек;
Молотовская область — 10 000 человек;
Кемеровская область — 6 000 человек;
Башкирская АССР — 4 000 человек.

В принятом постановлении, в частности, говорилось:

»...Обязать Наркомзем СССР (тов. Андреева), Наркоммясомолпром СССР (тов. Субботина) и Наркомсовхозов СССР (тов. Лобанова) обеспечить прием по именным квитанциям скота, зерна, и сельскохозяйственных продуктов хозяйств выселяемых из Крыма греков, болгар и армян.

4. Обязать НКПС (тов. Кагановича) организовать перевозку спецпереселенцев из Крыма специально сформированными эшелонами по графику, составленному совместно с НКВД СССР.

Количество эшелонов, станций погрузки и станций назначения — по заявке НКВД СССР.

Расчеты за перевозку произвести по тарифу перевозок заключенных.

5. Обязать Наркомторг СССР (тов. Любимова) обеспечить питанием в пути эшелонов со спецпереселенцами из Крыма в количестве 37000 человек, в соответствии с графиком движения эшелонов, установленным НКПС и НКВД СССР.

6. Обязать Наркомздрав СССР (тов. Митерева) обеспечить эшелоны со спецпереселенцами из Крыма по заявке НКВД СССР медицинским составом, медикаментами и медико-санитарным обслуживанием в пути...

8. Обязать Наркомзаг СССР (тов. Субботина) выделить в распоряжение облисполкомов Гурьевского, Свердловского, Молотовского, Кемеровского и СНК Башкирской АССР — для выдачи спецпереселенцам в течение первых трех месяцев после расселения июль — сентябрь — продукты с отпуском их ежемесячно равными партиями, согласно приложению № 2.

Выдачу спецпереселенцам продовольствия в течение июля-сентября проводить бесплатно в расчете за принятые от них в местах выселения сельскохозяйственную продукцию и скот»17.

На практике никакие предписания в ходе выселения и движения эшелонов в пути не выполнялись. Людям не только не позволяли взять нужные вещи, но и вообще не давали никаких объяснений. Посадка в вагоны шла без какого-либо конкретного плана, поэтому жители одного и того же города или села могли оказаться и на Урале, и в Сибири.

Так, жители Симферополя, Карасубазара, Зуйского и Сейтлерского районов попали в Молотовскую область в район поселка Губаха на шахты им. Крупской, Первомайская и другие. Спецпоселенцы из этих же населенных пунктов прибыли в села Нижняя Курья, Мутиха Красновишерского района, в п. Боровск под Соликамском. Местами поселений в Свердловской области были определены Лобвинский леспромхоз (Лялинский район), г. Серов, селение Нижняя Тавда. В Башкирии — Уфа, Ишимбай. В Кемеровской области первоначальным местом расселения стали совхозы «Прокопьевский», «Зиминский» под г. Прокопьевском, в Казахстане — г. Гурьев, поселок Макат Гурьевской области и некоторые другие пункты.

В целом высылке из Крыма подверглись 9620 армян, 12420 болгар и 15040 греков. Число депортированных вскоре пополнили более 1700 уволенных из Красной Армии военнослужащих из числа крымских армян, болгар и греков.

Спецпереселенцы работали на шахтах, лесоповале, бумажных комбинатах, в совхозах. Но вскоре начались перемещения тех, кто мог быть использован на работе по специальности. В результате этих мер ареал расселения депортированных из Крыма значительно расширился.

Спустя год Указом Президиума Верховного Совета СССР Крымская АССР была преобразована в Крымскую область в составе РСФСР18. Большинство населенных пунктов и административных единиц подверглись переименованию. Для восполнения огромной убыли населения в результате депортации и потерь военных лет было осуществлено организованное переселение в Крым сотен тысяч людей из различных областей РСФСР и Украины.

Примечания

1. См. напр.: Євтух В.Б., Чирко Б.В. Німці в Україні (1920-і — 1990-і роки). — Київ, 1994.

2. Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945. Симферополь, 1994. — Вып. 4. — С. 6—7.

3. Брошеван В.М., Ренпеннинг В.К. Крымские немцы. — Симферополь, 1996. — С. 63.

4. Брошеван В.М., Тыглиянц П.К. Изгнание и возвращение. — Симферополь, 1994. — С. 27.

5. Папе Э.Р. И они жили в Крыму / Рукопись. — Симферополь, 1992.

6. Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945. — Симферополь, 1994. — Вып. 4. — С. 160.

7. Hoffmann I. Die Ostlegionen. 1941—1943. Turkotataren, Kaukasier und Wolgafinnen in deutschen Heer. — Freiburg, 1976. — S. 40—50.

8. Красный Крым — 18 февраля 1944 г.

9. См. напр.: Некрич А. Наказанные народы. — Нью-Йорк, 1978. — С. 94.

10. Брошеван В.М., Тыглиянц П.К. Указ. соч. — С. 27.

11. Там же, с. 124—127.

12. Там же, с. 44.

13. Там же, с. 44—45.

14. Земсков В.Н. Спецпоселенцы из Крыма (1944—1945 гг.) // Крымский музей. — 1994. — № 1. — С. 73.

15. Брошеван В.М., Тыглиянц П.К. Указ. соч. — С. 45.

16. Земсков В.Н. Указ. соч. — С. 77.

17. Брошеван В.М., Тыглиянц П.К. Указ. соч. — С. 133—135.

18. Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР 1938—1958 гг. — М., 1959. — С. 54.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь