Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » В.Г. Ена, Ал.В. Ена, Ан.В. Ена. «Открыватели земли Крымской» » Первый отечественный ученый-землепроходец Крыма. В.Ф. Зуев

Первый отечественный ученый-землепроходец Крыма. В.Ф. Зуев

Более двухсот двадцати пяти лет назад, в апреле-июле 1782 года, еще до официального вхождения Крыма в Россию, совершил путешествие по полуострову адъюнкт Петербургской Академии наук Василий Федорович Зуев (1754—1794). Его по праву и следует считать ученым-первоисследователем природы полуострова. Уже с 13 лет, задолго до своей крымской эпопеи, он участвовал в экспедициях академика П.С. Палласа по многим регионам России. Ученая деятельность этого энергичного человека была связана с тем подъемом научной мысли и оживлением интереса к природе, которые наблюдались в российском обществе конца XVIII века. После сложных экспедиций в районы европейского, обского и енисейского Севера он получил от Академии командировку за границу — для «усовершенствования в науках». За напряженной учебой в Лейденском и Страсбургском университетах прошли целых пять лет (1774—1779). После возвращения на родину В.Ф. Зуев по поручению П.С. Палласа два года (1779—1781) занимался обработкой научных материалов, собранных в академической кунсткамере еще с Петровских времен.

Таким образом, в Тавриду В.Ф. Зуев отправился в возрасте 27 лет уже вполне зрелым и опытным исследователем. Обширные территории России, а тем более Крым, к тому времени еще не вошедший в состав Российского государства, в отношении знаний о природе были настоящей terra incognita, и ученый с радостью согласился возглавить туда академическую экспедицию. В связи с этим поручением он писал: «Я выбор сей принял тем более с удовольствием, что об исполнении сея налагаемые на меня должности был будто наперед уверен». В составе научного отряда были 4 человека: руководитель, студент, рисовальщик и — «для стреляния зверей и птиц» — стрелок. Перед этой небольшой, по нашим меркам, группой во главе с В.Ф. Зуевым инструкцией ставилась задача изучения качества земель, вод, природных возможностей для развития в тогда малонаселенных местах хлебопашества, плодоводства, табаководства и лесоводства. О том, что экспедиции придавалось большое значение, свидетельствует, в частности, такой факт, что в разработке «Инструкции для обследований» принимали участие такие известные ученые-путешественники, как И.И. Лепехин и П.С. Паллас. Всего этот подробный документ насчитывал около 75 пунктов, регламентирующих путешествие, и отличался энциклопедичностъю. Путешественники должны были одновременно быть географами, ботаниками, зоологами, этнографами... Вот характерные выдержки из этой бумаги:

«...14). Большие горные хребты суть для географии и для физического жизнеописания есть предмет столь важный, что надлежит оные преимущественно перед прочими вещами приметить, и как самолично оные осматривать, так и рачительным образом осведомляться о их связи, соединении с другими горными хребтами, о распространении оных, о вышине и широтах их, также на именно вышинах снег во весь год держится, или в которых горах найдены металлы и руды...».

«... 16). равномерно полезно было бы, если бы они таковые растения, которые по утверждению жителей употребляются для крашения, для выделки кож, на лекарство и в пищу, по нескольку экземпляров, и буде возможно с цветами суши, в книгах записывали на приложенных к оным цидулкам пока местные имена оных купно с их употреблением и собирали от них зрелые семена; то же самое наблюдать надобно и с отменными деревами и кустами...».

В.Ф. Зуев выехал на юг России из Петербурга в мае 1781 г., а в октябре того же года экспедиция прибыла в Херсон (основанный за два года до этого). Описанию данной части маршрута В.Ф. Зуев посвятил самостоятельную публикацию. Устроившись в городе на зиму, ученый занялся обработкой собранных по пути материалов. Но из-за своего деятельного характера он не смог долго усидеть в Херсоне, и, вопреки установленному маршруту, на четыре месяца отправился за границу. Через Черное море ему пришлось добираться до Константинополя, а оттуда — сушей через Европейскую Турцию — в Болгарию, Валахию и Молдавию. В марте 1782 г. ученый возвратился в Херсон, где записал:

«... бывши в Царе граде и получивши таких вещей, каких бы мне получить не можно было, есть ли б я зиму здесь на одном месте остался. Жалею, ето правда, что ето было зимою и притом весьма короткое время, но мне, в Крым поспешающему, ни долее так медлить, ни другого времени к тому избирать было не можно... имею собрание дерев около Цареграда растущих, семян, раковин, кораллов, несколько каменев....» (1782).

По итогам такого внепланового путешествия В.Ф. Зуев, в частности, делает вывод о том, что

Черное море «есть лучшее море для мореплавания, какое только кроме открытого океана желать должно... оно во всем своем пространстве чисто, без мелей, без островов, без подводных каменев, глубоко до чрезвычайности, и ветры хотя сильные, но порывистые и не вихрями...»

В Херсоне В.Ф. Зуев стал готовиться к поездке в Крым. В это время он пишет П.С. Палласу: «Чем больше я слышу разговоров о Крыме, тем более я загораюсь желанием ехать туда».

Разработанный В.Ф. Зуевым маршрут крымского путешествия первоначально предполагал плавание Черным морем в Кафу (Феодосию), оттуда в Керчь, переправу через Босфор Киммерийский (Керченский пролив) на полуостров Тамань. Затем планировались возвращение в Керчь, поездка в Судак, пересечение Крымских гор, посещение Карасубазара (Белогорска), равнинного Крыма и далее путь в Бахчисарай, Инкерман, Клзиев (Евпаторию) и по побережью — на Перекоп. На все это путешествие предполагалось отвести весну и лето, чтобы осенью возвратиться в Петербург. Однако внутрикрымские междоусобицы того времени вынудили В.Ф. Зуева изменить и сократить маршрут.

Судя по статье, опубликованной географом под названием «Выписка из путешественных записок Василья Зуева, касающихся до полуострова Крыма. 1782 года» и некоторым его письмам, фактический маршрут его путешествия по Крыму пролегал от Перекопа через равнинно-степной Крым до предгорья (Карасубазар) и далее — по горной части полуострова. «Признаюсь, — пишет он, — состояние сих горных Крыма мест известно мне только некоторою частью, а прочее — по рассказам людей там бывавших». Очевидно, он побывал и в Судаке, на Южном берегу Крыма, и в Кефе (Феодосии). Описания ряда мест горного и южнобережного Крыма явно вторично, но ученый интерпретирует их по-своему. Завершил крымские маршруты В.Ф. Зуева путь из Кефе по Керченскому полуострову до крепости Еникале (близ Керчи). Оттуда он на судне пересек Азовское море и прибыл в Петровскую крепость (близ Бердянска). В августе 1782 года путешественник выехал из Херсона в обратный путь — в Москву и Петербург, куда прибыл в октябре того же года.

По итогам своей экспедиции на юг В.Ф. Зуев передал Академии наук восемь географических и топографических карт, 15 видов разных городов, минералогические коллекции, восемь пакетов гербария, 28 чучел птиц, 87 «флаконов» с рыбой, два ящика с насекомыми и многие другие материалы.

А теперь расскажем о результатах экспедиции несколько подробнее.

Как и положено любому академическому отчету, характеристика Крымского полуострова в «Путешественных записках» В.Ф. Зуева начинается с общих сведений о географическом положениии и ландшафтном делении исследованной территории.

Крым, «имея фигуру, похожую несколько на косоугольной четвероугольник, со всех сторон окружен водою, с полуденной и западной Черным морем, с северной и восточной Сивашом и Азовским морем, с матерой же землей от севера примыкается узким перешейком шириною верст на девять.

...Для лучшего воображения себе сего полуострова, малой землицы, но изобильно всем для составления особенного государства от самой натуры снабженной, разделю я его на две части, на горную и плоскую. ...положение мест, начиная от перешейка... до начала гор... во всем его пространстве ровное, чистое, но после мало-помалу возвышается и превращается в высокие горы, составляющие южную сторону сего полуострова и Берег Черного моря».

Это был, безусловно, первый опыт научного районирования полуострова. Свое трехмесячное путешествие по Крыму, как мы отмечали, ученый начал с севера, с Перекопского перешейка. В «плоской» и «безлесной» равнинной части Крыма, по наблюдениям В.Ф. Зуева, почва повсюду одинаковая — «серо-красноватый суглинок», по низким местам «смешанный с черноземом» (так появилось первое в науке упоминание о крымском черноземе). Однако богатые земли этого края в то время использовались малоэффективно. Ученый с озабоченностью отмечает:

«беспрестанное пасение множества скота, количеством вправду числу людей несоразмерного, и вождение его во весь год по степи с места на место причиняет, что весною, осенью и летом в большую засуху после дождей не успевает трава из земли отпрыскнуть, как скот ее или сорвет, или помнет ногами.. Но есть ли бы... скот, соразмерно довольству жителей ходил бы по местам ему определенным, прочее же пространство, ровные степи занять пашнями, чтобы можно было назвать Крым обетованным полуостровом, ибо нет никакой причины, которая бы хлебородию земли и богатству жителей препятствовала».

В.Ф. Зуев первым подметил главные геолого-геоморфологические особенности Крымских гор, которые, как он указывает,

«...состоят из слоистого, известкового твердого камня, который в начальных горах (Внешняя и Внутренняя Крымские гряды. — Авт.), правда, рыхлый, но после далее в горы (Главная Крымская гряда. — Авт.) превращается в твердую породу. Слои главных гор соответствуют начальным или передовым и подымаются от севера к полудню, вставая углом от горизонта на 17 градусов. Оное положение слоев не сохранено внутри хребта... прочие же горы тою или другою стороною осевши, наклонившись, отделясь от прочих, разбиты, раздроблены».

Обращает на себя внимание то, насколько квалифицированно подается информация о раздробленности, свойственной литогенной основе полуострова, отражающей сейсмичность, оползневые явления, наличие смещенных горных массивов. При чтении этих строк мы вспоминаем о характерных для Горного Крыма каменных потоках-хаосах и известняковых яйлинских горах-отторженцах. В.Ф. Зуев впервые в науке выдвинул идею о возможности геологической связи Крымских гор с Балканскими и Кавказскими (все они, как теперь хорошо известно, альпийского орогенеза). Ученый первым подметил насыщенность берегов «полуденного края» «утесами к Черному морю составляющих и занимающих пространство от Кефы к западу».

В «Путешественных записках» довольно подробно описаны поверхностные воды полуострова. Сообщается, что «несметное множество ручейков с гор стремящихся составляют нарочитые речки, во все лета неизсыхаемые». Некоторые из них, по свидетельству ученого, вытекают из пещер. Географическим анализом охвачены речные долины Салгира, Карасу, Индола, Булганака, Альмы, Качи, Бельбека, подчеркивается разнонаправленность их стока — частично в Сиваш, и «прямо в Черное море». Есть материал и об озерах (Красном, Черном и др.), о добыче здесь соли. Вместе с тем, В.Ф. Зуев отмечает недостаток воды в равнинной, степной части полуострова, в связи с чем «жители в деревнях поневоле должны иметь каждый на своем дворе свой колодезь и пользоваться или дождевою, или с гор на сии подолы стекающею водою». Чрезвычайно заинтересовали исследователя самобытные приемы ирригации, применяемые местными жителями.

«Татары, — пишет он, — избирая себе места для жития обыкновенно или в долинах, или по косогорам, и не взирая на то, есть ли тут вода или нет, от вершины рек, или с высоты реки положению их деревни равной, прокапывают по горе в сторону, сколько бы верст до их деревни не было, каналец в аршин более или менее шириною, и оным отводят часть реки к своему жилищу, дому или мельнице, а от них отводят таким же образом другие, прокапывая такой же каналец для себя, так что река, которая была всегда велика и глубока, и истекала б вся в море, ныне остается в земле и служит рассеянным по горам и косогорам татарским домам каждому напоением...»

В.Ф. Зуева впечатлили здешние удобные морские бухты и заливы. Балаклава, например, отмечена им «по причине своей гавани, которая может быть одна во всем Черном море, где целый флот уместиться может». Он первым подметил удобство Ахтиарской бухты («лучше ее желать не можно»), на берегах которой через год после зуевского путешествия был заложен Севастополь.

В «Записках» В.Ф. Зуева кратко охарактеризованы населенные пункты Крыма, обычаи и одежда местных жителей. «Главнейшие и знатнейшие в Крыму города» — это Бахчисарай, Карасубазар (Белогорск), Судак, Кефа (Феодосия)...

Бахчисарай подается как весьма пространный и многолюдный город, который

«стоит в ямине промеж высоких гор и окружен множеством садов и огородов, от чего и имя себе получил: ибо бахчи по-татарски называется сад, а Сарай — дворец. ...Кефа... стоит на берегу пространного залива из Черного моря. Положение её простирается по косогору и занесено строением весьма пространно. ...Карасубазар стоит при начале гор... прозван по реке, которая течет мимо города. Карасу («черная вода») называемо...». Здесь «множество садов, а паче славен торгом лошадей, для которого собираются каждую неделю один раз, и между тем нагоняют всякого скота, буйволов, волов, коров, верблюдов и баранов на продажу великое множество». А Судак, лежащий «в горах на берегу Черного моря, на полуденной стороне Крыма, славный преизрядным своим вином, похожим на шампанское цветом и пряностью».

Похоже, это первое в литературе упоминание о крымском «шампанском»! В тексте упоминаются также Алушта, Партенит, Ялта, Гурзуф, Балаклава, Херсон (Херсонес), Мангуп, Эски-Крым (Старый Крым) и другие города.

Немалый историко-географический интерес представляет собой описание сухопутного въезда в Крым — Перекопского перешейка, с его знаменитыми валом и рвом, остатки которых видны каждому, кто въезжает на полуостров.

«Перешеек, — пишет В.Ф. Зуев, — перекопан широким и глубоким рвом, внутри камнем устланным, от Черного моря до Сиваша или Гнилого моря. В нем сказывают прежде была и вода, наливавшаяся из сих морей. От стороны Крыма над рвом сделан высокий земляной вал, также от моря до моря. Переезд через ров сделан подъемным мостом и воротами, сквозь вал проведенными».

По нашим подсчетам, В.Ф. Зуев за время своего путешествия от Петербурга на юг России, а также обратно проделал более 6000 км, в том числе по Крыму — свыше 700 км. Это была поистине героическая для того времени эпопея! Пионеру исследований полуострова приходилось передвигаться по бездорожью, испытывая постоянные материальные лишения. Не случайно он написал: «Кто сам путешествовал за делом, а не так, чтобы переезжать только с места на место, тот знает чего таковые труды стоят...». К тому же, будучи выходцем из народа (сыном солдата Семеновского полка), В.Ф. Зуев испытывал постоянное недоброжелательство со стороны власть имущих, а в 1784 году за работу в комиссии по учреждению народных училищ «без дозволения на то начальства» был даже исключен из Академии. Но заслуги его были столь очевидны и велики, что вскоре этот нелепый указ был отменен, и в 1787 году ученый был произведен в академики. При присуждении этого высокого звания, конечно, учитывались и результаты экспедиции в южные губернии Европейской России и в Крым.

Результаты своих исследований академик В.Ф. Зуев за короткую жизнь (он прожил всего 40 лет) изложил в сорока трудах, шесть из которых посвящены Крыму и Черному морю. Итоги его путешествия на юг воплотились в «Путешественных записках от С.-Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 годах» и в «Выписке из путешественных записок Василья Зуева, касающихся до полострова Крыма. 1782 года» (опубликовано в Месяцеслове на 1783 г.; немецкий перевод — 1783 г.). Его труд стал по существу первым научным произведением по географии Крыма.

Прямую связь с путешествиями В.Ф. Зуева имеет и его знаменитая и оригинальная книга-учебник «Начертание естественной истории», опубликованная в 1786 году в двух частях под редакцией академика П.С. Палласа (первая часть — 240 страниц: «Ископаемое царство» и «Прозябаемое царство»; вторая часть — 260 страниц: «Животное царство»). В течение более сорока лет (1786—1828 гг. — целая эпоха!) этот учебник, обслуживая российскую школу, переиздавался 5 раз и сыграл видную роль в отечественном просвещении. Кстати, в содержании даже этой книги можно усмотреть немало примеров из крымских впечатлений ученого. Где, как не в Крыму, он мог наблюдать можжевельник казацкий, тис, плющ, грифов, дельфинов?

...Летом 1982 года (спустя 200 лет со времени путешествия В.Ф. Зуева в Крым) группа студентов-географов Симферопольского государственного университета открыла в недрах Крымского предгорья, в бассейне р. Бурульчи новую карстовую пещеру глубиной 40 м. Ей, по праву открывателей, они присвоили имя первоисследователя природы Крыма академика Василия Федоровича Зуева.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь