Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

На правах рекламы:

https://pedant-kostroma.ru/remont-iphone-7-7plus

Главная страница » Библиотека » Г.А. Санин. «Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII века»

Подготовка и ход военных действий на Украине весной и летом 1654 г.

Одновременно с дипломатическими акциями русским правительством и гетманской властью на Украине велась подготовка к военным действиям. По замыслу командования русской армии основной удар наносился в направлении Смоленска и далее на Белоруссию и Литву. Военные действия на юге, в районе Украины должны были носить вспомогательный характер. В соответствии с этими общими замыслами располагались и военные силы. На центральном участке, в районе Вязьмы и Смоленска, было сосредоточено до 40—41 тыс. войск. На направлении северного вспомогательного удара из Великих Лук сосредоточили около 15 тыс. Кроме того, по Белгородской черте был расположен корпус боярина Василия Борисовича Шереметьева численностью до 7 тыс., в задачу которого входило прикрытие тылов русской армии в случае нападения Крыма и помощь Б. Хмельницкому1.

Первоначально корпус Шереметьева правительство намеревалось целиком отправить на Украину2, рассчитывая, вероятно, на то, что с Крымом удастся сохранить союзнические отношения и втянуть хана в войну против Речи Посполитой, но когда выяснилась полная невозможность миром решить дело с Крымом, корпус оставили на Белгородской черте. Ограничились отправкой на Украину 4 тыс. полка окольничего Андрея Васильевича Бутурлина3. Полк представлял собой формирование из детей боярских Стародуба и Рославля, ратных людей Севска и комарицких драгун. Он был предназначен не для гарнизонной службы, а для действий в полевых условиях вместе с полками Хмельницкого.

Но полк А.В. Бутурлина был лишь частью прочих русских войск, направленных в помощь Украине по просьбе гетмана. Поскольку в Москве театр военных действий на Украине расценивался как второстепенный, основные силы русских войск использовались здесь для обеспечения безопасности Киева на случай неожиданного прорыва неприятеля4. Русский гарнизон Киева мог быть использован как резерв в экстренных ситуациях. Командование гарнизоном возлагалось на Федора Семеновича Куракина и Федора Федоровича Волконского.

В наказе воеводам, составленном не позднее 13 января, гарнизон Киева должен был состоять из служилых людей Путивля, Карпова и Москвы. Из Путивля направлялись 100 человек детей боярских и 5 пушкарей, из Москвы — стрелецкий полк Алексея Мещеринова в 500 человек, из Карпова — солдатский полк Юрия Гутцына численностью в 2000 человек. Артиллерийское обеспечение гарнизона осуществлялось в основном за счет имевшихся городе орудий и припасов. Дополнительно Ю. Гутцын должен был взять с собой 10 медных пищалей, а Мещеринову предписывалось захватить из Путивля 2 медных и 8 железных пищалей. К каждой пищали полагалось по 100 ядер весом в 6 гривенок5, запас пороха. Таким образом, всего в Киев предполагалось послать 100 человек дворянской конницы и около 2500 человек пехоты, 20 медных и железных пищалей с 700 пудами пороха и 50 пудами свинца6.

С Куракиным и Волконским отправили в Киев «на корм солдатом да на всякие расходы» 1500 руб., на такую же сумму — собольих мехов и вестовой колокол весом в 37,5 пудов7.

В наказе предусматривались меры по обеспечению безопасности населения. На случай возникновения угрозы нападения жители должны были заранее запастись продовольствием и при необходимости население Киева и прилежащих сел укрывалось за стенами крепости. Воеводы должны были немедленно принять в этом плане все надлежащие меры и составить «боевое расписание» для гарнизона и жителей, возглавить оборону города и окрестностей8.

В случае необходимости воеводам надлежало немедленно писать Хмельницкому и требовать высылки в город трех казацких Полков: Переяславского, Киевского и Белоцерковского. Помощь обязаны были предоставить и русские войска, расположенные по Белгородской черте9.

В действительности киевский гарнизон оказался несколько меньшим. Местом сбора гарнизона был назначен г. Путивль, откуда предстояло двигаться к Киеву. Еще 29 января В.Б. Шереметьев приказал выслать из Яблонова в Путивль и передать там Куракину и Волконскому 10 пушкарей10. В январе же крапивенский воевода Роман Сатин сообщил Куракину о высылке в Путивль какого-то отряда стрельцов11. По-видимому, это были те самые 110 человек калужских и ливинских стрельцов, о прибытии которых в Путивль и соединении с отрядами Волконского и Куракина упомянуто в отписке воевод от 14 января 1654 г.12 Почти одновременно с этим отрядом в Путивль прибыл и стрелецкий голова Алексей Мещеринов с 5 сотниками и 200 стрельцами московскими. Вместе с ним из Москвы прибыли 2 стольника и 3 дворянина; приготовлены были пищали и припасы к ним, правда, в меньшем количестве13. Ф.С. Куракин, Ф.Ф. Волконский и дьяк Андрей Немиров прибыли в Киев 23 февраля.

Таким образом, к моменту вступления в Киев воеводы располагали конницей 103 человека, 316 человек стрельцов, 20 пищалями (из них 2 железных), причем половина пищалей была меньшего калибра, не в 6 гривенок, а в 2. Вместо предписанных 700 пудов пороха имелось лишь 500, но свинца было отпущено много больше: 320 пудов вместо 5014.

Вместе с воеводами в Киев прибыл в полном составе солдатский полк Ю. Гутцына численностью в 2000 человек15. Дальнейших пополнений киевского гарнизона на протяжении 1654 и 1655 гг. по источникам проследить не удалось. Таким образом, общая численность киевского гарнизона составляла около 2500 человек, т. е. примерно столько, сколько просил Б. Хмельницкий16. Следовательно, военные действия на Украине в основном должны были вестись силами украинского казачества и крестьянства, в то время как на плечи русской армии ложилась тяжесть основного театра военных действий в Белоруссии и Литве и оборона Белгородской черты. В военных действиях в Белоруссии участвовали украинские казаки.

Установить точно численность украинского войска источники не позволяют, но, несомненно, оно превосходило цифру в 60 тыс. казацкого реестра, предусмотренную Мартовскими статьями 1654 г.

Ход военных действий на Украине требует специального уточнения. Еще 7 января, за день до знаменитой Переяславской рады, Б. Хмельницкий обратился к народу Украины с универсалом в котором призывал готовиться к боям с Речью Посполитой: запасать порох, свинец, продовольствие17. О возможных боях с Крымом в универсале даже не упоминалось. Это замалчивание очень показательно. Если сопоставить его с попытками Хмельницкого и России сохранить союзнические отношения с татарами, то универсал гетмана может еще раз подтвердить, что крымский хан не рассматривался как непосредственный противник и население Украины пока не ориентировалось на борьбу против хана.

Январь и февраль почти целиком ушли на заготовку боеприпасов, фуража и продовольствия, на сосредоточение сил. Хмельницкий, вероятно, излишне надеялся на сохранение союзнических отношений с татарами. Эта предпосылка и легла в основу плана военных действий. Гетмана особенно беспокоила северная граница. В дополнение к исторически сложившейся административно-территориальной полковой системе, при которой в наиболее крупных городах располагались казацкие полки, Хмельницкий намеревался особо усилить северные и западные рубежи.

14 марта посланные от гетмана в Москву С. Богданов и П. Тетеря подали челобитную о правах и привилегиях Войска Запорожского, в которой в общих чертах излагался план расположения военных сил на Украине. Для укрепления северной и западной границы Хмельницкий просил 3000 русских воинов, в то время как южная граница обеспечивалась лишь гарнизоном Кодака в 400 человек и запорожскими казаками численностью в 10—12 тыс.18 В том случае, если не удастся привлечь татар на свою сторону, Хмельницкий предлагал направить на Крым отряды донских и запорожских казаков19. Что касается казацких украинских полков, то по существовавшей в то время традиции они на зиму расходились по домам.

Предложения С. Богданова и П. Тетери к 14 марта уже устарели. В Киев был введен гарнизон, насчитывающий 2500 человек еще в конце февраля. В то время Киев находился вблизи северной границы подвластных гетману территорий, прикрывал их от вторжения литовских войск. К самому гетману был направлен отряд А.В. Бутурлина (см. выше). Поэтому в Мартовских статьях лишь констатировали, что ратные люди «для обереганья Украины есть и впредь стоять учнут»20. Русские войска должны были с установлением летнего пути наступать на Смоленск21. Довольно умеренные запросы Хмельницкого доказывают, что и гетман был согласен с общим планом ведения войны: основной удар наносить не на Украине, а севернее, в районе Смоленска.

Речь Посполитая еще с осени 1653 г. начала сосредоточение своих сил. Это были три группировки, одна из которых стягивалась в Карпатском Подгорье, другая — на Волыни и третья (литовцы Радзивилла) — к северу от Киева, в Полесье22. Русское правительство и гетман, основываясь на прежнем опыте, не без основания полагали, что, как и всегда, по Украине будет нанесен неприятелем, комбинированный удар: с севера на Киев силами Радзивилла, и из Подгорья и Волыни на восток и юго-восток в направлении Шаргорода и Буши.

Направленному к Хмельницкому в феврале 1654 г. стольнику Полтову предписывалось не только сообщить радостную весть о рождении у царя Алексея первенца, но и всякими мерами узнавать, где сосредоточиваются польско-литовские войска, были ли бои, кто одержал победу. Особенно нужно было выяснить, состоялось ли нападение на Шаргород, и если нападали, то каким образом: «изгоном» (т. е. набегом) или «обозом» (т. е. правильным походом). Ответ на этот вопрос помог бы выяснить: где намереваются поляки нанести главный удар. Если нападение было или будет совершено «обозом», то это может означать, что, как и раньше, главный удар будет планироваться неприятелем на Украине, тогда как основные силы России нанесут удар севернее23. Интерес противника к Буше и Шаргороду был не случаен: овладение этими крепостями открывало дорогу в центральные части Украины: Фастов, Умань, Чигирин.

Особое беспокойство вызывала судьба Киева. По прибытии в город русский гарнизон немедленно начал фортификационные работы и ремонт крепости, которая находилась в столь плачевном состоянии, что значительные участки стен приходилось возводить заново, строить новые укрепления «на горе близ Софийского монастыря». Крепость успели поставить вовремя24.

Относительно военных действий на Украине весной 1654 г. нет единого мнения. Еще Н.И. Костомаров расценивал эти военные действия как вялые и нерешительные с обеих сторон. Объясняет эту нерешительность Н.И. Костомаров тем, что Речь Посполитая искала союзников, а Хмельницкий опасался нападения Крыма25. Противоположная оценка содержится в работах А.Н. Мальцева. По его мнению, польско-шляхетское войско предприняло ряд крупных наступательных операций весной 1654 г.26 До настоящего времени военные операции на Украине весной и летом 1654 г. подробно не исследованы. Н.И. Костомаров пытался это сделать, но его выводы базируются только на воспоминаниях польских шляхтичей, участвовавших в сражениях. В работах Заборовского и Мальцева военные действия рассматриваются лишь попутно.

Военные действия начали польские войска традиционным ударом с запада и с севера в феврале 1654 г. Основной удар наносился с запада. Около 25 февраля генеральный писарь И. Выговский доносил царю, что поляки собираются на Волыни и в Подгорье и идут к границам освобожденной части Украины: «Ратные люди, что розно были на зимовке, розошлися на Подгорье и на Волынь, грамотою гетмана коронного еще совокупляются и к городом украиным к нам ближатся»27 (см. рис. 1).

Крупный отряд полковника Окуня, в состав которого входили 6 полков, появился под Каменец-Подольский, «изгоном» напал на Бушу, но взять город не смог, ограничившись тем, что перебил под Бушей отряд в 200 казаков, оттуда направился к Шаргороду и захватил его28.

Одновременно с севера из района Гомеля-Любеча-Мозыря нанес удары Я. Радзивилл в направлении на Стародуб и Киев. Но 6 марта у Стародуба казаки Стародубского полка под командой полковника Веремеенко отбили нападение29.

Поход на Киев тоже закончился неудачей: Радзивилл дошел лишь до местечка Бороденки в 30 верстах от Киева и вынужден был повернуть обратно30.

Военные действия на Украине в 1655—1657 гг. 1 — граница воссоединившихся в 1654 г. с Россией украинских и белорусских земель; 2 — Белгородская оборонительная черта; 3 — основные сакмы (пути набегов); 4 — места крупных боев; 5 — основные походы русских и украинских войск; 6 — основные походы Речи Посполитой; 7 — основные районы сосредоточения и походы татарских войск

Немедленно наказной киевский полковник Павел Яненко выслал сторожевые подъезды. Гарнизон и жители спешно укрепляли Киев31. В город прибыл Киевский полк, окрестные жители начали собираться за городскими стенами, в прилежащие монастыри послано тревожное сообщение о походе литовских отрядов и о необходимости оборонять подступы к Киеву32.

Продолжить поход на Киев Радзивилл не решился, так как из района Стародуба ему угрожал Стародубский полк Веремеенко, а Севске и Брянске стояли отряды В, Б. Шереметьева и А.В. Бутурлина.

Действия польских войск на западе были решительнее. В конце февраля — начале марта отряд шляхты численностью в 200 человек предпринял разведывательный поход под Немиров и неожиданно ворвался в Копиевку. Казаки вначале были охвачены паникой, но оправились, разгромили отряд, отбили знамя и сами захватили в плен несколько «языков»33.

Вскоре последовал удар главными силами, которыми командовал коронный гетман Потоцкий. Еще в начале марта киевские воеводы получили сообщение о том, что в Полонном и Меджибоже собирается 20-тысячное неприятельское войско, что уже пали Любар, Чуднов, Костельня и отряды поляков подходят к Белой Церкви. В последних числах марта из польского лагеря под Меджибожем выступил брацлавский воевода с 12 хоругвями наемников валахов и неожиданно захватил Немиров34.

Улицы города были покрыты трупами. Несколько сот жителей укрылось в громадном каменном погребе, их выкуривали оттуда дымом.

От Немирова путь лежал на местечко Якубец. 3000 жителей и воинов решили лучше умереть, чем сдаться врагу. В начале апреля почти все они пали на поле боя. Вскоре настала очередь местечка Мушировка. Не поддавшись на увещевания сложить оружие, жители вступили в бой, «наделавши нам вреда, — пишет поляк-очевидец, — тому из нас пронизали щеку стрелою, другого задели косою, а больше всего допекли нам дубьем да колодами»35. Используя перевес в огнестрельном оружии, поляки вломились в «замок», «Тут, — пишет тот же автор, — у нас просто руки утомились от рубки их. Погибло там тысяч до пяти русского народа обоего пола и всякого возраста»36.

Таким образом, противник действовал по двум направлениям: севернее из Полонного на Чуднов и Костельную и южнее из Меджибожа на Немиров. Развить первые успехи Потоцкому не удалось. Правда, где-то между Немировом и Уманью северный и южный отряды противника объединились и силами до 20 тыс. осадили Умань, но полковники Носач и Золоторенко удерживали Брацлав, а под стенами Умани Потоцкого ждал полный разгром. Оборону города возглавил талантливый военачальник, непримиримый враг польских магнатов Иван Богун. Предпринятый коронным гетманом Потоцким штурм крепости не увенчался успехом. В первых числах апреля осаждавшие потерпели поражение. Казаки преследовали их вплоть до Шаргорода, заняли город, но так и не смогли настичь отступавшего неприятеля. Потоцкий спешно отвел своп войска к Каменец-Подольскому37.

Войско Потоцкого разбегалось, спасаясь кто как может. О его потерях можно судить хотя бы по состоянию отряда полковника Окуня. В феврале Окунь штурмовал Бушу и Шаргород силами 6 полков, теперь, когда, спасаясь от настигающего украинского войска, он откололся от Потоцкого, под тем же самым Шаргородом Окунь принял последний бой со своим отрядом, который насчитывал всего 60 человек. Отряд был перебит, сам Окунь попал в плен и умер от ран38.

Отбив нападение на Умань, Хмельницкий переносит центр военных действий севернее — в район Фастова и Белой Церкви. Положение на Украине складывается настолько благоприятное, что гетман уже может послать на помощь русским войскам в Белоруссию три казацких полка: Черниговский, Нежинский и Стародубский, присоединив к ним отряд «охочих» казаков общей численностью до 20 тыс.39

Активные военные действия на Украине в феврале—апреле 1654 г. велись только силами украинских войск. Отряд А.В. Бутурлина, предназначенный для участия в походах вместе с гетманом и насчитывающий 4 тыс. человек при артиллерии, только 1 июня выступил из Путивля и 19 июня вошел в Киев. Не прошло и недели как А.В. Бутурлин двинулся дальше к Фастову, где и соединился с полками Хмельницкого. Во второй половине июня русско-украинское войско готово было выступить из Фастова к Белой Церкви и далее на запад40.

Успешное начало боевых действий в Белоруссии оказало огромную помощь Украине. В мае русскими войсками были освобождены верховья Днепра и вся восточная Белоруссия. Это снимало окончательно угрозу удара Я. Радзивилла на Киев с севера.

После того как в Белоруссии был взят в августе 1654 г. Мстиславль, появилась возможность усилить армию Хмельницкого. К Луцку на соединение с гетманом спешил отряд А.Н. Трубецкого. Гетман тоже поспешил вместе с А.В. Бутурлиным к Луцку41, но вынужден был прервать марш, так как в первых числах сентября окончательно выяснилась враждебная позиция Крымского ханства и необходимо было принять экстренные меры по обеспечению безопасности южных границ.

Татарские отряды активного участия в военных действиях на стороне Речи Посполитой не принимали. В значительной степени это объясняется тем, что союз Крыма с Речью Посполитой еще не был юридически оформлен, хотя в принципе вопрос решили уже к 16 июня, после возвращения из Чигирина Алкаса Кегито и из Варшавы Яскульского и Сулеймана-аги с обещанием выплатить хану поминки на сумму 40 тыс. злотых.

Другая, и едва ли не главная причина пассивности татар, была в том, что после смерти хана началась внутренняя распря между группировками знати. Ко всем этим сложностям добавилось неожиданное нападение донских казаков.

На вопросе о том, самовольно ли был предпринят казацкий поход или его санкционировало московское правительство, следует остановиться подробнее. Грамота о запрещении походов на Крым в связи с намерениями правительства и Хмельницкого использовать силы татар в борьбе против Речи Посполитой была доставлена в Черкасск 12 мая. Ровно через месяц, 12 июня, прибыла вторая грамота, подтверждающая запрет походов на Крым42. Тем не менее в промежуток времени между получением этих двух грамот 39 казацких стругов уже вышли в Азовское море. Следовательно, поход начался вопреки прямому указанию правительства. Казакам разрешалось идти в поход и без санкции царя, в том случае, если этого потребует Хмельницкий, но и от гетмана таких требований не было.

Войсковому атаману Осипу Петрову предстояло иметь весьма неприятные объяснения, если бы 12 июля на Дону не получили грамоту от гетмана, в которой сообщалось о том, что крымский хан действует сообща с Речью Посполитой, готовит поход на Украину и Россию и что казаки должны немедленно выступить в поход степью и морем43. Впоследствии Осип Петров уверял, что только после получения этой грамоты казаки и отправились против Крыма. Однако у него явно не сходятся концы с концами. В его отписке сообщается, что поход длился 2 месяца и что 18 августа казаки вернулись на Дон44. Следовательно, простым подсчетом можно установить, что выступление состоялось примерно в середине июня и никак не после получения гетманской грамоты.

В ночь с 16 на 17 июня в Бахчисарае поднялась паника. Смешавшись с толпой, переводчики русского посольства Абдул Байцын и Иван Собакин узнали, что из Кафы пришло письмо от начальника турецкого гарнизона Мустафы-паши, в котором говорилось, что под Кафой и Керчью замечены 38 казачьих стругов. В страхе Мустафе-паше померещились и новые струги, спешащие на помощь первым, и столь многочисленные, что их невозможно схватить взглядом45.

18 июня на подходах к Кафе казаки заметили шесть кораблей с хлебом и товарами, следовавших из Стамбула в Кафу. Два корабля (один с хлебом и один с товарами) взяли на абордаж, судьба остальных четырех неизвестна.

Два дня спустя, 20 июня, казаки высадились в Кафе и после жесточайшего боя овладели посадом, освободили многих невольников, зажгли город, но были выбиты, потеряв пленными трех человек. Блокада побережья Крыма и Тамани продолжалась. Лишь в середине августа струги оставили за кормой Черное и Азовское моря и вместе с 120 освобожденными невольниками вошли в устье Дона46.

Произведенное выше описание морского похода донских казаков сделано на основании войсковых отписок с Дона и свидетельств русских дипломатов в Крыму. В работах Хаммера («История Турции») и Грушевского, составленных на основании польских и трансильванских источников, поход рисуется как весьма широкая морская акция. Во-первых, значительно смещены хронологические рамки похода — с июня—августа поход переносится на август—сентябрь. В сентябре предпринимать морские походы казаки не решались из-за начинающихся осенних штормов. Далее приводятся совершенно фантастические слухи о том, что казаки подходили под самый Царьград, взяли Варну, разгромили отряд силистрийского паши Сияуша, который пришел было спасать город. Казацкие струги не дошли до Константинополя всего каких-нибудь 4 мили, разграбили северное и южное побережье Черного моря от Эрегли до Балчика, под Балчиком Сияушу удалось захватить один струг47. Источник сведений Хаммера и Грушевского — слухи среди населения причерноморских областей, как всегда в подобных случаях, значительно преувеличивающие и раскрашивающие реальный факт совершенно невероятными «подробностями». Официальный отчет войскового атамана, проверенный показаниями русских дипломатов, находившихся в Бахчисарае, дает истинную картину похода. Казаки действовали в районе Таманского и Крымского полуостровов. Что касается слухов, то они могут свидетельствовать лишь о необычайно сильной реакции среди населения Османской империи на казацкие походы, об эффективности этой меры, направленной на сдерживание агрессии против украинских и русских земель. Поход донских казаков способствовал тому, что в течение всего лета 1654 г. крымские татары не появлялись за пределами полуострова.

* * *

Подводя итоги главы, нужно отметить следующие основные моменты. Воссоединение Украины с Россией самым тесным образом вписывалось в сложный комплекс международных отношений Европы середины XVII в. Особенно заметно это событие воздействовало на внешнюю политику стран Центральной и Северной Европы, которые упорно противостояли натиску османов и соперничали на Балтике.

Осенью 1653 — весной 1654 г. меняется направление внешней политики России. Если после Смоленской войны 1632—1634 гг. центр внешнеполитической активности был направлен на юг, на борьбу против набегов крымских татар, то теперь, в январе 1654 г., появилась реальная возможность решить проблему воссоединения западнорусских, украинских и белорусских земель, которая и выдвигается на главное место.

Внешняя политика России и Украины была направлена на закрепление акта воссоединения. Общность внешнеполитических целей привела к единству действий российской и украинской дипломатии. Первые же шаги были направлены на создание блока государств против Речи Посполитой. По мысли украинских и русских дипломатов, в этот блок должны были войти Швеция, Крымское ханство, Дунайские княжества при нейтралитете других европейских стран и помощи оружием и деньгами со стороны Нидерландов.

Под влиянием решения Земского собора 1653 г. и Переяславской рады 1654 г. о воссоединении Украины с Россией усилилась национально-освободительная борьба народов, порабощенных Османской империей. В Дунайских княжествах начинает складываться (пусть медленно и противоречиво) ориентация на Россию, а не на Речь Посполитую, в борьбе за национальное освобождение.

Воссоединение Украины с Россией резко изменило отношения с Крымским ханством. Относительно спокойные в годы Освободительной войны украинского народа, они начинают постепенно накаляться. Попытка русской и украинской дипломатии заключить союз с ханом не увенчалась успехом. Крым начинает сближаться с Речью Посполитой, но вместе с тем это сближение происходило далеко не гладко и ровно.

Отмеченная еще А.А. Новосельским борьба за власть между различными группировками татарских феодалов придавала политике Крыма нестабильный, противоречивый характер, делала его ненадежным внешнеполитическим партнером, всегда склонным к перемене курса в зависимости от внутренней конъюнктуры, а часто и от чисто субъективных факторов. Пример тому и измены хана в ходе Освободительной войны, и отказ от возобновления союза с Хмельницким, а следовательно, и с Россией в 1654 г. Вместе с тем теперь этой нестабильностью и борьбой между группировками пытаются воспользоваться русские и украинские дипломаты для привлечения Крыма на свою сторону.

Не только интересы грабежа определяли внешнюю политику Крыма. Воссоединение Украины с Россией создавало угрозу безопасности Крыма, что в значительной степени способствовало активизации его борьбы против России.

Воссоединение Украины с Россией и война против Польши и Крыма, в которой русское правительство использовало калмыков, способствовали более тесному вхождению последних в состав России, в 1654 г. создаются предпосылки для дальнейшего сближения русско-калмыцких интересов. Укрепляется положение России и на ее юго-восточных рубежах.

Поиски союзников вела и Речь Посполитая.

К лету 1654 г. ни Россия, ни Речь Посполитая не сумели создать таких союзов. Дунайские княжества занимали весьма колеблющуюся позицию. В Швеции с большим сочувствием относились к идее союза с Россией, но имелась и определенная настороженность ввиду того, что еще не были исчерпаны все возможности мирным путем осуществить свои притязания к Речи Посполитой.

Одновременно с дипломатической подготовкой готовились и к военным действиям. Целью Речи Посполитой было восстановление господства на Украине, против которой и были сосредоточены силы польских войск. Русское правительство намеревалось нанести главный удар в Белоруссии, военные действия на Украине носили вспомогательный характер, задача Хмельницкого и Находившихся здесь русских частей сводилась в основном к обеспечению безопасности южного фланга наступающих главных сил. На случай военных действий татар усиливалась оборона Белгородской засечной черты.

Итог весеннего наступления на Украине оказался для Речи Посполитой плачевным. На Украине не только не удалось добиться решающего изменения положения, но польские войска были отброшены дальше на запад от той линии, на которой находились они до начала военных действий. Теперь рубеж освобожденных земель проходил примерно по течению р. Стырь. Это были уже подступы к Львову и Карпатскому Подгорью. Но одна из основных баз польских войск — Каменец-Подольский — оставалась в руках противника.

Успешный поход донских казаков на Крым, распри в ханстве и нерешенность вопроса о польско-крымском союзе помешали татарам вмешаться в военные действия.

Примечания

1. Мальцев A. H. Указ. соч. С. 25—34. Белгородская черта — это система оборонительных сооружений, тянувшихся непрерывной линией вдоль всей южной границы России. Возведение ее закончилось в 1652 г., предназначалась для защиты от татарских набегов.

2. Там же. С. 34.

3. Там же. С. 35, 36.

4. АЮЗР. Т. 10. С. 355—361. Не позднее 13 января. — Наказ киевским воеводам.

5. Имеется в виду «малая гривенка» весом в 200 г. Вес ядра 1 кг 200 г.

6. Там же. С. 354—355. Не позднее 13 января. — Наказ киевским воеводам.

7. Там же. С. 355.

8. Там же. С. 369.

9. Там же.

10. Там же. С. 380. 14 февраля. — Отписка киевских воевод.

11. Там же. С. 382. 21 января. — Челобитная Ф.Ф. Волконского.

12. Там же. С. 372—373. 14 января. — Отписка киевских воевод.

13. Там же.

14. Там же. С. 380. 27 февраля. — Отписка киевских воевод.

15. Там же. С. 382. 8 февраля. — Отписка киевских воевод.

16. Б. Хмельницкий просил 3000 человек (см. ниже).

17. Документи... С. 315. Хмельницкий неоднократно утверждал, что он может выставить до 200 тыс. и более. См.: Шевченко Ф.П. Політичні та економічні... С. 177—178.

18. Зварницкий Д.И. История запорожских казаков. СПб., 1892. Т. 1. С. 439.

19. АЮЗР. Т. 10. С. 451, 452, 1654 марта 14. — Челобитная Войска Запорожского.

20. Воссоединение Украины с Россией. М., 1953. Т. III. С. 562.

21. Там же.

22. Там же. С. 326. 25 февраля. — Лист генерального писаря И. Выговского к царю. С. 541—542. 7 апреля. — Грамота царя к Б. Хмельницкому.

23. АЮЗР. Т. 10. С. 311—314. Наказ Ф.А. Полтеву от 9 февраля 1654 г.

24. Там же. С. 387—388. 1654 марта 14. — Отписка киевских воевод; Там же. С. 395. 1654 марта 30. — Грамота киевским воеводам. Более подробно о гарнизоне Киева см.: Шевченко Ф.П. Київ у першії рік возз'єднання України з Росією // Укр. іст. жури. 1980. № 2. Автор пишет: «Назначение русских воєвод собственно в Киев свидетельствовало о политическом, стратегическом и международном значении, какое придавали городу гетман и русское правительство... город... стал важным опорным пунктом для практического осуществления воссоединения Украины с Россией». (Там же. С. 56. 58).

25. Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 574, 582.

26. Мальцев А.Н. Указ. соч. С. 5; Л.В. Заборовский начало военных действий в 1654 г. датирует июнем. См.: Заборовский Л.В. Указ. соч. С. 71.

27. АЮЗР. Т. 10. С. 326; Об этом же со слов И. Выговского записал в статейном списке Ф. Полтев (Там же, с. 343). Наступление польских войск даже помешало Хмельницкому лично отправиться в Москву. (Там же, с. 539. 1654 март. — Грамота царя к Б. Хмельницкому).

28. Там же. С. 326. 1654 март. — Грамота царя к Б. Хмельницкому.

29. Там же. С. 542. 1654 марта 6. — Отписка А.В. Бутурлина (из Севска, на пути к Украине).

30. Там же. С. 398. 1654 марта 17. — Отписка киевских воевод.

31. Там же. С. 399.

32. Там же.

33. Там же. С. 560. Наказ Б. Хмельницкого посланному в Москву Филону Гаркуше.

34. Мальцев А.Н. Указ. соч. С. 33.

35. Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 570.

36. Там же. С. 571. Цифра, скорее всего, преувеличена, но проверить ее невозможно, так как русских и украинских источников о бое под Мушировской нет.

37. Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 571.

38. АЮЗР. Т. 10. С. 586. Статейный список Т. Перфирьева.

39. Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 567.

40. Мальцев А.Н. Указ. соч. С. 36, 39.

41. Там же. С. 56.

42. РИБ. СПб., 1913. Т. XXIX. С. 872—874. — Отписка войскового атамана Осипа Петрова.

43. Там же. С. 872.

44. Там же. С. 876—878.

45. ЦГАДА. Ф. 123. Сношения с Крымом. Оп. 1. 1654. Стб. 3. Л. 73—74. — Статейный список Т. Хатунского.

46. Там же. Л. 75—79.

47. Грушевський М.С. Історія України-Руси. Київ, 1931. Т. 9. С. 928.

 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь