Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Во время землетрясения 1927 года слои сероводорода, которые обычно находятся на большой глубине, поднялись выше. Сероводород, смешавшись с метаном, начал гореть. В акватории около Севастополя жители наблюдали высокие столбы огня, которые вырывались прямо из воды.

Главная страница » Библиотека » П.П. Фирсов. «Форос»

Массандра — крупнейшее винодельческое предприятие

Слово «Массандра» ассоциируется у многих с прекрасными марочными винами, которые выпускает одно из лучших винодельческих предприятий страны. Продукция его отмечена наградами на международных выставках и конкурсах. 28-ти марочным винам «Массандры» на Международных конкурсах присуждено 2 кубка Гран-при и 148 золотых и серебряных медалей. Этим успехом по праву гордятся крымчане.

История знаменитого винодельческого предприятия началась в 1894 году, когда было принято решение о строительстве Главного массандровского подвала. В конце 1897 года практически все работы были завершены, и в апреле 1898 года комиссия приняла Главный массандровский подвал, шедевр технологической, строительной и архитектурной мысли. На монументальной стройке работало около 2 тысяч человек.

Один из работников завода вспоминал, что каменную работу выполняли русские, турки, греки, а тоннели прокладывали шахтеры Донбасса. Всем каменщикам десятник выдавал в день по 2 бочонка цемента. Если каменщик за рабочий день не расходовал весь цемент или приходил и просил еще, такого работника увольняли. Вот почему было очень высокое качество работы, которое видно и сейчас, хотя прошло с тех пор более 100 лет. Даже сильное землетрясение 1927 года не оставило на этой уникальной постройке никаких следов.

Главный массандровский подвал выстроен в виде семи тоннелей, расходящихся веером из одной соединительной галереи. Длина каждого тоннеля составляет примерно 150 метров, ширина 4—5 метров. Большой слой грунта над тоннелями, в начале 5—6 метров, в конце — 53, создает в течение года практически постоянную температуру 14—15,5°, которая считается лучшей для выдержки десертных вин. Оборудованный по последнему — по тем временам — слову техники, подвал обошелся Удельному ведомству более чем в 1 млн. руб.

Почти сорок лет Главный массандровский подвал удовлетворял нужды крымского виноделия, но объемы производства увеличивались, и пришло время расширяться.

Строительство нового завода было предусмотрено на той же площади, где находится Главный подвал. Работы, начатые в 1938 году, были прерваны войной. Массандровцам пришлось решать чрезвычайной важности проблемы: как спасти результат огромного труда тысяч людей и, прежде всего, лучшие элитные вина — Мускат, Токай, Пино-Гри и другие — от гибели. Вино в бочках, бутылках вывозилось морем, по железной дороге в Тбилиси, Баку, Куйбышев и другие города. Оставшееся в Массандре вино было уничтожено. В это трагическое время даже воздух в Ялте стал пьянящим, а морская вода в голубой ялтинской бухте стала розовой.

Начатое строительство новой части завода было закончено только после войны, в 1955 году. Главный массандровский подвал, построенный в 1897, и новый завод сегодня представляют собой огромное уникальное сооружение, называемое Головным заводом производственно-аграрного объединения «Массандра». О том, с чего начиналась его история, напоминают сегодня две мемориальные бронзовые доски в вестибюле. На одной из них, установленной в год окончания строительства подвала, отлиты слова:

«1894—1897 гг.

В благополучное царствование Государя Императора Николая II по распоряжению Начальника Главного Управления Уделов Князя Леонида Дмитриевича Вяземского при Управляющем удельными имениями «Массандра» и «Ай-Даниль» В.Н. Качалове сооружен сей подвал гражданским инженером А.И. Дитрихом с подрядчиком инженером путей сообщения С.Н. Чаевым, предварительный проект составлен гражданским инженером В.Н. Чагиным».

Удивляет, что на этой мемориальной доске нет фамилии знаменитого винодела князя Льва Сергеевича Голицына, который принимал самое активное участие в строительстве подвала. Независимость суждений, характер князя, неподвластный никаким авторитетам, его большая самостоятельность и слишком активная деятельность, видимо, не нравились чиновникам. Долгое время имя его пребывало в забвении.

Но, отдавая дань справедливости, в знак уважения к замечательному виноделу, отдавшему немало сил и энергии строительству подвала, с благодарностью за вклад в развитие русского виноделия в 1962 году рядом с первой мемориальной доской была установлена вторая:

«Место строительства завода с учетом технологических требований хранения и обработки вина выбрал Главный винодел Удельных имений Крыма Лев Сергеевич Голицын».

Занимая должность главного винодела, Голицын со свойственной ему энергией много работал над повышением качества крымских вин.

Крымские виноградники времен Голицына не отличались «чистотой». Местных садовладельцев не особенно беспокоило то, что среди лоз известного сорта попадались в одиночку или группами лозы других сортов. Виноград от этих лоз, особенно пахучих сортов — Алеатико, Аликант или Изабелла, попадая в виноматериал, придавал винам «крымский мускатный вкус», считавшийся общим недостатком столовых крымских вин. По указанию князя Л.С. Голицына, во всех удельных хозяйствах в течение нескольких лет велась работа по культивированию строго определенных сортов винограда. В 1890-х годах эти работы были закончены.

Такое приведение винограда к полной однородности составило заслугу князя Голицына.

Но долго поработать в должности Главного винодела имений творцу русских вин Л.С. Голицыну не пришлось. Закончился его контракт, а новый подписывать с ним не захотели. Лев Сергеевич попросил расчета. В связи с этим интересен следующий факт.

При назначении на должность Главного винодела имений Л.С. Голицын в условиях работы оговорил, что его зарплата будет зависеть от реализации вина. В начале его деятельности в год продавалось 300—350 тысяч бутылок вина. Через два-три года продажа значительно увеличилась, и сумма, заработанная Л.С. Голицыным, получалась внушительная — 100 тыс. рублей. Гордый князь отказался использовать эти деньги для себя и внес их в Министерство земледелия. С процентов от этой суммы по его распоряжению должны были выдаваться ежегодные премии за лучшие достижения в области виноградарства и виноделия. Эти премии, получившие имя Александра III, регулярно выдавались лучшим виноградарям и виноделам России вплоть до начала Первой мировой войны.

История русского виноградарства и виноделия неразрывно связана с именем Льва Сергеевича Голицына. Прекрасный специалист, он создавал не только новые сорта вин, но и собственное шампанское, качеством которого были потрясены члены жюри на Всемирной выставке в Париже 1900 года. Шампанское князя Л.С. Голицына, затмив продукцию знаменитой фирмы «Моэт-Шандон», завоевало тогда высшую награду — престижный кубок Гран-при.

Князь Л.С. Голицын принадлежал к знаменитому древнему дворянскому роду, представители которого на протяжении веков снискали славу служением своему Отечеству. Гордился своими предками и Лев Сергеевич.

Его прадедом был князь Сергей Федорович, бывший кавалером четырех высших российских орденов: Св. Георгия, Александра Невского, Св. Владимира I степени и Св. Андрея Первозванного, а также двух польских: Св. Станислава и Белого Орла. Сергей Федорович был женат на родной племяннице князя Г.А. Потемкина-Таврического Варваре Васильевне Энгельгардт.

Среди десяти их сыновей был дед Льва Сергеевича — Григорий Сергеевич, крестник Екатерины II и Потемкина, тайный советник, генерал-адъютант, управляющий военной канцелярией Императора Павла, военный губернатор Урала.

У Григория Сергеевича было семь сыновей, и среди них отец Льва Сергеевича — Сергей Григорьевич, по прозвищу «Фирс», как прозвали его дети графа Чернышева.

Граф В.А. Соллогуб в своих воспоминаниях приводит по этому поводу рассказ самого Сергея Григорьевича.

Однажды князь С.Г. Голицын пришел в дом генерала, где его, как всегда и везде, приняли с большим удовольствием. «Вхожу. Графинюшки бегут ко мне навстречу: «Здравствуйте, Фирс! Как здоровье ваше, Фирс! Что это вы, Фирс, так давно не были у нас? Где это вы Фирс пропадали?»... Я до смерти перепугался. «Помилуйте, — говорю, — что это за прозвище? К чему? Оно мне останется. Вы меня шутом делаете. Я офицер, молодой человек, хочу карьеру сделать, хочу жениться и — вдруг Фирс».

А барышни смеются: «Все это правда, да мы не виноваты, что вы Фирс». Пошел Голицын к графине, но и она назвала его Фирсом. Решил пойти к графу.» Слышал, — отвечает мне серьезно граф. Это обстоятельство весьма неприятное — я об нем много думал. Ну что же тут прикажете делать, любезный князь! Вы сами в том виноваты, что вы действительно Фирс».

Я опять бегу к графинюшкам. «Да ради бога, растолкуйте, наконец, что же это все значит?»... А они смеются и приносят книгу, об которой я никогда и не слыхивал:» Толкователь имен». «Читайте сами, что означает имя Фирс». Читаю... Фирс — человек рассеянный и в беспорядок приводящий. Меня, как громом, всего обдало. Покаялся. Действительно, я Фирс. Есть Голицын рябчик, других Голицыных называют куликами. Я буду Голицын Фирс». Так и остался Сергей Григорьевич с этим прозвищем.

По отзывам современников, был он одним из остроумнейших, приятнейших собеседников своего времени, прекрасным рассказчиком, хорошо образованным человеком, любившим при этом шутки и розыгрыши. Граф В.А. Соллогуб характеризовал его так: «В сущности, Фирс человек был серьезный, хороший муж, обожаемый отец, хозяин, ни в какие крайности не вдавался, но сохранил до конца жизни не измененную годами свою веселость и обворожительность.

После женитьбы на графине Езерской он поселился в окрестностях Варшавы, и лучшим его надгробным словом может служить то, что в трудные политические времена он умел снискать дружеское расположение поляков, сохранив нетронутым все свои дружеские сношения с русскими. Этот человек действительно имел какую-то притягательную силу, какой-то дар обаяния».

Добрые, приятельские отношения связывали Сергея Григорьевича с композитором М.И. Глинкой. Михаил Иванович вспоминал: «Знакомство с князем С.Г. Голицыным имело важное влияние на развитие моих музыкальных способностей. Он был милый, веселый, подчас забавный человек — хорошо знал музыку и пел очень приятно прекрасным густым басом. Я был тогда чрезвычайно застенчив, он умел ободрить меня и ввел в круг молодых людей высшего тона. Благодаря его дружескому участию, я приобрел много приятных и полезных знакомых...»

На слова князя Голицына композитор написал романсы «Разочарование», «Где ты, о первое желание» и многие другие. Вот один из известных романсов князя С.Г. Голицына, написанный в 1828 году. Называется романс «Скажи, зачем».

Скажи, зачем явилась ты
Очам моим, младая Лила,
И вновь знакомые мечты
Души заснувшей пробудила?
Скажи, зачем? Скажи, зачем?

Скажи, зачем? Но погоди,
Хочу продлить я заблужденье
Удар жестокий отврати —
Удвоишь ты мое мученье
Сказав — зачем, сказав — зачем.

Над страстию моей шутя,
Зачем с ума меня ты сводишь?
Когда ж любуюсь на тебя,
Ты взор с холодностью отводишь,
Скажи, зачем? Скажи, зачем?

Скажи, зачем? Но погоди,
Хочу продлить я заблужденье
Удар жестокий отврати —
Удвоишь ты мое мученье
Сказав — зачем, сказав — зачем.

Теплое чувство к другу юности М.И. Глинка сохранил до конца жизни. В.А. Соллогуб отмечал в своих воспоминаниях: «Я думаю, что Глинка редко кого так любил, как Фирса Голицына. Даже когда Глинка состарился, лицо его, обыкновенно пасмурное, освещалось при имени Фирса доброю улыбкою, и глаза его искрились хорошею, нежною веселостью».

Хорошо знал князя С.Г Голицына и А.С. Пушкин. В письмах и воспоминаниях современников отмечены частые встречи Пушкина и князя Голицына. В обществе А.А. Дельвига, П.А. Вяземского, Олениных, А.О. Смирновой-Россет рассказал Сергей Григорьевич о тайне «3 счастливых карт», якобы рассказанной ему княгиней Н.П. Голицыной, который использовал Пушкин в «Пиковой даме». О князе, который был в ту пору поклонником красавицы А.О. Россет, Пушкин написал шуточные стихи.

Полюбуйтесь же вы, дети,
Как в сердечной простоте
Длинный Фирс играет в эти
,
Те, те, те и те, те, те.

Черноокая Россети
В самовластной красоте
Все сердца пленила эти
,
Те, те, те и те, те, те.

О, какие же здесь сети
Рок нам стелет в темноте:
Рифмы, деньги, дамы эти
,
Те, те, те и те, те, те.

История этих стихов А.С. Пушкина связана с реальными событиями.

Летом 1830 года поэт был на Крестовом острове у своего друга барона А. Дельвига. Вечером на одной из дач собралось большое общество, играли в банк. В это время зашел молодой человек очень высокого роста, закутанный в широкий плащ. Не снимая ни шляпы, ни плаща, он вошел в комнату и остановился за спиной одного из играющих. Два дня до этого вечера в том же обществе Голицын выиграл около 1000 руб., но деньги остались у банкомета, державшего теперь банк. Голицын простоял несколько минут, потом взял со стола карту, бросил на стол и крикнул: «Ва-банк!»

Все подняли глаза и увидели князя Голицына. Банкомет отвел его в сторону и спросил: «Да ты на какие деньги играешь? На эти или на те?» Под «этими» он подразумевал ставку нынешнего вечера, а под «теми» свой долг.

Голицын ответил: «Это все равно: и на эти, и на те, те, те». Пушкин слышал ответ Голицына, «те, те, те» его очень позабавило, и он тут же написал стихи.

Ростом князь С.Г. Голицын выделялся среди окружающих, и этот факт постоянно являлся причиной шуток товарищей. Однажды в театре ему стали кричать: «Садитесь, садитесь». Тогда он встал и сказал своим громовым басом: «Вот это я стою» — и, сев, сказал: «А вот это я сижу».

Эти и многие другие воспоминания современников дают представление о веселом и легком характере Сергея Григорьевича Голицына, покровителя искусств, открывателя молодых талантов.

У князя Сергея Григорьевича было три сына и три дочери. Один из сыновей — Лев Сергеевич — достойный представитель старейшего дворянского рода, ставший известным виноделом.

К, сожалению, на Льве Сергеевиче мужская линия его семьи прерывается. Последней представительницей прямых потомков Л.С. Голицына является его правнучка Татьяна Александровна Глонти, внучка его дочери Софьи.

Последние годы она живет в Новом Свете, где родилась сама и где появлялись на свет знаменитые голицынские вина. Из окон ее квартиры на четвертом этаже хорошо видна чудесная Новосветская бухта, гора Хоба-Кая, под которой ее прадедом было оборудовано хранилище вин и гостевая площадка. Татьяна Александровна окружена вниманием и заботой жителей поселка, которые любовно называют ее «наша новосветская княгиня». Представительница знатных российских родов Голицыных и Трубецких, она бережно хранит память о дорогих и близких ей людях. За плечами долгая и порой нелегкая жизнь, которая, к счастью, продолжается. У Татьяны Александровны есть мечта побывать в Париже и посетить знаменитое русское кладбище Сент-Женевьев-де Буа, где похоронены ее родственники.

Т.А. Голицына-Глонти интеллигентна, умна, чрезвычайно гостеприимна. Как и ее известные предки, она прекрасная рассказчица, обладающая тонким чувством юмора и доброжелательностью. Она любит ромашки и, конечно, шампанское «Новый свет».

Новый свет... здесь все напоминает о знаменитом на весь мир создателе русского шампанского. Не только завод, но и неординарная личность князя всегда привлекали к Новому свету внимание многочисленных путешественников. Интересные воспоминания о хозяине Нового света оставил известный издатель М.В. Сабашников, посетивший Крым в 1901 году: «Князь был словоохотлив и принадлежал к тем говорунам, которым нужны лишь слушатели... При моей молчаливости это было ему на руку... Преимущественно же предавался он рассказам анекдотического характера — потешные инциденты на всемирных выставках, на которых он неизменно был в жюри по присуждению наград за лучшие вина, как он выпустил неожиданно для министра двора «коронационное» шампанское, как принимал у себя царя, как споил экскурсантов из Никитского сада, как на Тверской почти рядом с домом генерал-губернатора, в своем винном магазине собирается с осени устроить политический файф-о-клок, но не чайный, а винный (five-o'clock — чай между вторым завтраком и обедом, здесь: устроить чай. — Примечание авторов.)

Время на княжеской террасе мчалось незаметно, и так же незаметно опорожнялись стаканчики то одного, то другого вина.

При моей непривычке много пить я боялся оскандалиться, однако все мои попытки прекратить беседу и дать тягу ни к чему не вели. Князь решительным жестом всякий раз усаживал меня на место. Мы, мол, только еще приступили к изучению его вин, остается испробовать такие-то и такие-то вина, а затем пойдем осматривать хозяйство, когда спадет жара.

Самое замечательное, что мы осмотрели, — это подвал. Он вырублен в скале узкими, длинными, вьющимися, как мне показалось, коридорами. Они вызывали во мне воспоминания о киевских пещерах. В самом деле, при входе нам дали огарки. Время от времени коридор расширялся, но в этих местах стояли не гробы с мощами, а полки с лежащими бутылками. Иногда на особых столиках стояла откупоренная для пробы бутылка со стаканчиками. Затейливая мысль князя задумала, чтобы этот подземный лабиринт имел выход в прибрежном гроте, у самого морского прибоя... Утром в княжеской пролетке меня отвезли в Судак. В ноги мне положили кулечек с бутылками».

В этом рассказе весь князь Л.С. Голицын, увлекающийся, щедрый человек, о котором за его все же резкий и излишне прямолинейный характер при жизни и после его смерти ходило немало легенд. Но легенды легендами, а дело делом. Князь Л.С. Голицын доказал, что в России можно выращивать винный виноград, производить из него прекрасное вино и даже продавать его за границу.

Л.С. Голицын не увидел полного воплощения своей мечты, но ученики довели его дело до конца. В течение нескольких поколений виноградари и виноделы Крыма установили и отшлифовали тот ассортимент винограда, который необходим для изготовления качественных марочных вин, которые выпускает сегодня объединение «Массандра».

К 150-летию со дня рождения Л.С. Голицына на заводе открыт его бюст, изготовленный из белого мрамора и поставленный на красивые оригинальные постаменты из диорита и гранита.

Для научных и учебных целей Л.С. Голицын многие годы собирал лучшие отечественные и зарубежные образцы вин, которые могли бы служить эталонами. Незадолго до смерти в 1915 году он подарил свою уникальную коллекцию «Массандре». И сегодня эти вина с прекрасными вкусовыми качествами являются ценнейшими экспонатами одной из самых больших коллекций мира.

В одной из ниш знаменитой массандровской коллекции хранятся образцы из личной коллекции князя. Старинные бутылки, покрытые вековой пылью, наполненные живым вином, завораживают, восхищают, удивляют! Среди уникальных экспонатов — мускат «Новый свет». Это вино представлено тремя оригинальными фигурными бутылками с фамильным гербом рода князей Голицыных. Интересны и образцы вина херес «Селектет» урожая 1840 года, «Куш-Кая» (соколиная гора) урожая 1900 года, «Седьмое небо» 1880 года и другие.

В 1897 году в Главном Массандровском подвале было сооружено специальное хранилище коллекционных вин, состоящее из девяти галерей, одна из которых носит название «Миллионная». Лучшие отечественные и зарубежные вина коллекции можно увидеть во время экскурсии по «Массандре», которая является популярным экскурсионным объектом.

Здесь можно не только видеть, но и дегустировать восхитительные массандровские вина. И, если перед кем-то еще стоит вопрос пить или не пить, приезжайте, не раздумывая, в Массандру и попробуйте прекрасные вина, приготовленные для вас с любовью трудолюбивыми и талантливыми специалистами.

В связи с дегустацией массандровских вин вспоминается известный юмористический рассказ А.И. Куприна, «Винная бочка», написанный им в 1914 году.

В те годы бархатным сезоном был не сентябрь, как это принято сейчас, а ранняя весна, когда все побережье превращается в огромный бело-розовый сад цветущих яблонь, миндаля, персиков, вишен, слив, абрикосов. Именно это время, которое длилось не более месяца, было самым желанным для местных жителей.

В Ялту приезжала знатная и богатая публика, которую не интересовали цены, приезжала она, чтобы себя показать и на других посмотреть, блеснуть нарядами, завязать выгодное знакомство. Именно в такой роскошный бархатный сезон собралось большое общество, кто верхом, кто в экипажах, на дегустацию в знаменитые массандровские подвалы.

Почти все служащие удельного ведомства встречали гостей, «...все они наперерыв старались показать компании все, что есть в Массандре достопримечательного: тоннель, проходящий чуть ли не за версту в глубь горы, где температура зимой и летом стоит одинаковая, не колеблясь даже на сотую градуса, полтора миллионов бутылок разных вин, уже вполне готовых для продажи. Они стоят по обеим сторонам тоннеля в виде массивных, бесконечных призм, бочки для купажа, имеющие в себе более тысячи ведер, с днищами в два человеческих роста вышиной. Потом показали им весь сложный процесс мытья бутылок, наполнения, закупоривания, запечатывания, вплоть до наклейки ярлыка; все это быстро, бесшумно, с непостижимой механической ловкостью исполнялось многими десятками работников и работниц, одетых в одинаковые тиковые полосатые передники».

После этого началось, как пишет А.И. Куприн, самое интересное — дегустация. Пили столовые и десертные вина, потом вина ароматные, портвейн, херес всевозможных наименований, мускаты и наливки. В заключение дегустации всем предложили выдержанное вино шестьдесят третьего года!

К этому времени трезвых среди компании уже не было. И все бы ничего, но внимание одной из дам привлекла тысячеведерная огромная бочка, которая была пуста, а внизу ее днища находилось квадратное отверстие. Дама поинтересовалась, для чего там дырка? Ей объяснили, что сквозь это отверстие пролезает человек, чтобы вычистить бочку изнутри, так как на стенках остается осадок. Один из рабочих ловко пролез через отверстие и через минуту вернулся обратно.

Один из развеселой этой компании, товарищ прокурора из Петербурга, желая заслужить благосклонность дамы, решил проделать такой же путь. Влезть в бочку молодой человек смог, а вот выйти назад, не получалось. Из бочки стали доноситься нечеловеческие звуки. Старший винодел, понимая, что в бочке нет свежего воздуха, а только винный угар, обеспокоился затянувшейся шутке.

Время от времени в квадратном отверстии бочки показывалось бледное, вспотевшее лицо героя, бормотавшего что-то нечленораздельное, давали о себе знать винные пары.

Послали на помощь рабочего, который с прежней ловкостью влез в бочку, чтобы изнутри вытолкнуть беднягу. Но и из этого ничего не вышло. Решили раздеть неудавшегося героя, предложив дамам и кавалерам удалиться. Но и почти голый несчастный никак не мог вылезти из бочки. И только после того, как его смазали машинным маслом, мучения его закончились, он выскочил, наконец, из злополучной бочки. Голый, пахнувший нефтью, весь в ссадинах и кровоподтеках, еле стоя на ногах, с головой, не державшейся на слабой шее, прокурор представлял жалкое зрелище.

Так печально закончилась для него дегустация чудесных массандровских вин и так хорошо и многообещающе начавшийся отдых в Ялте. Утром, разбитый, со страшной головной болью, терзаемый жгучим стыдом, он собрал свои вещи и первым попавшимся пароходом покинул Ялту.

Конечно, этот юмористический рассказ А.И. Куприна может послужить уроком для не знающих меры любителей спиртного, напоминая, что уменье пить, не всем дано, что уменье пить — искусство.

Одних вино зовет в полет
Других сшибает сходу...
...Несет вино и яд, и мед,
И рабство, и свободу.

Так писал азербайджанский поэт, просветитель Мирза Шафи Вазех.

Посмеявшись над забавной ситуацией, в которую попал герой рассказа «Винная бочка», продолжим наше знакомство с историей Массандры.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь