Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Главная страница » Библиотека » «Крымский альбом 2001»

Марина Земляниченко, Николай Калинин. Церковь Св. Нины и Преображения Господня. Маленький архитектурный шедевр Южнобережья

Земляниченко Марина Александровна (р. 1937)
Калинин Николай Николаевич (1938—2000)
(Ялта)
Историки, краеведы, лауреаты премии им. А.П. Чехова, известные исследователи жизни императорской семьи в Крыму. Авторы книги-альбома «Романовы и Крым» (М., 1993), многочисленных публикаций в российских и крымских журналах, альманахе «Крымский альбом» (вып. 1998, 1999). Н.Н. Калинин в последние годы работал старшим научным сотрудником Массандровского дворца-музея. М.А. Земляниченко до 1993 г. занимала должность заместителя директора Ливадийского дворца-музея ПО научной работе.

С именем зодчего Николая Петровича Краснова на Южном берегу Крыма связано создание прекрасных дворцово-парковых ансамблей, вилл, особняков, которые отличаются оригинальностью художественного замысла и удивительной гармонией с ландшафтом.

Выходец из простой крестьянской семьи Московской губернии, он благодаря своему таланту и упорному труду блестяще закончил одно из самых престижных тогда учебных заведений — Училище живописи, ваяния и зодчества. А после переезда в Ялту, на три десятилетия (вплоть до эмиграции в 1919 году) связал с Крымом свою жизнь, наполненную богатой творческой деятельностью.1

Завершение строительства нового императорского дворца в Ливадии в сентябре 1911 года стало вершиной карьеры Краснова. Он заслужил восхищение и благодарность Высочайших заказчиков — Николая II и императрицы Александры Федоровны, звания и многочисленные награды.

В октябре 1913 года Петербургская Академия художеств возвела его в свои академики. Согласно действовавшим тогда правилам выдвижения кандидатов на столь высокое звание, Николай Петрович должен был представить на рассмотрение Президента Академии — великой княгини Марии Павловны — список своих основных работ, выделив из них, по его мнению, самые значительные. Из более чем шестидесяти построек, вошедших в этот список2, архитектор особенно выделил две: Ливадийский дворец, а так же — церковь Св. Нины и Преображения Господня в имении Харакс великого князя Георгия Михайловича.3 Именно о них Краснов просил академика Ф.Г. Беренштама написать статью для журнала «Зодчий», направив ему полное описание этих выдающихся зданий и снабдив текст многочисленными собственноручно сделанными фотографиями.

Вот что писал Николай Петрович о домашней церкви в Хараксе, проектирование и строительство которой считал своей творческой удачей: «Церковь в имении Его Императорского Высочества великого князя Георгия Михайловича Харакс построена в 1908 году и окончена отделкой в 1912 году. Проектирована в стиле грузинских и армянских церквей на Кавказе — Ахпата и Гелатского собора. Сложена из местного известняка, отделанного в виде штучных камней, с высечкой орнаментальных частей из того же камня. Крыша церкви исполнена из каменных плит, уложенных по железобетонным сводам. Иконостас церкви высечен из красного полированного известняка. Царские врата, северные врата и киоты местных икон исполнены из бронзы в том же характере церкви. При церкви отдельно стоящая звонница, примыкающая к подпорной стене сада».

Даже беглое сравнение этого описания с тем, что осталось от храма к настоящему времени, дает представление о масштабе потерь и разрушений, которым он подвергся за несколько десятилетий борьбы с религией.

Прежде всего, не сохранилось главное украшение экстерьера церкви — купол. Он был сложен из каменных плит в виде восьмигранного шатра, увенчанного четырехконечным каменным крестом. Поддерживал шатер восьмигранный барабан — аркада с прелестной резной орнаментацией, заимствованной из архитектуры Закавказья. Под куполом, выше аркады, был вырезан славянской вязью пояс с дважды повторенной цитатой из проповеди Спасителя, вполне соответствовавшей духу того тревожного времени, когда создавался храм: «Придите ко Мне все труждающие и нуждающие, и Аз упокою Вы».

Не сохранился и мозаичный образ Спаса Нерукотворного над входом в церковь. По желанию великого князя образ был скопирован с иконы в домике Петра I в Петербурге. Знаменитая венецианская фирма А. Сальвиати4 выполнила его по рисунку художника А. Славцова5.

Современное оформление интерьера храма даже приблизительно не может дать представления об изысканной красоте и богатстве деталей убранства, выполненных в основном по эскизам Н.П. Краснова.

История строительства церкви и ее названия весьма любопытна. Владелец имения Харакс генерал-лейтенант, великий князь Георгий Михайлович (1863—1919) приходился двоюродным дядей императору Николаю II. В отличие от своего брата великого князя Александра Михайловича, известного моряка, основателя русской военной авиации, — Георгий Михайлович не проявил себя как военный специалист. Одаренный художественными способностями, он с юности мечтал заняться искусством. Однако жесткие традиции династии Романовых обязывали его получить прежде всего военное образование.

Впоследствии природные наклонности все-таки нашли свое выражение. С именем великого князя связано создание лучшей в мире коллекции монет славянских народов начиная с глубокой древности. Причем каждый экспонат в ней был подробно описан и сопровожден исторической справкой6. А с организацией в Петербурге Русского музея Императора Александра III великий князь Высочайшим указом был назначен его директором.

В 1904 году Георгий Михайлович решил развернуть большое строительство на принадлежавшем ему участке земли по соседству с имением Ай-Тодор великого князя Александра Михайловича. Составление всех проектов и планов было поручено Н.П. Краснову. Архитектор довольно быстро выполнил чертежи дворца в стиле так называемого «шотландского шале», флигелей, церкви и звонницы, гаража, хозяйственных зданий. Однако к строительным работам приступили только в марте следующего 1905 года, когда в имении, представлявшем собой безводную каменистую местность, поросшую редким можжевельником, были найдены несколько источников воды. Вместе с купленным у гаспринских татар источником Хачамалар они вполне могли обеспечить все потребности Харакса.

Была еще одна сложность, значительно затруднявшая быстрое продвижение строительства. «Куда ни кинешься, — писал Николай Петрович в одном из отчетов августейшему заказчику, — везде натыкаешься на скалу, везде камень, камень, камень...»7 Поэтому пришлось провести большой объем взрывных работ для подготовки строительных площадок.

Церковь была заложена в присутствии заказчика 14 января 1906 года, когда основные строительные работы были уже близки к завершению. Великий князь был застигнут в Крыму революционными событиями, охватившими тогда не только всю Россию, но и, казалось бы, тихую и благопристойную Ялту8. В обстановке бесчинств толпы, подстрекаемой радикальными элементами, Георгий Михайлович счел разумным переждать события в имении своего брата великого князя Александра Михайловича Ай-Тодор9.

Из писем Георгия Михайловича отцу, великому князю Михаилу Николаевичу, известны некоторые подробности закладки храма: «Третьего дня, 14 января, в день именин Нины, мы заложили церковь. Закладка была в 11½ часов<...>. Погода была прекрасная и довольно теплая».

На церемонии присутствовали великий князь Александр Михайлович с супругой, великой княгиней Ксенией Александровной (сестрой Николая II), офицеры Виленского полка, который нес охрану имения, приглашенные из Ялты гости, после чего был устроен завтрак на 35 человек. «Затем, — писал великий князь, — я всем показывал план будущей церкви: она будет маленькой и будет составлена из мотивов кавказских церквей».

Интересно, что в одном из писем владелец Харакса объясняет происхождение двойного названия храма. Нина — имя старшей из двух дочерей Георгия Михайловича и Марии Георгиевны, урожденной принцессы греческой. Летом 1905 года четырехлетняя девочка заболела дифтеритом. Спасла ее от верной гибели операция, проведенная 6 августа немецкими хирургами в Хомбурге — курортном городке вблизи Дармштадта.

Обратим внимание на дату: 6 августа по (старому стилю). Православная церковь отмечает в этот день один из двунадесятых праздников — Преображение Господня, именуемый в народе «Яблочный Спас». О происхождении его повествуется в Евангелии от Луки: однажды, когда Иисус молился на горе со своими учениками, лицо его преобразилось, одежда сделалась белою, и из облаков раздался голос Божий: «Сей есть Сын Мой возлюбленный: его слушайте». Тем самым Иисус Христос совершил одно из самых своих больших чудес, явив божественную сущность.

Понятно, что для родителей обреченной девочки 6 августа тоже стало чудом — чудом ее исцеления от страшной болезни. Вот так и появилось название для изящного дворцового храма — Святой Нины и Преображения Господня.

К возведению церкви приступили в марте 1906 года, когда уже завершилось строительство свитского дома, подпорных стен, лестницы от дворца к морю и в сад, прокладка новой шоссейной дороги через имение.

Обстановка в городе и, соответственно, среди рабочих на стройке чрезвычайно осложняла работу Н.П. Краснова. О накале страстей в 1906 году свидетельствует его признание великому князю: «Идет ужасное брожение — народ прямо голову потерял, приходится целые дни проводить начеку в сплошном напряжении<...> и действовать уговорами и тактикой, что, слава Богу, до сего времени удается»10.

Но не только с рабочими стройки приходилось Николаю Петровичу проявлять свой дипломатический талант. Летом 1906 года в имение по приглашению Георгия Михайловича прибыл из Петербурга известный архитектор В.Ф. Свиньин, который в это время руководил в столице строительством здания Этнографического музея, одного из крупнейших в мире. Взгляды двух зодчих на некоторые вопросы, связанные с оформлением основных построек Харакса, во многом расходились. Однако ялтинский архитектор умело обходит эти спорные моменты: «Василию Федоровичу как художнику, — писал он, — удобнее сделать свои замечания, а мне удобнее умолчать. Я лично думаю, что церковь должна получиться хорошей».

Однако кое в чем Краснов согласился с мнением своего маститого коллеги, в основном это касалось художественной отделки камня: «В способе отделки камня для церкви приходится делать изменения, которые указал Василий Федорович Свиньин: камни должны быть насечены мелкими узорами. Нечего и говорить, что отделка получается безупречно поразительной красоты, но она и дороже — на каждую квадратную сажень по 15 рублей».11

Итак, в начале марта начали возводить стены, а в сентябре уже подошли к сооружению карнизов. И тем не менее Краснов писал: «Постройка церкви идет своим чередом, но не так быстро, как хочется — эта работа художественная!»

Церковь и звонницу Краснов расположил в отдалении от дворцовых зданий, на холме, они как бы парили над Хараксом, создавая неповторимый эмоциональный эффект. В их архитектурном облике явно просматривался тип небольшого придворцового храма, разработанный И.А. Монигетти для царского имения Ливадия12,  13 (продолженный затем А.А. Авдеевым в его прелестной Покровской церкви в великокняжеской Ореанде14,  15) и характерный удачным сочетанием византийского стиля здания с декоративными элементами, заимствованными из зодчества Закавказья. Изящество выбранных пропорций, тщательность орнаментальной отделки позволили Н.П. Краснову создать один из лучших образцов культовых зданий начала XX века.

Во время Высочайшего приезда в Ливадию осенью 1909 года Николай II посетил имение Харакс. 8 сентября в его дневнике появилась запись: «В 2 1/ 2 поехали в имение Георгия и Минни.16 Осматривал их дом, сад, маленькую церковь, помещения для свиты. Все красиво, просто, устроено со вкусом»17. Так император отметил большой успех ялтинского архитектора, создавшего на Южном берегу Крыма уже третий великокняжеский дворцово-парковый ансамбль.

Дневниковая запись сделана незадолго до принятия царской четой окончательного решения о постройке нового Ливадийского дворца. Поэтому личное мнение Николая о Краснове как о талантливом зодчем, конечно же, сыграло решающую роль в выборе архитектора для престижного заказа в императорском южнобережном имении.

В свою очередь Н.П. Краснов пригласил для участия в строительных работах в Ливадии всех тех подрядчиков и рабочих, кто успешно проявил себя в Хараксе в 1905—1908 годах: это каменщик Пасхалиди, плотник Канащенков, мастера кузнечных и слесарных работ Перфильев и Менье, мраморщик Фирис, художник Славцов и другие.

Судьба великого князя Георгия Михайловича сложилась трагично. Бурные события февраля 1917 года застали его в Петрограде. Великая княгиня Мария Георгиевна и две дочери, Нина и Ксения, в это время находились в Англии и в Россию больше не возвращались, сохранив тем самым себе жизнь.

Одним из первых актов Временного правительства было лишение великих князей содержания, выдававшегося из Министерства Императорского Двора и Уделов18, еще до того, как предполагался их законодательный пересмотр в Учредительном собрании. Это поставило Георгия Михайловича, как и многих других Романовых, в крайне бедственное положение. Они отстранялись также от службы в армии и лишались всех государственных постов.

После прихода к власти большевиков великих князей оставили на некоторое время в покое. Зимой 1918 года Георгия Михайловича, его старшего брата Николая Михайловича и великого князя Дмитрия Константиновича сослали в Вологду, а летом они были арестованы, перевезены вновь в Петроград и заключены в тюрьму, где уже находился великий князь Павел Александрович, младший сын Александра II. В январе 1919 года все они были расстреляны в Петропавловской крепости и похоронены в общей могиле.19

Церковь Св. Нины причастна к одному из значительных, но малоизвестных широкой публике событий Гражданской войны — эмиграции из Крыма так называемой «крымской группы Романовых», о подробностях пребывания которой на Южном берегу в 1917—19 годах рассказано нами в статье, опубликованной в альманахе «Новый Град»20.

Летом 1918 года в Харакс переехали из имения великого князя Петра Николаевича Дюльбер вдовствующая императрица Мария Федоровна, мать Николая II, и его сестра, великая княгиня Ольга Александровна с семьей. Когда до Крыма дошли слухи о гибели царской семьи в Екатеринбурге и великого князя Михаила Александровича под Пермью, во всех церквях полуострова стали служить литургию в память об усопших — во всех, кроме церкви в Хараксе. Императрица запретила в ней заупокойную службу: она продолжала верить, что ее сыновья и любимые внуки живы. И стены этой маленькой церкви помнят еще, наверное, последние слова страстной молитвы Марии Федоровны к Богу перед тем, как она села в небольшой катер на пристани в Хараксе, чтобы потом из Ялты на английском крейсере «Мальборо» навсегда покинуть Россию. Она осталась последней русской императрицей в истории династии Романовых21.

Княжна императорской крови Нина Георгиевна, имевшая непосредственное отношение к названию этой церкви, скончалась в 1974 году в Соединенных Штатах Америки, где в основном проживала. От ее брака с грузинским князем Павлом Чавчавадзе родился сын, Давид Чавчавадзе. В прошлом капитан армии США, он долго работал в ЦРУ. Давид прекрасно говорит по-русски, но на родине своих предков никогда не был22.

В последние годы усилиями Крымской епархии эта церковь, имеющая столь интересное историческое прошлое, возвращена верующим. В ней возобновились богослужения, совершаются православные таинства. После долгого запустения священнослужители и прихожане привели ее в порядок, отремонтировали. Однако необходимо еще немало времени, прежде чем храм Святой Нины и Преображения Господня обретет свое былое великолепие...

Примечания

1. Калинин Н., Земляниченко М. Краснов — знакомый и незнакомый. // Советский Крым. Ялта, 1989, 22 ноября. Тех же авторов: Николай Петрович Краснов. // Архитектура СССР. Москва, 1990, № 4; Ливадийский дворец. // Юный художник. Москва, 1991, № 10; Чудеса земных искусств, или Крымские фантазии зодчего Краснова. / Пепел созвездий Т. 1, 1999, № 1(3).

2. Российский Государственный исторический архив (РГИА). Ф. 789. Он. 13. Д. 208.

3. То же. Д. 209

4. Фирма А. Сальвиати получила от вел. кн. Георгия Михайловича заказ и на оформление мозаикой интерьера церкви. Пока затруднительно сказать, почему не был принят проект мозаичного убранства, предложенный для церкви Св. Нины архитектором А.В. Щусевым (Афанасьев К.Н. А.В. Щусев. М.: Стройиздат, 1978).

5. РГИА. Ф. 530. Оп. 1. Д. 137.

6. После Октябрьского переворота эта уникальная нумизматическая коллекция бесследно пропала.

7. РГИА. Ф. 530. Оп. 1. Д. 136.

8. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 649. Оп. 1. Д. 249.

9. Ныне детский санаторий имени Р. Люксембург в Гаспре.

10. РГИА. Ф. 530. Оп. 1. Д. 136.

11. РГИА. Ф. 530. Оп. 1. Д. 136.

12. Земляниченко М., Калинин Н. «Завидую о милой Ливадии». / Известия Крымского республиканского краеведческого музея. № 6, 1994.

13. Земляниченко М., Калинин Н. Романовы и Крым. М.: Крук, 1993.

14. Земляниченко М., Калинин Н. Романовы и Крым. М.: Крук, 1993.

15. Калинин И., Земляниченко М. Антонио Сальвиати в России. / Полуденный альманах, № 1. Биб-ка жур. Крымский контекст. М.; Симферополь, 1998.

16. Великая княгиня Мария Георгиевна, супруга вел. кн. Георгия Михайловича.

17. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 254.

18. В ведении этого министерства находилась собственность всей императорской фамилии, с которой и выплачивалось содержание.

19. Ст. Скотт. Царская династия. Кто они были? Что с ними стало? Екатеринбург: Ларин, 1993.

20. Земляниченко М., Калинин Н. Прощание Романовых с Россией. / Новый Град. Симферополь, 1995.

21. Васильчикова Л.Л., княгиня. Исчезнувшая Россия. Воспоминания. 1886—1919 гг. СПб.: Петербургские сезоны, 1993.

22. Ст. Скотт. Царская династия. Кто они были? Что с ними стало? Екатеринбург: Ларин, 1993.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь