Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму растет одно из немногих деревьев, не боящихся соленой воды — пиния. Ветви пинии склоняются почти над водой. К слову, папа Карло сделал Пиноккио именно из пинии, имя которой и дал своему деревянному мальчику.

Главная страница » Библиотека » С.П. Шестаковъ. «Памятники христіанскаго Херсонеса. Выпускъ III. Очерки по исторіи Херсонеса въ VI—X вѣкахъ по Р. Хр.»

Глава I. Отношеніе г. Херсонеса къ имперіи въ I—VI в.в. по Р. Хр.

Надписи I—III вѣковъ нашей эры установляютъ, что Херсонесъ неоднократно былъ занимаемъ римскими гарнизонами, при чемъ, какъ и въ другихъ городахъ нашего Юга (въ Ольвіи, на Боспорѣ), оккупація и снятіе ея опредѣлялись внѣшними обстоятельствами самого государства.

О содержаніи гарнизоновъ и эскадры въ городахъ южнаго берега Крыма въ 66-мъ г. по Р. Хр. опредѣленно говоритъ Іосифъ Флавій II, 16, 4, о защитѣ Херсонеса, осажденнаго скиѳскимъ царемъ, намѣстникомъ Мэзіи Плавціемъ Сильваномъ при Неронѣ, сообщаетъ надпись CIL XIV 36081. Но «при Домиціанѣ началась на Дунаѣ великая дакійская смута, которая была подавлена только Траяномъ, съ огромной затратой силъ и энергіи, съ привлеченіемъ къ дѣлу успокоенія придунайскихъ провинцій чуть ли не всего войска, имѣвшагося въ распоряженіи римскаго государства. Врядъ ли въ это время зависимость нашего Юга отъ Рима могла оставаться столь же интенсивной, какъ при Веспасіанѣ и Титѣ»2.

При Адріанѣ боспорскому царю Котису II-му подтверждаются его сюзеренныя права на Херсонесъ (Fr. Hist. Graec. III 607, Флегонтъ Траллійскій)3, а при Антонинѣ (138—161) Херсонесъ опять, вѣроятно, получаетъ свободу и вновь (какъ при Полемонѣ II въ 38—41 г. по Р. Хр.) идутъ переговоры о заключеніи союза между Херсонесомъ и боспорскимъ царемъ Реметалкомъ4 (Тиб-Юлій Реметалкъ, 131—153 по P. Хр.). Въ эти времена, во ІІ-омъ вѣкѣ, въ Херсонесской области стоялъ римскій гарнизонъ, откомандированный отъ мэзійской арміи, а въ гавани Херсонеса — римская эскадра. Намѣстнику Нижней Мэзіи подчиненъ, очевидно, отрядъ римскихъ воиновъ въ Херсонесѣ, противъ коего заявляютъ претензіи жители города въ большой надписи Матер. по археол. Россіи № 9, приложеніе, по Латышеву — времени Септимія Севера (193—211 по Р. Хр., стр. 45). Надпись 185-го года (См. Ростовцевъ, цит. трудъ, стр. 146 слѣд. Filow, стр. 14, прим. 5) показываетъ, что подъ командой военнаго трибуна, жившаго въ Херсонесѣ, находилась и эскадра мэзійскаго флота. Этотъ трибунъ былъ командиромъ южно-русскихъ vexillationes вообще5. Сюда относится ближайшимъ образомъ гарнизонъ въ Ай-Тодорѣ6. Въ срединѣ III-го вѣка гарнизонъ римскій исчезаетъ изъ Ай-Тодора, да, вѣроятно, и изъ всей Херсонесской области. Къ этому времени, времени готскаго нашествія, относится паденіе Ольвіи7; въ это время слабѣетъ боспорское царство8, и римлянамъ, болѣе, чѣмъ когда-либо, нужны ихъ силы на Дунаѣ для защиты границъ отъ готовъ. Херсонесъ, по-видимому, сохранилъ въ это время независимость какъ отъ римлянъ, такъ и отъ варваровъ9. Послѣднее, вѣроятно, потому, что торговыя сношенія, шедшія черезъ Херсонесъ, были необходимы для самихъ варваровъ. Портовые города, какъ Херсонъ, Боспоръ или римскія крѣпости по берегамъ Чернаго моря, являлись и въ эту эпоху культурными оазисами среди пустынныхъ береговъ, занятыхъ варварами10. Города Крыма нашли нѣкоторый modum vivendi, обезпечивавшій имъ миръ и безопасность. Такъ, Боспоръ добровольно предоставляетъ готамъ свои суда для набѣга на восточный и южный берега Понта11. Побѣды Галліена и, въ особенности, Клавдія II-го на морѣ и на сушѣ нанесли готамъ серьезный ударъ. Однако набѣги пиратовъ прекратились не вполнѣ еще и послѣ 269-го года. Въ Крыму уже утвердились герулы, на берегахъ Мэотиды12. Отсюда они предпринимаютъ набѣги на приморскія области въ 267-мъ году и позднѣе, при императорѣ Тацитѣ, въ 275-мъ году13.

Если на сушѣ преемники Клавдія довершаютъ успѣхъ его борьбы съ готами новыми побѣдами и укрѣпленіемъ границъ на Дунаѣ, то не менѣе заботились они и о возстановленіи морскихъ силъ, чему начало положено было еще при Галліенѣ14. Во времена Діоклеціана римлянамъ удалось возстановить свое вліяніе на сѣверномъ побережьѣ Понта. Для Боспора это свидѣтельствуетъ надпись, не такъ давно найденная въ Керчи15.

Мѣстное херсонесское преданіе о боевыхъ столкновеніяхъ херсонесцевъ съ варварами и Боспоромъ, весьма мало достовѣрное въ подробностяхъ16, сохраненное намъ Константиномъ Багрянороднымъ, приписываетъ Діоклеціану и Константину Великому утвержденіе за Херсономъ его свободы отъ податей и другихъ привиллегій. Это косвенно указываетъ, однако, на установленіе опредѣленныхъ отношеній города къ имперіи. Можетъ быть, въ этотъ уже періодъ явился въ Херсонесѣ и представитель таможеннаго управленія, comes commerciorum. Вмѣстѣ съ тѣмъ, конечно, правительство озаботилось укрѣпленіемъ стѣнъ города, снабженіемъ его гарнизономъ и орудіями, дабы обезпечить его отъ нападеній съ суши17, возможно думать, и военнымъ флотомъ18.

Мы должны, однако, констатировать отсутствіе какихъ-либо опредѣленныхъ показаній о состояніи Херсона въ нашихъ источникахъ для времени послѣ Константина Великаго, въ знаменательную эпоху образованія новыхъ варварскихъ царствъ на югѣ Россіи, въ мѣстностяхъ, ближайшихъ къ Крыму, и того передвиженія племенъ въ южно-русской степи, какое вызвало особенно вторженіе изъ Азіи въ Европу гунновъ, въ началѣ семидесятыхъ годовъ IV-го в.19.

При Валентиніанѣ І-мъ въ южной Россіи, между Дунаемъ и Днѣпромъ, сидѣли готы, грутунги и тервинги, отдѣленные другъ отъ друга Днѣстромъ. Царемъ или судьею у вестготовъ былъ Аѳанарихъ. Въ 367—369 гг. полководцы Валента, Викторъ и Аринѳой, вторгаются въ нѣдра готской страны, до владѣній грутунговъ на Днѣпрѣ, вступаютъ въ удачную борьбу съ самимъ царемъ остготовъ Ерманрихомъ и заставляютъ готовъ принять выгодныя для римлянъ условія мира20. Можно думать, что подобный успѣхъ, сопровождавшійся извѣстными мѣропріятіями по отношенію къ укрѣпленію границъ и къ торговлѣ, не остался безъ результатовъ и для положенія Херсона. Въ позднѣйшія времена ловля рыбы въ нижнемъ теченіи Днѣпра является важной доходной статьей для населенія Херсона. Съ этимъ промысломъ связана была и добыча соли въ озерахъ сѣверной части Крыма21. Соленую рыбу до сихъ поръ находятъ въ пашенныхъ ямахъ древняго Херсона22.

Послѣдующимъ успѣхамъ готовъ, вторгшихся въ концѣ царствованія Валента глубоко въ предѣлы имперіи, положенъ былъ конецъ Ѳеодосіемъ Великимъ, частью благодаря раздорамъ среди самихъ варваровъ. Большое количество поступаетъ послѣ того въ составъ войскъ Ѳеодосія; значительныя массы поселены были во Ѳракіи и въ Азіи.

Къ царствованію Ѳеодосія Великаго относится надпись, найденная не такъ давно и гласящая объ отстройкѣ стѣны Херсона при трибунѣ Флавіи Витѣ23.

Время надписи опредѣляется довольно точно тѣмъ обстоятельствомъ, что изъ сыновей Ѳеодосія рядомъ съ отцомъ названъ Августомъ только Аркадій. Гонорій былъ также провозглашенъ Августомъ въ ноябрѣ 393 г. или январѣ 394 г. «Надпись», — говоритъ В.В. Латышевъ, — «имѣетъ весьма важное значеніе, какъ историческій памятникъ, бросающій лучъ свѣта на одну изъ самыхъ темныхъ эпохъ исторіи Херсонеса. О политическомъ положеніи этого города во 2-й половинѣ IV в. мы до сихъ поръ не имѣли никакихъ точныхъ и опредѣленныхъ свѣдѣній. Лишь косвенныя указанія давали право думать, что онъ уже тогда находился въ подчиненіи Римской имперіи, какъ и въ слѣдующемъ столѣтіи и позднѣе, во времена византійскія. Теперь мы видимъ, дѣйствительно, что при Ѳеодосіи Херсонесъ входилъ въ составъ имперіи и признавалъ императоровъ своими непосредственными владыками («ὑπὲρ τῶν δεσποτῶν ἡμῶν»). Подъ начальствомъ трибуна, очевидно, состоитъ имперскій гарнизонъ».

«Оффиціальный характеръ надписи и самая находка ея у городской стѣны», — говоритъ тотъ же изслѣдователь, — «съ полною достовѣрностью свидѣтельствуютъ о томъ, что рѣчь идетъ въ ней не о частной какой-либо постройкѣ, а о постройкѣ городской стѣны»24.

Мы позволяемъ себѣ предложить возстановленіе послѣдней строки надписи съ чтеніемъ въ началѣ ея имени города по сохранившимся остаткамъ буквъ25.

Времена набѣговъ и владычества Алариха и потомъ Аттилы по понятнымъ причинамъ не оставили въ источникахъ слѣда касательно судьбы Херсона или Боспора. Но съ распаденіемъ федераціи, объединенной властью Аттилы, съ воцареніемъ Маркіана (450—457)26 начинается новый подъемъ могущества Византіи.

Къ царствованію Зинона, и именно къ 487—488 г.27, относится эпиграфическій памятникъ28, указывающій на существованіе въ городѣ Херсонѣ имперскихъ военнаго и финансоваго учрежденій, викарата баллистаріевъ и πραϰτείου, по-видимому, соединенныхъ между собою. Наличность имперскаго гарнизона баллистаріевъ соотвѣтствуетъ херсонской традиціи о времени Константина В., сохраненной Константиномъ Багрянороднымъ. О роли въ Херсонѣ византійскаго комита, названнаго въ послѣднихъ строкахъ надписи, мы высказали свои предположенія въ особой статьѣ, помѣщаемой здѣсь въ Приложеніяхъ (Приложеніе 1-е).

Эту надпись интересно сопоставить съ сообщеніемъ Прокопія, De aedificiis III 7, о томъ, что Дори или, что то же, Мангупъ, Ай Тодоръ, заселили тѣ готы, какіе не послѣдовали за Ѳеодерихомъ въ его походъ въ Италію, но добровольно остались29. Походъ Ѳеодериха въ Италію имѣлъ мѣсто осенью 488-го года30. Оказывается, такимъ образомъ, что оба мѣропріятія императора Зинона, укрѣпленіе стѣнъ Херсона и предоставленіе готамъ горной территоріи на берегу моря, къ востоку отъ херсонской области, для земледѣльческихъ занятій31, близко совпадаютъ по времени.

Старымъ мѣстнымъ населеніемъ Крыма въ первые вѣка нашей эры являются въ нашихъ источникахъ тавроскиѳы или скиѳотавры32, племя, смѣшанное изъ древнѣйшихъ насельниковъ страны, извѣстныхъ здѣсь еще Геродоту, тавровъ33, и скиѳовъ, — народа иранскаго происхожденія, родственнаго сарматамъ, во времена Страбона господствовавшимъ на всемъ пространствѣ юго-западной Россіи, отъ Дона до Днѣстра34. Появленіе на Крымскомъ полуостровѣ готовъ, сначала въ восточной части, близъ Керчи, можно относить къ первой четверти IV-го вѣка по Р. Хр.35. Что касается юго-западной части Крыма, то нельзя не отмѣтить, что готы-земледѣльцы водворены Зинономъ какъ разъ въ той мѣстности, гдѣ въ римскія времена избрано было мѣсто стоянки гарнизона Херсонесской области, очевидно, по стратегическимъ соображеніямъ. Въ практикѣ римской и византійской политики обычно было создавать оплоты пограничнымъ областямъ изъ поселеній варваровъ.

Свидѣтельство Прокопія въ 12-ой главѣ первой книги De bello persico (срв. въ сходномъ мѣстѣ De b. Goth. IV 5, 2736 о томъ, что все пространство отъ Херсона до Боспора занимаютъ гунны, надо скорѣе понимать въ смыслѣ обозначенія восточнаго и западнаго пунктовъ полосы поселеній или кочевій гуннскихъ племенъ горнаго Крыма и, главнымъ образомъ, южно-русскихъ степныхъ пространствъ отъ Дона до Днѣстра и далѣе на западъ. Херсонъ и Боспоръ названы здѣсь только, какъ наиболѣе замѣтные предѣльные пункты византійскихъ владѣній на южномъ берегу Крыма.

Къ ближайшимъ годамъ относятся сообщенія литературныхъ источниковъ и свидѣтельства надписей о византійской власти на Боспорѣ, которыя заслуживаютъ упоминанія и въ изложеніи внѣшней исторіи Херсона.

Ко времени незадолго до вступленія на престолъ Юстиніана В. (см. Procop. de b. pers. I 12, 6 pag. 56, 17—21 Haury coll. cap. 13 inc.) относится посылка императоромъ Юстиномъ І-мъ патрикія Проба на Боспоръ для найма гуннскаго отряда въ помощь иверамъ противъ персовъ. Въ связи съ этимъ фактомъ Прокопій упоминаетъ о «недавнемъ подчиненіи боспоритовъ Юстину»37. По-видимому, однако, положеніе не было очень прочнымъ, такъ какъ Юстиніанъ В. уже въ первый годъ своего царствованія посылаетъ своего крестника, гуннскаго царевича Грода, для охраны интересовъ имперіи38 и Боспора. Эта прибавка, τὰ Ῥωμαιϰά скорѣе всего можетъ быть понимаема, въ томъ смыслѣ, что въ Боспорѣ еще живы были сепаративныя стремленія. Одновременно Юстиніанъ ставитъ въ городѣ греческій гарнизонъ съ трибуномъ во главѣ. Также значительность боевыхъ силъ, посылаемыхъ къ Боспору послѣ того, какъ гунны, противники Грода, перебили упомянутый гарнизонъ, обусловлена, можно думать, не столько опасностью отъ гунновъ, которые покидаютъ городъ при первыхъ слухахъ о приближеніи греческихъ силъ, сколько необходимостью поддержать авторитетъ недавно пріобрѣтенной власти передъ самымъ населеніемъ города39. Предположеніе наше опирается на аналогію, какую въ позднѣйшее время представляютъ отношенія другого, прежде автономнаго, греческаго города, Херсона, къ хазарамъ, въ пору борьбы его съ Юстиніаномъ ІІ-мъ. Греческіе города Крыма ищутъ поддержки противъ Византіи у варваровъ.

Въ этой связи слѣдуетъ упомянуть и о надписи Диптупа или Діуптупа IP. Eux II 491, время которой, однако, въ точности не можетъ быть опредѣлено. Не имѣя въ виду входить здѣсь въ подробности вопроса о времени этой надписи, позволимъ себѣ высказаться въ томъ смыслѣ, что нѣтъ основаній отодвигать ее далеко (принимаемъ во вниманіе и форму написанія отдѣльныхъ буквъ) отъ времени Юстина І-го, если видѣть въ ней одну изъ первыхъ попытокъ водворенія на Боспорѣ византійской власти, съ сохраненіемъ внѣшнихъ привиллегій представителей мѣстной администраціи.

Съ укрѣпленіемъ византійской власти на Боспорѣ вся береговая полоса южнаго Крыма становится предметомъ особыхъ заботъ императора. Вѣроятно, ко времени вскорѣ послѣ волненій на Боспорѣ, связанныхъ съ именемъ Грода, относится дѣятельность Юстиніана по постройкѣ укрѣпленій и возобновленіе стѣнъ старыхъ городовъ, о которой говоритъ Прокопій въ седьмой главѣ III-ей книги De aedificiis. Въ эту цѣпь укрѣпленій входили и стѣны, заграждавшія доступы во владѣнія готовъ, сосѣдей Херсона. Таманская надпись даетъ достаточно достовѣрный терминъ этихъ сооруженій для защиты крымскаго limitis — 533-й годъ40. «Также, найдя совершенно обветшавшими стѣны Боспора и Херсона», — пишетъ Прокопій, — «приморскихъ городовъ по тому побережью, представляющихъ крайнія владѣнія римской имперіи за Мэотидскимъ озеромъ, таврами и тавроскиѳами, онъ возстановилъ ихъ въ весьма красивомъ и прочномъ видѣ». Ай Тодоръ, Гурзуфъ41, Алушта42 составляли Юстиніанову линію укрѣпленій отъ Херсона до Боспора. По другую сторону пролива заканчивала эту линію Тамань, τὰ Μάτραχα Константина Порфиророднаго. Этою мѣрою Юстиніанъ желалъ обезпечить большіе греческіе города, служившіе важными торговыми центрами43, отъ покушеній гуннскихъ племенъ кутургуровъ и утигуровъ.

Это послѣднее племя, вмѣстѣ съ аланами, подчинилось къ 576-ому году туркамъ. Когда въ упомянутомъ году турки осаждали и взяли Боспоръ, князь утигуровъ Анагай былъ въ числѣ турецкихъ военачальниковъ44. Послѣ того, въ 581-омъ году, турки угрожали и Херсону45. Въ половинѣ же VI-го вѣка въ нижнемъ теченіи Волги возникаетъ хазарское царство, которому предназначена была столь значительная роль въ международныхъ отношеніяхъ на югѣ Россіи послѣдующихъ вѣковъ46. Нѣтъ, однако, основаній отождествлять временные и преходящіе успѣхи турецкихъ полчищъ въ Крыму въ концѣ VI-го вѣка съ тѣмъ распространеніемъ хазарскаго господства на восточную часть крымской территоріи, которое наблюдается къ концу VII-го в. и началу слѣдующаго, при чемъ и въ это время подчиненіе Боспора выражалось, вѣроятнѣе всего, только данью и зависимостью во внѣшнихъ отношеніяхъ47. — Въ концѣ VI-го в. Херсонъ, Боспоръ, вмѣстѣ съ другими городами, несутъ натуральную морскую повинность византійской власти48.

Съ этой точки зрѣнія слѣдуетъ смотрѣть и на ту Боспорскую надпись съ именемъ Стратилата Евпатерія, дука Херсона, которая сообщаетъ о возобновленіи имъ дворца въ Боспорѣ и служила украшеніемъ зданія49. Надпись называетъ «благочестивѣйшаго и богохранимаго царя» Маврикія, какъ съ большимъ вѣроятіемъ возстановляетъ его имя, полустертое на надписи, В.В. Латышевъ50. Достаточно удостовѣренное чтеніе это находитъ себѣ подкрѣпленіе въ числѣ индикта (въ царствованіи Маврикія 590-ый годъ). Въ третьихъ, на нашъ взглядъ, далеко не лишены значенія указанія Латышева на сходства надписи въ титулатурѣ императора съ надписями, ближайшими по времени къ царствованію Маврикія51. Сюда добавимъ, что начальныя слова надписи, во время, близкое къ заключенію мира съ персами (591-ый годъ), соотвѣтствуютъ доблестной борьбѣ царя и его полководцевъ какъ съ аварами и славянами, такъ и съ персами52. Въ каналѣ крещальни найдена была въ 1901-омъ году, въ числѣ другихъ бронзовыхъ монетъ, занесенныхъ сюда водой изъ купели, монета Тиверія Маврикія (582—602) съ именемъ Херсона и съ буквою К.53.

Титулъ дука въ Херсонѣ конца VI-го вѣка ясно доказываетъ опредѣленныя отношенія города къ имперіи. Подъ начальствомъ дуковъ находились военныя силы, расквартированныя по границамъ имперіи для ихъ охраны (riparienses или limitanei). Во время составленія Notitiae dignitatum (411—413 г. по Р. Хр.) въ Восточной имперіи было тринадцать duces, именно два — per Aegyptum, шесть — per Orientent, 1— per Ponticam, 2 — per Thracias (Moesiae secundae et Scythiae) и 2 — per Illyricum. Позднѣе число ихъ постепенно возрастало и весьма нерѣдко они встрѣчаются у византійскихъ писателей въ качествѣ самостоятельныхъ военныхъ начальниковъ провинцій и отдѣльныхъ городовъ, преимущественно пограничныхъ или удаленныхъ отъ столицы54.

Временное занятіе Боспора турками въ концѣ VI-го вѣка, при участіи недисциплинированныхъ кочевыхъ ордъ, каковы были утигуры, было, такимъ образомъ, столь же непрочнымъ, какъ захватъ его гуннами при Юстиніанѣ. Не относя начальныхъ словъ надписи императора Маврикія спеціально къ отраженію турецкихъ ордъ отъ Херсона и Боспора55, мы полагаемъ, что эта надпись является достаточно надежнымъ свидѣтельствомъ того, что и на этотъ разъ Византія сохранила за собою господство надъ греческими городами въ Крыму. Хазары были первымъ тюркскимъ племенемъ, которому удалось утвердить здѣсь свою власть прочнѣе; но это распространеніе ихъ господства на крымскую территорію начинается значительно позже (въ VII в). Это не исключаетъ, однако, возможности набѣговъ отдѣльныхъ шаекъ еще въ болѣе раннюю пору.

Примечания

1. Domaszewski, Rhein. Museum 47 Bd. [1892], S. 208 fgg. Кулаковскій, Прошлое Тавриды (Кіевъ, 1906), стр. 45 сл.

2. Слова М.И. Ростовцева, Журн. Мин. Нар. Просв. Часть 328 (1900 г. мартъ), отд. класс. филол., стр. 149. Срв. также Beiträge z. alten Geschichte II [1902], 80 ff. Filow Die Legionen der Provinz Moesia, Beitr. z. alt. Gesch., VI Beiheft (1906) стр. 4, 5, особ, стр. 14, 5 (для 185 г.) 21, m. Anm.

3. Срв., м. проч., и надпись: Aἰλίας Λαοδίϰας, на погребальной урнѣ, Изв. Имп. Арх. Комм. 1901, вып. 1, стр. 15 (съ замѣткой сюда редактора).

4. Объ отношеніи къ Риму Реметалка Латышевъ, Матер. по археол. Россіи № 17, стр. 5 слѣд. При Антонинѣ Піѣ Ольвія защищена была отъ тавроскиѳовъ римлянами, Латышевъ, О госуд. устр. Ольвіи, стр. 190 слѣд.

5. Срв. подобное CIL VIII 619.... praepositus vexillationibus Ponticis apud Scythia<m> et Tauricam, Ростовцевъ, стр. 144.

6. Изъ находокъ послѣдняго времени укажемъ здѣсь на черепицы съ помѣтою LEXICL (XI Клавд. легіонъ) въ Херсонесѣ, какъ и въ Ай-Тодорѣ, Изв. Имп. Арх. Комм. 1905, вып. 16, стр. 57.

Другіе вещественные памятники, сходные для обоихъ мѣстъ, ibid, стр. 53, 1901 г. вып. 1, стр. 46 примѣч. 3. — Надпись № 27 находокъ 1905 г., изд. Латышева (С.-Петербургъ. 1906, стр. 23).

7. Латышевъ, О госуд. устр. Ольвіи, стр. 210 слѣд.

8. Schiller, Geschichte d. röm. Kaiserzeit I Bd. S. 817 m. Anm. 1.

9. Моммсенъ, Римская исторія, т. V, стр. 287 (переводъ Невѣдомскаго). Sallet, Zeitschr. f. Numism. I 31 (цит. у Schiller'а).

10. Моммсенъ, цит. сочин., стр. 214. Предположенія о мѣновой торговлѣ, Schiller, цит. сочин. I 2 стр. 891. Въ тѣ времена было, вѣроятно, то же, что позже въ сношеніяхъ греческихъ городовъ съ гуннами или венграми (о послѣднихъ, по арабскому источнику, Vam. béry, Der Ursprung d. Magyaren. 1882, S. 116, на Боспорѣ) и проч.

11. Моммсенъ, стр. 216. Löwe, Die Reste d. Germanen am Schwarzen Meere (Halle 1896), S. 15.

12. Объ Εὐδουσία, Εὐδουσιανοί (срв. Eudoses Тацитъ, Germania cap. 40) Löwe S. 19 fgg Marquart, Osteurop, u. ostasiat. Streifzüge (1903) S. 364. Еще Васильевскій читалъ Procop. De bello Gothico IV 4 Εὐδυσία вм. Εὐλυσία Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 195, стр. 108.

13. Loewe, S. 18, Schiller, S. 875.

14. Моммсенъ, стр. 220.

Срв. еще къ исторіи готскихъ нашествій на берега Чернаго моря изъ старыхъ трудовъ: Ф. Брунъ, Черноморскіе готы и слѣды ихъ долгаго пребыванія на югѣ Россіи, Записки Императ. Акад. Наукъ, т. 24 [1874].

15. Латышевъ, Эпиграфическія новости изъ южной Россіи — находки 190—1903 гг. № 21. Надпись 306 г. О монетахъ Бертье-Делагардъ, Зап. Од. Общ. XVI, 74, прим. 3.

16. Const. Porphyr. De adm. imp. 53. Критика этого преданія у Моммсена т. V, стр. 284, примѣч. 1-е, срв. Латышевъ IP Eux II pg. LIII. Въ частности объ эпизодѣ Гикіи Garnett, Engl. Hist. Review 1897 pag. 100—105. Онъ относитъ описываемыя событія къ I в. до Р. Хр. (Асандръ срв. въ генеалогической таблицѣ у Латышева pg. XLV). Мнѣніе Гарнета раздѣляетъ и Bury, The treatise De adm. imperio, Byz. Zeitschr. XV Bd. [1906], S. 538. Но городскія привиллегіи и принадлежавшія городу владѣнія, о которыхъ говоритъ сказаніе, во всякомъ случаѣ заслуживаютъ вниманія, и по отзыву Моммсена. Въ этой части херсонесской легенды сомнѣнія Бертье-Делагарда, цит. из сл, стр. 74, едва ли справедливы. De adm. imp. pg. 251, 8 ἰδοὺ ϰαὶ ἡμεῖς ἐπιϰυροῦντες τὰς ἤδη ἐπ΄ ελευϑερία ϰαὶ ἀτελείᾳ δοϑείσας ὑμῖν ἐν τῇ Ρωμαίων ἐϰ τῆς ἡμετέρας βασιλείας δεξιάς, παρέχομεν ὑμῖν... μετὰ ϰαὶ ἐγγράφου ἡμῶν ἐλευϑερίας ϰαὶ ἀτελείας ὑμῶν τε ϰαὶ πλωΐμων ὑμῶν (срв. выше о Діоклеціанѣ, pag. 250). Послѣднія слова указываютъ на развитіе морской торговли Херсонеса.

17. De admin. imp. cap. 53 pag. 251, 19—252, 2. Ὁ ἀριϑμός, потребный для этой цѣли, набирался изъ состава гражданъ города и состоялъ на имперскомъ жалованьѣ (анноны). О баллистраріяхъ см. Латышевъ, Сборникъ греч. надписей христ. временъ (1896), стр. 14.

18. Это предположеніе не лишено вѣроятія въ виду развитія морского дѣла въ имперіи, Schiller II 95: на Востокѣ, кромѣ флота на Евфратѣ, флотъ на Дунаѣ, въ распоряженіи duces Скиѳіи, первой и второй Мэзіи и береговой Дакіи, подъ командой особыхъ префектовъ. Въ концѣ IV в. Херсонъ принадлежитъ къ Скиѳіи въ церковно административномъ отношеніи (епархія Скиѳіи: Томы, Анхіалъ, Херсонъ). Церковные термины ἐπαρχία, μητρόπολις были первоначально гражданскими. Объ епархіяхъ Скиѳіи Gelzer, lahrbb. f. protest. Theol. 1886, de Boor, Ztschr. f. Kircheng. XIV (1894) S. 587—8. Срв. Ламанскій, Ж. Мин. Нар. Просв. Часть 353 (1904) стр. 137.

О численности и дѣленіи войскъ въ имперіи см. Schiller S. 86 fgg., объ охранѣ limitis S. 93 fg. Херсонъ былъ серьезнымъ оплотомъ противъ сѣверныхъ варваровъ. Житіе херсонскихъ святителей, о которомъ см. въ слѣдующей главѣ, упоминаетъ о введеніи въ Херсонъ отряда въ 500 воиновъ (критика этого пункта преданія по отношенію къ временамъ Константина В. и мѣрамъ въ пользу христіанства при этомъ царѣ у Франка, Записки наук. товариства імени Шевченка, 1903, VI томъ, стр. 162). — Показанія объ устройствѣ войска Флавія Вегеція Рената, современника Валентиніана III-го (425—455, гг.) часто относятся и къ болѣе раннимъ временамъ. Срв., напр., о баллистраріяхъ въ вышецит. мѣстѣ Сборника надп. христ. временъ Латышева.

19. Gibbon, Decline and fall of the rom. Empire ed. by Bury, vol. III pag. 90 fw., Schiller. II 395.

20. Schiller, II 393.

Въ разслѣдованныхъ въ послѣднее время катакомбахъ херсонскихъ некрополей находятъ много монетъ IV в. См. Извѣстія Имп. Археол. Комм. 1904, вып. 9, стр. 17 сл. Часть катакомбъ, очевидно, служила семейными склепами какъ разъ въ періодъ IV в., см. №№ 1412, 1415, 1416, 1428 или также и позже № 1409, 1429, 1430 и проч. Срв. также 1902, вып. 2, стр. 34, 1905 вып. 16, стр. 88, 90, 93, 97 и слѣд. Въ крещальнѣ рядъ монетъ идетъ начиная съ Валентиніана 1-го, Изв. 1902, вып. 4, стр. 95. См. объ этомъ во второй главѣ.

21. Loewe, S. 123 fg. Бурачковъ, Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 192, стр. 225.

22. Изв. Импер. Арх. Комм. 1905, вып. 16, стр. 54.

23. Изв. Импер. Арх. Комм. 1901, вып. 1, стрр. 56—59. IP Eux IV 464. О мѣстѣ нахожденія отчетъ Косцюшко-Валюжинича, въ отмѣченномъ выпускѣ Извѣстій, стр. 40.

24. Изв., стр. 58—59.

25. Буквы надписи очень неравномѣрны по высотѣ въ отдѣльныхъ строкахъ, начала и концы строкъ не въ одной линіи. Послѣдняя строка вырѣзана болѣе мелкими буквами. Въ первой строкѣ чтеніе ἐπεὶ (= ἐπὶ) представляется намъ не менѣе вѣроятнымъ, чѣмъ ὑπέρ. Въ послѣдней строкѣ, наполовину исчезнувшей вслѣдствіе разрѣза плиты для новаго употребленія, въ началѣ замѣтенъ верхъ вертикальной черты первой буквы и ясно видны верхнія части буквы χ. Между нею и первою буквою чтенія Латышева (ε) достаточно мѣста для двухъ буквъ. Часть упомянутой первой буквы транскрипціи Латышева могла бы у рѣзчика данной надписи быть остаткомъ буквы не только ε, или γ, но и σ (срв. послѣднюю букву слова ϰαμόντος). Далѣе, въ верхней ломаной чертѣ, сохранившейся отъ буквы, слѣдующей за ѵ, можно бы видѣть остатокъ буквы о (срв. второе о въ словѣ ϰαμόντος). Необходимое передъ χερσῶνος слово τῆς могло частью умѣщаться еще въ концѣ предпослѣдней строки. Мы предполагаемъ въ послѣдней строкѣ чтеніе: (τῆ) ς Χ(ερ)οῶνο (ς ἐπ΄ s. ὑπ΄, s. δἰ) Εὐϑηρίου τοῦ μεγαλο (πρεπεστάτου ϰόμητος?).

26. При немъ сосланъ въ Херсонъ изъ Александріи Тимоѳей ὁ Αἴλουρος Theoph. pag. 112, 8 (срв. Euagr. II, 11). Löwe, O. cit. S. 211.

27. Бертье Делагардъ, Зап. Импер. Одесск. Общ. Ист. и Древн. т. XVI.

28. Латышевъ, Сборникъ греч. надписей христ. временъ, № 7.

29. Срв. Iordan. Get. cap. 53, Procop. de b. Goth. I 1, 9 sqq., pg. 5 Haury, и дрр. источники, Bury, въ его изд. Decline and fall Гиббона, IV 177 n. 19.

30. Bury, O. cit. pg. 177.

31. Loewe, O. cit. S. 213.

32. В. Г. Васильевскій, Русско-виз. изслѣдованія. Вып. II стр. ССХСVIII.

33. Herodot. IV 99. 103. Томашекъ, Die Goten in. Taurien, Васильевскій CXLIX. С.В. Петровскій, Зап. Импер. Одесск. Общ. Ист. и Др. т. XXI (1898), стрр. 16 слѣдд.

34. Strab. lib. II 5. VII 3, 17. Лаппо-Данилевскій, Матер. по арх. Россіи 13, стр. 10З слѣд.

35. Ѳеофилъ Боспорскій de Gothis, на І-омъ вселенскомъ соборѣ, Mansi, Ampliss. collectio concil. vol. II col. 696 D, 702 В. Къ этому Harnack, Mission und Ausbreitung d. Christentums in den ersten drei Jahrhunderten IP S. 203. Для второй половины IV в. Васильевскій, Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 195, стр. 113.

36. Въ этомъ послѣднемъ мѣстѣ Κῆποί τε ϰαὶ Φανάγουρις помѣщены Прокопіемъ вблизи Херсона, очевидно, по ошибкѣ, срв. Strab. XI 2, 10 (Латышевъ IP Eux. II pg. XLIV adnot. 5). — Что касается разстояній, отмѣчаемыхъ Прокопіемъ, интересно сопоставить двадцать дней отъ Херсона до Боспора De b. pers. I 12, 7 и десять дней отъ Херсона до устьевъ Дуная De b. Goth. IV 5, 29.

Въ перепискахъ позднѣйшаго времени между Византіей и Херсономъ (Ѳеодора Студита, Николая Мистика) Херсонъ является далекой окраиной. Среди обширныхъ пространствъ сѣвера Херсонъ и Боспоръ служатъ для общей оріентировки, какъ крайніе предѣлы, куда доходитъ византійская культура.

37. Ю. А. Кулаковскій, Къ исторіи Боспора Киммерійскаго въ концѣ VI-го в. Визант., Врем. III томъ (1896) стр. 5.

38. Malal. pg. 431, 20—21, Theoph. pg. 175, 27—28. Латышевъ, Виз. Врем. I 659.

39. Это предположеніе, какъ послѣ мы нашли, было высказываемо Д.И. Иловайскимъ Болгаре и Русь на Азовскомъ поморьѣ, Ж. Мин. Нар. Просв. Часть 177 (1875) стр. 99 примѣч. 1. — Надо имѣть въ виду характеристику гунновъ у Амміана Марцеллина 31, 2, 21 Halani... Hunnisque per omnia suppares... latrocinando et venando discurrentes. Это была подвижная толпа грабителей, неспособныхъ къ серьезному отпору регулярному войску. — Въ смыслѣ окончательнаго подчиненія Procop. De aedific. III 7 pg. 262, 5—6 не противорѣчитъ показанію de b. pers. I 12.

40. Латышевъ, Виз. Врем. I 657—662, Сборникъ греч. надп. христ. врем. № 98, стр. 102 слѣд. Мнѣніе о происхожденіи и времени надписи Ю.А. Кулаковскаго Виз. Врем. т. II стр. 189 слѣдд., одобряемое, по-видимому, и Bury, O. cit. pg. 538, представляется намъ сомнительнымъ послѣ замѣчаній Латышева. Срв. объ этой надписи также А. θ. Семеновъ, Byz. Zeitschrift VI Bd. (1897) pg. 387 sqq., который нѣсколько восполняетъ ея чтеніе и отвергаетъ опредѣленную дату памятника и отношеніе къ опредѣленнымъ событіямъ.

41. Γορζουβίται Прокопія. Васильевскій Ж. М. Нар. Пр. 1878. Январь, стр. 151 отождествлялъ съ Гурзуфомъ и Κουραΐτοι Житія Іоанна Готскаго. Иная локализація послѣдняго мѣста у Кулаковскаго, Археол. извѣстія и замѣтки 1895 № 1, стр. 5—6.

42. Объ Алуштѣ В. Ѳ. Миллеръ, Труды Импер. Моск. Арх. Общ. т. XII (1888), стрр. 118—138.

43. О Херсонѣ Іорданъ, Get. V 37. О Боспорѣ Mal. pg. 432, 3—4 = Theoph. pg. 176, 1—2.

Эти свидѣтельства выдвинуты въ статьѣ Кулаковскаго, Виз. Врем. т. III.

44. I. Marquart, Osteurop, u. ostasiat. Streifzüge, S. 504.

45. Menandri Protect. fr. 43. Fr. Hist. graec. IV 245-a, fr. 45 (въ началѣ). В.Г. Васильевскій, Ж. Мин. Нар. Пр. Часть 195 (1878 г.) стр. 117, Bury, Hist. of the later roman Empire II 358 n. 1, и дрр. относили эти дѣйствія къ хазарамъ. Но срв. Васильевскій Русско-виз. изслѣд. II стр. CLXXIII (о началѣ распространенія власти хазаръ въ Понтійскихъ странахъ). Противъ этого Кулаковскій, Виз. Врем. III 14 примѣч. 2. — О постройкѣ въ Херсонѣ подъ руководствомъ дука, въ царствованіе Юстина II-го (565—578), свидѣтельствуетъ новѣйшая эпиграфическая находка, Латышевъ, Находки 1905-го г. (С.-Петерб. 1906) № 37, стрр. 28 слѣд.

46. Marquart S. 46 fg.

47. Niceph. Brev. 46, 18 Bonn., Theoph. pg. 373, 8. Въ Фанагоріи, по Ѳеофану, — правитель ἐϰ προσώπου кагана, но на Боспорѣ ὁ ἄρχων. Bury, Hist. of the later Roman Empire II 358 n. 1.

48. Кулаковскій, Прошлое Тавриды, стр. 59 (Corp. Jur. Civ. III 751 Schöll).

49. О надписи этой Латышевъ, Виз. Врем. I 662—672. Сборникъ № 99; Кулаковскій, Къ исторіи Боспора Киммерійскаго въ концѣ VI в. Его сомнѣнія раздѣляетъ англійскій историкъ Bury, въ изд. Decline and fall Гиббона IV 539 (онъ думаетъ о готахъ тетракситахъ). Отвѣтъ Латышева Кулаковскому, Зап. Имп. Одесск. Общ. Ист. и Др. т. XXI стрр. 245 слѣдд. — Еще Rambaud, L'empire grec au X siècle pg. 492, и Васильевскій, Русско-виз. изслѣдованія II стр. CLXXVII, относили надпись ко времени Исаака Ангела.

50. Мы присоединяемся къ мнѣнію Латышева въ виду заявленія этого опытнѣйшаго эпиграфиста о томъ, что въ началѣ третьей строки надписи еще можно различить первыя двѣ буквы имени Μα — и въ концѣ того же имени букву ι передъ слогомъ — ϰις. Буквы — ιϰις читали въ концѣ имени еще Сумароковъ и Дюбуа, а первый изъ нихъ показалъ въ началѣ имени Μ, хотя и полустертымъ, но все еще виднымъ (Латышевъ, Сборникъ стр. 107). Возможно, что раньше буква виднѣлась на надписи еще яснѣе.

51. Виз. Временникъ, томъ I, стр. 668.

52. Срв. Bury, History of the later Roman Empire II pg. 165 fw., изъ переписки Маврикія съ Гильдебертомъ.

53. Извѣстія Импер. Археол. Коммиссіи 1902 г., вып. 4, стр. 95.

54. Латышевъ, Виз. Врем. т. 1 стр. 670. Diehl, Études byzantines (Paris 1905) pgg. 290—292 относительно magistri militum времени Юстиніана, какъ предшественниковъ стратеговъ ѳемъ позднѣйшаго времени.

55. Таково мнѣніе Бертье Делагарда, Зап. Имп. Одесск. Общ. Ист. и Др. т. XVI (1893), стр. 85.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь