Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе находится самый крупный на Украине аквариум — Аквариум Института биологии Южных морей им. академика А. О. Ковалевского. Диаметр бассейна, расположенного в центре, — 9,2 м, глубина — 1,5 м.

Главная страница » Библиотека » Г.А. Санин. «Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII века»

Отношения России и Украины с калмыками

На отношения России с Крымом заметно влияли племена калмыков-торгоутов и дербетов, кочевавшие в 50-х гг. XVII в. в междуречье Волги и Яика.

По мнению Н.В. Устюгова, первые десятилетия после появления калмыков в Поволжье отношения с ними, несмотря на добровольно принятое в 1608—1609 гг. подданство России, были довольно натянутыми. Сказывались споры из-за кочевий между калмыками и подвластными России башкирами и Большими ногаями. Подданство калмыков рассматривалось русским правительством главным образом как средство обеспечения мира на границе. Сами же калмыцкие тайши видели в подданстве своего рода военный союз. Новую стадию вхождения калмыков в состав России Н.В. Устюгов связывал с войной 1654—1667 гг., когда у России появилась нужда в дополнительных военных силах1.

«Присоединение калмыков к России, — подчеркивает П.С. Преображенская, — это сложный и длительный процесс, затянувшийся почти на полстолетия»2. По мнению П.С. Преображенской, в 50—60-е гг. XVII в. русское правительство было заинтересовано в калмыках как в военной силе и намеревалось использовать их прежде всего против Крымского ханства и Речи Посполитой. Правительство «все решительнее настаивает на подданстве, гарантируя расширение торговли и защиту кочевий»3. Все решительнее выдвигается требование, чтобы шерти не носили формальный характер, подтверждались выдачей заложников. Калмыки все более склоняются к решению действительно войти в состав России, и в результате шертей 1655, 1657, 1661 гг. вопрос этот решается окончательно4.

В первые месяцы после начала русско-польской войны в отношениях с калмыками заметных изменений не прослеживается. Сказывались надежды на привлечение к войне против Речи Посполитой Крымского ханства, а в этом случае беспокойных калмыков следовало держать подальше от крымских границ. Наконец, необходимы были определенные усилия и время для преодоления своеобразной политической инерции и традиций.

В те самые дни, когда из Москвы отъезжало в Крым посольство Т. Хатунского с предложением о союзе, из Астрахани 22 февраля был направлен толмач астраханской приказной избы Афонасий Борисов. По приказанию воеводы Ивана Петровича Пронского он должен был предстать перед Дайчином, Лаузаном и Мончаком тайшами, самыми влиятельными из калмыцких тайшей, и потребовать неукоснительного выполнения принятой ранее шерти: «Из ближних мест ис под государевой отчины Астрахани шли бы за Яик в дальни свои кочевья, а блиско б государевой отчины Астрахани не приходили и осоры и задору с государевыми людьми никакова не чинили»5. Это были традиционные требования, выдвигавшиеся русским правительством уже после откочевки торгоутов и дербетов из Сибири к Волге.

В середине 1654 г., когда общий враг России и Калмыкии — Крымское ханство нападает на Украину, становится неизбежным дальнейшее русско-калмыцкое сближение, одной из целей которого была организация совместного нападения на Крым силами донских казаков и калмыков. Не случайно выше приведенные строчки наказа З. Волкову и И. Горохову о нападениях на русские поселения были зачеркнуты и не вошли в окончательный вариант: с Дайчином и Лаузаном нужно было искать общий язык, а не обострять отношения упоминанием прежних разногласий.

О совместных военных действиях против крымских татар с калмыками в 1654 г. не говорили, но в русских дипломатических кругах этот вопрос, по-видимому, обсуждался. Возможность выступления калмыков против Крымского ханства рассматривалась еще в Переяславле, когда туда прибыл для принятия присяги украинского народа боярин В.В. Бутурлин. Этот факт упоминается в письме генерального писаря И. Выговского к В.В. Бутурлину от 21 марта 1654 г.: «Ино надобно из Дону на Крым ударить и помешать им, и калмыков наговорить на них, как с тобою был в Переяславле разговор»6. Первыми попытались начать переговоры с калмыцкими тайшами о совместном походе на Крым донские казаки. Возглавил их первое посольство весной 1655 г. старший брат С.Т. Разина — Иван Разин.

* * *

Итак, готовясь к войне против Речи Посполитой, Россия и Украина искали союзников, вели переговоры либо готовили почву для этих переговоров в сопредельных землях и государствах: в Швеции, Молдавии, Валахии, в Крымском ханстве, Турции.

Не претендуя на полное исследование вопроса внешней политики Речи Посполитой, очень коротко отметим меры польского правительства, направленные на поиски союзников в войне против России.

Попытки такого рода были предприняты при шведском дворе, но они не увенчались успехом7, так как Карл X сам готовился к нападению на Речь Посполитую и искал союза с Россией.

Поиски союзников Речь Посполитая вела и в другом направлении. В январе-феврале 1654 г. были организованы посольства в Трансильванию (Я. Шумовского) и Молдавию (П. Беневского), в задачу которых входило заручиться помощью войсками в предстоящем походе на Украину. Кроме того, от молдавского господаря и трансильванского князя настоятельно требовали помочь в Стамбуле польскому послу Бегановскому, отправленному туда в январе 1654 г., еще до получения известий о воссоединении Украины с Россией8. В инструкциях Бегановскому, Шумовскому, Беневскому говорилось о необходимости добиваться помощи крымских татар против России и о желательности широкого союза против нее9.

Особое значение придавалось поездке в Крым коронного стражника Яскульского. Яскульский прибыл в Бахчисарай почти одновременно с русскими посланниками Т. Хатунским и И. Фоминым. В инструкции М. Яскульскому говорилось об усиленных военных приготовлениях России, о возможном нападении на Речь Посполитую. В этом случае надлежало добиваться от хана военной помощи при условии выплаты «подарков». Другой целью было разорвать союз Хмельницкого с ханом. Посланец Речи Посполитой должен был сделать все возможное для того, чтобы Ислам-Гирей предложил Хмельницкому присоединиться к антирусской коалиции. В инструкции прямо писали, что Хмельницкий, несомненно, откажется от этого предложения и тем самым вынудит хана к разрыву союза10.

Вначале переговоры не приносили результатов. Крымский хан выжидал возвращения от Хмельницкого Алкаса Кегито, и только во второй половине мая условия польско-татарского союза были определены. Направленный в Варшаву вместе с Яскульским Сулейман-ага вез «союзный лист», в котором содержался план будущего союза против России и Украины: общими силами надлежало принудить Украину к возвращению под власть Речи Посполитой, а затем вместе ударить на Москву. В составленном Яскульским и ханскими представителями проекте союзного договора предусматривалось возвращение Речи Посполитой украинских земель и Смоленска, Крымское ханство должно было получить Казань и Астрахань.

В конце июня Сулейман-ага и Яскульский прибыли в Варшаву. Потребовались считанные дни для того, чтобы проходивший в Варшаве сейм утвердил этот проект. Теперь в качестве союзников упоминались в нем и Дунайские княжества11.

Еще не пришли в Варшаву известия о смерти Ислам-Гирея, как Яскульский и Сулейман-ага вновь отправились в Бахчисарай, чтобы окончательно решить вопрос о поминках хану12. В Варшаве предлагали 40 тыс. злотых. Смерть хана перепутала все карты, многое приходилось начинать с самого начала, так как борьба группировок в Крыму за власть вспыхнула с новой силой.

Деятельность Яна Бегановского в Стамбуле не привела, как отмечалось выше, к заметным результатам: султанский диван не стал вмешиваться в польско-крымские дела. Что же касается поездки Я. Шумовского в Трансильванию и П. Беневского в Молдавию, они имели определенные результаты — отряды Молдавии, Валахии и Трансильвании соединились с войсками. Речи Посполитой и воевали на Украине, но уже к осени 1654 г. этот союз распался. Фактически, если не учитывать Крыма, к началу 1655 г. Речь Посполитая осталась в изоляции перед лицом шведского «потопа».

Примечания

1. Устюгов Н.В. Башкирское восстание 1662—1664 гг. // Ист. зап. 1947. Т. 24. С. 48.

2. Преображенская П.С. Калмыки в первой половине XVII века. Принятие калмыками (торгоутами и дербентами) русского подданства: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1963. С. 14.

3. Там же. С. 12.

4. Там же. С. 12—14.

5. ЦГАДА. Ф. 119. Калмыцкие дела. Оп. 1. 1655. Стб. 1. Л. 24. Расспросные речи А. Борисова в Астрахани.

6. АЮЗР. Т. 10. С. 562.

7. Заборовский Л.В. Указ. соч. С. 57—58.

8. Там же. С. 43—44.

9. Там же. С. 45.

10. Там же С. 44.

11. Polska w okresie drugej wojny północnej 1655—1660. W-wa, 1957. T. 1: Rosprawy. S. 461—462.

12. Ibid.

 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь