Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Аю-Даг — это «неудавшийся вулкан». Магма не смогла пробиться к поверхности и застыла под слоем осадочных пород, образовав купол.

Главная страница » Библиотека » Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»

Чекисты

  Jusque datum sceleri.

Права, данные преступлению.

Лукан

7 декабря 1917 г. СНК принял постановление о создании ВЧК как репрессивного, террористического органа пролетарской диктатуры, который всеми мерами должен защищать большевистскую власть в России. Ленин неоднократно подчеркивал исключительную роль ЧК в тех условиях. На митинге ЧК 7 ноября 1918 г. он говорил, что для ЧК «...требуется решительная борьба, а главное, верность». «Для нас важно, что ЧК осуществляет непосредственную диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима»1. Ленин считал, что для работы в ЧК надо «найти лучших», преимущественно членов РКП(б) с дореволюционным стажем.

По состоянию на июнь 1920 г. в коллегию ВЧК входили Дзержинский, Менжинский, Петерс, Лацис, Мессинг, Аванесов, Ягода, Ксенофонтов, Медведь, Кедров, Зимин, Манцев и Корнев. Как в первые годы советской власти, так и в дальнейшем было весьма очевидно, что в органах ЧК, трибуналах, судах и других карательных органах преобладают лица нерусской национальности. Украинцы и белорусы, не говоря уже о людях других национальностей, попадали в эти органы очень редко. Руководящие должности в основном занимали латыши, поляки, евреи. Кроме подавляющей нерусской части состава коллегии ВЧК, в крымских делах фигурируют Айзенберг, Берзиньш, Бредис, Говлич, Грозный (Сафер), Дагин, Данишевский, Дукельский, Кацнельсон, Киборг, Король, Малышкевич, Михельсон, Паукер, Петерс, Плятт, Реденс, Степпе, Тольмац, Трилиссер, Удрис, Цикановский, Эйдеман, Шаров (Шавер), Ямницкий и др. Много было лиц нерусской национальности среди рядового и среднего начальствующего состава органов ЧК как в центре, так и на местах. Кадры, в частности, пополнялись за счет большой армии латышей, оказавшихся в России. Из сборника «Латышские стрелки» следует, что в октябре 1917 г. в России было 40 тыс. латышских стрелков, которые, как известно, охраняли правительство и пользовались неограниченным доверием Политбюро. Количество чекистов и их агентов росло с каждым годом. Например, в Москве было примерно 20 тыс. чекистов и их агентов. Из них в подразделениях ВЧК — более 2 тыс., 2/3 которых были латышами. Защищать русскую революцию, как ни странно, доверили не гражданам России, а инородцам!

Общее число чекистов по стране, этих «лучших» людей, тщательно скрывалось и никому, кроме, конечно, Политбюро ЦК РКП(б), не было известно. А утаивать было что. К лету 1921 г. в органах ЧК с иными спецчастями, подчиненными ВЧК, служило 262,4 тыс. человек, что в 17 раз превышало подобную службу России до октября 1917 г.2

Структура учреждений ЧК и методы их деятельности всегда были закрытой темой. Н.В. Крыленко говорил:

«ВЧК страшен беспощадностью своей, репрессией и полной непроницательностью для чьего бы то ни было взгляда»3.

(В беспощадности чекистов Крыленко убедился на собственном опыте, когда был репрессирован.)

Органы пролетарской диктатуры, как и высшая партийная власть, стали властью неограниченной, несменяемой, ни перед кем не ответственной, стоящей над массами, подавляющей массы. Органы ВЧК обманом и насилием завладели таким объемом власти над народом и всей страной, какой не обладал ни один диктатор на протяжении всей истории человечества. Для них возможность повелевать миллионами жизней, видеть безропотное подчинение и страх в глазах жертв стали смыслом существования. Опасение потери власти, привилегий, страх возмездия за творимый произвол постоянно преследовали их, толкали на безграничную жестокость и были движущей силой террористической деятельности. Чекисты и большевистское руководство, видимо, твердо усвоили не только аморальные поучения Макиавелли, но и наставления древнекитайского философа Хань Фей-цзы:

«Не уступать власть другим... считать всех людей дурными; не считаться ни с какими моральными ценностями; поощрять политику одурманивания народа; в наказаниях проявлять непреклонность и строгость... при необходимости — быть неразборчивым в средствах»4.

При всемерной поддержке Политбюро ЦК РКП(б) ВЧК вскоре приобрела действительно неограниченные права в применении репрессий, особенно через свои, созданные в декабре 1918 г., особые отделы по борьбе со шпионажем, контрреволюцией, а позже с так называемым политбандитизмом. Особые отделы и их тройки, проявлявшие «непреклонность и строгость» и в массовом порядке применявшие одно наказание — расстрел, были учреждены не только в дивизиях, армиях, на фронтах, но и в губерниях. Несмотря на постановление ВЦИК и СНК от 17 февраля 1920 г. «Об отмене смертной казни», на территориях, где объявлялось военное положение, ВЧК сохранила за собой право расстрела. В марте 1919 г. чекисты получили право формировать свои отряды особого назначения, «отличившиеся» при подавлении народных восстаний, а в июне 1919 г. — право заключать в концлагерь на срок до 5 лет всех подозрительных, по мнению чекистов, лиц, против которых не собрано доказательств в совершении преступлений. Политбюро ЦК РКП(б), СНК и ВЦИК за период существования ВЧК приняли десятки иных постановлений, касающихся деятельности ЧК и ее повышенного обеспечения, но ни одного, осуждающего ее за чрезмерную жестокость, произвол. Все попытки установления контроля и надзора за ЧК, в частности, со стороны Наркомюста, наталкивались на категорические возражения ВЧК и Политбюро ЦК РКП(б). В связи с этим чекисты всегда оставались практически неприкасаемыми.

Кроме всепроникающего, тотального влияния ЧК на жизнь страны, заметную роль в укреплении большевистского режима сыграл иностранный отдел ВЧК, так называемый ИНО, который накрыл страны Европы агентурной сетью. Действуя тайно и открыто, агенты ИНО распространяли дезинформацию о положении в России, способствовали замалчиванию проникших на Запад сведений о преступлениях большевиков, устраивали различные провокации типа мифического белогвардейского заговора против болгарского правительства, что существенно отразилось на положении эмигрантов в этой стране. Агенты ИНО выманивали из-за границы наиболее авторитетных деятелей эмиграции, способствовали их возвращению в Россию, а более несговорчивых уничтожали там же — за границей. По некоторым сведениям, технологию выманивания из-за границы активных деятелей эмиграции разработал В.Р. Менжинский. Почти все, вернувшиеся в Россию таким путем, потом были репрессированы.

Генерал-лейтенант А.С. Секретов под воздействием агентов ИНО в Болгарии подписал обращение «К. войскам Белой армии», примкнул к «Союзу возвращения на родину», так называемому «Совнароду», созданному теми же агентами, в 1922 г. приехал в Россию, а в 1930 г. был расстрелян.

Генерал-лейтенант Я.А. Слащев тоже вернулся из Константинополя в 1921 г., а в 1929 г. был убит.

Генерал-лейтенант Е.И. Достовалов после возвращения расстрелян в 1938 г.

Таким же способом завлекли в СССР, а потом уничтожили М.С. Грушевского, Ю.И. Тютюнника, Г. И, Мясникова. Убит в 1922 г. в Болгарии генерал-лейтенант В.Л. Покровский. Убиты за границей С.В. Петлюра, Е.В. Коновалец. Похищены на улицах Парижа и убиты в 1930 г. генерал от инфантерии А.П. Кутепов, в 1937 г. генерал-лейтенант Е.К. Миллер.

Во время Второй мировой войны и после ее окончания истребованы и репрессированы оставшиеся в живых престарелые генералы: из Югославии — В.М. Ткачев, Б.Н. Литвинов, И.А. Вдовенко: из Чехословакии — А.М. Шкеленко; из Болгарии — Н.Э. Бредов, много других участников белого движения. Таким же путем были захвачены, а затем репрессированы в СССР бывшие офицеры из Маньчжурии и Китая, хотя они еще по декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 15 декабря 1921 г. были лишены российского гражданства, следовательно, на них советские законы не могли быть распространены. Во второй половине 40-х годов тайными агентами ЧК были похищены в странах Европы многие писатели, а затем уничтожены.

На все сколько-нибудь значимые должности в органах ЧК назначались лица только по согласованию с партийным комитетом. Этот порядок был установлен в первые годы существования ЧК и не изменялся в дальнейшем. Как следует из событий кровавой бойни в Крыму, в ЧК работали люди, обладающие определенными качествами и особыми наклонностями. Это прежде всего полное отсутствие трезвой оценки событий и действий на основе общечеловеческих понятий и ценностей, отсутствие чувства жалости и милосердия, а также способности раскаяния, безотказность выполнения любых, в том числе самых преступных и гнусных, приказов начальства, склонность к проявлению инициативы в проведении террора, презрительное отношение к представителям противоположного или даже нейтрального лагеря, стремление вырасти и возвыситься по службе любой ценой. Подаренные им природой и заранее обусловленные наклонности совершенствовались и обострились в период хаоса революций и гражданской войны. В результате большинство работников ЧК превратились в бесчувственных носителей смерти, садистов и хладнокровных убийц. Преступления стали их профессией, почитаемой и поощряемой, отвечающей их идеологическим убеждениям (чаще всего это были люди без всяких убеждений), а главное — их наклонностям, приносящим удовлетворение, такое, какое испытывал при истязании людей известный бандит Лева Задов во время службы в штабе армии Н. Махно, а потом в ЧК. В книге «Чекисты» из серии ЖЗЛ И. Доронин приводит высказывание одного из современников ЧК, который дает характеристику чекисту Г.С. Сыроежкнну: «Он был сообразительным, быстрым в движениях, сильным физически.., в оперативной работе Чрезвычайной комиссии он находил полное удовлетворение своим наклонностям»5. Можно только догадываться, о каких наклонностях идет речь.

Образовательный уровень чекистов был крайне низок. Типичным для многих было окончание двух-трех классов городского училища или еврейской школы.

Удивляет и социальный состав чекистов, этих, по утверждению Ленина и Дзержинского, «лучших» представителей пролетариата. В книге «Масовий терор як засіб державного управління в СРСР» С.И. Белоконь в результате исследования приходит к выводу, что подавляющее большинство чекистов не имели пролетарского происхождения, а являлись выходцами из семей лавочников, торговцев, подрядчиков, арендаторов, кустарей или сыновьями бывших владельцев магазинов, управляющих заводами, фабриками, доходными домами, лесными разработками, помещичьими имениями. Низкая грамотность этих людей объясняется не отсутствием средств, а прежде всего неспособностью к учебе или же, скорее всего, несусветной ленью, распущенностью и вздорностью поведения6.

Чаще всего в ЧК служили молодые люди — от 18 до 23 лет. Нередко встречались и несовершеннолетние. 30—40-летние чекисты — большая редкость, таким был преимущественно высший начальствующий состав. Причины вовлечения молодежи в органы насилия и террора вполне объяснимы. Это возраст, как известно, увлечений, идеализма, романтизма. Понятие жестокой классовой борьбы внедрялось в сознание каждого молодого чекиста. Из таких неустойчивых личностей большевики «лепили» кого угодно, а в то время — бездушных палачей. Природное их ничтожество, скудость интеллекта и трусость большевиков не смущали. Ведь трусость, как говорил Мишель Монтень, — мать жестокости.

Истории известны случаи, когда самые жестокие тираны, глаза которых часто горели неугасимым, холодным огнем ненависти, звериной свирепости и жаждой крови, были иногда чрезмерно сентиментальными, склонными к высокопарности и приторной слащавости в речах. Они были трепетно нежными к своим детям, пытались писать стихи, а то могли и расплакаться беспричинно. Некоторые чекисты были изрядно чувствительными натурами. По словам Локкарта, Яков Петерс отличался исключительной сентиментальностью. Вячеслав Менжинский был неестественно вежлив, предупредителен, привлекателен, «с милой, нежной и целомудренной душой». Главный чекист Феликс Дзержинский писал: «Любовь к Ясику (сыну. — Авт.) переполняет мою душу. Он моя тоска, моя мысль и надежда и когда я вижу его... мне кажется, что я вслушиваюсь в шум моря, полей и лесов, в музыку собственной души, всматриваюсь в искрящееся звездное небо, шепчущее что-то сладкое...»7. В мае 1920 г. в Украине, беспощадно расправляясь с народными повстанцами, Дзержинский вдохновенно говорил своим соучастникам: «Как пахнут цветы! Наверное, сейчас хорошо в лесу, слышатся птичьи голоса, сквозь деревья видны облака, плывущие по небу... Воздух чист и легко дышится...»8.

Приторной слащавостью дышат стихи, сочиненные Робертом Эйдеманом, командующим 13-й армией в июне-июле 1920 г.:

«Обнял яблоньку в саду
Страстный ветерок.
И стряхнул с ее ветвей
Лепестков снежок»9.

Чекистов за их кровавые «подвиги» всячески поощряли, их восхваляли. Несмотря на то, что многие из чекистов были замечены в очевидных злоупотреблениях, хищениях и взятках, их окружали почетом и щедро награждали. Их именами при жизни называли улицы, предприятия, стадионы, госпитали, а некоторых чекистов удостаивали даже названием населенных пунктов. Многие из них стремительно продвигались по служебной лестнице. Отдельные из них стали даже наркомами. Поскольку террористическая деятельность чекистов объединяла, способствовала образованию тайной, замкнутой касты, солидарность и взаимовыручка между ними была непоколебима и сохранялась на всю жизнь. Об этом писала Ж. Ламбер: «Честных людей связывают добродетели, обыкновенных — удовольствия, а злодеев — преступления»10.

После оставления службы в ЧК, ГПУ, НКВД и работая в народном хозяйстве, как правило, на высоких должностях, они не теряли между собой связи, горделиво называли себя «чекистами», имеющими «честь» служить в «вооруженном отряде партии». Особое почтение отдавалось тем, кто участвовал в «крымской операции», последнем периоде гражданской войны.

После XX съезда партии и частичного разоблачения до тех пор скрытых преступлений чекистов и партийной верхушки старые кадры заволновались, но все же надеялись, что их еще позовут. В 50—60-х годах большинство бывших гебистов ринулись в адвокаты. Лицемерно забыв о творимых ими произволе и беззаконии, без угрызения совести, они стали рупором защиты законности и правопорядка в различных судах. Благодаря старым «заслугам» они стали членами областных коллегии адвокатов и их председателями. И только некоторые из них осознали свою вину и публично раскаялись. В декабре 1954 г. в окружном Доме офицеров в Ленинграде состоялся суд над бывшими работниками госбезопасности. Один из них, И.А. Чернов, признавая применение незаконных методов следствия и фальсификацию дел на невинных людей, заявил, что он чувствует на себе дыхание ненависти честных советских людей, сидящих в зале суда. Впрочем, подобные судебные процессы по обвинению чекистов — нарушителей законности в 1953—1959 гг. носили чисто пропагандистский характер. На скамью подсудимых попали лишь некоторые из них. По исследованию Н.В. Петрова и К.В. Скоркина, создавших справочник «Кто руководил НКВД 1934—1941», в хрущевский период было осуждено всего 20 человек. После 1959 г. таких судебных процессов уже не было.

Чекисты никогда не следовали древней заповеди, переданной Плутархом: «будь справедлив; над тобой и над всеми бодрствует мститель. Это может быть твой последний час»11. Они никогда не думали о том, что страшные проклятия миллионов ограбленных, замученных и расстрелянных обрушатся на их головы, что они — всего лишь оружие, подлежащее слому после использования, что каждая революция, как писал Ромен Роллан, пожирает своих детей12. Удивительно точно подметил М. Волошин в своих стихах, написанных еще в 1906 г.:

«Не сеятель сберег колючий колос сева.
Принявший меч погибнет от меча.
Кто раз испил хмельной отравы гнева.
Тот станет палачом иль жертвой палача»13

Из тринадцати указанных выше членов коллегии ВЧК своей смертью умерли только Ф. Дзержинский и В. Менжинский. Все остальные в разное время были признаны врагами народа, осуждены и расстреляны. Дзержинский и Менжинский не дожили до ежовских времен. Не исключено, что их постигла бы такая же, вполне закономерная участь. Большинство работников руководящего состава центральных и губернских органов ЧК, а также почти весь начальствующий состав, принимавший участие в «крымской операции» в 1920—1921 гг., в 30-е годы тоже были осуждены и расстреляны.

В первую очередь понесли наказание основные организаторы террора — Манцев, Евдокимов, Быстрых. Расстреляны также Воронцов, Говлич, Дагин, Данишевский, Иванов, Кацнельсон, Лордкипанидзе, Миронов (Король), Цикановский, Письменный, Радзивиловский, Реденс, Пятаков, Рубинштейн, Фомин, Фриновский, Циклис, Шаров, Эйдеман. Об этих чекистах удалось найти хоть какие-то сведения, но судьба многих иных, проходящих по крымским архивным делам, к сожалению, пока неизвестна.

Их репрессировали, конечно же, не за совершение тех жутких военных преступлений, которые они совершили, в частности, в Крыму. «Подвиги» чекистов в 1920—1921 гг. в Крыму и в Украине партийной элитой и учеными «от истории» в 30-е годы, когда чекисты были репрессированы, и в течение последующих десятилетий, вплоть до 80-х годов, признавались вполне обоснованными и похвальными. Даже в 90-х годах в связи с пересмотром крымских архивных дел за тот период отдельные ответственные лица высказывали сомнения в правомерности реабилитации погибших солдат и офицеров, оставшихся в Крыму, а иногда и возражения, которые все же удалось преодолеть. Эти возражения аргументировались наличием экстремальной военной ситуации в стране, стремлением недопущения возрождения белого движения и интервенции, необходимостью принятия жестких мер. Оппоненты, видимо, забыли, что необходимость, как писал Питт, — это излюбленный аргумент тиранов14. О крымской трагедии никто и никогда не вспоминал. Обвинив старых чекистов в измене родине, участии в шпионских, диверсионных, вредительских и прочих мифических организациях, их убрали как отработанный материал и опасный для «славной» истории ВКП(б) балласт, как носителей ее позорных страниц, возомнивших себя героями и посмевших высказывать вслух не всегда приемлемое мнение о событиях в стране и делать замечания по поводу политики партии. Старая чекистская гвардия, кроме того, весьма раздражала новых ежовских и бериевских сатрапов своими наградами и заносчивостью.

Создателем ЧК, главным руководящим и направляющим органом во всех ее деяниях было, как известно. Политбюро ЦК РКП(б). Первое Политбюро, созданное в октябре 1917 г., состояло из семи человек: В.И. Ленин (русский), Г.Е. Зиновьев (еврей), Л.Б. Каменев (еврей), Л.Д. Троцкий (еврей), И.В. Сталин (грузин), Сокольников (Бриллиант) (еврей), А.С. Бубнов (русский)15.

Для решения экстренных вопросов в ноябре 1917 г. избрано отдельное бюро из четырех человек: В.И. Ленин, Я.М. Свердлов (еврей), И.В. Сталин и Л.Д. Троцкий.

В связи с повышением интереса к Украине в январе 1919 г. в руководящую структуру ЦК РКП(б) включен также украинец, уроженец Могилева И.И. Крестинский, которого избрали членом организационного бюро ЦК.

По мере роста повстанческого движения, гражданской войны в России и интервенции руководящий аппарат ЦК, как и состав ВЧК, непрерывно расширялся. В 1918 г. в нем было 80 человек, в марте 1920 г. — 150, а в марте 1921 г. — уже 60216. Это только в центре, а сколько работников партийных органов было в губерниях, уездах, армии? Вероятно, многие тысячи. В 1919—1920 гг. наряду с Политбюро создано оргбюро и секретариат. Кроме упомянутых высших функционеров партии, в руководящих органах ЦК были: Н.И. Бухарин (русский), Ф.Э. Дзержинский (поляк), П.А. Залуцкий (русский), М.Н. Калинин (русский), Н.П. Комаров (русский), И.И. Кутузов (русский), В.М. Михайлов (русский), В.М. Молотов (Скрябин) (русский), Е.А. Преображенский (русский), А.И. Рыков (русский), Я.Э. Рудзутак (латыш), Л.П. Серебряков (русский), М.П. Томский (Ефремов) (русский), В.В. Шмидт (немец), Е.М. Ярославский (Губельман) (еврей). Среди лидеров партии в центре и на местах были и выходцы из дворянских семей17.

Более половины из указанных выше лиц в 1918—1921 гг. побывали в Крыму и Украине, где занимали ответственные должности или иным путем способствовали проведению террора и экспансии Украины.

Беспощадно опустошая ряды ленинских соратников, в 30-е годы террор зацепил и их. Из 24 человек названного высшего партийного руководства своей смертью умерли лишь шестеро: Ленин, Сталин, Дзержинский, Калинин, Молотов и Ярославский. Остальные 18 человек были репрессированы. Сокольников был арестован и умер в тюрьме, Троцкий убит агентом НКВД в Мексике, Томский покончил жизнь самоубийством, а 15 человек были осуждены и расстреляны как враги народа.

Со словом «чекисты» в мировой истории связывают понятия террористов, опричников и жестоких русских флибустьеров, хотя русские среди среднего и высшего руководящего состава ЧК были в меньшинстве.

Миру остается лишь удивляться тому, что в огромной стране никакая сила и никакая случайность не остановила их, хотя и могла. Случайность — эта своенравная и капризная повелительница событий, иногда стоившая человечеству очень дорого, к самым жестоким тиранам и узурпаторам была почему-то благосклонна. Об этом свидетельствуют многие факты из мировой истории.

Незадолго до нашей эры случай помог будущему тирану Рима малолетнему Тиберию не погибнуть и не сгореть при пожаре в лесу возле Спарты18. В начале нашей эры змея, обнаруженная в постели иного тирана, Нерона, случайно не укусила его и он, на погибель тысяч римлян, остался жив19. В 80-х годах XVIII в. Наполеон Бонапарт по чистой случайности, вопреки намерениям, не попал на корабль французской экспедиции Жана Лаперуза, который, после открытия пролива между островами Сахалин и Хоккайдо в 1788 г., погиб в районе острова Ваникоро вместе со своей экспедицией, насчитывающей более 200 человек20. Судьба в очередной раз посмеялась над людьми, когда будущий фюрер после газового отравления в ночь с 13 на 14 октября 1918 г. при обстреле газовыми снарядами позиций во Фландрии все же выжил.

Далее приводятся фамилии чекистов, принимавших в 1920—1921 гг. участие в крымской трагедии в качестве организаторов и исполнителей террора. Названы также лица, которые в ЧК непосредственно не служили, но являлись партийными функционерами, политработниками и комиссарами полевых штабов. В основном они были председателями и членами троек особых отделов ВЧК, выносившими постановления о расстреле людей. В отношении некоторых из них удалось проследить их продвижение по службе, установить дальнейшую судьбу, назвать города, даты и число людей, погибших по их воле. Найдены копии фотографий, которые взяты из литературных источников о гражданской войне, из сборника «З архівів ВУЧК, ГПУ, НКВД, КГБ» и справочника «Кто руководил НКВД 1934—1941 гг.».

Названные ниже чекисты и комиссары по всем архивным делам фигурируют во второй части в качестве председателей или членов троек особых отделов ВЧК армий Южного фронта, а также лиц оперативного состава, которые производили установление, аресты граждан, составляли «расстрельные» списки, представляли их тройкам и исполняли постановления этих «судов».

Агафонов — заместитель начальника (Айзенберга) Ялтинской ЧК, член тройки ударной группы особых отделов ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов, командир Ялтинского отряда чекистов, командир расстрельной команды и непосредственный исполнитель постановлений тройки о расстреле людей в Ялте в 1920—1921 гг.

«Поле деятельности» Агафонова, на котором он принимал непосредственное участие в вынесении постановлений троек о расстреле людей в Ялте, впечатляет своей масштабностью: 10 декабря 1920 г. расстрелян 101 человек, 21 декабря — 203 человека, 22 декабря — 22 человека. Он же руководил и исполнением постановлений о расстреле. Ему также было поручено расстрелять 78 человек по постановлению от 4 января 1921 г. и 91 человека по постановлению от 28 января 1921 г.

(Члены «троек», даты вынесения постановлений и число расстрелянных граждан здесь и далее указаны только по групповым делам.)

Айзенберг — начальник Ялтинского ЧК в 1920—1921 гг.

Айзенштайн — следователь особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта.

Акулов И.А. (1888—1939). В 1905 г. окончил торгово-промышленную школу в Петербурге, русский. Участник октябрьского переворота. Председатель губкома в ряде губерний России. С 1921 г. — секретарь Крымского ревкома и губкома парши. В 1929 г. — член президиума и секретарь ВЦСПС. В 1927—1930 гг. — член ЦК, в 1930—1932 гг. — член оргбюро ЦК ВКП(б). С 1931 по 1933 г. — первый заместитель председателя ОГПУ. В 1933—1935 гг. — Прокурор СССР. В 1935 г. — секретарь ЦИК СССР.

Осужден в 1937 г., расстрелян; реабилитирован в 1955 г.

Бабкевич — старший следователь и член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта. (Известен чекист Бабкевич Павел Петрович (1900—1939), уроженец Пятигорска, поляк, который в конце 1920 г. был помощником военкома 506-го стрелкового полка, а в 1937 г. — Наркомом внутренних дел Бурят-Монгольской АССР. Однако был ли он членом тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма в конце 1920-го и начале 1921 г. уверенности нет.) За подписью Бабкевича вынесены постановления о расстреле в Симферополе: 24 ноября 1920 г. — 200 человек, 19 декабря — 159 человек, 23 декабря — 82 человека, 17 января 1921 г. — 115 человек, 9 февраля — 49 человек; в Ялте: 28 января 1921 г. — 91 человек.

Бредис К. — начальник уездного ЧК в Каменец-Подольске, где проводил аресты и репрессии в отношении священнослужителей. Член тройки особого отдела ВЧК Южного фронта. За подписью Бредиса вынесены постановления о расстреле в Симферополе 22 ноября 1920 г. — 117 и 857 человек.

Брянцев С.А. — член тройки особого отдела ВЧК 6-й армии Южного фронта. С мая 1921 г. — начальник оперативного отдела СОУ ВУЧК. За подписью Брянцева вынесены постановления о расстреле в Джанкое: 4 декабря 1920 г. — 134 человека и 20 декабря — 41 человек; в Симферополе: 22 ноября 1920 г. — 27 человек, 24 ноября — 28, 16, 25 человек по трем спискам.

Бурцев — член тройки особого отдела ВЧК Южного фронта. За подписью Бурцева в Симферополе 18 января 1921 г. вынесено постановление «тройки» о заключении в концлагерь 27 человек. Остальные 10 человек из представленных «тройке» 37 человек подлежали расстрелу.

Быстрых Н.М., 1893 г. р., уроженец г. Мотовилиха Пермской губернии, русский. Образование — 2 класса городского училища. Унтер-офицер на фронте Первой мировой войны.

С мая 1918 г. чекист, председатель уездной ЧК в Пермской губернии. Уже тогда он отправлял на расстрел сотни офицеров под видом борьбы с заговорщиками. В этом же году назначен членом коллегии Вятской ГубЧК, затем — начальником особого отделения ВЧК в дивизии Блюхера.

Его «революционный романтизм, энтузиазм и несгибаемая воля» к хладнокровным убийствам не остались незамеченными большевистским руководством. В мае 1919 г. он назначен начальником активной части особого отдела ВЧК 3-й армии Восточного фронта. Руководит расстрелами пленных офицеров Колчака, после чего назначен начальником особого отдела ВЧК Екатеринбургской губернии.

Приобретя довольно солидный опыт по ликвидации антисоветских элементов в России и большой авторитет в центре, для такой же зачистки «освобожденных» территорий по рекомендации ВЧК в апреле 1920 г. был послан в Украину, где служил много лет. Вначале — начальник особого отдела ВЧК 16-й армии, затем в этой же должности в 6-й армии Южного фронта, позже — начальник особого отдела ВЧК Крыма. Являясь одним из главных организаторов и исполнителей кровавых акций «крымской операции», он председательствовал на многих заседаниях троек особых отделов и вынес постановления о расстреле десятков тысяч военнопленных и гражданских лиц в Крыму.

26 ноября 1920 г. он лично руководил уничтожением штаба бригады Каретникова при разгроме армии Н. Махно в Симферополе и организовал погоню за солдатами — вчерашними соратниками.

С сентября 1921 г. быстро продвигается по служебной лестнице: начальник особого отдела ВЧК Киевского военного округа, начальник секретно-оперативной части ГПУ УССР, начальник погранвойск ГПУ УССР (1923—1931), начальник главного управления пограничной охраны и войск ОГПУ СССР, заместитель полпреда ОГПУ по Средней Азии, главный инспектор НКВД по пограничной и внутренней охране и милиции, заместитель начальника главного управления НКВД СССР.

За свою «доблестную» службу, в том числе в Крыму, он награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ», золотыми часами с надписью: «Честному воину РККА». Дзержинский лично наградил его серебряной саблей с надписью: «За храбрость».

А.Т. Марченко в повести «Чекист» в книге «Делать жизнь с кого...» (М.: ДОСААФ, 1983) приводит отрывок из заполненной Быстрых анкеты, где на вопрос: «Ближайшие задачи по переживаемому моменту», он дал ответ: «Укрепить тыл, разбить Врангеля и польскую шляхту и зажечь пожар мировой революции». Этого «поджигателя» А.Т. Марченко называет «самородком». Он приводит свидетельства очевидцев, которые характеризуют Быстрых как человека веселого, острослова, любящего фотографироваться в надуманной и горделивой позе и петь украинские песни. Его глаза устремлены вдаль, а лицо всегда одухотворено.

Как и многие другие чекисты, выполнившие свою миссию перед большевистским руководством, осужден к высшей мере и 23 февраля 1939 г. расстрелян. Посмертно реабилитирован в 1956 г. О жизни и деятельности Быстрых рассказывает книга из серии ЖЗЛ. Под председательством Быстрых «тройка» выносила постановления о расстреле в Джанкое: 4 декабря 1920 г. — 134 человека и 20 декабря — 41 человек; в Симферополе: 22 ноября 1920 г. — 27 человек, 24 ноября — 28, 16, 25 человек; в Евпатории: 8 декабря 1920 г. — 122 человека.

Васильев В. — начальник особого отдела ВЧК 51-й Перекопской стрелковой дивизии 6-й армии Южного фронта, начальник ЧК Севастопольского и Ялтинского уездов. В качестве следователя по делам о военнопленных, беженцах и чиновниках выступал неоднократно и в своих заключениях рекомендовал неизменную меру наказания — расстрел.

Васюков — член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта. За его подписью вынесено постановление «тройки» о расстреле в Симферополе: 7 декабря 1920 г. — 82 человека.

Веселов (Дорофеев) И.С., 1896 г. р., уроженец Харькова, русский, образование — 6 классов реального училища. В 1919—1920 гг. — уполномоченный особого отдела ВЧК 13-й армии Южного фронта. В 1921—1922 гг. — начальник админотдела ВУЧК, затем ГПУ УССР. С 1932 г. — начальник ГПУ ряда городов Украины.

Воронцов И.А., 1894 г. р., уроженец Московской губернии, русский, образование — среднее. В органах ВЧК с сентября 1918 г. Был членом особых отделов ВЧК на Восточном, Западном и Южном фронтах. С 1922 г. служил в центральном аппарате ОГПУ на руководящих должностях. В 1929 г. назначен начальником главного управления пограничных войск ОГПУ. Награжден орденом Красного Знамени и знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1937 г. осужден и расстрелян; реабилитирован в 1956 г.

Вронский — член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма и 13-й армии Южного фронта. За его подписью вынесены постановления о расстреле в Керчи: 6 декабря 1920 г. — 174 человека, 7 декабря — 283, 9 декабря — 76, 14 декабря — 76 человек.

Гарькавый И.И. (1888—1937), уроженец с. Мухенково Екатеринославской губернии, русский, учитель. С 1917 г. — член полкового комитета, председатель Кишиневского совета солдатских депутатов. С января 1918 г. — на командных должностях в Красной армии. Участник гражданской войны. С 1919 г. — начальник штаба и начальник 45-й дивизии. В 1921 г. — начальник штаба командующего вооруженными силами Украины и Крыма. В ноябре 1921 г. был председателем специальной комиссии особого отдела Харьковского военного округа («пятерки»), которая вынесла постановление о расстреле 359 военнопленных в с. Базар Житомирского уезда.

В дальнейшем — командующий ряда военных округов и член военного совета при Наркоме обороны СССР.

Говлич (Говбиндер) М.И., 1902 г. р., уроженец Екатеринославской губернии, еврей, образование — 4 класса еврейского училища. С 1919 по 1922 г. — следователь и начальник информационного отдела ВЧК 14-й кавдивизии Первой конармии. В последующие годы — ответственный работник ГПУ-УГБ НКВД УССР. Награжден орденом Красной Звезды, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ» и дважды почетным оружием.

В 1938 г. приговорен к высшей мере наказания. Не реабилитирован.

Грозный (Сафер) А.Г., 1892 г. р., уроженец Гомеля, еврей, образование — 2 класса еврейской школы. В 1920—1921 гг. — начальник особого отдела ВЧК Черноморско-Азовского побережья, член коллегии Крымской ЧК.

Грудман — член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма. За его подписью 27 января 1921 г. в Симферополе вынесено постановление «тройки» о расстреле 10 человек.

Гунько-Горкунов — член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта. За его подписью 7 декабря 1920 г. в Ялте вынесено постановление «тройки» о расстреле 315 человек.

Гусин — начальник активной части и член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта. За его подписью вынесены постановления «тройки» о расстреле в Симферополе: 24 ноября 1920 г. — 200 человек, 7 декабря — 82, 19 декабря — 159, 23 декабря — 82, 17 января 1921 г. — 115 человек.

Давыдов-Малышкевич Д.М., 1889 г. р., уроженец Одессы, еврей, образование — начальное. В 1921 г. — начальник оперативной части Крымской ЧК. С 1922 г. — начальник ГПУ-НКВД ряда областей. С 1942 г. — в системе ГУЛАГа.

Дагин И.Я., 1895 г. р., уроженец Мелитополя, еврей. В 1919 г. — служащий Николаевской ЧК и ее председатель. С 1919 по 1923 г. — председатель Севастопольской ЧК-ГПУ, затем — заместитель председателя Крымского ГПУ. До 1937 г. занимал ответственные должности в системе ОГПУ-НКВД, в том числе — начальника отдела ГУГБ НКВД СССР. Награжден орденом Красного Знамени и орденом Ленина.

Хвалебная статья о нем была напечатана в Смоленске в газете «Рабочий путь» от 18 ноября 1937 г. В 1940 г. Дагин был осужден и расстрелян; не реабилитирован.

Данишевский К.Х., 1884 г. р., уроженец Гарозенской волости, Латвия, латыш, образование — среднее. В 1918 г. — комиссар латышской дивизии, член реввоенсовета Восточного фронта, затем республики. По приказу РВС № 94 от 14 октября 1918 г. назначен председателем реввоентрибунала. О деятельности трибунала он писал:

«Военные трибуналы не руководствуются и не должны руководствоваться никакими юридическими нормами. Это карательные органы, созданные в процессе напряженной революционной борьбы, которые выносят свои приговоры, руководствуясь принципами политической целесообразности и правосознанием коммунистов».

В августе 1920 г. Ленин назначил его председателем делегации РСФСР на переговорах о мире, но скоро был отозван, назначен комиссаром полевого штаба Южного фронта и председателем чрезвычайной тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма. В этой должности он, совместно с уполномоченным Крымской ударной группы управления особых отделов ВЧК, по своим постановлениям уничтожил многие сотни пленных солдат и офицеров Белой армии и гражданского населения. (В своих литературных произведениях об этой деятельности он умалчивает и период ноября-декабря 1920 г. из его послужного списка выпадает.)

За свои «заслуги» по предложению Ленина, который называл Данишевского Германом, в январе 1921 г. избран секретарем Сибирского ЦК РКП(б). В 1932—1937 гг. работал заместителем Наркома лесной промышленности. Доктор экономических наук.

Среди латышских деятелей он был личностью весьма известной и авторитетной. Бывший комиссар латышской дивизии Р.А. Апинас, работая в латышской секции Коминтерна и в Осоавиахиме, собрал средства на постройку самолета под названием «Данишевский». В 1937 г. репрессирован. После реабилитации, по словам его сына С.К. Данишевского, именем отца назван океанский лайнер.

Под председательством Данишевского вынесены постановления «тройки» о расстреле в Керчи: 6 декабря 1920 г. — 174 человека, 7 декабря — 283, 9 декабря — 76, 14 декабря — 76 человек; в Феодосии: 3 декабря 1920 г. — 13 человек, 4 декабря — 287, 5 декабря — 43 и 40, 13 декабря — 32, 30 декабря — 112 человек; в Симферополе: 27 января 1921 г. — 10 человек.

Только по групповым делам в декабре 1920 г. Данишевский распорядился расстрелять свыше тысячи человек и с чувством выполненного перед партией «долга» уехал из Крыма, чтобы занять «заслуженную» должность секретаря Сибирского ЦК РКП(б).

Добродицкнй Н.И., 1899 Г. р., уроженец Курской губернии, русский, окончил духовное училище. В 1919—1922 гг. — следователь ЧК, начальник активной части особого отдела ВЧК 13-й армии, заместитель начальника особого отдела ВЧК 13-й армии Южного фронта. В 1922 г. — помощник начальника, затем начальник СОЧ ВУЧК-ГПУ УССР. За его подписью вышло много постановлений тройки особого отдела о массовых расстрелах в Крыму. С 1937 г. — начальник отдела Карагандинского лагеря НКВД.

Награжден орденами Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды и двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ», а также серебряным портсигаром.

С участием Добродицкого вынесены постановления о расстреле в Керчи: 6 декабря 1920 г. — 174 человека, 7 декабря — 283, 9 декабря — 76, 14 декабря — 76 человек; в Феодосии: 3 декабря — 13 человек, 4 декабря — 287, 5 декабря — 43, 15 декабря — 40, 13 декабря — 32, 30 декабря — 112 человек.

Долгопятов П.С., 1897 г. р., уроженец Кубанской области, русский, образование — начальное и 1-й курс Военной академии РККА имени Фрунзе. В 1920 г. — командир отряда крымской ударной группы особых отделов ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов. В 1920—1921 гг. — командир кавбригады войск ВЧК, которая преследовала и в районе Джанкоя уничтожила солдат армии Н. Махно, возвращающихся из Крыма. В дальнейшем занимал ответственные должности в системе ВЧК-ГПУ. В 1937—1939 гг. — начальник УНКВД Адыгейской автономной области. Награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом «Знак почета», знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ». В 1939 г. арестован и умер в тюрьме. Не реабилитирован.

Дукельский С.С., 1892 г. р., уроженец Херсонской губернии, еврей, образование — начальное. В ноябре 1920 г. — начальник особого отдела Цупчрезкома ВЧК. В 1921 г. — начальник отдела ВУЧК по борьбе с бандитизмом (ОББ), т. е. с народными восстаниями. Далее — начальник СОЧ ВУЧК. В 3939—1942 гг. — Нарком морского флота СССР. В 1943 г. — заместитель Наркома юстиции СССР. Награжден орденами Ленина и Красного Знамени. Персональный пенсионер.

С участием Дукельского в Севастополе вынесено постановление от 28 ноября 1920 г. о применении репрессий в отношении 26 человек.

Евдокимов Е.Г., 1891 г. р., уроженец г. Копыл Семиреченской губернии, русский, образование — 5 классов Читинского городского училища. Анархо-синдикалист, а с 1918 г. — член партии коммунистов. В 1919 г. — начальник особого отдела Московской ЧК, затем — помощник начальника центрального управления ЧК Украины.

В 1920 г. по приказу Дзержинского, согласованному с Политбюро ЦК РКП(б), с большой группой самых надежных и «архитвердых» чекистов, собранных в центральной России, снова был направлен в Украину на Южный фронт и назначен заместителем начальника особого отдела ВЧК фронта (Манцева) и начальником Крымской ударной группы управления особых отделов ВЧК. (Не с этой ли ударной группы было перехвачено название передовиков производства — ударников коммунистического труда?)

По постановлениям «тройки» этой ударной группы расстреляно десятки тысяч военнопленных и гражданских лиц.

С 1921 по 1934 г. он занимал ответственные должности в ВЧК, ГПУ, ОГПУ, СОУ в разных губерниях и областях России и Украины. С 1934 по 1938 г. как стойкий и испытанный коммунист, безотказно выполнявший волю партии, избирался первым секретарем поочередно Северо-Кавказского и Азово-Черноморского крайкомов партии, Ростовского обкома ВКП(б) и депутатом Верховного Совета СССР.

За свои «героические подвиги» Евдокимов, как никакой другой чекист, был щедро осыпан государственными наградами, подарками, поощрениями. Он награжден четырьмя (!) орденами Красного Знамени: в 1921, 1923 г. — за «результативную», избавившую советскую власть от содержания в лагерях военнопленных, службу в Крымской ударной группе ВЧК Южного фронта; за не менее кровавую расправу с народными восстаниями в Украине; в 1927, 1930 г. — за ликвидацию контрреволюционных выступлений на Северном Кавказе, на Дону и Кубани. В 1936 г. за примерную партийно-политическую работу в крайкомах и обкомах партии награжден орденом Ленина. Кроме того, он дважды удостоен звания «Почетный работник ВЧК-ГПУ», а командование Юго-Западного фронта наградило его золотым портсигаром. Строки из наградного листа:

«...Во время разгрома армии генерала Врангеля в Крыму (он) ...с экспедицией очистил Крымский полуостров от оставшихся там для подполья белых офицеров и контрразведчиков, изъяв (?) до 30 губернаторов, 50 генералов, более 300 полковников, столько же контрразведчиков и в общем до 12 тысяч белого элемента, что предупредило в Крыму появление белых банд»21.

Эти награды Евдокимов получил, похоже, тайно, без сообщения о них в прессе. На его наградном листе М.В. Фрунзе написал резолюцию:

«Считаю деятельность т. Евдокимова заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно»22.

Фрунзе как командующий фронтом, безусловно, был осведомлен о размахе чекистского террора в Крыму. Имея определенное образование, он, конечно, знал о международных конвенциях о защите военнопленных и гражданского населения во время войны, но в то же время допускал совершение тяжких военных преступлений, а лиц, устроивших массовую бойню, считал «заслуживающими поощрения».

В связи с этим напрасны попытки некоторых исследователей умолчать об истинной деятельности Фрунзе или даже обелить его, а всю ответственность за крымскую трагедию возложить исключительно на чекистов.

Отмечая награждение орденом Евдокимова, а также заместителя начальника особого отдела ВЧК

А.Х. Артузова, начальника управления ВУЧК Я.Н. Кожевникова, особуполномоченного, члена коллегии ВЧК Южного фронта В.Н. Манцева, полномочного представителя ВЧК в Сибири И.П. Павлуновского, начальника секретного отдела ВЧК Т.П. Самсонова, в своем приказе от 2 августа 1921 г. Дзержинский писал:

«...особенно отличились... (указанные выше. — Авт.), коих Президиум ВЦИКа нашел справедливым своим постановлением от 18 июля с. г. наградить высшей воинской наградой — орденом Красного Знамени... Награждением орденом Красного Знамени отдельных работников Президиум ВЦИКа дал свою оценку и свое доверие ЧК. Будем же сильны этим доверием»23.

В служебной характеристике Евдокимова записано:

«Тов. Евдокимов своим личным непосредственным участием в руководстве административной и оперативной сторонами работы и... личным участием в ликвидации (о его непосредственном участии в расстрелах, впрочем, сведений нет. — Авт.) вынес на своих плечах титанический этап борьбы с организованной контрреволюцией, пытавшейся организовать восстания, подпольные боевые дружины, шпионские организации»24.

В очерке о Евдокимове из серии ЖЗЛ чувствуется уважительное отношение к нему автора и восхищение его геройством. Во вступлении к сборнику о чекистах говорят в самых восторженных тонах — мол, им присущи честность, самоотверженность, смелость, они служат образцом мужества и беззаветной преданности людям в их постоянном стремлении к правде, справедливости и законности. В сборнике «Чекисты» также отмечается, что имя Евдокимова практически забыто и лишь эпизодически упоминается на страницах изданий, посвященных истории органов госбезопасности СССР. Каковы причины этого? Не потому ли, что деятельность его в Крыму, по словам Фрунзе, имела «особый характер»? Не являлось ли «не совсем удобным» даже для большевиков высвечивать в литературе его имя как одного из главных палачей, нанятого для этой позорной и преступной во всем цивилизованном мире «работы» большевистским руководством? Авторы очерка, причислив его к «замечательным людям», на эти вопросы ответа не дают. Они могли не знать всего, что натворил Евдокимов, поскольку, возможно, не листали горы архивных дел с потрясающими фактами «героических» подвигов и его личными подписями на смертоносных постановлениях троек. Но Политбюро ЦК ВКП(б) о его деятельности было достаточно хорошо информировано и высоко ее оценивало.

Несмотря на это в 1940 г. Евдокимов, как, впрочем, и все главные чекисты, был осужден и приговорен к высшей мере наказания, т. е. он сам стал жертвой большевистского террора. В 1956 г. он был реабилитирован посмертно, а его преступная деятельность в Крыму осталась незамеченной и не получила четкой оценки.

Приведенные здесь столь хвалебные аттестации и характеристики Евдокимова не являются исключением. Такие же положительные отзывы Дзержинского, Менжинского, начальников особых отделов ВЧК армий и военных округов получали практически все чекисты, принимавшие участие в «крымской операции».

За подписью Евдокимова вынесены постановления «тройки» о расстреле в Симферополе: 22 ноября 1920 г. — 117, 154 и 857 человек (по трем спискам), в Севастополе: 28 ноября 1920 г. принято постановление о применении репрессий в отношении 26 человек.

Залпетер А.К., 1899 г. р., уроженец Ковенской губернии, латыш.

В 1920 г. — начальник информчасти особого отдела 11-й Петроградской дивизии 6-й армии Южного фронта. В дальнейшем работал на ответственных должностях особых отделов и управлений УГБ НКВД. В 1938 г. осужден и расстрелян.

Зверев Ю.Л., 1895 г. р., уроженец Петербурга, русский. Окончил Прибалтийскую учительскую семинарию. В 1920—1921 гг. работал помощником начальника СОЧ особого отдела ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов. В дальнейшем — Нарком внутренних дел Туркменской ССР.

Награжден орденом Красного Знамени и знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ». В 1938 г. осужден и расстрелян; реабилитирован.

Землячка (Залкинд) P. С. (1876—1947), еврейка. Профессиональная революционерка. С февраля 1917 по август 1918 г. — секретарь Московского комитета РКП(б). В 1919 г. — начальник политотдела 8-й армии. С октября 1919 по ноябрь 1920 г. — начальник политотдела 13-й армии. 30 ноября 1920 г. избрана первым секретарем Крымского губкома партии. С 1924 г. — член ЦКК, член ЦК ВКП(б), заместитель председателя СНК СССР, председатель КПК при ЦК ВКП(б), член ВЦИК и ЦИК СССР. Неоднократно избиралась делегатом съездов ВКП(б).

С.И. Белоконь, ссылаясь на исследования С.П. Мельгунова, в своей книге сообщает, что основанием для расстрела офицеров и военных чиновников в Крыму была телеграмма Белы Куна и Землячки комендантам городов об их немедленном расстреле25.

Зиньковский (Задов) Лев, уроженец колонии Веселой Александровской губернии, еврей. Образование — 2 класса, анархист, занимался бандитизмом, за что был судим. После освобождения из заключения в феврале 1917 г. в г. Юзовка (ныне Донецк) избирался членом городского Совета, служил рядовым в Красной армии и вскоре оказался в Повстанческой армии Н. Махно. В очерке о Льве Задове журналист Д. Поправка напоминает девиз Задова: «Бей белых, пока не покраснеют, бей красных, пока не побелеют». В армии Н. Махно Задов стал начальником контрразведки. Здесь он применял жестокие, садистские методы допросов и расправы с попавшими в плен коммунистами и белыми офицерами. Принимал участие в наступлении бригады Махно на Крым в ноябре 1920 г. и был адъютантом командующего Повстанческой армии. Вместе с другими офицерами Белой армии, оставшимися в Крыму, а также с солдатами армии Махно, объявленными Фрунзе врагами, был арестован и Задов, но ему удалось бежать из Крыма в Румынию. В качестве диверсанта он был переправлен через границу и, оказавшись в СССР, «купил» себе свободу, выдав чекистам местонахождение махновского клада драгоценностей в Дибровском лесу. Чекисты не могли упустить такого «ценного товарища» и приняли Леву Задова в ЧК. Здесь, применяя свои природные наклонности садиста и зарабатывая этим благодарности и подарки, он прослужил аж до 1937 г. Был обвинен в шпионаже, осужден и расстрелян; реабилитирован в 1990 г.

Зотов — член чрезвычайной тройки особого отдела ВЧК 13-й армии и уполномоченный Крымской ударной группы особых отделов Южного и Юго-Западного фронтов.

За подписью Зотова в Феодосии вынесены постановления «троек» о расстреле: 3 декабря 1920 г. — 13 человек, 4 декабря — 287, 5 декабря — 43 и 40, 13 декабря — 32, 30 декабря — 112 человек.

И.С. Шмелев, эмигрировавший из России, на судебном процессе в Швейцарии по делу об убийстве Воровского в 1922 г. дал письменные показания как свидетель красного террора в Крыму. Он писал, что наиболее свирепыми палачами в Феодосии были Зотов и его помощник Островский.

Иванов В.Т., 1894 г. р., уроженец Гжатского уезда Смоленской губернии, русский, окончил городское училище и торговую школу в Москве. В органах ЧК с 1919 г. С августа 1920 г. — служащий особого отдела ВЧК 6-й армии Южного фронта. Член тройки особого отдела. Подписывал постановления о расстреле людей. С мая 1921 г. — начальник особого отдела ВЧК Харьковского военного округа. В 1933 г. назначен начальником Донецкого областного отдела ГПУ, где под его руководством были арестованы и расстреляны тысячи шахтеров, металлургов, представителей интеллигенции как троцкисты, вредители, диверсанты. В 1937 г. — заместитель Наркома внутренних дел УССР, некоторое время исполнял обязанности наркома.

Награжден орденом Красного Знамени, двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ» и почетным оружием. На съездах КП(б)У избирался членом ЦК, ЦКК, членом ревизионной комиссии. Хвалебная статья о нем была напечатана 16 апреля 1937 г. в киевской газете «Коммунист».

За подписью Иванова вынесены постановления о расстреле: в Симферополе: 23 декабря 1920 г. — 82 человека; в с. Базар Житомирского уезда: 23 ноября 1921 г. — 359 человек; в Харькове: 22 января 1922 г. — 8 человек.

В 1937 г. осужден и расстрелян; реабилитирован.

Каляев (Габинский) И. П. (1885—1956), уполномоченный особого отдела ВЧК на Юго-Западном и Южном фронтах.

Кацнельсон З.Б., 1892 г. р., уроженец Бобруйска, еврей, из семьи торговца. Окончил гимназию и юридический факультет Московского университета. С 1918 г. в органах ВЧК. Служил следователем, старшим следователем особых отделов ВЧК. С марта 1919 г. по 9 декабря 1920 г. был членом особых отделов 2-й, 12-й армий и особого отдела Южного фронта. С 1921 г. служил на разных должностях ВЧК-ОГПУ и Управления пограничных войск. С 1930 по 1937 г. — начальник Харьковского управления ОГПУ, заместитель полпреда ОГПУ по Украине, заместитель наркома внутренних дел УССР. С апреля 1937 г. — заместитель начальника ГУЛАГа НКВД СССР, начальник Дмитрлага и заместитель начальника стройуправления канала Москва—Волга. Комиссар госбезопасности 2-го ранга, награжден орденами Красного Знамени и знаком «Почетный работник ВЧК-ОГПУ». Арестован 17 июня 1937 г., осужден 10 марта 1938 г. и расстрелян; реабилитирован в 1957 г.

Киборт (Кибортас) И.С. (1894—1937), уроженец Литвы. В 1917—1918 гг. — командир отряда 1-го Московского полка под командованием Егорова, который в составе иных войск Красной армии вел в Украине борьбу с войсками Центральной Рады. С 1919 г. служил на командных должностях в армии против Белой армии Деникина, Врангеля и армии Н. Махно. В 1920—1921 гг. работал в особом отделе ВЧК 6-й армии Южного фронта и особом отделе 2-го кавалерийского корпуса под командованием Котовского в период уничтожения отрядов УНР Ю. Тютюнника, прибывших в ноябре 1921 г. в Украину.

Награжден знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ», почетным оружием, серебряными и золотыми часами. Репрессирован в 1937 г.

Котовский Г.И., 1881 г. р., уроженец с. Ганчешты Кишиневского уезда Бессарабской губернии (ныне г. Котовск). Внук потомственного дворянина. Окончил Кокорозенское сельскохозяйственное училище. При поддержке Кишиневского, Тираспольского и Одесского комитетов РСДРП на протяжении многих лет, с 1902 г., занимался организацией и руководством так называемыми боевыми дружинами партии для бандитских нападений на имущих граждан с целью грабежа у них денег и ценностей, за что неоднократно был осужден. С каторги бежал. Во время Первой мировой войны был на румынском фронте. В своей биографии он писал: «Еду в Кишинев. Начинается работа большевиков по разложению армии». В 1917—1918 гг. участвовал в формировании отрядов красноармейцев, но свое «призвание» и наклонности к бандитизму не оставил. Его вооруженные налеты на граждан и полицию отличались большой дерзостью и изобретательностью. Иногда «работал» рука об руку с такими бандитами, как Мишка Япончик и Лева Задов (Зиньковский), который впоследствии был у Дзержинского весьма авторитетным чекистом.

С июля 1919 г. Котовский — командир 2-й стрелковой бригады 14-й армии. Принимал участие в гражданской войне против Белой армии, армии УНР и в боях против восставших крестьян в Украине. В апреле-июне 1921 г. он со своей бригадой, потом дивизией в составе группировки войск Тухачевского участвовал в подавлении крестьянского восстания под руководством Антонова в Тамбовской губернии. В этом же году был назначен командующим 9-й Крымской кавдивизии.

Следуя традиционной и неизменной большевистской политике обмана легковерных и грубого нарушения международного гуманитарного права, он не скупился на обещания сохранить жизнь военнопленным. В феврале 1920 г. на берегах Днестра Котовский обратился к пленным с предложением:

«Прошу вас написать письмо Стесселю (полковник, командир большого отряда Белой армии. — Авт.) и объяснить, что Красная армия пленных не расстреливает...»26.

Но уже в ноябре 1921 г. у с. Базар Житомирского уезда дивизия Котовского в бою с отрядами армии УНР взяла в плен несколько сот человек. РВС армии и чекисты, инсценируя судебное разбирательство, создали специальную комиссию Харьковского военного округа из пяти членов, среди которых был и Котовский. Комиссия вынесла постановление о расстреле 359 пленных. По его приказу дивизия оказывала вооруженную помощь продотрядам по сбору с крестьян продналога. С 1922 г. он становится командующим 2-м кавкорпусом.

Награжден тремя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, почетным золотым оружием с орденом Красного Знамени и др. О жизни Григория Котовского рассказывают многочисленные статьи и книги, в том числе из серии «Жизнь замечательных людей», создан кинофильм. Естественно, события его жизни преподносятся в хвалебных тонах.

5 августа 1925 г. в с. Чабанка Одесской губернии Котовский был убит бывшим владельцем одесского публичного дома Зайдером, которого Котовский использовал в качестве коммерческого посредника в хозяйственной деятельности дивизии. Организаторы и мотивы убийства до конца не раскрыты. В августе 1926 г. Зайдер был осужден к 10 годам лишения свободы. Но менее чем через три года он был досрочно освобожден.

Сталин отзывался о Котовском весьма положительно:

«Я знал тов. Котовского как примерного партийца, опытного военного организатора и умелого командира... Храбрейший среди скромных наших командиров и скромнейший среди храбрых...»27.

Кун Бела (1886—1939), уроженец Венгрии, венгр, учился в Клужском университете, профессиональный революционер, интернационалист. Во время Первой мировой войны — прапорщик австро-венгерской армии. Находясь в Томске в качестве военнопленного в 1916 г., примкнул к местной организации РСДРП и вступил в партию большевиков. После февральской революции — член Томского губкома. В 1918 г. — инициатор создания венгерской группы РКП(б), редактор венгерской большевистской газеты, председатель федерации иностранных групп РКП(б), комиссар отряда интернационалистов на Восточном фронте. Вернувшись в Венгрию и являясь основателем венгерской компартии и ее председателем, был одним из главных организаторов революции в Венгрии. После провозглашения в марте 1919 г. Венгерской советской республики — нарком по иностранным и военным делам Венгрии.

Ленин высоко ценил деятельность Куна на поприще разжигания революций в Европе и называл его «прекрасным и преданным революционером». Он в основном положительно оценил изданную Куном в Вене в 1920 г. книгу «От революции к революции», вел с ним переписку и всемерно его поддерживал. В период установления советской власти в Венгрии и накануне ее поражения Ленин писал Куну:

«Дорогой тов. Бело Кун! Прошу Вас не волноваться чересчур и не поддаваться отчаянию. Мы знаем тяжелое и опасное положение Венгрии и делаем все, что можем. Но быстрая помощь иногда фактически невозможна»28.

В связи с падением республики в Венгрии в августе 1920 г. Кун снова приехал в Россию и тут же был назначен членом РВС Южного фронта. Среди венгерских коммунистов в России, которых было достаточно много, Кун пользовался значительным авторитетом. Они направили ему телеграмму:

«Дорогой наш учитель, по случаю Вашего благополучного приезда на территорию свободной русской советской республики мы, венгерские красноармейцы, ...приветствуем Вас и выражаем твердую уверенность, что Ваше пребывание в России создаст новую эпоху...»29.

Создавать «новую эпоху» в России Куну не довелось, поскольку большевики это сделали и без него, а вот в эпохальную бойню граждан России Кун включился весьма активно. После «освобождения» Крыма он был избран председателем Крымского ревкома и вместе с Землячкой, Манцевым, Евдокимовым, Быстрых, Данишевским, Михельсоном, Пятаковым, Удрисом и другими организовал в Крыму кровавое чистилище, унесшее десятки тысяч человеческих жизней.

В своей эпопее «Солнце мертвых» И.С. Шмелев упоминает его неоднократно. Он видел его в Ялте, когда расстреливали 12 офицеров, вернувшихся из Турции, и обратил внимание на его горделивую осанку, сидящего в автомобиле, отрешенные глаза и вдохновленный, мечтательный взгляд поэта. Шмелев писал: «Сидел там... поэт по виду. Волосы по плечам, как вороново крыло... в главах мечтательное до одухотворенности! Что-то такое — не от мира сего! Героическое дерзание!» «Он, в каких-то облаках пребывающий, приказал убить двенадцать русских героев, к родине возвратившихся»30.

После отзыва его вместе с Землячкой в Москву был председателем ревкома на Урале, где, вероятно, применял крымский опыт, избирался членом президиума исполкома Коминтерна.

За свои «заслуги» в период гражданской войны в 1927 г. награжден орденом Красного Знамени. Его именем при жизни названы некоторые учреждения в разных городах, в частности госпитали.

В 1939 г. Бела Кун был осужден и расстрелян; реабилитирован.

Лившиц (Лифшиц) Я.А. (1896—1937), уроженец г. Мозырь, еврей.

Неграмотный. С 1918 г. занимал ответственные должности в системе ВЧК. Был председателем ГубЧК ряда губерний, начальником Южной железной дороги и заместителем Наркома путей сообщения. Награжден орденом Красного Знамени. В 1937 г. осужден и расстрелян.

С его участием комиссией особого отдела ВЧК Харьковского военного округа 23 ноября 1921 г. принято постановление о расстреле 359 пленных солдат и офицеров армии УНР. Приговор приведен в исполнение в районе с. Базар Житомирского уезда.

Лордкипанидзе Т.И., 1896 г. р., грузин, окончил Кутаисскую гимназию. С июня 1920 г. — служащий по особым поручениям в борьбе с бандитизмом особого отдела ВЧК Южного фронта, уполномоченный Крымской ударной группы управления особых отделов ВЧК Южного фронта в Севастополе.

Служил на разных должностях в системе ВЧК-ГПУ, с 1935 г. — начальник УНКВД по Крымской АССР и начальник особого отдела ГУГБ НКВД морских сил и береговой охраны Черного и Азовского морей.

Награжден орденами Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ», ценными подарками.

В 1937 г. репрессирован; посмертно реабилитирован.

Манцев В.Н. (1889—1938), уроженец Москвы, русский. Окончил гимназию, учился на экономическом факультете Московского университета и в Гренобльском электротехническом техникуме. Профессиональный революционер.

С 1919 г. — начальник управления ЧК и особого отдела ВЧК в Украине, а с марта 1920 г. — начальник Цупчрезкома, начальник особого отдела Южного фронта, член коллегии ВЧК. В апреле 1921 г. назначен председателем ВУЧК, затем председателем ГПУ и Наркомом внутренних дел УССР. В 1924—1936 гг. — начальник планово-экономического отдела ВСНХ СССР, заместитель Наркома финансов, а в 1936—1937 гг. — председатель спецколлегии и заместитель председателя Верховного суда СССР.

В.Н. Манцев — один из главных организаторов и участников «крымской операции» по уничтожению в ноябре-декабре 1920 — начале 1921 г. в Крыму и в Украине десятков тысяч военнопленных и гражданского населения. Ему были подчинены все особые отделы Южного фронта и их тройки. Он инструктировал, руководил и контролировал всю «работу» чекистов по уничтожению людей, требовал отчеты и, в свою очередь, отчитывался перед РКП(б) и ВЧК.

У Ленина он пользовался исключительным доверием и авторитетом как главный исполнитель его политики по удушению народных восстаний на юге страны. 28 августа 1920 г. Ленин писал Дзержинскому:

«Тов. Дзержинский! Прилагаю телеграмму Белобородова. Опасность, по-моему, громадная... Если мы получим восстание на Кубани, вся наша политика (о которой говорили в ЦК) крахнет. Надо во что бы то ни стало не допустить восстания, не пожалеть на это людей и сил. Не спослать ли туда Манцева?»31.

В мае 1922 г. в связи с высылкой за границу «неблагонадежных» писателей и ученых и составлением списков таких изгнанников, в том числе из Украины, Ленин рекомендовал Дзержинскому включить в комиссию по отбору ученых и Манцева. Списки были составлены, их подписали Петровский, Раковский, Манцев и утверждены ЦК КП(б)У. В некоторых случаях Манцев замещал Дзержинского. На пленуме ЦК РКП(б) 17 июля 1920 г. было принято постановление:

«О замене на Украине мобилизованного на Западный фронт тов. Дзержинского т. Манцевым.

Постановили: На время отсутствия т. Дзержинского (он, наверное, готовился быть главой Польской советской республики. — Авт.) предоставить т. Манцеву во всех партийных и советских учреждениях Украины, куда входил Дзержинский, право заменять его с решающим или совещательным голосом»32.

Мэнцев сознавал свое исключительное положение и гордился ролью главного палача. После крымского побоища он писал Ленину, что теперь везде за границей его, Манцева, называют самым кровавым большевиком, но это его не смущает, а наоборот, он считает такую оценку большим достоинством и гордостью.

Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды и знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1938 г. Манцев как террорист и организатор контрреволюционной деятельности осужден и расстрелян; реабилитирован.

Под председательством Манцева в Симферополе были приняты постановления «тройки» о расстреле: 22 ноября 1920 г. — 117, 154 и 857 человек (по трем спискам), 7 декабря — 82 человека; в Севастополе: 28 ноября 1920 г. — 26 человек.

Минаев-Цикановский А.М., 1888 г. р., уроженец Одессы, еврей, образование — начальное. В 1920—1921 гг. — заместитель начальника Алешкинской уездной ЧК, заместитель председателя Херсонской губернской ЧК, заместитель председателя Елисаветградской ЧК, заместитель председателя Феодосийской ЧК. Служил на разных должностях в системе ГПУ, с июня 1938 г. — заместитель Наркома тяжелой промышленности СССР. Награжден орденами Ленина и Красного Знамени. В 1938 г. осужден к высшей мере наказания. Посмертно реабилитирован.

Миронов С.Н. (Король М.И.), 1894 г. р., уроженец Киева, еврей, окончил Киевское коммерческое училище.

В 1920—1921 гг. — уполномоченный особого отдела ВЧК 12-й армии, начальник активной части особого отдела ВЧК Первой конной армии. Служил на разных должностях в системе ГПУ, в 1937 г. — полпред СССР в Монголии, в 1938 г. — заведующий отделом Наркомата иностранных дел СССР.

Награжден орденом Красного Знамени, орденом Ленина, медалью «XX лет РККА», знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ». В 1939 г. осужден к высшей мере наказания как польский шпион. Посмертно реабилитирован.

Михельсон А., 1898 г. р., уроженец Риги, председатель и член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта в Симферополе и Ялте.

В дальнейшем — старший майор госбезопасности. Нарком внутренних дел Крымской ССР. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ». В 1939 г. осужден и расстрелян.

За подписью Михельсона как председателя и члена «тройки» вынесены постановления о расстреле в Симферополе: 24 ноября 1920 г. — 200 человек, 19 декабря — 159, 17 января 1921 г. — 115 человек, 9 февраля — 49 человек; в Ялте: 4 января 1921 г. — 20 и 58 человек, 28 января — 91 человек.

Хвалебные заметки о нем печатались в Феодосии в газете «Пролетарий» 28 мая и 11 июня 1938 г.

Наваловский М. — председатель тройки особого отдела ВЧК 14-й армии, по постановлениям которой репрессировались восставшие крестьяне в Украине.

Носов А. — старший следователь особого отдела ВЧК Второй конной армии Южного фронта.

Островский — работник особого отдела 4-й армии и Крыма. По свидетельству И.С. Шмелева, Островский отличался особой жестокостью в Феодосии. Известен чекист Островский И.Ш., 1895 г., уроженец г. Звенигородка Киевской губернии, еврей. Сын торговца. Образование — начальное.

В 1919—1920 гг. — сотрудник особого отдела 12-й армии, затем — его начальник. До 1937 г. занимал высокие должности в системе ВЧК-ГПУ. В 1937 г. осужден и расстрелян. Об этом ли Островском писал И.С. Шмелев, установить не удалось.

Письменный Я.В., 1902 г. р., уроженец с. Цибулево Херсонской губернии, еврей, образование — 6 классов.

В 1920—1921 гг. — помощник военного следователя 3-го особого пункта особого отдела ВЧК 13-й армии, уполномоченный пропускного пункта особого отдела той же армии. С 1933 по 1937 г. — управляющий делами ГПУ УССР, затем — начальник отдела кадров УГБ, начальник тайного отдела УГБ НКВД УССР. Награжден орденом Красного Знамени, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1937 г. осужден как изменник родины и участник военно-фашистского заговора и приговорен к высшей мере наказания. Посмертно реабилитирован.

Плятт — член тройки особого отдела ВЧК Южного фронта. За его подписью в Симферополе 22 ноября 1920 г. вынесено постановление «тройки» о расстреле 154 человек.

Пожаров Н.А. (1895—1925), матрос Балтийского флота, русский.

В 1918 г. — член ЦИК Таврической советской республики, уполномоченный СНК и РВС РСФСР в Крыму. С августа 1920 г. по май 1921 г. — председатель ревтрибунала 6-й армии Южного фронта.

Радзивиловский А.П. (И.М.), 1904 г. р., уроженец Симферополя, еврей, образование — 6 классов Симферопольской трудшколы.

В 1920—1925 гг. — тайный агент особого отдела ВЧК Черного и Азовского морей, личный секретарь уполномоченного главмилиции РСФСР по Крыму, тайный агент Крымской ЧК и ГПУ, уполномоченный секретного отдела ГПУ РСФСР, помощник начальника и начальник секретного отдела Крымской ГПУ. С февраля 1938 г. — заместитель Наркома внутренних дел УССР, а с марта 1938 г. — начальник отдела НКВД СССР.

Награжден орденом Красного Знамени, орденом Ленина, Знаком Почета, двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ». С 1927 г. — депутат Верховного Совета СССР. 20 ноября 1937 г. в г. Иваново была напечатана о нем статья в газете «Рабочий край».

В 1940 г. осужден и расстрелян; реабилитирован.

Реденс С.Ф., 1892 г. р., уроженец Минска, поляк, образование — начальное. Его жена Анна Алилуева была сестрой жены Сталина Надежды Алилуевой. С 1918 г. — следователь ЧК, секретарь президиума ВЧК, личный секретарь Дзержинского. С декабря 1920 г. — председатель Крымской ЧК. Пытаясь разыскать арестованного ЧК сына, писатель И.С. Шмелев именно к нему приходил и получил ответ, что здесь, мол, была такая «каша», что установить что-либо невозможно. Как будто бы «кашу» заварил кто-то иной, а не чекисты.

С сентября 1922 г. — начальник ГПУ Крымской АССР и начальник особого отдела Черноморского флота. С 1924 г. — секретарь президиума и помощник председателя ВСНХ СССР, затем — начальник Закавказского ГПУ и ГПУ Белорусской ССР. В 1938 г. назначен Наркомом внутренних дел Казахской ССР.

Награжден орденами Ленина, Красного и Трудового Красного Знамени, медалью «XX лет РККА», двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1940 г. осужден за измену родине, терроризм и организационную антисоветскую деятельность и расстрелян; реабилитирован.

Ровеншейн — старший военный следователь особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма.

Рубинштейн Н.Л., 1897 г. р., уроженец Севастополя, еврей, образование — 3 класса городского училища. В 1919—1920 гг. — следователь Киевской ГубЧК, заведующий юридическим отделом ГубЧК (!) и председатель комиссии по проведению красного террора в Киеве. В 1920—1922 гг. — начальник регистрационно-статистического отдела ВУЧК, секретарь председателя Цупчрезкома — ВУЧК. В 1923—1925 гг. — член Киевского губернского суда.

Награжден знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ», почетным оружием и ценными подарками.

В 1937 г. осужден к высшей мере наказания. Посмертно реабилитирован.

Рудь П.Г., 1896 г. р., уроженец Александрии, еврей, образование — 4 класса. Уполномоченный по информации особого отдела ВЧК 13-й армии. Начальник агентуры особого отдела Бердянска, Бахмута, Славянска. После службы на ряде высоких должностей в системе ГПУ-НКВД в 1937 г. — Нарком внутренних дел Татарской АССР. Награжден орденом Красного Знамени и знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1937 г. осужден и расстрелян; не реабилитирован.

Садовский — член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма. Участвовал в вынесении постановления о расстреле 27 января 1921 г. 10 человек в Симферополе.

Семенов П.В., 1898 г. р., уроженец Екатеринославской губернии, русский, образование — 2 класса.

В 1920 г. — помощник начальника особого отдела ВЧК 6-й армии Южного фронта. С 1921 по 1924 г. — заместитель начальника особого отдела ВУЧК-ГПУ УССР.

Награжден орденом Красного Знамени и двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

Спектор М.Б., 1903 г. р., уроженец Николаева, еврей. Окончил 2 класса еврейского училища. В 1919—1920 гг. — тайный агент ЧК в армии Н. Махно. В 1970—1989 гг. — заведующий юридической консультацией № 16 в Москве и заместитель председателя Московской городской коллегии адвокатов. Награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Ленина, орденом Отечественной войны I степени.

Степпе — член тройки особого отдела ВЧК 6-й армии Южного фронта.

За его подписью вынесены постановления «тройки» о расстреле пленных в Джанкое: 4 декабря 1920 г. — 134 человека, 5 и 20 декабря — 41 человек; в Евпатории: 8 декабря 1920 г. — 122 человека.

Тольмац Р.И., член Бердянского совета, член тройки управления ударной группы особых отделов ВЧК Южного фронта.

За его подписью вынесены постановления «тройки» о расстреле в Ялте: 10 декабря 1920 г. — 101 человек, 21 декабря — 203, 29 декабря — 22, 4 января 1921 г. — 20 и 58 человек (по двум спискам).

Удрис. В декабре 1920 г. и начале 1921 г. — член и председатель тройки особого отдела ВЧК Южного фронта в Ялте, один из главных палачей того периода. Подписывая постановления «тройки», он не указывал инициалы, но на списках расстрелянных иногда значится «Э. Удрис».

Известен Адольф Юрьевич Удрис, 1899 г. р., уроженец Балтпамужица, латыш, комиссар в Красной армии в 1919—1925 гг. (именно комиссары часто заседали в этих «тройках») на Южном и Юго-Западном фронтах. После окончания Московского высшего технического училища он работал руководителем центра химической лаборатории синтеза в Дзержинске. В 1940 г. был осужден к 10 годам лишения свободы. Я.П. Страдынь в своей статье «Рудольф Удрис и создание метода...» пишет, что Удрис «сражался на фронтах гражданской войны, а после изгнания интервентов остался политработником Западного военного округа». Он не уточняет, где именно Удрис сражался, против кого и в чем оно заключается. Иных сведений о нем добыть не удалось.

В связи с этим полной уверенности в том, что Р.Ю. Удрис был членом и председателем тройки ВЧК в Ялте, нет33.

С участием Удриса как председателя и члена «тройки» вынесены постановления о расстреле в Ялте: 7 декабря 1920 г. — 315 человек, 10 декабря — 101, 21 декабря — 203, 22 декабря — 22, 4 января 1921 г. — 20 и 58 человек.

Уралец-Кетов А.К., 1902 г. р., уроженец Перми, русский. С февраля 1921 г. — служащий особого отдела ВЧК Первой конной армии. Служил на разных должностях системы ГПУ-НКВД, в 1944 г. — заместитель начальника управления Челябметаллургия по лагерям НКВД.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Знаком Почета, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ» и почетным оружием.

Филиппов — следователь особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма Южного фронта.

Фомин Ф.Т., 1894 г. р., уроженец Рязанской губернии, русский, образование — церковноприходская школа и бухгалтерские курсы.

С июня 1920 г. — заместитель начальника особого отдела ВЧК побережья Черного и Азовского морей. В 1921 г. — начальник особого отдела, заместитель начальника и начальник Крымской ЧК.

Награжден орденом Красного Знамени, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1939 г. осужден к лишению свободы. Реабилитирован.

Фриновский М.П., 1894 г. р., уроженец Пензенской губернии, русский. Учился в духовной семинарии. В 1920 г. служил в особых отделах ВЧК Юго-Западного фронта и Первой конной армии. В 1921 г. — начальник оперативного отдела ВУЧК в Украине. Принял участие в вынесении постановления о расстреле 359 пленных солдат армии УНР в ноябре 1921 г. Служил на ряде должностей системы ГПУ-НКВД, с 1936 г. — заместитель Наркома внутренних дел СССР, первый заместитель Наркома внутренних дел СССР и начальник ГУГБ НКВД СССР. В 1938 г. — Нарком военно-морского флота СССР. Награжден орденами Ленина, Красной Звезды, тремя орденами Красного Знамени, двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

После очередной смены руководства НКВД и под видом восстановления законности многие бывшие работники ЧК-ГПУ были репрессированы. Наряду с обвинениями их в троцкизме, измене родине, шпионаже и иной враждебной деятельности некоторых из них обвинили также в нарушении законности. В этих нарушениях, кроме прочего, обвинялся и Фриновский. При расследовании дела о военных преступлениях чекистов и самого Фриновского в период гражданской войны не вспоминалось и не вменялось ему в вину, а относительно его деятельности в должности заместителем Наркома внутренних дел СССР он в 1938 г. показал, что в 30-е годы вся система следствия и допросов подследственных была рассчитана на морально-психическое и физическое их изматывание. Чекисты «обрабатывали» свои жертвы до тех пор, пока арестованные не подписывали навязанные им показания.

Фриновский был осужден, расстрелян 4 февраля 1940 г.

Ховрин Н.А. (1891—1972), матрос Балтийского флота с 1914 г., член Центробалта. Командир матросских отрядов, устанавливающих советскую власть в Украине, Крыму.

В своей книге «Балтийцы идут на штурм» Н.А. Ховрин дает некоторое представление об обстоятельствах вторжения большевиков в Украину и приводит эпизоды этого вторжения:

«Еще во время преследования моряками отступающего противника (в конце ноября 1917 г. — Авт.) в Белгород приехали представители Харьковского ревкома — тт. Руднев, Данишевский, Берлин... (и) просили как можно скорее прибыть к ним на помощь... В Харьков наш отряд и отряд Сиверса прибыли 8 декабря. Эшелоны встали на запасных путях невдалеке от вокзала. Не мешкая, матросы захватили здание вокзала и телеграф, а артиллеристы Сиверса установили пушки на Холодной горе, господствующей над городом». В процессе «дружеской» беседы командир 2-го Украинского полка и автобронедивизиона Центральной Рады задал командирам матросских отрядов вопрос: «Если вы хотите вести дружеские переговоры, то прошу объяснить, для какой цели выставлены пушки на Холодной горе?» Сиверс с присущими большевикам цинизмом и издевательством, когда они уверены в своем перевесе в силах, ответил: «А разве они кому-то мешают? Стоят, молчат, пейзаж не портят...»34.

Штаб автобронедивизиона, который не сдавался и отказался отдать 12 броневиков матросам, был расстрелян пулеметным огнем. Разоружены и другие малочисленные отряды украинцев. Далее Ховрин пишет:

«На следующий день в Харьков специальным поездом прибыл Антонов-Овсиенко, назначенный командующим советскими войсками Украины... Положение в Харькове резко изменилось. Ревком (председатель Артем. — Авт.) стал полновластным хозяином в городе»35.

Н.А. Ховрин приводит еще один пример проявления «дружбы» и большевистской доктрины о «независимости» Украины:

«Антонов-Овсиенко приказал нашему отряду отправиться в Чугуев и разоружить там юнкерское училище... направил к нам прибывших из Твери красноармейцев... Начальник училища отвергал два основных пункта наших требований: сдать оружие и отправить всех юнкеров в Харьков. ...Я приказал осветить юнкерское училище прожекторами и выпустить в его крышу два-три снаряда... В штабной матросский вагон приехала делегация граждан города с городским головой. Оставив их у себя заложниками (!), штаб в свою очередь отправил в училище трех человек во главе с Железняковым... Мы отобрали у юнкеров оружие, а их погрузили в вагоны»36.

Что случилось потом с юнкерами, а также с заложниками, Ховрин не сообщает.

В 1918—1920 гг. Ховрин командовал матросскими отрядами в боях с войсками Деникина и Петлюры. Не исключено, что в бою под Кругами 16 января 1918 г., где погибло свыше 300 студентов и юнкеров, он тоже принимал участие. Позднее, уже после взятия Керчи Красной армией, Ховрин был назначен комендантом Керченского военного порта.

Награжден орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны, медалями и в почете мирно доживал свой век в Киеве.

Циклис С.М., 1888 г. р., уроженец г. Белая Церковь Киевской губернии, учился в Киевском и Варшавском политехникумах. В 1919—1920 гг. служил политкомиссаром 51-й дивизии 6-й армии, затем в Первой конной армии Южного фронта. В 1934—1937 гг. — начальник админотдела Ивдельского лагеря НКВД СССР. Награжден двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1938 г. как участник антисоветской группы в НКВД осужден и приговорен к высшей мере наказания. Посмертно реабилитирован.

Цыбин — член тройки особого отдела ВЧК 6-й армии Южного фронта.

За подписью Цыбина в Симферополе вынесены постановления «тройки» о расстреле: 22 ноября 1920 г. — 27 человек, 24 ноября — 28, 16 и 25 человек (по трем спискам).

Чернабрывый — председатель тройки ударной группы управления особых отделов ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов, организатор и исполнитель массовых расстрелов в Ялте.

Под председательством Чернабрывого в Ялте 7 декабря 1920 г. вынесено постановление «тройки» о расстреле 315 человек.

Шаврин — председатель тройки особого отдела ВЧК Южного фронта.

Под председательством Шаврина 18 января 1921 г. в Симферополе вынесено постановление «тройки» о заключении 27 человек в концлагерь. Остальные 10 человек из 37 арестованных, по его мнению, подлежали расстрелу.

Шаров (Шавер) Н. Д., 1897 г. р, уроженец Петербурга, еврей, образование — 3 класса городского училища. В 1919 г. — председатель Ялтинской уездной ЧК. С 1920 г. — уполномоченный председателя, заместитель председателя и председатель ряда губернских ЧК. В 1934 г. — заместитель Наркома внутренних дел Белорусской ССР. С 1935 по 1937 г. — начальник УНКВД по Киевской области.

Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды и двумя знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

30 мая 1938 г. в газете «Сталинградская правда» о нем была напечатана хвалебная статья.

В 1939 г. осужден и расстрелян.

Эйдеман Р.П., 1893 г. р., уроженец г. Леясциеме Лифляндской губернии, латыш. В 1918—1919 гг. — начальник отрядов Красной армии и начальник Уральских и Сибирских разных дивизий. В 1920 г. — начальник тыла Юго-Западного фронта, в июне-июле — командующий 12-й армией, в августе-сентябре — командующий Правобережной группой войск 13-й армии. С сентября 1920 г. — начальник тыла и командующий войсками внутренней службы Южного фронта. Отряды этих войск в Крыму и на юге Украины вылавливали военнопленных, беженцев, солдат армии Н. Махно и иных лиц как контрреволюционных элементов. По приказу М.В. Фрунзе от 18 января 1921 г. он назначен командующим войсками внутренней службы Украины и Крыма и командующим Харьковского военного округа. С июня 1921 г. — помощник командующего вооруженными силами Украины и Крыма.

В 1920—1921 гг. он лично контролировал ликвидацию участников повстанческого движения в Украине и Крыму. В 30-х годах — начальник военной академии им. Фрунзе, председатель совета Осоавиахима. В1932—1934 гг. — член РВС СССР. Член ВЦИК и ЦИК.

Награжден двумя орденами Красного Знамени и многими другими наградами.

В 1937 г. приговорен к высшей мере наказания; реабилитирован.

Ямницкии М.С., 1899 г. р., уроженец с. Славянка Екатеринославской губернии, еврей, образование — начальное. В 1920 г. — начальник отдельного участка по уничтожению солдат крымской бригады армии Н. Махно, начальник активной части, начальник админорготдела особого отдела ВЧК Второй конной армии. В 1921 г. — старший инспектор особого отдела Цупчрезкома и начальник кодификационного (!) отдела админоргуправления ВУЧК.

Награжден орденом Красного Знамени, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

В 1939 г. осужден и расстрелян.

Ястребов — член тройки особого отдела ВЧК Южного фронта.

За его подписью 18 января 1921 г. в Симферополе было вынесено постановление «тройки» о заключении в концлагерь 27 арестованных, преимущественно инженеров и техников разной специализации. Остальные 10 человек из 37 арестованных, по мнению членов «тройки», подлежали расстрелу.

Отметим, что примерно 70% чекистов, занимавших руководящие должности в 1937 г. и устроивших беспримерный террор в стране, поступили в ЧК в 1917—1920 гг. и принимали участие в проведении красного террора и совершении военных преступлений, в частности, в Крыму. Большинство из них постигла такая же участь, как и их жертв.

Примечания

1. Ленин В.И. ПСС. — М., 1969. — Т. 37. — С. 173—174.

2. Провинциальная ЧК: Сб. ст. и матер. — Харьков, 1994. — С. 4.

3. Млечин Л.М. Председатели органов госбезопасности. — М., 2002. — С. 23.

4. Иванов В.Г. История этики древнего мира. — Л., 1980. — С. 107.

5. Чекисты: Сб. — М., 1987. — С. 280. — (Сер. ЖЗЛ).

6. Білокінь С.І. Масовий терор як засіб державного управління в СРСР. — К., 1999. — С. 108—109.

7. О Феликсе Дзержинском. Дневник заключенного. — М., 1987. — С. 183—184.

8. Там же. — С. 147.

9. Гальперин Ф.Я. Революцией призванные: Очерки. — К., 1990. — С. 118; Латышские революционные деятели. — Рига, 1958. — С. 144—145; Герои гражданской войны: Сб. — М., 1963. — С. 224. — (Сер. ЖЗЛ).

10. Энциклопедия мысли. — Симферополь, 1997. — С. 473.

11. Словарь крылатых латинских слов. — М., 1987. — С. 807.

12. Роллан Р. Собр. соч. — М., 1954. — Т. 1. — С. 250.

13. Куприянов И.Т. Судьба поэта. — К., 1978. — с. 95.

14. Энциклопедия мысли. — С. 331.

15. Политбюро, Оргбюро, Секретариат: Справ. — М., 1990. — С. 4.

16. Там же. — С. 6.

17. Невідомський Л. О. Дивна планета Колима, де вічно плачуть і співають. — К., 2003. — С. 538.

18. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. — М., 1988. — С. 107.

19. Там же. — С. 198.

20. Могидович И.П., Могидович В.И. Очерки по истории географических открытий. — М., 1984. — Т. 3. — С. 293—297.

21. Білокінь С.І. Масовий терор як засіб державного управління в СРСР. — С. 229; Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. — Симферополь, 1997. — С. 330.

22. Там же.

23. Чекисты: Сб. — С. 266.

24. Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. — С. 331.

25. Білокінь С. І. Масовий терор як засіб державного управління в СРСР. — С. 229.

26. Ананьев Г.А. Котовский. — М., 1982. — С. 133.

27. Там же. — С. 134; Календар-довідник на 1945 рік. — К., 1945. — С. 129.

28. Ленин В.И. ПСС. — М., 1975. — Т. 51. — С. 27—28.

29. ЦГАООУ, ф-1, оп. 20, д. 130, л. д. 218.

30. Шмелев И.С. Солнце мертвых. — М., 1991. — С. 122.

31. Ленин В.И. ПСС. — М., 1965. — Т. 51. — С. 271.

32. ЦГАООУ, ф-1. оп. 20, д. 130, л. д. 171.

33. Страдынь Я.П. Рудольф Удрис и создание метода совместного получения фенола и ацетона // Из истории естествознания и техники Прибалтики. — Рига, 1968. — Т. 1. — С. 203—215.

34. Ховрин Н.А. Балтийцы идут на штурм. — М., 1987. — С. 180—181.

35. Там же. — С. 183.

36. Там же. — С. 184.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь