Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

Главная страница » Библиотека » А.Ю. Маленко. «Пишу, читаю..., думаю о Крыме...»

«Мне путешествие привычно...»

 

«Коляска легкая в дорогу
Его по почте понесла...».

А.С. Пушкин

Оставляем «этот рассказ, как заведомо ложный, без рассмотрения». [1] Эта, звучащая будто приговор, фраза принадлежит перу Б.Л. Недзельского, автора известной книги «Пушкин в Крыму» (Симферополь, 1929). Столь жесткая оценка относится к некоторым страницам дневника Ю.Н. Бартенева, написанным в 1843 году в Симферополе.

История их появления связана с отставкой и переездом в Крым князя Александра Голицына. Известный вельможа, бывший обер-прокурор Священного Синода и министр народного просвещения поселился, уйдя в отставку, как писал П.А. Вяземский, «в своем уединении Гаспра». Туда же приехал и его бывший чиновник по особым поручениям Ю.Н. Бартенев. Зимой Юрий Никитич заболел и ездил на лечение в Саки и Симферополь. Вот тогда и появились его крымские дневники, увидевшие свет в 1898—1899 годах в «Русском архиве». Отзыв Б.Л. Недзельского относится к фрагменту дневников отставного чиновника «Жизнь в Симферополе 1843 г.». Его автор поселился тогда у симферопольского доктора Петра Ивановича Ланга, со слов которого и были записаны строки, вызвавшие столь резкую реакцию пушкиноведа. Итак, запись за «четверток, 15-го Июля»: «Между прочими разговорами он мне рассказал, что был знаком с Пушкиным и сделал это знакомство во время пребывания Пушкина в доме Раевских, еще когда был жив старик отец их. Пушкин приставал тогда к моему хозяину (Лангу — авт..), чтобы он указал ему хороших девушек в Бахчисарае; хозяин, чтоб от него отделаться, начал ему рассказывать легенду о пригожей Польке, знаменитой пленнице крымского султана. Пушкин не уставал выслушивать все подробности этого события, задумывался, отходил от общества и вот вдруг однажды поутру приносит тетрадь, в которой начертано было начало дивной и знаменитой поэмы: Бахчисарайского фонтана. Всякий день прибавлялось несколько стихов, которые с восторгом выслушивали Раевские и мой хозяин». Далее следует факт, имеющий для нас принципиальное значение: «После для обзора местности Пушкин сам ездил в Бахчисарай. Таким образом, продолжал хозяин, я был причиною, что Русская литература обогатилась столь изящным творением» [3].

Разумеется, все сказанное очень привлекательно для краеведов. Но вот пушкинисты по-прежнему оставляют этот фрагмент «без рассмотрения».

После его прочтения недоверие Б.Л. Недзельского становится понятным. Невероятно, чтобы поэт услышал легенду о Фонтане слез впервые в Симферополе, уже после пребывания в Бахчисарайском дворце. Недоверие вызывают и претензии инспектора врачебной управы на особую роль в истории создания поэмы «Бахчисарайский фонтан». В то же время запись Ю.Н. Бартенева заставляет вновь задуматься о последних крымских днях поэта.

Ведь мы не знаем даже сколько времени Пушкин пробыл в столице губернии. В переписке и творчестве он не оставил нам ни одного упоминания о Симферополе. Загадкой остается и творческая жизнь Александра Сергеевича в эти дни.

Мог ли Пушкин создать в те дни какие-то строки «Бахчисарайского фонтана», как утверждал отставной доктор? Вероятно, мог. Мы вправе это предположить еще и потому, что черновики большей части поэмы до нас не дошли. Категорическое «нет» здесь неуместно.

Второй, не менее важный вопрос: имел ли поэт возможность приехать хотя бы еще раз в Бахчисарай из Симферополя? Никто из писавших о его пребывании в Крыму не сомневается в том, что в губернском центре он находился начиная с 8 сентября. Разноголосица начинается при определении даты его отъезда в Кишинев. Вспомним, что говорят об этом пушкинисты:

Б.Л. Недзельский: «Сколько времени пробыл Пушкин в Симферополе и когда он выехал в Кишинев, до сих пор точно установить не удалось».

А.Л. Бертье-Делагард: «Пушкин уехал из Симферополя ...немедленно по приезде туда с Южного берега, т. е. около 8 — 9 сентября...» [5].

М.А. Цявловский: «Сентябрь, 12...14. Отъезд Пушкина из Симферополя в Одессу» [6].

М.А. Синюков: Пушкин пробыл в Симферополе до 17 сентября 1820 года (вывод сделан на основании записок Г.В. Геракова) [7].

В.В. Кунин: поэт прожил в Симферополе «по последним изысканиям краеведов до 17 числа.» [8].

М. Выгон: «...точная дата отъезда остается неясной» [9].

Ю.М. Лотман: «В середине сентября Пушкин оставил Крым...» [10].

Н.М. Дружинина: «Между 12 и 14 сентября Пушкин вынужден был уехать в Кишинев» [11].

А.Е. Тархов, Л.Н. Вьюницкая: «вероятно» завершилась «симферопольская неделя» балом у губернатора Крыма А.Н. Баранова 15 сентября [12].

Таким образом, большинство исследователей считают, что поэт находился в Симферополе максимум до 17 сентября.

Что касается версии А.Л. Бертье-Делагарда, то если бы Пушкин отправился из Симферополя 8—9 сентября, то в Одессу он должен был приехать 11—12 сентября. Факт отъезда именно в это время ничем не подтверждается. Известно другое. В «Летописи» М.А. Цявловского зафиксировано: «Сентябрь, 20. Отъезд Пушкина из Одессы в Кишинев» [13].

Когда же Александр Сергеевич отправился в Одессу? Давайте «проедем» вместе с поэтом, в коляске его родителей, запряженной тремя лошадьми, на что петербургский изгнанник, будучи коллежским секретарем, имел право.

Напомню, что в пушкинское время коляска — рессорный четырехколесный экипаж с откидным верхом — была самым удобным летним средством передвижения.

Нас ждут «остановки» на почтовых станциях. Согласно тогдашним «правилам дорожного движения» мы будем «проезжать» до 10 верст в час. Впрочем, иногда можно и «полихачить», ведь системы контроля на почтовых трактах еще не существует. Думаю, дорога объяснит многое.

Путь из Симферополя до Одессы — 460 верст, «обычно продолжался трое суток». [14]. Ехали через Берислав, Херсон и Николаев. Мы располагаем также важным свидетельством декабриста Никиты Муравьева, писавшего 17 сентября 1820 года матери из имения А.М. Бороздина Саблы: «...ехали 6 дней от Одессы до Симферополя — расстояние, которое можно проехать в двое суток». [15] Видимо, Н. Муравьев здесь несколько преувеличивает. Проехать за двое суток 460 верст невозможно. Даже в зимнее время, при езде днем и ночью по санной дороге, одолевали до 200 верст. Более вероятен первый вариант: 460 верст за трое суток.

Остается еще участок пути от Одессы до Кишинева — 194 ¾ версты. И.П. Липранди, кишиневский приятель Александра Сергеевича, писал, что в Кишинев поэт приехал 21 сентября [16]. Если учесть, что в сутки на «почтовых» обычно проезжали 70—100 верст, значит из Одессы путник ехал к месту назначения до двух суток, торопясь значительно меньше.

Итак, весь путь составлял 654 ¾ версты и по времени — примерно 5 суток. Не забудем об остановках на почтовых станциях и прибавим еще одни сутки. Для того, чтобы приехать на место назначения 21 сентября, поэт должен был оставить Симферополь около 15 сентября. Разумеется, это примерный расчет.

Все дорожные нюансы в нашем случае учесть невозможно. Скорость движения вполне могла быть и большей. Можно было договориться с ямщиком и проделать путь быстрее.

К чему же мы пришли в итоге? Если поэту не помешали в пути какие-то неизвестные нам обстоятельства, то весь прошедший перед нами парад цифр свидетельствует о том, что петербургский изгнанник, заканчивая путешествие по полуденной земле, имел возможность еще раз самостоятельно побывать во «дворце Бахчисарая». На это у него оставалось несколько дней. Косвенно это подтверждает его письмо к Петру Вяземскому 20 декабря 1823 года, где Пушкин заметил: «...В моем эпилоге («Бахчисарайского фонтана» — авт.) описание дворца в нынешнем его положении подробно и верно...» [17].

И давайте еще раз заглянем в «Отрывок из письма к Д», где Пушкин сообщает: «В Бахчисарай приехал я больной». И далее: «...Лихорадка меня мучила» [18]. Мог ли поэт, которого «мучила» лихорадка, и который пробыл во дворце около половины суток «подробно и верно» ознакомиться с бывшей резиденцией Гиреев? Вряд ли. Вот побудительный мотив для второго, теперь уже самостоятельного приезда в Бахчисарай. Мы подошли к главному предполагаемому эпизоду нашей дорожной истории. В Симферополе поэт прожил, очевидно, несколько дней, один из которых он провел в бывшей столице Крымского ханства. Обратимся вновь к цифрам и фактам. Как сообщает нам К. Монтандон в своем «Путеводителе путешественника по Крыму», расстояние между Симферополем и Бахчисараем составляло тогда 30 верст [19]. И преодолеть его можно было, исходя из известных нам правил движения и возможных скоростей, за три часа и меньше. Вспомним, что Раевские и Пушкин одолели это расстояние довольно быстро. Оставя Бахчисарай утром, в губернском центре они были уже до обеда. Такой вывод можно сделать, прочтя «Путевые записки...» Г.В. Геракова, дважды в этот день встречавшегося с Н.Н. Раевским-старшим в Симферополе. Их вторая встреча произошла после обеда [20].

Что значит «до обеда»? Вопрос заставляет нас обратиться к дворянскому быту пушкинских времен. И не забудем о том, что в столицах и провинции он существенно отличался. Известнейший исследователь быта и традиций русского дворянства Ю.М. Лотман, говоря о начале 1820-х годов? отметил, что для богатых неслужащих людей Петербурга около «четырех часов пополудни наступало время обеда. Такие часы еще явственно ощущались как поздние и «европейские»: для многих было еще памятно время, когда обед начинался в двенадцать» [21].

Но это касается столичных светских людей типа Евгения Онегина, то есть достаточно узкого круга. Основная часть дворян Москвы и Петербурга придерживалась традиционного времени обеда. Тем более это относится к дворянству отдаленных губерний. Значит, Раевские и Пушкин приехали в Симферополь, вероятно, до двенадцати часов дня, находясь в дороге, как мы уже знаем, около трех часов. Прибавьте еще столько же времени, и путь в оба конца составит примерно шесть часов плюс возможные остановки. Мы следуем за поэтом в сентябре, когда световой день достаточно большой, и будущий автор «Бахчисарайского фонтана» мог еще многие часы «бродить» по «безмолвным переходам» летнего дворца Гиреев. И, может быть, благодаря его второму пребыванию здесь описание резиденции ханов стало «подробным и верным».

Как эта ситуация соответствует стремлениям молодого поэта, позднее написавшего: «...с детских лет путешествия были моею любимой мечтою». «Охота к перемене мест» всегда волновала душу поэта. Мечтал он вновь побывать и в Крыму. В «Отрывке из письма к Д.» поэт спрашивал у адресата: «Растолкуй мне теперь, почему полуденный берег и Бахчисарай имеют для меня прелесть неизъяснимую?» [23].

Останься Александр Сергеевич жив, когда-нибудь почтовый тракт снова привел бы его туда,

«Где древних городов под пеплом дремлют мощи,
Где кипарисные благоухают рощи...».

Литература

1. Недзельский Б.А. Пушкин в Крыму. — Симферополь, 1929. — С. 58.

2. Бартенев Ю.Н. Жизнь в Симферополе 1843 г. // Русский архив — № 8. — М., 1899. — С. 576.

3. Там же.

4. Недзельский Б.А. Пушкин в Крыму. — Симферополь, 1929. — С. 54.

5. Бертье-Делагард А.А. Память о Пушкине в Гурзуфе. — СПб., 1913. — С. 36.

6. Цявловский М.А. Летопись жизни и творчества А.С. Пушкина. 1799—1826. — Л., 1991. — С. 229.

7. Шантырь С. Когда поэт покинул Крым // Курортная газета — Ялта — 1973 — 3 июня.

8. Кунин В.В. Жизнь Пушкина, рассказанная им самим и его современниками. — Т. 1. — М., 1988. — С. 355.

9. Выгон М. Пушкин в Крыму. — Симферополь, 1974. — С. 63.

10. Лотман Ю.М. Александр Сергеевич Пушкин. — Л., 1981. — С. 60.

11. Дружинина Н.М. Крым // Здесь жил Пушкин. — Л., 1963. — С. 194.

12. Тархов А.Е., Вьюницкая А.Н. Пушкин в Симферополе. — Симферополь. — 1999. — С. 19.

13. Цявловский М.А. Указ соч. — С. 230.

14. Ланда С.С. Одесса // Здесь жил Пушкин. — Л., 1963. — С. 243.

15. Цявловский М.А. // Указ соч. — С. 659.

16. Липранди И.П. Из дневника и воспоминаний И.П. Липранди // Русский архив. — № 8 — 9. — М., 1866. — С. 1263—1264.

17. Пушкин А.С. — Вяземскому П.А. // Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 19-ти тт. — Т. 13. — М., 1996. — С. 83.

18. Пушкин А.С. Отрывок из письма к Д. // Там же. — Т. 8., кн. 1. — М., 1999. — С. 438—439.

19. Монтандон К. Путеводитель путешественника по Крыму. — Симферополь, 1997. — С. 87.

20. Гераков Г.В. Путевые записки по многим российским губерниям. 1820. Статского советника Гавриила Геракова. — Пг., 1828. — С. 156.

21. Лотман Ю.М. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. — Л., 1980. — С. 76.

22. Пушкин А.С. Путешествие в Арзрум // Там же. — Т. 8., кн. 1. — М., 1999. — С. 463.

23. Пушкин А.С. Отрывок из письма к Д. // Там же. — С. 439.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь