Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

На правах рекламы:

Шины kumho kumho.site.

Первая монография о природе Крыма. К.И. Габлиц

В.Ф. Зуеву, написавшему по существу первую научную статью по крымской географии, принадлежит также авторство составления подробной инструкции следующему отечественному исследователю полуострова К.И. Габлицу. Карл Иванович Габлиц (1752— 1821), почетный академик Петербургской Академии наук, в 1783 г. был назначен в Крым, и по возвращении из далекого путешествия издал первую в истории книгу-монографию о природе Крыма, которая во многих отношениях затмила рекогносцировочные зуевские «Путешественные записки».

До этого в 1769—1781 гг. К.И. Габлиц много путешествовал в составе академических экспедиций по Астраханскому краю, Кавказу, побережью Каспийского моря, Персии. Так что к тому времени, когда от князя Г.А. Потемкина поступило приглашение посетить Тавриду, только что включенную в состав России, он уже сложился как ученый широкого профиля, географ, ботаник и зоолог, опытный натуралист и путешественник. За короткое время К.И. Габлиц в трудных условиях бездорожья изъездил и исходил почти весь Крымский полуостров и подробно ознакомился с его природой. Побывал он в Присивашье и Центрально-равнинном Крыму, на Тарханкуте и Керченском полуострове, в горах и на Южном берегу Крыма.

Итоговая публикация фундаментального труда К.И. Габлица «Физическое описание Таврической области по ея местоположению и по всем трем царствам природы» (1785 г.) стала настоящим открытием Крымской terra incognita. В отличие от кратких описаний своих предшественников, К.И. Габлиц впервые в науке составил и опубликовал о Крыме солидную книгу. Она насчитывает 198 страниц и представляет собой крупноформатный фолиант размером 35x23 см. На титульном листе помещено изображение герба Таврической области: двуглавый орел со щитом и православным крестом на нем. Очевидно, по скромности автора книги его фамилия в заголовке не значится.

Обращает на себя внимание авторский стиль, отличающийся комплексными изображениями природы, строгой научной логикой, умением показать не только фактическое положение дел, но и объяснить причины и следствия явлений. Первый раздел монографии охватывает особенности неживой природы — «О естественном положении мест Таврической области, о качествах и свойствах земли и воды; и о всех в Минеральном Царстве встречающихся предметах». Здесь ученый впервые в науке проводит районирование Таврической области «на четыре части»: на Плоскую, Горную, полуостров Керченский и Остров Тамань (этот полуостров, расположенный на восточном берегу Керченского пролива, тогда ошибочно считали островом). Описания упомянутых регионов занимают третью часть страниц тома.

«Плоскую часть составляют обширные равнины — пишется в книге, — ...земля повсюду почти одинаковая, состоящая из желтого глинистого материала, который на поверхности от смешения с происшедшим от согнития трав черноземом».

Здесь мы встречаем лишь мимолетное упоминание о крымских черноземах, подробно описанных В.В. Докучаевым столетие спустя. Земля эта, — подчеркивает К.И. Габлиц, — «способствует хлебопашеству и к разным насаждениям удобна».

Главное внимание в этом разделе книги автор уделяет описанию горной части полуострова. Многие термины, названия, характеристики географических объектов, применяемые в крымоведении до сих пор, были введены в научный оборот еще К.И. Габлицем. Так, в горной части полуострова им впервые были выявлены и описаны три гряды: «передовые» (т. е. Внешняя Крымская гряда), «средние горы» (Внутренняя Крымская гряда) и «крайний Южный хребет» (Главная Крымская гряда); впервые упоминается в качестве самостоятельной природно-географической единицы «Полуденный» (Южный) берег Крыма — современное Крымское субсредиземноморье.

В тексте раскрываются особенности залегания горных пород и впервые указывается на наличие в основании горного Крыма толщи «глинистых флецов» — «шифера». Профессиональная подкованность ученого позволила ему ясно различать осадочные и кристаллические горные породы:

«некоторые из них заставляют думать, что происхождение их последовало в разные времена от осадки морской воды, другие показывают, что произошли они от огнедышащих извержений...».

Довольно подробно, со знанием дела, описывается рельеф гор, роль воды в формировании долин и ущелий. При этом автор выказывает хорошее знание крымской гидрографии, называя не только важнейшие реки — Салгир, Карасу (Большой и Малый), Бурульчу, Зую и Бештерек, Индол, Булганак, Альму и Качу, но даже такие южнобережные речушки как Анарсу и Балласу (современные названия их несколько иные). До Габлица еще никто не упоминал водопад Учансу.

Ученого поразило, что на крутых склонах гор «несметное множество пещер поделано, из них многие и до днесь целы». Внимание читателя обращается на «пещерные» города — Баклу («Бякля-коба»), Тепе-Кермен («Тяпе-Кирман»), Черкез-Кермен («Черкес-Кирман»), Эски-Кермен («Ески-Кирман»), Мангуп.

Благодаря К.И. Габлицу в России узнали о минеральных богатствах Тавриды: о соли, нефти и минерале кил (кеффекилит). В работе ученого довольно подробно рассмотрены некоторые полезные ископаемые, применяемые в местной практике: меловые мергели, красноватая железная охра, зеленый глинистый камень, серный колчедан, известняк («по виду мрамор»), красная и белая горшечные глины и др. Ресурсы соленых озер также получили теоретическую и практическую оценки. Ученый высказывает свою точку зрения на их морское происхождение, впервые подробно рассказывает о методике добычи в них соли.

... «соляные озера, лежащие в разных местах на помянутых равнинах, суть главнейший предмет, заслуживающий внимания, как в рассуждении получаемой от них прибыли, так и для исследования их происхождения».

Среди вершин Главной Крымской гряды К.И. Габлиц находит карстовые формы рельефа:

«на одной из оных гор от Карасу-Базара (Белогорска. — Авт.) к юго-западу... находится на самом верху величайшая яма, заслуживающая внимание потому, что в ней через весь год лед не исходит. Отверстие ее может составить около сорока сажень».

По-видимому, это описание относится к знаменитой ледяной пещере Большой Бузлук.

Поражает близость научных взглядов К.И. Габлица современным воззрениям. Вот, например, как описывает он Главную Крымскую гряду :

«...она начинается ...от Балаклавы и продолжается оттуда в параллель берега Черного моря до самой почти Феодосии (Кафы,), составляя один хребет, который только местами разделен на части...(перевалами. — Авт.). Северная сторона оного хребта отложее ...а южная только внизу у подошвы несколько отлога; кверху же круто утесиста».

И далее ученый впервые в литературе описывает крымскую яйлу:

«на самой вершине... как и на всем... горном хребте, пространные равнины, местами каменистые, а местами тучною землею покрытые, татарами Яйля называемыми, на коих лучшие кормовые травы произрастают; почему приморские жители и пасут там в летнее время свой скот».

С тех пор, как известно, проблема облесения и охраны яйлинских нагорных, почти безлесных плато не сходит с повестки дня крымского естествознания.

К.И. Габлиц обращает внимание на обилие утесов, окружающих долины Южного берега Крыма, спускающиеся к морю, характеризует прочность различных горных пород и извилистость береговой линии, подмечает наличие удобных бухт. Всюду, где это только к месту, ученый дает свою оценку возможностей хозяйственного использования земли.

В кратком географическом очерке Керченского полуострова фигурируют такие его особенности, как холмистая поверхность, отсутствие наземных текучих вод, высокое плодородие земли и отсутствие леса. Здесь же говорится про «соляные ключи», т. е. грязевые вулканы, «горное масло ...черную нефть», использующуюся в быту и во «врачебном искусстве», что «доказывает сокрытую в недрах земли горючую материю».

Высоко оценивая природные богатства горной Тавриды в целом, К.И. Габлиц энциклопедически точно и кратко резюмирует:

«В редких, может быть, других странах света можно найти столько разных совокупленных вместе совершенств, как в сей горной здесь полосе. Приятнейшие местоположения (мы бы сказали теперь — ландшафты. — Авт.), плодоносная земля, дающая изобильные жатвы, поля, испещренные цветами и другими полезными растениями, пригодный на разные потребы лес, сады с лучшими плодоносными деревьями и бесчисленное множество ключей и ручейков, повсюду из гор истекающих и составляющих нарочитые речки...».

Вторая часть книги посвящена «Царству Растений», в том числе не только естественной, но и культурной флоре. Именно с «плодоносных деревьев и кустарников» К.И. Габлиц и начинает обзор живой природы полуострова. Он перечисляет 22 их наименования: черешня, вишня, абрикосы, сливы, груши, яблоки, шелковица, волошские орехи, грецкие орехи, виноград (приводятся 15 его разновидностей), персики, миндаль, фиги, айва, садовая рябина, гранаты, хурма и др. При этом большое внимание уделяется экотопам, где эти «садовые породы» произрастают, приводится даже оценка вкусовых качеств их плодов.

Далее характеризуются деревья, «служащие для украшения садов» (8 наименований), садовые цветы (16 наименований), «поваренные и другие в огородах произрастающие растения» (26 наименований,) «и еще разные съедобные пастбищные растения» (5 наименований).

Большое место в книге отводится описанию лесов, которые в горной части

«составляют в длину около ста пятидесяти верст; а в ширину точно его определить нельзя... между лесистыми горами встречаются местами и безлесные. ...на всех передовых и средних горах (в Крымском предгорье. — Авт.) они вообще не столь высокого и толстого росту попадаются, как далее к морю ...около главных приморских гор. ...Первейшие места, где ...наиболее крупный лес произрастает, находятся между Балаклавою и Ялтою на северной стороне приморских гор; также около подошвы горы Чатырдаг, в околичности Алушты».

Именно здесь в наше время располагаются самые крупные лесные заповедники. Автор книги пытается объяснить причины различий деревьев в том, что лесоводы теперь называют бонитетом.

«В прочих же местах, — пишет К.И. Габлиц, — все лесные деревья достигают токмо до посредственной величины ...и потому — заботливо рекомендует он, — для умножения и поправления сих лесов наилучшим предвидится средством, есть ли часть оных перенести на другие безлесные места».

Таким образом, уже более двухсот лет назад ученый думал о необходимости лесомелиораций в Крыму. К.И. Габлиц приводит в своей книге (опять-таки впервые) 55 наименований древесных пород, произрастающих в горных лесах Крыма. Среди них — два вида дуба (теперь известны три вида и один подвид), бук, граб и клен (у нас по два аборигенных вида), липа и ясень (по нескольку видов), сосна приморская (в Крыму мы знаем три вида сосны), два вида можжевельника (здесь на самом деле пять их видов), сумах, плющ, жасмин кустарниковый и другие. В свойственной ему манере естествоиспытатель не только называет вид растения (русские и латинские названия), но и подробно описывает его место обитания и географическое распространение в Крыму.

Приведем лишь один пример из ботанических страниц монографии — о скипидарном дереве, или дикой фисташке.

«...одно из лучших дерев Таврических... растет ...дико около Севастопольской гавани, Балоклавы и по приморским горам... Кроме приятного его вида имеет оно и другие полезные качества... Величиною дерево сие равняется с большим сливняком, а толщиною бывает близ полуаршина в диаметре; к верху оно весьма густо и ветвисто; с наружи покрыто светло-серою шероховатою корой, а внутри белое, смолистое, и весьма твердого качества... листы имеют длинные, красноватые... расположены они попарно с одним листочком на конце... темно-зеленого цвета, гладкие нарочито плотны и толсты... Цветы... составляют большие кисти... плод, состоящий из маленьких орешков, на ягоду похожих. ...В каждом орехе одно белое ядрышко, похожее вкусом на фисташковое... В конце июля... дерево наполняется жидкою смолистою материею, которая своим бальзамическим запахом походит на мекский бальзам... В аптеках называется смолистая оная материя Кипрским скипидаром... его... с пользою уже употреблять можно... есть ли привить к нему дерево настоящие фисташки... то делается оно отменной доброты... заслуживает оно, чтоб разводить его во множестве».

Эта пространная цитата демонстрирует высокую наблюдательность, эрудицию, точность и разносторонность ботанических знаний автора первой книги о природе Тавриды. Вместе с тем, далеко не все известные теперь виды древесной флоры упомянуты автором, а только третья их часть; например, остались незамеченными такие специфически южные растения, как можжевельник высокий, земляничник мелкоплодный, ладанник крымский и другие виды.

Дикорастущие травянистые растения флоры Крыма К.И. Габлиц подразделяет на пять категорий: 1) Полевые цветы (приводит 45 наименований); 2) Кормовые травы (16 видов); 3) «Врачебную силу имеющие» (93 вида); 4) «На разные экономические потребы пригодные» (17 названий); 5) «Растения, служащие для любопытства ботаников» (214 наименований). Последняя категория — самая обширная и в научном отношении самая важная в перечне. Она занимает пятую часть книги и позволяет сегодня выявить некоторые изменения во флоре Крыма за более чем два века.

К примеру, среди крымских растений упомянута и так называемая «юж-трава».

Она «попадается на одной только горе, подле деревни Темирджи. В других местах России странное сие растение не находится, но оно произрастает по большей части только в Азии. Небольшие кругловатые по земле расстилающиеся колючие его кустики походят на свернувшегося ежа, и оттого оно получило свое название».

П.С. Паллас позже оспаривал возможность нахождения «юж-травы» в Крыму.

«Берусь утверждать совершенно определенно — писал он, — что растение это, приведенное для Херсонеса Таврического (в смысле — всего Таврического полуострова. — Авт.) Габлицем.., здесь отсутствует. Не только я сам, но и многочисленные любители ботаники, обшарившие каждый уголок этой земли, не обнаружили никаких его следов. Возможно, его ввели в заблуждение трагаканты...»

Однако трудно поверить, что такой искушенный естествоиспытатель, как Габлиц, лично собиравший «юж-траву» на Кавказе и в Прикаспии, мог настолько грубо ошибиться, чтобы спутать растения из различных семейств — бобовых (трагакант) и кермековых («юж-трава»). Скорее всего, небольшая реликтовая популяция загадочной азиатской «юж-травы» (ее латинское название Acantbolimon echinus), действительно, обитала когда-то на обрывах Демерджи, да была в конце концов сметена одним из катастрофических обвалов, которыми так насыщена история этого горного массива...

Крупнейший знаток флоры Крыма профессор Е.В. Вульф отсчитывал историю изучения местных растений от списка видов, приведенного в книге К.И. Габлица. Общий перечень диких и культурных растений составил здесь 542 вида, среди которых 440 дикопроизрастающих. Это было для того времени значительным вкладом в крымскую флористику, хотя, по едкому замечанию В.Н. Аггеенко, «Габлицль мало собирал», т. е. ожидаемые размеры его гербарной коллекции могли быть и больше. В любом случае никто не сделал в данной области больше, чем К.И. Габлиц, на протяжении следующих десяти лет, вплоть до П.С. Палласа. Даже немецкий ботаник И. Бёбер, побывавший в Крыму несколькими годами позже, оставил весьма скромные ботанические заметки «Растения в Таврии».

Завершающая часть книги К.И. Габлица посвящена «Царству Животных». Здесь он тоже был первопроходцем, описав более 150 представителей фауны полуострова (включая и домашних животных). Среди 17 представителей млекопитающих, названных натуралистом, некоторые уже исчезли из фауны полуострова (волк) и всей Восточной Европы (дикая лошадь, сайгак, тюлень). Тюлени (имеется в виду тюлень-монах), например, тогда нередко «в Севастопольской бухте примечены» бывали.

Из семи представителей домашнего скота Крыму уже не свойственны верблюд и мул. Приводятся также перечни птиц, «пребывающих по разным местам» (78 наименований), рыб, «водящихся в реках и морях Таврической области» (29 наименований), а также земноводных и пресмыкающихся. Наконец, рассказывая о насекомых, автор просто разделяет их на полезных и вредных и завершает трактат на оптимистической ноте — «А клопы и тараканы до сего времени еще нигде в домах не усмотрены...».

В числе первых, кто усмотрел в этой книге большую пользу, была императрица России Екатерина II. Она поспособствовала изданию книги К.И. Габлица, щедро одарила автора, который ей был представлен Г.А. Потемкиным лично. Ученый был назначен вице-губернатором Таврии.

Монография К.И. Габлица «Физическое описание Таврической области...» вскоре была переведена на английский (1788), немецкий (1789) и французский (1788) языки, благодаря чему не только Россия, но и вся Европа узнала об уникальной природе Крымского полуострова. В 1803 г. в Петербурге вышла в свет еще одна книга К.И. Габлица, посвященная Крыму и представляющая историко-природоведческий интерес — «Географические известия, служащие к изъяснению прежнего состояния Таврической губернии».

Память о К.И. Габлице запечатлена в его крымском гербарии, хранящемся ныне в Ботаническом Институте РАН и, частично, в Лондоне. Его именем назван род растений с Кавказа — габлиция тамноидная (Hablitzia tamnoides) и один из видов растений, обитающих в Крыму — шалфей Габлица (Salvia hablitziana).

В 2002 г. по инициативе крымских географов имя ученого присвоено карстовой полости на Ай-Петринском массиве Горного Крыма.

«Сообразив все доселе о сей Области сказанное, представить себе можно: Какие выгоды и преимущества ново-приобретенная страна сия по разным общежительным отношениям в себе заключает! Производя во всех трех царствах природы, не токмо нужные для человека потребности, но и самые для увеселения его служащие вещи, которые чрез искусство побуждаемое ободрением, несравненно еще в лучшее состояние приведены быть могут, так что водворившийся здесь земледелец, вертоградарь и купледетель, в состоянии почерпать, сколь от своего рачения, столь от самого местоположения, и, так сказать, от самоестественно успевающих землепроизводств существенную по своим намерениям пользу и наиприятнейшее удовольствие».

К.И. Габлиц

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь