Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » «Крымский альбом 2001»

Елена Серапионова. Крымский рай — «Барбо». В поисках виллы Надежды и Карела Крамарж

Серапионова Елена Павловна (р. 1957)
(Москва)
Кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН. Автор монографии «Российская эмиграция в Чехословацкой республике, 20—30-е годы» (М., 1995). Основная тема научных исследований — история Чехии и Словакии в XX в.

Семнадцатого сентября 1900 года в Гаспре, в часовне замка графини Софьи Паниной1, священник кореизской Вознесенской церкви о. Василий (Попов) проводил обряд венчания. В тот день вступали в брак Надежда Абрикосова2, богатая наследница рода Хлудовых3, и депутат австрийского рейхсрата, лидер, влиятельной чешской партии младочехов Карел Крамарж4, оставивший заметный след в чешской истории. В 1891 году он стал самым молодым депутатом венского парламента, с 1894-го представлял чешский земский сейм. А в 1897-м был избран в президиум австрийского рейхсрата, где одно время выполнял функции первого заместителя председателя парламента.

После образования Чехословацкой республики в 1918 году его изберут первым премьером чехословацкого правительства. Этот пост Крамарж будет занимать до июля 1919 года. Он станет лидером Национально-демократической партии и депутатом чехословацкого парламента. Но это уже произойдет через много лет. А нынче, в последний год XIX столетия, он венчается с Надеждой Николаевной в русском Крыму.

Православный обряд их венчания производит на него, римо-католика, глубокое впечатление, которое усиливается сказочной красотой южной природы. Позднее он запишет: «Море было тихим, спокойным, едва дышало, приподнятость настроения довершала проходившая из Севастополя эскадра кораблей, сопровождавших «Штандарт»5 с царской семьей на борту в Ялту-Ливадию»6.

Однако, путь к этому браку был не прост. Владимир Иванович Немирович-Данченко в своих воспоминаниях «Из прошлого» так описывает знакомство Надежды Абрикосовой и Карела Крамарж: «Она была урожденная Хлудова, из рода крупнейших миллионеров Хлудовых, замужем за фабрикантом Абрикосовым7. Как она сама, так и ее муж принадлежали к той категории московских купцов, которые тянулись к наукам, искусству и политике, отправлялись учиться за границу в Лондон, говорили по-французски и по-английски... Абрикосов, кондитерский фабрикант, участвовал в создании журнала философии и психологии, а у его красивой жены был свой салон. Здесь можно было встретить избранных писателей, артистов, ученых. В ее полуосвещенной гостиной раздавался смех Владимира Соловьева, тогдашнего кумира философских кружков... И вот однажды в этом салоне появился блестящий молодой политический деятель из Праги»8. Это произошло еще в 1890 году во время первого визита Крамаржа в Россию.

Надежда Николаевна была замужем с семнадцати лет. От брака с Алексеем Алексеевичем Абрикосовым у них было четверо детей, три дочери Надежда, Маргарита и Руфина (последняя умерла ребенком) и сын Лев. Но, несмотря на это, брак стал неудачным. Развод получить было крайне сложно, церковь не давала на это согласия. Лишь благодаря многолетним хлопотам и личным связям Крамаржа в Константинополе, в январе 1900 года решением Московского Епархиального начальства, утвержденным Святейшим правительственным Синодом, брак Абрикосовых был расторгнут, а Надежде Николаевне разрешено вступить в новый брак. И вот долгожданное венчание на Южном берегу Крыма...

Это сказочное место романтических красот и целебного климата в конце XIX — начале XX века стало местом паломничества знати, богатых и известных россиян. Не был чужим Крым и для Надежды Николаевны. Здесь она нередко бывала. В Алупке у четы Абрикосовых была дача. А в Симферополе еще в 1874 году большим семейством Абрикосовых была открыта кондитерская фабрика9.

Здесь же, в Большой Ялте, Надежда и Карел Крамарж задумали выстроить дачу. Формально крымская вилла принадлежала Надежде Николаевне, но строилась она и на деньги Карела. Там они вместе отдыхали летними, иногда осенними месяцами, изредка заглядывая и на Рождество. Крымский рай продолжался вплоть до Первой мировой войны. Туда приезжал к сыну Петр Крамарж, преуспевающий строитель-предприниматель.

В «Барбо» любили бывать дети Надежды Николаевны от брака с Абрикосовым, гостили друзья и приятели — как русские, так и чехи.

Прочитав интересную статью Я. Шетршиловой (Чехуровой) о пражской вилле Крамаржа «На Батте»10 (ныне — резиденция чешского премьер-министра) и ознакомившись с ее фотографиями, опубликованными журналом «Stuieha» («Крыша»)11, я захотела подробнее узнать о судьбе дачи Крамарж в Крыму. Из литературы мне было известно только то, что располагалась вилла между Ялтой и Алупкой. Но сохранилась ли она, и если да, то кому теперь принадлежит и как используется здание?

И вот поиск начался. В Симферополе, в библиотеке «Таврика» Крымского республиканского краеведческого музея, с помощью Вадима Константиновича Гарагули, ученого секретаря музея, удалось подтвердить по реестровым книгам 1915 года, что Н.Н. Крамарж действительно владела имением в четыре десятины земли, но точного указания расположения имения не было.

На подробной карте начала XX века, предоставленной мне моим однокурсником по университету, жителем Ялты Александром Владимировичем Смирновым, вилла еще не была указана. Оставалось только начать искать самостоятельно.

Первоначальные поиски ничего не дали: ни местные жители, ни экскурсоводы, ведущие экскурсии в окрестностях Ялты, ничего не знали ни о вилле, носившей название «Barbo», ни о ее владельцах. В поисках мне помогал муж, тоже историк Александр Владимирович Фадеев. Нам было известно, что Надежда Николаевна и Карел Крамарж получали письма с почтовым штемпелем «Гаспра». Но небольшая, казалось бы, территория от Ялты до Мисхора (около 15 км) необычайно насыщена всевозможными санаториями, пансионатами и домами отдыха. Ни осмотр побережья с моря (морская прогулка на катере), ни продолжительные пешие походы желанных результатов не приносили. Мы обходили здравницу за здравницей, бросаясь рассматривать старые здания, по виду напоминавшие начало века, но расспросы администрации и местных жителей всякий раз проясняли нашу ошибку. «Ай-Тодор» (ныне санаторий «Жемчужина») принадлежало великому князю Александру Михайловичу, «Кичкине» — великому князю Дмитрию Константиновичу, «Харакс» (сейчас санаторий «Днепр») — великому князю Георгию Михайловичу. Дело затруднялось тем, что в начале века под Ялтой был какой-то строительный бум, и все эти здания строились приблизительно в одно и то же время.

Наконец-то счастье нам улыбнулось, и с помощью Людмилы Владимировны Петренко, сотрудницы Ялтинского историко-литературного музея, удалось выяснить, что здание все-таки существует и располагается в парке «Чаир» в районе санатория «Сосновая роща». Кроме того, в справочнике «Курорты Крыма» за 1925 год мы даже нашли фотографию виллы — прекрасного здания в греческом стиле. Ну, теперь-то, решила я, найти виллу и сделать ее фотографии не составит труда. Однако и здесь меня ждало разочарование. Директор санатория «Сосновая роща», узнав о цели нашего визита, объяснил, что хотя санаторий и находится на территории парка «Чаир», но это бывшее имение князей Юсуповых, никакими сведениями о Крамарже и его вилле он не располагал.

Еще один визит в ялтинский музей наконец-то пролил какой-то свет на ставшую казаться мне призрачной виллу «Барбо». Оказалось, что в Алупкинском дворце-музее у искусствоведа Анны Абрамовны Галиченко хранятся документы о национализации виллы Крамарж. Благодаря беседе с Анной Абрамовной нам удалось уточнить судьбу таинственной виллы.

История виллы такова. На Южном берегу Крыма, недалеко от Ялты (единственного города Южного побережья в то время), еще в 1894—95 годах у Токмакова, Титушкина и Трепетовой был приобретен участок общей площадью 4 десятины 250 квадратных сажень. Сама усадьба располагалась на 3 десятинах, кроме того, Надежда Николаевна владела территорией у источников.

Карелу Крамаржу очень нравилась Ялта, он даже считал, что она красивее Неаполя. А.П. Чехов также утверждал, что из всех русских теплых мест самое приятное для отдыха — Южный берег Крыма, а Ялта лучше Ниццы12.

Семья Крамарж жила в Вене и Праге, а в Крым обычно приезжала летом. Ялта была обсыпана дачами. В то время в ней располагались многочисленные магазины, базары, почта и телеграф, клуб и библиотека, гостиницы и трактиры, существовало регулярное пароходное сообщение с Одессой и Кавказом. Близость царских имений в Ореанде, Ливадии, Массандре, прекрасный климат, природа и море притягивали к этим местам. Соседями четы Крамарж были князья и графы. Вилла «Барбо» граничила с имением великого князя Николая Николаевича Романова.

Сооружение виллы Крамарж проводилось в 1905—1908 годах известным архитектором Яном Котера13 и инженером Е.А. Татариновым. Постройка выполнена в греческо-ионическом стиле. Флигель, служебные помещения и галерея достраивались позднее. Дом был с террасой, газовыми печами, оранжереей, водопроводом, имелись большой бассейн, теннисный корт. Отделка помещений велась скульптором Стафлем и профессором Я. Бенешем. В здании было тринадцать жилых комнат с балконами, среди них кабинет, две спальни, столовая, гостиная с камином и семь служебных помещений. Лестницы с перилами вели на второй этаж. Галерея, отделанная каштановым деревом, была выдержана в античном стиле. Комнаты имели потолочные рисунки, стены были драпированы шелком. Мебель и двери были заказаны у Шиллинга из дуба и клена. Белая мебель в сочетании с бархатной и кожаной отделкой и зеркалами смотрелась особенно хорошо. Крыша была черепичной. Венчала кровлю балюстрада с двумя античными статуями. С фасада здание было украшено колоннами. Стояло оно на высоком каменном фундаменте и впечатляло своей стройностью и целостностью. Под домом находился винный подвал. На основные строительные работы Надежда Николаевна заняла у мужа не менее 58 тысяч рублей14.

Вокруг усадьбы был разбит прекрасный парк из кипарисов, маслин, лавров, олеандров, террасами спускавшийся к морю. Его посадка началась еще в 1899 году известным садово-парковым архитектором Тамаером. Ухаживал за парком садовник Пахер. Карел Крамарж вспоминал впоследствии, что «Барбо» была для них с женой настоящим раем15. Надежда Николаевна, прекрасная хозяйка, очень серьезно занималась строительством дома, набрасывая рисунки и планы построек, а в парке и саду планировала посадку деревьев и цветов (до 60 различных видов), разбивку газонов. Особо славился розарий Надежды Николаевны. К цветоводству она была не равнодушна, изучала последнюю литературу на французском языке, делала заказы на цветы во Франции16. Склон террасы покрывала розовая ползучая герань17. В одном из писем Карелу Крамаржу Надежда Николаевна сообщала, что из Мисхора звонил главный управляющий князей Долгоруких с целью осмотреть их дворец и парк, но она ввиду недомогания не приняла его18. Уже позднее из Вены и Праги Надежда Николаевна давала в письмах детальные указания своему управляющему Афанасию Русанову, на каком расстоянии сажать деревья, о том, что в клумбы для цветов в качестве удобрения надо добавлять табак.

На склоне был разбит виноградник, имелся и огород, где выращивали свеклу разных сортов, кольраби, петрушку, морковь, укроп, помидоры, тыкву, кукурузу, шпинат, баклажаны, фасоль, горошек и салат. Петр Крамарж, гостивший у сына весной 1905 года, в письмах жене с восторгом описывает свое пребывание на вилле и поездки по Крыму, нахваливая Надежду Николаевну как хозяйку19. В путеводителе по Южному берегу Крыма 1909 года уже указывается: «За Алупкой, вблизи Мисхора, этого уютного курорта, окруженного лавровыми, оливковыми и миндальными рощами, особенно красив белоснежный дворец Вел. кн. Петра Николаевича (Дюльбер), увенчанный сияющими мавританскими куполами. А рядом с ним столь же прелестна белая дача Крамаржа в древнегреческом классическом стиле, украшенная статуями, колоннадами и фигурами крылатых чудовищ на крыше20». Путеводитель по Крыму 1914 года также сообщает: «За бугром с мачтой — белый дворец с колонами Вел. кн. Николая Николаевича и рядом с ним, у моря, дача Барбо чешского деятеля Крамаржа, несколько выше — Барбо-Кристо Титушкина. Над Дюльбером видна деревня Кореиз, сливающаяся с Мисхором, а немного восточнее — деревня Гаспра, с левой стороны которой заметен большой серый дом с 2 башнями гр. Паниной; в этом доме проживал гр. Л.Н. Толстой. За Гаспрой, по направлению к морю, идет лесистая гора с заостренной вершиной — Могаба, переходящая в мыс Ай-Тодор».21

Крымский рай был нарушен началом мировой войны, а затем и последовавшими в России революционными событиями, повлекшими за собой национализацию имущества. Все имения, виллы, дворцы были национализированы и в феврале 1918 года перешли в собственность Российской народной республики. Ленинский декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» от 21 декабря 1920 года превращал эти дачи и особняки в здравницы. В справочнике «Курорты Крыма» (1925) при перечислении здравниц Мисхора упоминается курпансион «Группа дач», представлявший собой отдельные дачи на 6—12 комнат, с балконами и верандами на юг, чудным видом на море и окрестности, уютные и комфортабельные. Среди них отдельно выделяется бывшая дача Крамарж, в греческом стиле, с прекрасным декоративным парком. Вилла «Барбо» была переименована в дачу «Маевка». В соседнем имении «Чаир», принадлежавшем Великой княгине Анастасии Николаевне, расположился совхоз, а во дворце — школа-колония. Бывшие имения Крамаржа и Титушкина «Барбо» и «Барбо-Кристо» стали использоваться как санатории политработников. Среди первых отдыхающих «Маевки» были М.И. Ульянова, Н.А. Семашко, М.В. Фрунзе с семьей.

Владимир Маяковский, отдыхая в 1927 году в Крыму, сочинил стихотворение «Славянский вопрос решается просто». В свойственной ему острой и безапелляционной манере он высмеивал в нем Крамаржа, потребовавшего после национализации его виллы от Советского правительства возмещения колоссальной суммы22. Однако приехав вскоре в Прагу, Маяковский был встречен бешеной кампанией в печати, требовавшей не допускать в Чехословакию «иностранных коммунистических провокаторов».23

Позднее, уже в 1960—70-е годы, «Чаир» и «Маевка» часто служили резиденциями высоких зарубежных гостей, прибывавших в Советский Союз с официальным визитом. Там гостили президент Финляндии Урхо Кекконен, премьер-министр Индии Джавахарлал Неру, премьер-министр Норвегии Эйнар Герхардсен, премьер-министр Швеции Таге Эрландер, президент и председатель правительства Республики Мали Модибо Кейта, президент Пакистана Айюб Хан, шахиншах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви и шахиня Фарах Пехлеви, король Лаоса Шри Саванг Ваттхана. Зарубежные гости встречались здесь с видными государственными и общественными деятелями СССР, журналистами.

Цель моей поездки была и выполнена, и не выполнена, так как добраться до самой виллы я так и не смогла: по свидетельству музейных работников, она сохранилась, хотя частично и перестроена, но находится за глухим забором на охраняемой территории под названием «Государственная дача», доступ куда простым смертным закрыт.

...Завещание Надежды Николаевны в отношении «Барбо», конечно же, не было исполнено. Она мечтала отдать свое творение на пользу идей славянского сближения. В дополнении к завещанию, составленному в 1906 году, она писала, что хотела бы, чтобы «Барбо» стала местом, где собирались бы и некоторое время жили вместе славянские писатели, художники, ученые, с тем, чтобы иметь возможность познакомиться, сблизиться, завязать контакты, так необходимые в культурной жизни24. Она не хотела, чтобы вилла была превращена в санаторий для больных или престарелых. Будучи под влиянием мужа и разделяя идеи неославизма К. Крамаржа, она желала, чтобы в «Барбо» «рождалась новая живая сила славянского культурного единения». В более позднем завещании она оговаривала и возможность продажи «Барбо» с тем, чтобы вырученный капитал использовался на стипендии и премии для поощрения славянской, преимущественно русской и чешской литературы, истории, науки и искусства. Ее желаниям, к сожалению, не суждено было сбыться, впрочем, как и стремлениям К. Крамаржа, завещавшего оставить пражскую виллу «На Баште» в качестве памятника культуры и использовать в пользу чешских художников, литераторов и специалистов.

Примечания

1. Панина Софья Владимировна (1871—1956 или 1957). Занималась благотворительной деятельностью. Открыла Народные дома в Воронежской, Московской губерниях и в Крыму. Была членом ЦК партии кадетов. В мае 1917 г. Временное правительство назначило ее товарищем (заместителем) министра государственного призрения, в августе — товарищем министра народного просвещения. Скончалась в эмиграции.

2. Абрикосова (во втором браке Крамарж) Надежда Николаевна (1862—1936).

3. Богатый купеческий род, основавший бумагопрядильную фабрику в г. Егорьевске. Занимались торговлей хлопком и хлопчатобумажным производством. К 1915 г. годовое производство пряжи и суровых тканей достигало 16 млн. рублей (см.: 1000 лет русского предпринимательства: Из истории купеческих родов. М., 1995. С. 305—315). Н.Н. Абрикосова (в девичестве Хлудова) владела 34 паями Кренгольмской мануфактуры, номинальной стоимостью по 5000 рублей на пай (см: Archiv Národního muzea (ANM). Fond K. Kramář Kart. 108).

4. Крамарж Карел (1860—1937).

5. Императорская яхта. Была заказана Александром III на верфях Копенгагена, постройка ее закончилась в 1896 г. См.: Г. Нечаев. Судьба императорской яхты «Штандарт» (М„ 1996).

6. ANM. F.K. Kramář. Kart. 108.

7. Абрикосов Алексей Алексеевич (1856—1931). Получил образование в дрезденском политехникуме. С 1889 г. стал издателем журнала «Вопросы философии и психологии». В ноябре 1893 г. пожертвовал журнал вместе со всем его имуществом в собственность Психологического общества, которое и продолжало выпуск журнала до 1918 г.

8. Немирович-Данченко Вл. И. Из прошлого. М., 1936. С. 322—323.

9. Рогатко С.А. Выдающиеся продовольственные предприниматели России. М., 1999. С. 9.

10. Šetřilová J. Kramářová vila. // Dejiny а součastnost. 1993. S. 49—51.

11. Střeha. 1999. ą 4. S. 8—22.

12. Барская Т.Н. Антон Чехов. Письма из Ялты. Ялта, 1997. С. 43.

13. Ян Котера (1871—1923), художник и график, архитектор мирового значения, основоположник современной чешской архитектуры, занимался монументальным и прикладным зодчеством. Работал в стилях модерн, а затем кубизм. Некоторые его постройки сохранились в Чешской республике. По его проекту было, например, построено здание Юридического факультета Карлова университета в Праге, см: Dějiny Prahy. Sv. 2. Praha, 1998. S. 219, 221, 224, 336, 349.

14. ANM. F. К.Kramář. Kart. 108

15. Kramář K. Moje žena. // Vencovský F. Karel Kramář. Život a dílo. Praha, 1992. S. 70.

16. ANM. F.K. Kramář. Kart. 4.

17. ANM. F.K. Kramář. Kart. 19.

18. ANM. F.K. Kramář. Kart. 4.

19. ANM. F.K. Kramář. Dopis od 27 dubna 1905 z Barbo domu. Kart. 108.

20. Богуславский П.И. Южный берег Крыма. Очерк с приложением краткого путеводителя по Крыму. Чернигов, 1909. С. 35.

21. Крым. Путеводитель под ред. К.Ю. Брумбера и др. Симферополь, 1914. Ч. 1—2. С. 466.

22. Петров Б.И. Мисхорский курорт. Симферополь, 1984. С. 16—17; С. 20—21.

23. Шантырь С.П. Мисхор. Кореиз. Гаспра: Путеводитель / Изд. 4-е. Симферополь, 1969. С. 28.

24. ANM. F.K. Kramář. Kart. 108.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь