Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Севастополе насчитывается более двух тысяч памятников культуры и истории, включая античные.

Главная страница » Библиотека » П.П. Фирсов. «Форос»

К истории усадьбы и ее владельцев

В Бурлюке бывало немало незаурядных людей, оставивших след в истории России...

Сразу после присоединения Крыма к России (1783 г.) Бурлюк с прилегающей к нему местностью вместе с другими имениями был пожалован Императрицей Екатериной Великой перешедшему на русскую службу знаменитому в то время греку Стефану Мавромихали, услуги которого России во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. она высоко ценила.

Стефан-бей Мавромихали (1734—1801), представитель одного из самых древних родов Греции, был наследственным старшиной горной области Майна на полуострове Морея на юге Греции (Пелопонес). Вся история этого рода в XV—XVIII вв. — это история борьбы за освобождение от турецкого ига. 49 представителей рода Мавромихали погибли в разное время в борьбе с турками, и уже в наше время, в дни празднования 150-летия независимости Греции, греческая общественность с особой теплотой оказывала знаки внимания этому семейству. И неслучайно одна из главных улиц греческой столицы носит имя Мавромихали.

Стефан Мавромихали — признанный лидер в Греции 1760—1770 гг., — был известен и в России, где его дипломатическая активность простиралась до Петербурга и Москвы. Его имя дважды упоминается на страницах «Истории России» великого русского историка С.М. Соловьева. Однако сейчас в России он почти забыт.

В стратегических планах войны 1768—1774 гг. намечалось воевать с Турцией с двух фронтов: с севера — силами русской армии графа П.А. Румянцева и с юга — силами морской архипелагской экспедиции графа А.Г. Орлова и восставших греков. Восстание греков готовилось исподволь: ему предшествовала серьезная дипломатическая активность сторон. С. Мавромихали имел сношения с членом Коллегии иностранных дел России графом Н.И. Паниным, его посланцы побывали в России и были приняты самой Императрицей. Посол России на Балканах Папазоглю, тоже грек, три месяца «гостил» в Морее в семействе Мавромихали, обещая помощь России в случае возмущения греков.

Стефан Мавромихали выполнил обязательства греческой стороны и, став во главе так называемых «спартанских легионов», поднял восстание против турок. Греки во многом способствовали победам русского флота в архипелаге, в том числе в известных морских сражениях при Наварине и Чесме. За подвиги в архипелаге С. Мавромихали был награжден Большой золотой медалью.

Вместе с тем экспедиция графа А.Г. Орлова не сумела воспользоваться ни плодами своих побед, ни энтузиазмом греков. Русский флот в конце концов вернулся в Россию, так и не достигнув намеченных результатов. Турки же начали проводить репрессии против восставших греков, и многие греческие семьи вынуждены были тогда покинуть свою страну. Массовый исход начался в 1775 г. Ему предшествовал личный визит С. Мавромихали в Россию, встреча с Императрицей, у которой он выхлопотал особые права и привилегии для эмигрантов — беженцев. Он лично осмотрел выделяемые для них земли в Крыму и Причерноморье.

Екатерина II Указом от 28 марта 1775 г. на имя графа Орлова-Чесменского «повелела для водворения их отвести земли в нынешней Екатеринославской губернии и даровать им многие льготы и выгоды...» («Военный энциклопедический лексикон». ч. 1, 1852). Тогда же и чуть позднее грекам разрешено было сформировать из своей среды войско: греческие пехотные полки, батальоны, дивизионы, роты (Балаклавский греческий батальон был упразднен только в 1856 г.).

Во главе этого войска С. Мавромихали продолжил службу России, став деятельным сподвижником Потемкина и Суворова, хотя и имел относительно скромный чин подполковника. В 1793 г. он был награжден орденом Святого Георгия 4 степени. Портрет Стефана Мавромихали, датируемый концом 1790-х гг., хранится в Киеве в Художественном национальном музее Украины и до недавнего времени находился в основной экспозиции. Портрет был научно атрибутирован и описан потомком Стефана Мавромихали, научным сотрудником Государственного Эрмитажа А.В. Пац-Помарнацким (1964)1.

Стефан Мавромихали получил особо богатые поместья в Крыму: на Южном берегу, по рекам Черной, Каче и Альме (включая Бурлюк), городские участки в Симферополе, Севастополе, Евпатории, Феодосии. Там же получили имения и его соратники.

Авторитет Стефана Мавромихали среди всех слоев населения юга России был исключительно высок. Татары называли его «байрактаром», то есть знаменосцем или дословно — «владеющим знаменем». И еще в начале XX века, до революции старики почтительно показывали дом байрактара в любимом имении Стефана — Керменчике (ныне с. Высокое) Бахчисарайского района. Похоронен был С. Мавромихали в Георгиевском монастыре. Недавно местные краеведы будто бы нашли место его погребения и готовят восстановление надгробия.

Он был женат на гречанке Фотинье, урожденной Стамати (?), тоже из известной греческой семьи. Известен его единственный сын Павел Стефанович Мавромихали (1770(?)—1822), который сначала служил на флоте под непосредственным командованием Ф.Ф. Ушаковы, затем перешел на гражданскую службу, став одним из ближайших помощников строителя Одессы герцога А.Э. Ришелье.

П. Мавромихали и А. Ришелье были связаны не только службой, но и дружбой. Сохранились сведения об их переписке после отъезда Ришелье во Францию, когда там реставрировались Бурбоны и Ришелье возглавлял королевское правительство. По выходе в отставку Ришелье стал мечтать о возвращении в Россию и предполагал, как гласят семейные предания, поселиться в мавромихалиевском имении в Чоргуне. Практически одновременная смерть друзей помешала им осуществить это намерение.

П.С. Мавромихали был женат на дочери майора Ксении Эммануиловне Дмитриевой и имел от нее сына Константина (род.1803) и шесть дочерей: Марию (1809), Екатерину (1810), Елизавету (1813), Анну (1814), Александру (1815) и Елену (1816). Сын умер в раннем возрасте, и с ним пресеклась мужская линия этой русской ветви рода Мавромихали, а с дочерей начался процесс духовной и генетической ассимиляции их семьи в многонациональной среде российского общества2.

Семейные предания говорят, что уже перед ними не стоял вопрос о возвращении на родину предков, хотя и обретшую свободу при активном участии их близких родственников во главе с Петром-беем Мавромихали. При этом ассимиляция не означала для потомков забвение своих исторических корней. Последнее подтверждается глубоким интересом, до сих пор живущим во многих потомках Стефана Мавромихали, ко всему, что касается Греции (а ныне в жизнь вступают уже 10 и 11 поколения потомков, считая от Стефана).

С 1830 гг. Бурлюк принадлежал старшей дочери Павла Стефановича и Ксении Эммануиловны Мавромихали Марии Павловне. Она была женой крупного инженера-путейца, генерала К.Н. Анастасьева и славилась выдающейся красотой, образованностью и музыкальностью. Сохранилось предание: что, увидев ее на балу, Николай I восхищенно воскликнул: «Quelle belle race !» («Какая прекрасная порода!»). Ее супружеская жизнь сложилась неудачно, и после рождения старшей дочери она была с мужем в разъезде. В семье было известно, что она покорила сердца нескольких выдающихся людей своего времени. Ее старший сын Александр Константинович Анастасьев достиг наибольших из потомков Мавромихали государственных высот: был губернатором, тайным советником, членом Государственного совета Российской империи.

Когда М.П. Анастасьева жила в Крыму, вокруг нее образовался уникальный музыкальный салон. Она переписывалась со Стасовым, Мусоргским, Балакиревым.

Композитор А.Н. Серов подолгу живал у нее в Бурлюке. Он был страстно влюблен в М.П. Анастасьеву, и только несогласие его родителей не позволило им пожениться (слишком велика была разница в возрасте3, но это лишь подчеркивает особую красоту и богатство внутреннего мира Марии Павловны и, по-видимому, справедливость восторга Императора Николая).

М.П. Анастасьева перестроила Бурлюкский усадебный дом, сделала его двухэтажным. А.Н. Серов называл Бурлюк Приютом или Приютиным. Видно, ему было в Бурлюке очень хорошо.

Затем Бурлюком владела старшая дочь М.П. Анастасьевой — София Константиновна, в замужестве Беловодская (1830—1906). Ее муж Н.Е. Беловодский (1819—1886), из потомственных дворян Полтавской губернии, был майором — он в 1856 г. принимал у союзников Евпаторию, когда они после окончания войны эвакуировались восвояси. С.К. Беловодская не избежала увлечения народничеством и одно время даже находилась под наблюдением полиции. Она была дружна с семьей Перовских. Среди ее главных общественных дел — открытие в Бурлюке начальной школы. Получила известность и ее помощь эстонским переселенцам, прибывшим в поисках лучшей жизни в Крым в 1860-х гг. и ставших героями романа эстонского писателя-классика Вильде «Пророк Мальтсвет». В романе очень колоритно описываются помещики Беловодские из деревни Бурлюк, естественно, совершенно не похожие на расхожие советские стереотипы.

Примечания

1. В.П. Никифоров, А.В. Помарнацкий. «А.В. Суворов и его современники». — Л., 1964, с. 41—42.

2. Государственный архив Крыма (ГАКО). Фонд 49, опись 1, дела 686, 6373, 6596 и 6956.

3. «Крымские каникулы». — Симферополь, 1981, с. 340—356.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь