Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Единственный сохранившийся в Восточной Европе античный театр находится в Херсонесе. Он вмещал более двух тысяч зрителей, а построен был в III веке до нашей эры.

Главная страница » Библиотека » А.Ю. Маленко. «Пишу, читаю..., думаю о Крыме...»

«Дитя расчета и отваги...»

Ах, Одесса, Одесса...! В поэзии Пушкина она оставила неповторимый след. Многое из того, что составляло творческую жизнь поэта на протяжении тринадцати одесских месяцев, нам известно.

Но не будем самонадеянны. Знаем мы далеко не все. Когда поэт «оставил» свою «Молдавию и явился в Европу», крымская «мелодия» по-прежнему звучала в полифонии его одесских дней. Нами же она услышана не до конца.

Еще в начале прошлого века пушкиновед А.И. Незеленов заметил: «Одесса должно быть влекла к себе поэта и по ...личным причинам; в ней он всегда мог видеть волны того самого моря, которое омывает берега родной душе его Тавриды» [1].

Да! В синеве морской дали поэт видел торговые суда, шедшие в Ялту, яхту, уносившую на своем борту в Алупку Элизу Воронцову. Он слушал крымские стихи своего приятеля и сослуживца Василия Туманского. В Михайловское автор «Бахчисарайского фонтана» увез перстень с сердоликом, вероятно, крымской работы. Бывал Александр Сергеевич в доме писательницы и крымской помещицы Анны Зонтаг...

Но давайте оставим известное и поговорим о забытом. В одесские дни на развитие крымской темы в ею поэзии и активного интереса к Тавриде повлиял ряд факторов. Одним из важнейших, как это было на всех этапах пушкинского творчества, стал круг его общения.

Значительную часть городского общества Одессы 1820-х годов составляло купечество. В молодом, быстро растущем портовом городе, обладавшем, к тому же, порто-франко (правом беспошлинной торговли), иначе не могло и быть. В истории «Южной Пальмиры» навсегда остались имена Ралли, Рено, Ризнича, Маразли и Сикара. Основатели одесской торговли отличались не только коммерческой хваткой, смелостью, но и широким кругозором и художественным вкусом.

Были среди них и интеллектуалы, не чуждые литературному творчеству.

С явной симпатией нарисован поэтом собирательный образ городского купца в «Отрывках из путешествия Онегина»:

«Дитя расчета и отваги,
Идет купец взглянуть на флаги,
Проведать, шлют ли небеса
Ему знакомы паруса.
Какие новые товары
Вступили нынче в карантин,
Пришли ли бочки жданных вин?
И что чума? и где пожары?
И нет ли голода, войны
Или подобной новизны?»

Спустя несколько лет эту сторону жизни города подчеркнул в письме к Пушкину одессит М.П. Розберг: «В торговой Одессе, которая гораздо более заботится о пшенице, нежели о литературе, зреет мало помалу литературный альманах» [2].

Мы знаем, что Александр Сергеевич бывал в домах негоциантов Джованни Ризнича и Карла Сикара. О первом из них известно достаточно много. Что же касается Сикара... Имя это неизменно звучит в числе одесских знакомых Пушкина. Но как оно связано с Крымом?

Попытаемся найти крымскую нить отношений поэта и негоцианта. По словам И.П. Липранди, из домов, посещаемых поэтом в Одессе «особенно любил он обедать у негоцианта Сикара» [3]. Напомню: их знакомство произошло в 1821 году. Карл Яковлевич Сикар (1773—1830 гг.) дважды виделся с Пушкиным в Кишиневе, куда негоциант приезжал покупать имение. Но основное их общение относится к одесскому периоду жизни поэта (июль 1823 — июль 1824 гг.). Исследователи темы «Пушкин и Крым», к сожалению, обошли своим вниманием этого знакомого Пушкина. Вот что сообщает о нем «Энциклопедический словарь» Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: «Сикар (Карл) — марсельский уроженец; был близким другом герцога Ришелье, губернатора Одессы. С 1804 по 1828 год живя в Одессе, он вел обширную торговлю с Франциею и Италиею и оставил описание Одессы: «Lettres sur Odessa» (СПб., 1812). В рукописи сохранилось его сочинение о пребывании Ришелье в Одессе «Notices sur le duc Richelieu», 1826, отрывки из которого помещены в подлиннике в «Истории города Одессы» Скальковского. В делах торговли, садоводства, благотворительности С. был правою рукою Ришелье» [4].

В «Летописи...» М.А. Цявловского зафиксированы встречи Пушкина с негоциантом в его доме: «1823. Июль, 3 (?) — 1824. Июль, 31. Общение с негоциантом К.Я. Сикаром. Пушкин бывает у него на устраиваемых пять-шесть раз в году обедах не более чем на двадцать четыре человека (без женщин)» [5]. Эти дружеские встречи происходили в купленном К.Я. Сикаром доме № 13 на Итальянской (ныне Пушкинская) улице. До этого здесь находилась Северная гостиница, где поэт жил более месяца, начиная с 3 июля 1823 года до ухода на другое место жительства. Ныне этот дом — единственный сохранившийся из тех, в которых жил поэт в Одессе. На втором этаже здания расположен мемориальный музей Пушкина. Некогда в ресторане этой гостиницы бывали Ф.Ф. Вигель, В.И. Туманский, В.Г. Тепляков и, конечно, Пушкин. В этом, хорошо знакомом ему доме, Пушкина всегда рад был видеть хозяин. И.П. Липранди находил поэта здесь «совершенно в своей тарелке» [6].

Все эти сведения нуждаются, с точки зрения рассматриваемой темы, в дополнении, одном, но самом важном, подводящем к вопросу об интересах Пушкина как читателя: в 1810 году, то есть за два года до выхода в свет «Писем об Одессе», в Москве были изданы «Письма о Крыме, об Одессе и Азовском море» Карла Сикара. Эта книга была отпечатана в московской типографии Н.С. Всеволожского, а преобрести ее можно было «у книгопродавца Бува».

Впервые материалы, позднее составившие «Письма о Крыме...», были опубликованы несколькими годами ранее.

Шарль (Карл) Сикар (1773—1830) — уроженец Марселя, жил с 1804 года в Одессе, вел крупную международную торговлю. Желая привлечь внимание предпринимателей к Новороссийсому краю и Одессе, Сикар активно рекламировал их в Западной Европе. В 1808 году он напечатал в «Biblioteque Britannique de Geneve» описание Крыма, Одессы и Азовского моря в виде писем о путешествии по этим местам. Этот факт подтверждается в «Предуведомлении от издателя»: «В Британской библиотеке, журнале... помещены сии письма из Полуденной России» [7]. Спустя два года они были изданы отдельной книгой. Книга эта была двуязычной: французский текст (страница справа) и его перевод на русский язык (страница слева). В «Предуведомлении от издателя» билингвизм «Писем о Крыме...» объясняется тем, что «ежели перевод их будет не совершен для разборчивости некоторых читателей, то по крайней мере самой подлинник доставить может пользу и занятие многим» [8].

Издатель сообщает о маршруте автора: «Он начинает путешествие свое, отправляясь из Одессы в Яссевъ, откуда возвращается по прежнему пути опять в Одессу, проехав Крым и Азовское море» [9]. Разделяя взгляды К. Сикара на будущее Новороссии, издатель обращает внимание читателя на места «пребывающие в благоденствии, коим обязаны мудрым попечениям Правительства, которое знает, что польза от завоевания, не столь была бы важна, если бы оставив сии губернии без всякого внимания» [10]. Стремление показать блестящие экономические перспективы описываемых мест сочетается с сентиментальными мотивами, столь понятными тогдашней читающей публике: «...воля сильного Государя, открытая попечениями прозорливого Министра (герцога Ришелье — авт.), может вскоре возвысить богатство сих губерний до высочайшей степени благоденствия народа. Картина уголка света, в которой человек наслаждается в тишине плодами своих трудов, показалась мне, особливо в наше время, предметом утешения, картиною, которая достойна быть изображенною, хотя несовершенными чертами, для взора публики» [11].

К. Сикар был просвещенным европейским негоциантом, нашедшим в Новороссии свою вторую родину, заинтересованным в ее экономическом и культурном процветании. В «Письмах о Крыме...» есть немало описаний, свидетельствующих о пытливом уме автора, интересы которого выходили далеко за рамки коммерции. Читатель найдет здесь сведения о молдавской моде, этнографии крымских татар, городах Северного Причерноморья и Крыма, оценку севастопольского порта и рассказы о памятниках крымской природы. Интерес Сикара к Тавриде устойчив. В следующей книге — «Письма об Одессе» (СПб., 1812 г.) — негоциант, характеризуя черноморскую торговлю конца XVIII века, утверждает: «Торговля сия начала быстро возвышаться; уже более 200 судов Австрийских и Российских производили оную из Галац по Дунаю, а по Днепру из Херсона и далее из Кефы; сей последний порт достался в владение России чрез уступку ей всего Крыма Ханом Шагин Гиреем в 1783 году...» [12].

Сегодня книга К. Сикара практически забыта. И уж тем более никто не связывает ее с именем Пушкина. Между тем, трудно представить, что, бывая в доме автора «Писем о Крыме...», поэт ничего не знал о его литературных трудах, не прочел или хотя бы не просмотрел его книги. К тому же хозяин дома был личным другом дюка Ришелье, в гурзуфском доме которого довелось Пушкину провести череду счастливых дней. В это время в памяти поэта еще свежи были крымские впечатления. В Одессе он продолжал работу над «Бахчисарайским фонтаном». Вся ситуация стимулировала пушкинский интерес к Тавриде.

Судя по содержанию «Писем о Крыме...», Карл Сикар не был просто негоциантом. Крым заинтересовал его во многих отношениях. В своей книге автор касается мест, где довелось побывать Пушкину, дает сведения об этнографии крымских татар, памятниках археологии и городах Крыма того времени. Есть в «Письмах...» сведения о местах, которые запомнились Пушкину навсегда: Бахчисарайском дворце, перевале Шайтан-мердвен, городе Бахчисарае, Байдарской долине. К. Сикар делает экскурсы в историю, вспоминает о поездке Екатерины II по Крыму. Для Пушкина, работавшего тогда над «бахчисарайской» поэмой, книга К. Сикара могла стать средством вновь окунуться в атмосферу Бахчисарая и бывшего дворца крымских ханов.

Вот строки, которые должны были вызвать у поэта наибольший интерес: «Никак не примечая, вдруг приезжаешь к самому Бакчисараю. Товарищ мой, которой уже был в сем городе; и предвидя мое удивление, сказал мне тогда, когда мы уже находились близ города: — Видите ли там в низу, на небосклоне верхи Бакчисарайских мечетей? Лишь только я обратил глаза, то увидел вдруг под ногами город; мы были на высоте Бахчисарая, и внизу, род некоторой пропасти. Улицы в сем городе теснее Ахмечетских: шириною оне не более семи, или осьми футов. В них только живут татары и ножевые мастера. Большая часть домов похожи на лачуги, в коих видны ножевщики, которые сидят поджав ноги, и куют в сем положении; иначе им не возможно было бы достать станка; столько-то они низки. Их ножевые лезвеи очень славятся. Татарам известна тайна закалывать железо; последствие от сей закалки удивительное: но, может быть, оно состоит в качестве воды» [13]. Затем следует рассказ о бывшей резиденции Гиреев: «Сей дворец походит не много на карточной дом: он раскрашен красною, синею, черною и другими яркими красками; [в] нем есть многие внутренние переходы — в каждом из них есть водоем, которой там, по крайней мере делает воздух приятным. В некоторых покоях находятся водометы, которые открывают по произволению. Хотя дворец не велик; однако совершенно походит на лабиринт; тут находится великое число маленьких лесниц, деревянных галлерей странной архитектуры. Мы видели диванную залу и галлерею, где Хан присутствовал в совете не быв видим, каждое стекло в окне имеет особенной цвет. При входе во дворец, над большою дверью находится род стеклянного шкафа, в котором выставлялись на показ головы, которыя Хан за благо судил рубить. Мы приметили на стенах некоторых внутренних покоев живопись алфреско, очень грубую, без тени и перспективы; на одной из сих картин написаны тополы, которые на картине были меньше вооруженных людей. Мы видели также в окружности дворца прекраснейший сад, (в миниатюре) наполненный разных родов плодовитыми деревьями. У одного только Хана находился ключ от сего сада» [14].

Читал ли Пушкин «Письма о Крыме...»? И если да, то как это повлияло на его «крымскую» поэзию?

В том, что создатель «Бахчисарайского фонтана» не прошел мимо этой книги, убеждает взгляд на описания бывшей резиденции Гиреев, принадлежащие перу поэта и его одесского приятеля.

Своим лаконизмом и, самое главное, структурой они напоминают друг друга. Начало описания у Сикара: «Сей дворец походит...» — У Пушкина: «...дремлющий дворец». В рассказе о дворце Сикар сообщает: «Он раскрашен ...яркими красками». — В пушкинской поэме: «злато блещет на стенах». Во фрагменте Сикара отмечаются «внутренние переходы». — В «Бахчисарайском фонтане» автор бродил «Среди безмолвных переходов...». В «Письмах...» Сикар вспоминает «прекраснейший сад», а Пушкин в поэме говорит — о «пустых покоях и садах». Негоциант сообщает, что в некоторых комнатах находятся водометы. — В «Бахчисарайском фонтане» автора волнует «фонтанов шум». Так в своем фрагменте о Бахчисарайском дворце Пушкин повторяет, хотя и по-своему, основные мотивы сикаровского описания резиденции Гиреев.

В творческой практике поэта этот факт — не единственный. Спустя много лет в своем описании Арзрума Пушкин почти точно повторит схему рассказа о Бахчисарае из четвертого тома «Энциклопедического лексикона» А. Плюшара (см. сб. «Арсений Иванович Маркевич», Симферополь, 2000, с. 62—64).

Будем надеяться, что в крымской «мелодии» «одесского Пушкина» «нота», заданная Карлом Сикаром, — не последняя из услышанных нами. В число источников, использовавшихся Пушкиным при работе над «Бахчисарайским фонтаном», и в общий круг литературы о Крыме, изучавшейся поэтом, навсегда вошла книга одесского негоцианта Карла Сикара.

Литература

1. Незеленов А.И. Пушкин в его поэзии. Первый и второй периоды жизни и деятельности // Незеленов А.И. Собр. соч.: В 6-ти тт. — Т. 1. — СПб., 1903. — С. 167.

2. Сочинения Пушкина. Переписка. Под. ред. и с примеч. В.И. Саитова — СПб., 1908 — Т. 2. — С. 198.

3. Липранди И.П. Из дневника и воспоминаний // А.С. Пушкин в воспоминаниях современников. В 2-х тт. — Т. 1. — С. 342.

4. Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона — СПб., 1900. — Т. XXIX а. — С. 856.

5. Цявловский М.А. Летопись жизни и творчества А.С. Пушкина. 1799—1826. — Л. 1991. — С. 353.

6. Липранди И.П. Указ. соч. // Там же.

7. Сикар К. Письма о Крыме, об Одессе и Азовском море. М., 1810. — С. IV.

8. Там же.

9. Там же — С. VI.

10. Там же.

11. Там же — С. IV.

12. Письма об Одессе. Сочинение Г. Сикара, Одесского негощанта, Комерции Советника и Россшского Генерального Консула в Ливорне. Перевод с французского Николая Трегубова. СПб., 1818.

13. Сикар К. Письма о Крыме, об Одессе и Азовском море. — М., 1810. — С. 64.

14. Там же. — С. 65—67.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь