Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » Д.В. Айналов. «Памятники христианского Херсонеса. Выпуск I. Развалины храмов»

§ XIII. Загородный крестообразный храм. (На общем плане не обозначен)

Не менее важный комплекс сооружений открыт в 1902 году на небольшом кургане, лежащем вне города и его стен, с левой стороны дороги, ведущей из Херсонеса в Севастополь. Эта местность представляет низменную долину, лежащую у подножия скалистой возвышенности Херсонесского городища (рис. 75 и 76). Почти посредине долины возвышался курган с остатками развалин и мусора. Можно думать, что через Бальдани эта возвышенность стала известной Таблицу, на плане которого 1786 г. под буквой S обозначен холм, описанный в тексте по ошибке под буквой G1. «Под буквой S видно разрушившееся до основания здание, которое окружено было восьмиугольной стеною. В одном углу находится в земле отверстие глубиной в 5 арш.; внутри оного продолжается весьма узкий проход от востока к западу, высеченный в камне, по коему едва одному человеку свободно боком пролезать можно — на пятьдесят сажен в длину, и пройдя такое расстояние, находится колодец, глубиной в аршин, с чистой пресной водою, которая истекает из оного, и разливаясь по пещере в обе стороны, скрывается, неизвестно куда. От колодца сего простираются еще два прохода, один в сторону совсем заваленный, а другой вдаль неизвестно на какое расстояние, потому что далее сего исследовать по сие время не найдено удобности. Местоположение оного колодца от города к востоку заставляет думать, что он тот самый, который Владимир Великий при взятии Херсонеса приказал завалить, и находящиеся подле оного подземельные проходы служили, может быть, для проведения воды в город». Очевидно, предположение о существовании в этом месте древнего водопровода, перекопанного Владимиром, сделало известными колодец и подземный ход князю Потемкину-Таврическому, который поручил упомянутому инженерному офицеру Бальдани снять план «для исследования сего достопамятного места». План этот хранится в Депо карт2.

Сумароков описывает то же восьмиугольное основание здания, колодец и подземный ход, в который он спускался на 5 аршин глубины и прошел сажен 20 вперед. Он также склонен был считать колодец с подземным ходом за Херсонесский водопровод, перекопанный Владимиром. Сведение о подземелье он получил от Палласа, и проверив все на месте, отметил правильность указания Палласа3.

Рис. 73. Развалины храмика № 4

Паллас пишет: «Что город снабжался водой посредством водопроводов — это доказывает находящееся менее, чем в одной версте от города восьмиугольное здание, ныне совершенно разрушенное. В одном из углов этого здания можно спуститься в отверстие, аршин на 5 вниз, и там найти очень узкий, обращенный к востоку подземный ход в 15 сажен длины, при конце которого находится род колодца (в несколько футов глубины), где вытекает чистая вода, переливается ко входу и затем теряется. За этим колодцем заметны еще два хода, из которых один совсем засыпан, другой идет далее. Все это, по-видимому, показывает, что указанные остатки представляют развалины подземного водопровода4». Осторожный Паллас не связывал с подземными колодцами и ходами имени Владимира, но у русских путешественников всякой водопровод, понятно, мог вызвать в памяти перекопанный Владимиром и повести к предприятию Потемкина-Таврического. Исключение составляет Муравьев-Апостол, просто указавший на существование здесь подземелья. Аркас знал лучше этот подземный ход, так как не считал его за водопровод, не связывал с именем Владимира и за малую воду здесь протекавшую, просто предполагал в нем ход к подземному колодцу. Он дал поверхностный план этого подземелья5. Дюбуа, посетивший эту местность и кратко описавший загородные гробницы близ Карантинной бухты, не упоминает описываемого колодца и подземного хода, но говорит со слов лейтенанта Крузе о существовании вообще в этой части подземелий, направление которых неизвестно и которые освещались, будто бы, круглыми колодцами, отверстия которых видны были во многих местах6.

В 1846 и 1847 годах в этой местности производил раскопки Карейша, искавший, по-преимуществу, неразграбленные усыпальницы и гробницы. Он нашел здесь в 5 гробницах, оставшихся в целости, стеклянную слезницу и медное зеркало, медное кольцо и простой глиняный горшочек, лежавший в головах7.

Рис. 74

После раскопок, произведенных здесь в 1902 году обнаружилось, что курган представлял возвышенную скалу, занятую в большей своей части некрополем, судя по находкам предметов и монет, служившим местом погребения как в языческую, так и в христианскую эпохи8. Основания восьмиугольного здания, виденные здесь указанными ранее путешественниками, оказались сохранившимися на значительную высоту стенами большого крестообразного храма с восемью углами. С северо-востока к нему примыкали фундаменты жилых помещений и небольшой базиличного типа усыпальницы (рис. 77).

Все постройки оказались внутри квадратной ограды в 278 квад. саженей, стены которой хотя и не сохранились в целости на всем протяжении, однако же ясно доказывают существование этой важной особенности плана всего комплекса. Не менее важно и то, что ограда, как показано на плане, (рис. 76) имела полукруглый юго-западный угол с двумя выступами по сторонам внутри ее (П). На востоке, стены ограды примыкали к полукругу небольшой абсиды, массивное полукружие которой выступает вперед сильным профилем и производить впечатление скорее основания передовой башни, чем церковной абсиды незначительной по размеру усыпальницы. Стены ограды сложены из притесанных кубической формы камней и на северной стороне сохранились в высоту до 2 метров, где видна и кирпичная кладка из уцелевших 3 рядов кирпичей. Это обстоятельство указывает на стремление придать значительную высоту и прочность стенкам ограды, а потому вполне вероятным является соображение А.Л. Бертье-Делагарда, что ограда представляла крепостное сооружение9. Удаленность храма от городских стен и расположение его на открытой местности подтверждает эту мысль. Посреди ограды выстроен храм.

Рис. 75. Местность, среди которой расположен загородный крестообразный храм

План храма представляет форму почти равноконечного креста (9 с. 2 ф. ×10 с.) без абсиды в восточной части, что является существенной особенностью этого плана. С правой стороны к восточной ветви креста примыкает небольшое помещение с абсидой, а у южной ветви креста на плане обозначены остатки каких-то стен, которых направление указано пунктиром: Таким образом, южная сторона храма повторяет ту же сторону крестообразного храма, открытого у монастырской гостиницы, при чем различие заключается лишь в том, что боковая капелла второго храма не имеет абсиды. Крестообразная церковь на площади, над которой воздвигнут храм св. Владимира, имела боковую капеллу с абсидой, что повторено и в описываемом храме. Отсюда само по себе вытекает родство в планах всех трех крестообразных храмов, нарушаемое лишь в частностях.

Устройство стен повторяет все особенности в обработке камней и в способах их расположения, известные уже в кладке стен храма у монастырской гостиницы (§ IX). Большие притесанные камни кладутся в углах и устоях, стены выкладываются из более мелких, по преимуществу кубических камней и даже крупного бута на извести с подкладкой щебня, без прослоек в один кирпич. Иногда среди бута встречаются куски мрамора, но я не видел здесь античных известковых плит с профилями. Стены храма при раскопках найдены не везде на равной высоте, при реставрации же их, понадобившейся для возведения над ними деревянного покрытия, оне подведены под один уровень и подложены. Любопытную особенность представляет хорошо притесанный камень, вставленный в древности намеренно при возведении стен храма в фундамент северо-восточного угла храма (северного перекрестья). На этом камне высечен удлиненный крест с обозначением буквы Р в верхней части его, в обычном типе крестов IV, V веков (рис. 78).

Рис. 76

В храме было три двери: на западе (главный вход) и но концам боковых ветвей креста на севере и юге. Вблизи главного входа открыты остатки стен, идущих по линии главных стен западной части храма. Справа стена делала поворот под прямым углом навстречу найденной при входе базы, квадратной снизу и круглой сверху (0,59×0,59 м.). Перебитая пополам мраморная колонна лежала внутри этого продолговатого помещения. Остатков второй базы не найдено, но, по расчету места для пролетов между ними, можно думать, что колонн было только две, и что оне вместе с остатком стен представляли внешний притвор в виде портика в две колонны. Существование южной двери доказывается открытием на пороге ее мозаичной дорожки в роде лежащего поперек коврика с ровным желтым фоном и простейшим линейным обрамлением. В пороге южной двери, заложенной бутом, найдена была бронзовая монета Романа I, указывающая на эпоху, в которую могла быть заложена дверь. В порог северной двери была заложена мраморная низкая капитель с абаком и жгутом под ним, обрамленным дубовыми листьями, перевязанными пояском. Капитель эта оставлена на своем месте. Она по фактуре та же, что и капитель, заложенная в порог калитки при башне у базилики, открытой на юго-западном берегу моря, и может быть отнесена к V веку. Следов четвертой двери в восточной ветви креста, существование которой указывается К.К. Костюшко-Валюжиничем10, отыскать нам не удалось, а все данные, представляемые как конструкцией храма, так и особенностями кладки стен, приводят к тому, чтобы отрицать их существование (рис. 79). Ряды камней на месте предполагаемой двери идут, чередуясь в обычном порядке, и иногда выступают за пределы предполагаемых дверных устоев. Признаков порога нет, и нижний слой камней лежит поверх высеченной в скале узкой гробницы, лежащей наискосок от стены. Присутствие больших камней в южной сохранившейся части алтарной стены указывает на существование здесь окна, а не двери.

Равным образом не нашлось прямых указаний относительно того, что боковое помещение крещальни с абсидой пристроено к храму позднее, а не возникло с ним одновременно. В характере кладки стен этой капеллы нет никакого различия от кладки остальных стен храма. Узкий простенок с нишей для вливания воды, который является связующим звеном между боковой капеллой и восточной ветвью храма, хотя и выложен из отдельных хорошо притесанных камней, покрывающих камни боковых стен, не может служить доказательством того, что капелла не связана с южной алтарной стеной храма. Простенок этот выложен из отдельных камней по той причине, что внутри его проходит канал для вливания воды в бассейн, находящийся внутри абсиды боковой капеллы через упомянутую нишу, и ремонт канала мог быть произведен в каждом необходимом случае простым вынутием этих камней.

Рис. 77. Крестообразный загородный храм

Бассейн, находящийся внутри боковой капеллы, сложен из кирпичей на извести и имел крестообразную форму, как и бассейн в крещальне вблизи Уваровской базилики (§ II), но, по-видимому, более глубокий, по высоте равный каменному бассейну боковой капеллы в крестообразном храме близ монастырской гостиницы (описанному в § IX). Передняя сторона бассейна не сохранилась. Внутри днище его и стены были выложены мрамором, куски которого сохранились. Кирпич и известь остова бассейна примыкают вплотную к выштукатуренной стене абсиды. В пазах видна окрашенная поверхность этой штукатурки, доказывающая более позднее возникновение бассейна, а, следовательно, и упомянутой ниши для вливания в него воды (рис. 80). В фундаменте бассейна, в особом углублении, обнаруженном случайно рабочим, пробившим тонкую стенку бассейна, найдены были монеты Феодосия Великого (2), Льва I (4), Анастасия (2), Юстиниана I (13) и 5 неразборчивых. устанавливающие время возникновения бассейна не ранее VI века. Раковина наружной ниши вырублена из отдельного камня известняка и перекрыта сводиком.

Боковая капелла сообщается с храмом посредством двух дверей, ведущих одна в алтарь, а другая — в южную ветвь креста11. Кроме упомянутых окон, одного в алтарной части и двух в северной части храма, в западной части храма было еще четыре окна (см. план) и, таким образом, освещение его близко напоминает освещение крестообразного храма близ монастырской гостиницы. Это обстоятельство является тем более важным, что описываемый храм, не имея зиждительных столбов, дает повод думать что верхнее покрытие было деревянное12. Однако толщина стен 1¼ арш. и присутствие довольно широких заплечий и арочных тяг указывает на несомненное существование сводов над четырьмя ветвями креста, что, в свою очередь, требует коробового или купольного покрытия центрального пространства. Части кирпичных сводов были найдены в четырех перекрестьях при раскопках13. Предполагать крышу из деревянных стропил над центральной частью храма нет положительных данных, за исключением перегоревших от пожара кубиков мозаического пола непосредственно под центральным покрытием храма. Здесь могли гореть упавшие стропила деревянного верха.

Рис. 78

В алтарной части из больших блоков известкового камня сложен синтрон в три ступени. Верхняя ступень шире двух нижних в два раза. Особого приспособления для епископского седалища не найдено. Пол, по-видимому, был мраморный как в алтарной части, так и боковой капелле, выложенный из четырехугольных мраморных плит, замененных тонкими кирпичами в эпоху упадка храма. Мраморные плиты вперемежку с кирпичами устилают пол алтаря и в настоящее время. Четыре мраморные базы от кивория найдены посреди алтарной части. На поверхности их находятся углубления для железных пиронов от пилястров или колонн кивория. На месте престола14 обнаружено углубление, вырубленное в скале с остатками мраморной облицовки для хранения ковчега с мощами, от которого найдены лишь остатки верхней крышки15. От внешнего обрамления алтарного пола сохранился у южной стены мраморный блок с изящно высеченным профилем и отверстием для скрепления с пилястром (рис. 81). Этот блок показывает высоту пола алтарной части сравнительно с остальным полом храма, украшенным великолепной разнообразной по своей орнаментации мозаикой. Мозаический пол окружен бордюром, украшенным виноградными лозами, выходящими из двух сосудов, изображенных по концам солеи. Этот бордюр, замыкающий, всю композицию мозаичного пола в раму в виде буквы Т. служит лучшим доказательством того, что алтарная часть была обособлена от остального храма и не могла иметь двери в восточной части, т. е. что алтарная часть не была проходной с востока.

Особо устроенной солен перед алтарем не было.

С внутренней и внешней стороны алтарной части найдено в земле большое количество кубиков стенной мозаики каменной и стеклянной: синего, голубого, зеленого, красного, с позолотой, серого, желтого, розового, белого и матово-белого цветов. Огромное количество найденных синих и голубых кубиков указывает на существование обычных синих и голубых фонов, а разнообразие кубиков остальных цветов на орнаментальные или фигурные композиции в алтарной части храма. На стенах храма найдены остатки поздних фресок, представлявших 3 фигуры в рост. Некоторые остатки штукатурки с красками и буквами надписей указывают на более раннюю роспись храма фресковой живописью. Наслоений красок на штукатурке встречается до трех, разного времени. Гвоздей с остатками накипевшего мрамора на стенах не встречено.

Рис. 79. Восточные стены крестообразного храма

Внутри храма найдено всего две гробницы, устройство которых привело к уничтожению части мозаичного бордюра. Отсутствие большого количества гробниц внутри храма может быть объяснено существованием больших погребальных склепов или катакомб под самым храмом.

Часовня, находящаяся впереди храма, хотя и имеет вид небольшой однонефной базилики, однако, не может считаться ничем иным, как небольшой усыпальницей довольно обычного в Херсонесе типа. В строении ее следует отметить полное несоответствие между массивными дверными устоями и полукругом толстых стен абсиды с тонкими стенами соединяющими их. Слева простенок соединялся со стеной жилого помещения, образуя глухой массив с дверью, через которую часовня соединялась с жилыми постройками на северо-востоке. Дверные устои возникли на той почве, которая ранее была занята могилами. Из них одна (№ 1424) приходится наискосок от входа и пришлась частью под дверным порогом. При раскрытии она оказалась забитой землей и не содержащей ровно никаких предметов. Это обстоятельство указывает на нивелировку скалы и главное на то, что как абсида, так и дверные устои, совершенно одинаковые но характеру кладки и своей массивности, одновременны. Толщина стен абсиды (2 арш.), массивность устоев, а главное существование заплечий, или арочных тяг указывают на покрытие усыпальницы сводом. Стены ее выложены из разнокалиберных камней, но кладка отличается чистотой, правильностью и массивностью хорошо тесанных блоков. Много мрамора употреблено на облицовку гробниц: порог при входе и край солеи мраморные. На одном из краев блока, положенного на пороге, высечен вглубь небольшой равноконечный крестик, очевидно, марка рабочего.

Рис 80. Бассейн внутри нижней пристройки

В толще стены абсиды находилось пять полукруглых углублений, наподобие нижних частей ниш, из которых уцелело теперь одно с левой стороны. Нижняя часть абсиды занята выступом в роде ступеньки. Этот выступ дал возможность считать упомянутые углубления за отдельные седалища для клириков.

Кроме упомянутой выше, очевидно, языческой опустошенной и наполненной землей гробницы, в усыпальнице оказалось еще три христианских могилы (№№ 1425, 1426, 1427), устроенных вдоль стен усыпальницы, внутри которых, найдены только одни кости. Одна из них у южной стены покрыта хорошо притесанными каменными плитами.

Рис. 81. Алтарная часть и мозаика пола крестообразного храма

Помещения с левой стороны часовни (рис. 82) представляют по очертанию фундаментов две комнаты, из которых одна переделена простенком на две половины. Внутри этих комнат, имеющих ход с запада, найдена прямоугольного вида яма (в роде пашенной), с тонкими стенами, сложенными из кирпича и два других углубления. От главных стен этих комнат слева находятся остатки каких-то бутовых простенков, доходивших до внешней ограды и на плане образующих также какие-то помещения неправильной формы. Остатки этих простенков видны на фотографии, представляющей общий вид местности и развалин храма (рис. 75).

Рис. 82. Жилые помещения слева от усыпальницы

Не менее важно и то, что храм своими главными частями расположен над подземными усыпальницами, более древними, чем самый храм. Это доказывается тем обстоятельством, что при нивелировке места был закрыт ход, ведущий с поверхности земли внутрь двух смежных усыпальниц (№ 1409 и 1410). Этот ход был покрыт наглухо большой плитой, поверх которой лег мозаический пол храма. По закрытии этого входа, для пользования подземными усыпальницами, был пробит новый вход с юго-запада, непосредственно у стены храма. Этот новый ход пересек колодец а, проходивший глубже, который оказался при раскопке засыпанным камнями. Над колодцем устроена в стене храма прямоугольная ниша, по всей вероятности, служившая приемником для деревянной крышки колодца. Внутри усыпальниц найдены остатки костей, деревянных гробов, в роде корыт и византийские монеты, указывающие на время от IV по VIII столетия. Из усыпальницы № 1410 оказался пробитый ход в следующую катакомбу № 11. Эти три катакомбы представляют, таким образом, непрерывный ряд усыпальниц в северо-западной части храма. В южной части его найдена еще одна усыпальница с ходом с запада. Она оказалась пустой. Наконец, северо-восточный угол алтарной части лег на катакомбу № 1431, при разрытии которой найдены только истлевшие кости. Неправильное и как бы лишенное определенной системы расположение этих катакомб, затем нахождение катакомбы № 1431 под углом храма доказывают более раннее возникновение этих усыпальниц. Косвенным доказательством этому служит и тот факт, что в обширном некрополе, прилегающем с юга к описываемому храму, оказались античные и христианские погребения16.

Рис. 83. Вход в подземелье

Ниже уровня усыпальниц, находящихся под храмом, проходит подземелье, в роде длинной пещеры, вырубленной в материковой скале и описанное упомянутыми ранее авторами под именем «подземного хода» и «водопровода». Подземелье, как показали раскопки, целиком лежит внутри ограды храма, и так как не обнаружено выхода из него наружу, за стену ограды, то и нельзя приписать ему стратегического значения, как выхода к городу17. Подземелье берет начало в юго-восточном углу ограды, углубляется ниже всех усыпальниц и склепов и оканчивается у северной части ограды у водостока ж (см. план). Вход в подземелье имеет вид четырехугольной шахты, упоминаемой еще Аркасом. Эта шахта имеет 2,49 м. длины, 2,31 м. шир. и 2,14 м. глубины; бока ее гладко обрублены и не имеют ступенек для спуска (рис. 83 и буква Г на плане). По краям шахты ясно видны очертания уступа или каймы для крышки, как это замечается и при отверстиях гробниц. Спустившись в шахту, вступают внутрь узкого сводчатого подземелья, сойдя в глубь его по пяти ступенькам, выбитым в скале (рис. 83а). Стены и потолок гладко отесаны. Наибольшая ширина пещеры 0,89 м., наибольшая вышина 1,78 м. Направляясь на северо-запад, затем на запад на протяжении 5,60 м., пещера приводит к небольшой площадке в 2,19×2,14 м., от которой под прямым углом расходятся две ветви. Одна, суживаясь, приходит к упомянутому ранее колодцу а, а другая в виде узкого коридора (0,70 м. ширины) идет на северо-запад на протяжении 4,27 м. Первая ветвь упирается в стену, отделяющую ее от колодца. В стене пробито отверстие, через которое можно доставать воду из колодца не выходя из подземелья.

Рис. 83а. Вид входа и ступенек внутри подземелья

Другая ветка в виде узкого коридора с 10 вырубленными в стене небольшими углублениями, покрытыми копотью от горения, быть может, лампочек, делает в конце два колена и под прямым углом направляется на северо-восток. Здесь коридор расширяется до 0,90 м., продолжает свое прежнее направление на северо-запад и, пройдя 7,10 м., приходит к прямоугольному помещению (2,80 м. длины и 1,40 м. ширины), с нишей в северной стене (0,36 м. по диаметру основания) и с двумя углублениями для лампочек в западной и восточной стенах. Подобных углублений в стенах всего подземелья найдено 30, кроме сводчатой ниши с правой стороны от входа в шахту и на расстоянии от нее в 5,00 м. Против этой последней ниши вырублен сухой колодец е, сообщающийся с галлереей подземелья. Такой же колодец и находится в противоположном конце подземелья, и, так как, отверстия их выходят наружу, то само по себе ясно, что они имели практическое назначение и представляли скорее всего отдушины для притока воздуха и вентиляции, наподобие тех «luminaria», которые существуют в римских катакомбах, описаны блаженным Иеронимом и предназначались также для пропуска внутрь дневного света. При очистке подземелья в нем не найдено ни костей, ни каких-либо древностей, но все данные устройства указывают на пользование им для каких-то нужд данной местности. Особенно важными является: четырехугольная капелла с нишей, колодцы и продушины. Протяжение всего подземелья равняется 45,36 м. На стенах встречаются вырезанные крестики18. Значительное количество мраморных обломков, найденных в развалинах и очень интересных по своему стилю, рассмотрены нами особо, равно как и указанные ранее фрески и мозаика пола.

Примечания

1. Буква S в тексте совсем не приводится. См. Отеч. Зап. 1822, часть IX, стр. 162 и план.

2. Ibid, стр. 165, прим. 1. Приведенный текст очень близок как по сообщаемым данным, так и по характеру изложения к описанию того же колодца у Сумарокова, приводимому дальше, и потому, заставляет думать о зависимости друг от друга обоих описаний.

3. «Там... видны основания здания, которое окружалось восьмиугольной стеною, с подземным при нем ходом. Опустившись в него на 5 аршин глубины и пройдя сажен 20, находят колодец с чистой, пресной водой, которая разливаясь по пещере, потом неизвестно, где пропадает. Может — быть, не сей ли колодец Владимир при осаде града приказал завалить, и, может быть, не те ли проходы служили проводами воды в Херсонес. За сие сведение обязан я господину Палласу, которое при моем испытании нашлось весьма справедливым». Досуги Крымского Судьи, I, 205—206.

4. P.S. Pallas, Bemerkungen auf einer Reise in die südlichen Statthalterschaften des Russischen Reiches. Leipzig, 1803, В. II, p. 60—67. Также Записки Одесск. Общ. Истор. и Древн. Т. XII, стр. 108 (перевод на русский язык).

5. Описание Ираклийского полуострова, стр. 15: «На левой стороне лощины, позади высокой горы, находится подземный колодец в 1½ сажени глубины, имеющий с боку квадратное отверстие в 3 фута. При входе в это отверстие идет пещера, иссеченная в камне, на расстоянии 20 саж., и потом разделяется на два рукава: один имеет направление на запад, а другой на северо-восток, и оба имеют воду, годную для питья. По этим рукавам можно пройти, погружаясь более и более в воду, на расстояние 10 саженей; после она доходит до самой вершины пещеры и идет в прямом направлении. Колодезь этот не имеет сообщения с городом, потому что между ним и городом находится ущелье, ниже высоты Херсонеса, притом и вода его небольшая». Муравьев-Апостол. Путешествие по Тавриде в 1820 году, план к письму VII, под буквой G: входы в подземелье.

6. Dubois de Montpereux, Voyage autour du Caucase. T. VI, p. 172.

7. Журн. Мин. Внутр. Дел за 1848 год, часть XXI, стр. 443—444.

8. Известия Императорской Археологической Комиссии. Выпуск IX, Спб. 1904, стр. 17 сл.

9. Известия Археологической Комиссии. Вып. IX, стр. 31. См. 348 заседание Имп. Одесск. Общ. Ист. и Древн. 30 янв. 1903 г., стр. 6. Проф. Э. Фон-Штерн сомневается в этом. 351 засед. О. О. И. и Др. стр. 12.

10. Изв. Арх. Комм. Вып. 9, стр. 32. А.Л. Бертье-Делагард без достаточного основания утверждает, что храм имел лишь один западный вход. См. 348 заседание О.О.И. и Д., 4.

11. Следов переделки двух окон в две двери, только что упомянутые, найти не удалось, равно как не оказалось возможным подтвердить существование еще двух заложенных будто бы дверей, пробитых на месте двух окон в стенах противоположной северной ветви креста. В отчете о раскопках проведена мысль, что эти две двери были устроены позднее для сообщения алтаря с жилыми помещениями в северо-восточной части храма (стр. 34). Но эти постройки лежат буквально в двух шагах от храма. Шесть дверей, которых существование в крестообразном храме допускает отчет, совершенно не мыслимы в нем, так как три двери явились на месте трех окон.

12. Известия Археол. Комм. вып. 9-й, стр. 35 и 40.

13. А.Л. Бертье-Делагард предполагает деревянный верх. 348 заседание О.О.И. и Д. стр. 4.

14. Найден только мраморный брусок бордюра от плиты под престолом.

15. Он был сделан из Инкерманского известняка я имел обычную форму маленького саркофага.

16. См. Известия Императ. Археол. Комиссии, вып. 9, стр. 17.

17. На этом предположении настаивает А.Л. Бертье-Делагард. Он думает, что подземелье осталось неоконченным вследствие большой воды, встреченный на пути, и предназначалось для сообщения с городом. См. 348 засед. О. О. И. и Д. стр. 7.

18. Более подробное описание подземелья см. в Изв. Арх. Комм. Вып. 9 (1904), стр. 46—50.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь