Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Главная страница » Библиотека » Н.П. Лесина. «Планерское (Коктебель): Путеводитель»

Щебетовка — столица совхоза «Коктебель»

Старинным золотом и желчью напитал
Вечерний свет холмы. Зардели красны, буры
Клоки косматых трав, как пряди рыжей шкуры.
В огне кустарники и воды, как металл.
А груды валунов и глыбы голых скал
В размытых впадинах загадочны и хмуры.
В крылатых сумерках — намеки и фигуры...
Вот лапа тяжкая, вот челюсти оскал,
Вот холм сомнительный, подобный вздутым ребрам,
Чей согнутый хребет порос как шерстью чобром!
Кто этих мест жилец: чудовище! титан!
Здесь душно в тесноте... А там — простор, свобода,
Там дышит тяжело усталый Океан
И веет запахом гниющих трав и йода.

Максимилиан Волошин
1907. Из цикла «Киммерийские сумерки».

 

Человек, посадивший виноградную лозу или написавший книгу, не умирает до конца.

Арабская пословица

До сих пор мы говорили о Коктебеле — курортном поселке. По есть и другой Коктебель. Этим именем назван прославленный виноградарский и винодельческий совхоз. В Планерском расположено его шестое отделение, пятое — в деревне Наниково, под горой Клементьева, а центральная усадьба— в девяти километрах от Планерского, в поселке Щебетовка. Когда-то эти места очень полюбились Грибоедову. «Самая миловидная полоса этой части Крыма по мне Отузы, — писал он своему другу Бегичеву. — Сюда я прискакал поздно ночью, при лунном сиянии».

Судак — Отузы — Феодосия — таков был маршрут путешествия по Восточному Крыму, которое сто пятьдесят лет назад совершил А.С. Грибоедов. Отсюда он направился в Керчь, затем на Кавказ.

Отузы — старое название Щебетовки. А речку, что здесь протекает, и по сей день зовут Отузкой. Плодородная долина, с трех сторон защищенная горами, издавна привлекала человека. В 1948 году археолог А.Я. Брюсов (брат поэта) исследовал поселение эпохи бронзы на мысе Чалки. Он обнаружил остатки жилых домов, сложенных из рваного камня. Обломки лепной орнаментированной керамики, кремневые и костяные орудия насчитывают около трех с половиной тысячелетий. Люди здесь в те времена занимались земледелием и скотоводством. Ближе К морю есть еще одно поселение той лее эпохи, пока не изученное.

А в 1974—1975 годах крымские археологи открыли в устье Отузской долины, у поселка Курортный (бывшие Нижние Отузы), раннесредневековое поселение с храмами, жилыми домами и могильником. Оно было основано в конце VII века, возможно, еще византийцами, земледельцами и виноделами, построившими здесь свой храм. В середине VIII века их сменило какое-то пришлое племя. Появились дома, сложенные «в елку» (как и на коктебельском холме Тепсень), так же строились и храмы. Дома, типа сельских усадеб, были окружены хозяйственными постройками; к дому примыкал двор, обнесенный каменным забором. Железные серпы и мотыжка, каменные жернова, большие глиняные бочки-пифосы, керамическая посуда и, наконец, трубка от мехового горна — все эти находки говорят о том, что новые хозяева поселения не только занялись земледелием, но и освоили ремесла — кузнечное и гончарное. Кто были эти люди, пока еще сказать трудно1, но ясно одно: тот же народ жил в это время и в Коктебеле, на Тепсене. Многое они усвоили от византийских (и боспорских) греков, частично слились с ними и приняли христианство. И так же, как Тепсеньское городище, поселение в Отузской долине было сметено волной вторгшихся в Крым печенегов. В начале X века оно перестало существовать.

Рядом, на высоком береговом холме Кордон-Оба (Сторожевой холм), где художник и искусствовед Н.С. Барсамов еще в двадцатых годах исследовал развалины христианского храма (он относил его к XII—XIII векам), та же экспедиция обнаружила руины «донжона» — крепостной башни уже другой эпохи — времени итальянских колоний в Крыму.

В конце XIII века крымский наместник золото-ордынского хана уступил Отузскую долину и гавань венецианцам. В 1365 году ее захватили генуэзцы. Надписи на надгробных плитах древнего кладбища позволяют думать, что селение Отузы существовало уже в XIV веке. В генуэзских источниках оно впервые упоминается в 1461 году. К началу XIX века в Отузах насчитывалось 40 дворов и 172 жителя, а в 1885 году здесь уже проживало 1200 человек (и это в то время, когда Коктебель был крошечной, почти никому не известной деревушкой!) Состав населения был необычайно пёстрым: татары, армяне, евреи, немцы, караимы, русские, украинцы.

«Как море определяет всю жизнь Коктебеля, так виноград задает тон Отузской долине, — писал в начале нашего века автор «Крымских очерков» С. Елпатьевский, — Ранней весной являются люди, до тысячи человек, перекапывают виноградники... Виноград заполняет летние работы, и сбор винограда открывает бал Отузской долины... Тогда необыкновенное оживление начинается в Отузской долине. Скрипят огромные мажары по узенькой пыльной дорожке долины, нагруженные новыми бочонками винограда, пробковыми опилками для его укладки, тогда стук идет по долине, заколачиваются бочонки с виноградом, чтобы отправить их в Москву, в Петербург, в Варшаву. Тогда горластые девки стаями, как ласточки, носятся по виноградному морю и целую ночь все поют и поют, а музыкальные парни целую ночь играют на гармонике...»

Немало славных имен связано с Отузами. До революции здесь стоял дом генерала Н.А. Маркса. Старожилы Щебетовки еще помнят этого необыкновенного человека.

Никандр Александрович Маркс. В начале мая 1917 года в Одессу прибыл пароход, на котором с острова Березань были доставлены останки лейтенанта Шмидта и его соратников — матросов Антоненко, Гладкова, Частника. На набережной пароход встречали толпы людей. Когда же по трапу сошел сын легендарного лейтенанта, к нему направился старый человек в генеральской форме и зачитал приказ, отданный по частям Одесского военного округа по случаю похорон того, «кто завещал бороться за свободу России». Потом генерал возложил на гроб венок от штаба округа: «Лейтенанту Шмидту, который погиб за свободу, и его сподвижникам».

Генерал этот — начальник Одесского военного округа Никандр Александрович Маркс — отнюдь не являлся ординарным служакой. Он был профессором, читал лекции по древнему русскому праву в Археологическом институте, который сам окончил уже в чипе генерал-майора, сорока девяти лет. В 1912 году его избрали действительным членом Московского археологического общества. Десять научных работ его были изданы.

Н.А. Маркс, человек широко образованный, непредвзятый, стал одним из первых русских генералов, перешедших на сторону революции. 1 мая 1917 года генерал Маркс неожиданно для всех вывел на демонстрацию части одесского гарнизона. Во временном революционном комитете, куда его кооптировали, он неизменно голосовал за предложения большевиков. Дело дошло до того, что Керенский вознамерился снять с поста «красного генерала», но одесские рабочие и матросы запротестовали, и решение не обрело силу. Позднее по состоянию здоровья Н.А. Маркс вышел в отставку и поселился в своем доме в Отузах. Белый генерал Слащев, высадивший в 1919 году вблизи Коктебеля десант, приказал арестовать Маркса. Некоторое время его держали в качестве заключенного в феодосийской гостинице «Астория». На допросе ему прямо говорили, что его ждет расстрел, «как военного, предавшегося большевикам». Офицеры порывались расправиться с ним самосудом. Под стражей, в товарном вагоне генерала отправили в Керчь и дальше — в Екатеринодар. В соседней теплушке ехал М.А. Волошин; он сопровождал друга до самой ставки Деникина, чтобы предотвратить расстрел по дороге. Никандр Александрович чувствовал себя плохо, у него участились приступы грудной жабы... Долго не могли найти генералов, чтобы судить Маркса (по закону его могли судить только равные по званию). Военно-полевой суд приговорил его к четырем годам каторжных работ, что при его возрасте и болезни было равносильно смертному приговору. Однако под напором ходатайств различных общественных организаций и частных лиц (в первую очередь М. Волошина) Деникин приказал освободить мятежного генерала. Разжалованный в рядовые, лишенный всех прав состояния, он вернулся в Отузы. Но оставаться там было опасно: белые офицеры собирались «докончить изменника». Н.А. Маркс перебрался сначала на Тамань, а потом в освобожденный Красной Армией Екатеринодар. Здесь в декабре 1920 года «красный генерал» был избран ректором Кубанского государственного университета. Он горячо взялся за налаживание работы советского вуза. Одновременно читал лекции в краевой партийной школе.

Однако допросы в деникинской контрразведке, преследования белогвардейцев подорвали здоровье И.А. Маркса. В 1921 году он умор от паралича сердца.

Подробнее о связях Маркса с Крымом. Происходил он из старинного греческого рода, жившего в Крыму еще до присоединения полуострова к России. В гражданскую войну без колебаний выступил за Советскую власть. В Феодосии Никандр Александрович руководил отделом народного образования. Он организовывал школы в уезде, вел просветительную работу в клубах, читальнях, библиотеках. Старожилы до сих пор помнят блестящую речь Н.А. Маркса на первомайском митинге в Феодосии.

Как уже было сказано выше, Маркс был крупным историком, археологом, палеографом. Он собрал и издал большое количество письменных памятников допетровской Руси. А в Крыму собрал огромное множество народных легенд и издал их тремя выпусками в Москве и Одессе (в их число вошли и легенды о Карадаге). После смерти Никандра Александровича В. Вересаев готовил к опубликованию собранный ученым фольклор.

Н.А. Маркс стал прототипом одного из главных героев романа Вересаева «В тупике» — профессора Дмитриевского. И еще один всем известный литературный персонаж несет в себе черты Н.А. Маркса. Это профессор Горностаев из треневской пьесы «Любовь Яровая». Разумеется, Горностаев — образ собирательный, но многое в нем взято «с натуры» — у Н.А. Маркса и у М.А. Волошина, которые, кстати сказать, внешне были чем-то похожи. Незадолго до смерти тяжелобольной М.А. Волошин продиктовал «Рассказ о генерале Никандре Александровиче Марксе», который хранится сейчас в рукописном фонде Пушкинского дома2.

Рядом с домом Н.А. Маркса на Русской слободке (теперь улица 14 апреля) стоял дом уже знакомого вам К.К. Арцеулова. Они дружили, несмотря на разницу лет, и Арцеулов иллюстрировал один из выпусков «Легенд Крыма».

Строго говоря, дом на Русской слободке принадлежал не самому Арцеулову, а его матери Жанне Ивановне. Она была четвертой дочерью И.К. Айвазовского и прожила здесь до 1920 года. Ее дом был известен музыкальными концертами, которые устраивала хозяйка. Здесь и рос маленький Костя, будущий прославленный летчик, герой мальчишеских игр первой трети двадцатого века. В 1916 году он, впервые в мире, выполнил преднамеренный «штопор» с выходом из него. И потом долгое время был знаменит не меньше, чем, скажем, Нестеров, сделавший «мертвую петлю».

В Отузах юный Арцеулов готовился к профессии художника и одновременно строил планёр. Через пятнадцать лет в Коктебеле, на горе Клементьева, ему, первому в стране, присвоят звание пилота-парителя...

Советская история поселка началась, быть может, с того дня, когда в Отузы прибыл посланец коммунистов Симферополя Иван Новиков. Собрав на площади людей, он сказал:

— Отныне у вас в деревне власть рабочих и крестьян. Кто хочет, чтобы на земле никогда не было больше помещиков и кулаков, пусть берет в руки винтовку.

Было это в марте тысяча девятьсот восемнадцатого. В тот день сорок жителей Отуз влились в ряды Красной гвардии.

После разгрома Врангеля, в двадцатых годах, в Отузах создаются первые коллективные хозяйства. Их организаторами были большевики Д. Брынцев, В. Брынцев, Г. Булыгин, М. Гузинин. Д. Брынцев геройски погиб во время Великой Отечественной войны. В 1944 году на месте Отуз чернели развалины. А сейчас Щебетовка3один из самых благоустроенных в Крыму поселков, и живет в ней три с половиной тысячи человек. Дома здесь строят многоэтажные, с паровым отоплением, ванными комнатами, газом; есть и одноэтажные коттеджи с приусадебными участками. Лишь за последнее время здесь появилось несколько новых улиц — Фестивальная, Мира, Заводская, вырос новый Дом культуры. И не по «узенькой пыльной дорожке долины» — по асфальтовому шоссе едете вы из Щебетовки к морю, где у самого берега выстроена из стекла и бетона четырехэтажная совхозная здравница. И комфортабельные автобусы развозят рабочих на плантации и обратно. И «музыкальные парни» теперь играют в духовом оркестре совхоза...

Думаем, что в Щебетовке полезно побывать не только экскурсанту, но и социологу. Ведь в каком-то смысле она — уголок будущего. Недаром здесь так велик процент людей со средним и высшим образованием. Здесь не существует проблемы общественного питания, снабжения товарами первой (и не первой!) необходимости, устройства ребенка в ясли. Когда старый детский комбинат стал тесен, жители поселка сами возвели новый. И не какой-нибудь — настоящий дворец!

Новая Щебетовка возникла на месте старых Отуз не по мановению чьего-либо перста и не в силу спущенного сверху приказа. Великолепный поселок был построен на средства самого совхоза. А доход совхоза — несколько миллионов рублей.

Ордена Трудового Красного знамени совхоз-завод коммунистического труда «Коктебель» — так звучит официальное название этого образцового хозяйства. Ему посвящено немало книг и брошюр. В них вы найдете и цифры и проценты. Узнаете, например, что средняя зарплата рабочего в «Коктебеле» превысила 150 рублей, что производительность труда по сравнению с послевоенной выросла в шесть с половиной раз, а количество выпускаемого вина— в двадцать, что... Но не будем утомлять вас цифрами. Мы лучше расскажем о человеке, волей и талантом которого совхоз «Коктебель», а с ним и Щебетовка стали тем, чем они стали. Фамилия его Македонский. Михаил Андреевич Македонский, уроженец Старого Крыма, командир Южного соединения крымских партизан в годы Отечественной войны. С осени 1945-го, двадцать семь лет, он был бессменным директором совхоза. Для «Коктебеля», родившегося в 1944 году, это была в полном смысле эпоха Македонского.

Существует и «Хроника времен Михаила Македонского» — так назвала свой очерк о нем крымская писательница Елена Криштоф. Очерк перерос в повесть (она вышла в 1975 году в издательстве «Детская литература» и называется «Соратники»). Прочтите ее, и вы поймете, почему писателя заинтересовал характер героя.

Теперь, когда человека уже нет, хочется говорить о нем серьезно и без сентиментальных восхвалений. Это был отнюдь не легкий человек. Властный, не терпевший возражений. Царь и бог в своем совхозе. Единоначальник.

Но человек безусловно талантливый. Все у него получалось. Взялся строить винзавод в Планерском — построил лучший на Украине. Взялся писать книгу воспоминаний — написал талантливую книгу.

В чем был его талант? В особом направлении ума? В умении подчинить людей цели? Или в том, как он чувствовал землю, знал, что она может выдать, а уж с землей, слава богу, он имел дело с детства, с тех пор, как отец послал его, десятилетнего, на заработки к немцу-колонисту.

Было время, когда его обвиняли в излишней самонадеянности. Почему замахивается на то, на что не решаются другие? Вот, например, никто в Крыму никогда не готовил коньяков. А ему надо!

И в 1970 году коньяк «Коктебель» получил серебряную медаль на международном конкурсе в Ялте. А через шесть лет пошел в производство новый марочный коньяк «Крым», задуманный еще при Македонском.

В 1957 году Михаил Македонский «покорил» Наниково и Планерское. Присоединил их к Щебетовке. Убедил всех в области, что земли трех сел надо собрать в один кулак. И ведь не просто присоединил земли. Он их поднял! А поднимая землю, поднимал и людей. Это он открыл Дмитрия Сухоборова, смышленого паренька из Планерского, изобретателя целого комплекса машин и механизмов по обработке виноградных плантаций. «Золотая голова колхоза» (так называют Сухоборова) сэкономила Коктебелю сотни тысяч рублей, а главное — освободила сотни рабочих рук от тяжелого труда на виноградниках.

Жаловались на жесткую требовательность Македонского. Дескать, он «давил» на людей. Но почему-то при нем вырастали герои. Загляните в новое издание Большой Советской Энциклопедии, в том четвертый, на 68 страницу. Там, рядом с портретом поэта Валерия Брюсова, увидите фотографию Марии Александровны Брынцевой, дважды Героя Социалистического Труда. Она росла в Отузах, в многодетной и нищей семье на Русской слободке. С восьми лет — нянька, в двенадцать — батрачка. Вдова расстрелянного немцами партизана, мать шестерых сыновей. И депутат Верховного Совета четырех созывов. Ей поставили памятник при жизни — бронзовый бюст на главной улице Щебетовки. Вся династия Брынцевых — ее сыновья и невестки (а теперь и внуки) и сама она, семидесятитрехлетняя, — работает сейчас в совхозе «Коктебель». В 1973 году за рекордный урожай винограда Марию Александровну наградили пятым орденом Ленина.

Дважды Героем стала в 1951 году совсем еще молодая ученица Брынцевой Александра Пикова (Волосенко). И шестнадцать орденов Ленина у рабочих совхоза, а всего здесь уже сотня награжденных орденами и медалями. И больше тысячи ударников коммунистического труда.

Так передается в совхозе традиция Брынцевой, эстафета рекордов. Теперь ее подхватила лауреат Государственной премии Инна Остапенко, бригадир из Наникова, поставившая в 1973 году «абсолютный рекорд» Крыма по винограду, — собрала 249 центнеров с гектара на площади в 66 гектаров.

Но вернемся к Македонскому. Он умел мечтать. Он хотел видеть Щебетовку городом-садом. Вот какой она рисовалась ему: многоэтажные дома, театр, прямые асфальтированные улицы. В центре — Дом науки и, конечно, Музей трудовой славы.

Гостям он особенно любил показывать одну аллею среди совхозных плантаций, которую сам окрестил «Мечта виноградаря». Там виноградные лозы, поднятые на высокой шпалере, рвутся вверх, образуя зеленые арки, прохладный туннель, а под ними пролегает широкая дорога. И прикидывал: если превратить все межклеточные дороги в такие аллеи, можно, помимо красоты, получить дополнительно шесть тысяч тонн ягод...

...Памятник Македонскому открывали в совхозе 9 мая 1972 года, в День Победы. По проекту должны были повернуть его лицом к шоссе, но потом решили: пусть смотрит на Щебетовку. Скульптор согласился, он знал Македонского, сам коктебельский, Стамов. Вслух прочли надпись на красном полированном постаменте в форме знамени: «Македонский Михаил Андреевич. Герой Социалистического Труда. 3/II 1904 — 17/IV 1971». И надпись на диоритовой плите: «Командиру Южного соединения партизанских бригад Крыма. Основателю совхоза «Коктебель». Именно тогда кто-то вспомнил древнее изречение: «Человек, посадивший виноградную лозу или написавший книгу, не умирает до конца».

Македонский сделал и то и другое.

Примечания

1. Некоторые археологи связывают это население с так называемой салтово-маяцкой культурой, близкой к древним болгарам.

2. В отрывках рассказ напечатан в журнале «Отчизна» (Москва), 1977, № 3.

3. Свое новое имя поселок получил после войны.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь