Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » А.Ю. Маленко. «Пишу, читаю..., думаю о Крыме...»

«Молва указала мне на Крым...»

Говорят, что талантливый человек талантлив во многом. По отношению к Федору Николаевичу Глинке подобное утверждение справедливо. Отважный защитник Отечества, участник сражений при Аустерлице и Бородине, награжденный за мужество золотым оружием, он стал поэтом, прозаиком и публицистом, навсегда оставившим свое имя в истории русской культуры. Его знаменитые стихотворения «Тройка» («Вот мчится тройка удалая...») и «Узник» («Не слышно шума городского...») стали популярными песнями. Ф.Н. Глинка сыграл видную роль и на общественном поприще. Он был заметным участником ранних декабристских организаций — Союза спасения и Союза благоденствия, где быстро выдвинулся в число руководителей. Он активно проводил идеологию умеренного крыла декабристов в масонской ложе «Избранного Михаила», в литературно-политическом кружке «Зеленая лампа», в Вольном обществе любителей российской словесности, которое возглавлял, начиная с 1819 года в течение восьми лет. «Почтеннейший человек здешнего мира», как назвал его Пушкин, Федор Николаевич умел ценить истинный талант и помогать ему. Достаточно вспомнить о том, как, служа в должности адъютанта у петербургского генерал-губернатора М.А. Милорадовича, Ф.Н. Глинка выручил Пушкина в апреле 1820 года.

К 10-м — 20-м годам XIX века относится период наивысших литературных достижений Ф.Н. Глинки. Особый успех у русского читателя получили «Письма русского офицера» (1808, 1815—1816) и их продолжение — «Письма к другу, содержащие в себе замечания, мысли и рассуждения о разных предметах с присовокуплением исторического повествования «Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия», опубликованные в 1816—1817 годах. Историческое повествование из «Писем к другу» привлекло к себе мое особое внимание. И вот почему. В подтверждение мысли, высказанной в начале очерка, назову еще один пример творческой неординарности Ф.Н. Глинки, оставшийся в тени других его достижений. Писатель сумел опередить большинство русских романтиков в разработке образа Крыма. Но дело здесь не только в приоритете. Нарисованный им в романе «Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия» образ «страны, не знающей рабства», настолько отстоит от всего, что было написано о Крыме отечественными романтиками, что требует отдельного разговора.

10-е годы XIX века стали временем первых опытов по созданию образа Крыма в литературе русского романтизма. Уже в 1811 году лицеист Александр Пушкин в журнале «Улей» прочел стихотворение Антонова «Мечтание о Тавриде». Спустя 4 года К.Н. Батюшков создал ставшую знаменитой элегию «Таврида». Третьим в этом списке следует назвать роман Федора Николаевича Глинки «Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия». Роман, написанный в 1817 году, был опубликован в 5-м и 6-м номерах журнала «Соревнователь просвещения и благотворения» за 1819 год. Об этом важном обстоятельстве будет еще сказано ниже.

«Зиновий Богдан Хмельницкий» интересен в нескольких отношениях. Своим произведением автор ввел в литературу тему борьбы украинского народа за национальную свободу и народные «вольности». Свой интерес к народной освободительной борьбе, свой идеал свободного общества Ф.Н. Глинка выразил в созданном им образе Крыма. Можно с уверенностью говорить о том, что создание писателем яркой, запоминающейся картины отдаленного края явилось закономерным результатом его работы над темой. На это указывает ряд моментов. Крым был в поле зрения автора романа еще задолго до его создания. Пример тому — фрагмент из «Писем русского офицера», процитированный нами в очерке «В начале жизни...» [1], где Ф.Н. Глинка говорит об оставлении Москвы русскими войсками в 1812 году.

Работая над романом, автор изучил огромное число исторических трудов и летописей: сочинения Лезюра, Шерера, летописи Грабянки, Величко, Рубана, где, в частности, отражены связи З.Б. Хмельницкого с Крымом. В соответствии с биографией главного героя, в романе появляются «крымские» страницы. Уже во вступлении автор говорит о борьбе против Польши в союзе с крымским ханом: «Разбив передовой отряд поляков под предводительством сына Великого гетмана Потоцкого на Желтых водах, он идет в Крым, соединяется с ханом и вскоре с войском до 100 000... ...простиравшимся, вторгается в пределы Польши, требуя свободы Малороссии» [2]. В связи с Крымом, в книге первой упоминается и «Филомар Хмельницкий, которого имя ужасало некогда турок, славилось в степях крымских...» [3]. Читал писатель-декабрист и литературу о Крыме. Это подтверждает в примечании 8 ко вступлению ссылка на записки будущего свойственника Пушкина, журналиста и писателя-сентименталиста В.В. Измайлова «Путешествие в Полуденную Россию» [4].

Как это было свойственно писателям-декабристам, Ф.Н. Глинка в романе свободно оперирует историческими фактами. Он строит свое произведение на вымышленном сюжете. В то же время роман относится, по определению Н.М. Жаркевич, к «аналитическому типу романтической прозы» [5]. Традиционно сюжет таких произведений составляет биография героя. И на этот раз основной целью автора было «описать блистательную эпоху жизни героя, которая была вместе и незабвенною эпохою освобождения Малороссии» [6]. Ф.Н. Глинку как писателя-декабриста интересовал сюжет, связанный с освободительной борьбой народа, которую возглавила сильная личность, романтический герой Богдан Хмельницкий. Действие романа разворачивается следующим образом: Богдан Хмельницкий отправляется на поиски своего похищенного друга Осмунда. «Итак, сын мой! — говорил Филомар, — иди прямо в Крым, там еще не умерла слава имени нашего: старцы были очевидными свидетелями великих подвигов Хмельницких, а юноши знают о них по преданиям отцов!». Зиновий внял воле родителя своего и пошел в Крым» [7]. Далее автор делает экскурс в историю народов Крыма, показывая ее через стихию борьбы. Юный герой повествования попадает на полуостров во время подготовки к отражению нападения Турции. Ф.Н. Глинка обрисовывает ситуацию, вводя соответствовавшие взглядам революционных романтиков мотивы: «Моря, пустыни, долы звучали кликом свободы, и любовь к отечеству одела весь полуостров, как горная горлица гнездо свое златыми крылами, смело вопрошающая: «Кто дерзнет обидеть чад моих?» [8].

По своим основным характеристикам образ Крыма — романтическое художественное явление. Вместе с тем, автор в своих описаниях отдает дань сентиментализму. Вот как передаются в романе первые крымские впечатления Хмельницкого: «Бесчисленные стада овец и верблюдов испещряют единообразие полей. Гостеприимство, первая добродетель татарских аулов, с приветливою улыбкой встретила Зиновия у самого Перекопа и с нежной заботливостью провожала путника в области своего владычества. Тени древесные, хижины поселян и шалаши пустырей — все считалось там временною собственностию странника — гостя, посылаемого самим небом, по мнению татар» [9]. Но затем сторожевые отряды на вопрос о целях путника получили ответ: «...ищу страны, не знающей рабства... Молва указала мне на Крым — и Крым сделался целию моего странствия» [10]. И далее Б. Хмельницкий дополняет свой ответ: «Сражаться за свободу Крыма» [11]. По пути к Козлову он мечтает об участии в этой борьбе, и окружающая природа ассоциируется в его воображении с атрибутами войны: «Скалы, холмы и леса превращались в мечтаниях его в ополчения, а долины — в поле битв» [12].

В дальнейшем Б. Хмельницкий участвует в обороне Крыма и в общении с Аглаимом, сыном хана, раскрывает ему «...все тайны счастия народного». Через монологи своего героя Ф.Н. Глинка проводит идеологию умеренной части революционеров, правое крыло которых он возглавлял на раннем этапе их деятельности. Сам Федор Николаевич исповедовал идею конституционной монархии. В диалогах Б. Хмельницкого с Аглаимом звучит идея приоритета закона, определяющего жизнь общества: необходимо «...собрать старейшин из всех племен для составления законов, свойственных духу народа и времени, а посему твердых, ненарушимых» [13]. Его одобрения заслужил обычай открытого суда «...под открытым небом, пред очами народа, даже при больших дорогах, чтоб и самый мимоходящий мог слышать приговор и судить о беспристрастии самих судей...» [14].

В обосновании необходимости законопослушного общества лежит главная идея — идея свободы, данной человеку изначально. Однако общество людей несовершенно, нужен закон. В своем мировоззрении Ф.Н. Глинка следует просветительской идеологии. Устами Б. Хмельницкого, отвечавшего на вопрос хана: «Почему мила тебе свобода наша?», он декларирует: «Свобода есть общее достояние всех человеков!» [15].

Столь необычный образ Крыма не имеет аналогов в отечественной литературе.

Хронологически роман предшествовал романтическому «крымскому» циклу Пушкина, с которым автора «Зиновия Богдана Хмельницкого...» связывали дружеские отношения. Но был ли знаком Пушкин с этим произведением своего старшего друга? Каких-либо прямых указаний на факт прочтения Пушкиным романа Ф.Н. Глинки нет. Но считать это весьма вероятным позволяют некоторые обстоятельства: постоянные контакты Александра Сергеевича с Ф.Н. Глинкой в 1817—1820 годах в Петербурге, встречи у В.К. Кюхельбекера, П.А. Плетнева, на собраниях «Зеленой лампы». Видимо, однажды Ф.Н. Глинке удалось предотвратить намечавшуюся у Пушкина с кем-то дуэль [16]. Именно в период публикации романа Ф.Н. Глинки Пушкин передал в журнал «Соревнователь просвещения и благотворения» свое стихотворение «Ответ на вызов написать стихи». О пребывании Ф.Н. Глинки в Царскосельском лицее и знакомстве лицеистов с его романом рассказано в очерке «В начале жизни...».

Как поэт, Пушкин в это время — на пути к романтизму. Вспомним его апрельское письмо к П.А. Вяземскому (1820): «Петербург душен для поэта. Я жажду краёв чужих, авось полуденный воздух оживит мою душу» [17]. Маловероятно, чтобы все эти обстоятельства не стали стимулом для прочтения Пушкиным романа.

Литература

1. Глинка Ф.Н. Письма русского офицера // Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия. — Киев, 1991. — С. 41.

2. Там же. — С. 410.

3. Там же. — С. 415.

4. Там же. — С. 414.

5. Жаркевич Н.М. Витязь добра и чести // Там же. — С. 11.

6. Глинка Ф.Н. Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия // Там же. — С. 412.

7. Там же. — С. 432.

8. Там же. — С. 435.

9. Там же. — С. 434.

10. Там же. — С. 438.

11. Там же. — С. 439.

12. Там же. — С. 438.

13. Там же. — С. 445.

14. Там же. — С. 445—446.

15. Там же. — С. 439.

16. Глинка Ф.Н. — Бартеневу П.И. // Русский архив. — Вып. 29—30. — Пг., 1918. — С. 78.

17. Пушкин А.С. Полн. собр. соч.: В 10-ти тт. — Т. 10. — Л., 1979. — С. 16.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь