Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Дача Горбачева «Заря», в которой он находился под арестом в ночь переворота, расположена около Фороса. Неподалеку от единственной дороги на «Зарю» до сих пор находятся развалины построенного за одну ночь контрольно-пропускного пункта.

Главная страница » Библиотека » Н.А. Шефов. «Россия и Крым. Пять столетий борьбы»

Под стягом России

С самого начала Освободительной войны Хмельницкий предложил подданство русскому царю Алексею Михайловичу и совместный поход против Польши. Гетман стремился перенести русско-украинские отношения в область морали, где действуют не материальные интересы, а высшие духовные принципы борьбы за правое дело. Этим сильным стратегическим ходом Хмельницкий выявлял единство целей России и Украины, обозначая их как воплощение в жизнь исторического воспоминания о едином для восточных славян православном отечестве. В апреле 1649 года в беседе с русским послом Унковским гетман заявил: «От Владимирова святого крещения одна наша благочестивая христианская вера с Московским государством и имели едину власть. А отлучили нас неправдами и насилием лукавые...»

Но в Москве, связанной союзом с Варшавой, отнеслись к альянсу казаков с Крымом настороженно и решили посмотреть на дальнейшее развитие событий. Гетману очень хотелось втянуть Московское государство в войну с Польшей. После Зборовского договора он досадовал на то, что царь не оказал прямой военной поддержки казакам. Те открыто говорили московским гонцам так: «Мы пойдем на вас с крымцами. Будет у нас с вами, москали, большая война за то, что нам от вас на поляков помощи не было».

Между тем, подобные угрозы скорее представляли обычный шантаж и запугивание. Несмотря на давление крымцев, для которых русско-украинский конфликт был весьма желателен, Хмельницкий не согласился с их предложениями осуществить нападение на российские земли. Война с Россией лишала гетмана свободы внешнеполитического маневра, компрометировала казаков в глазах православной Москвы и загоняла Украину в рамки крымско-турецкого вассалитета. Следствием отказа гетмана от антироссийской направленности крымско-украинского союза стало прекращение, начиная с 1648 года, крупных крымских вторжений в русские земли.

В этот период усиливаются связи между Россией и Украиной. Русская граница служила повстанцам надежным тылом, куда они могли отойти в случае неудачи. На юго-западных окраинах Российского государства активно расширяется район украинских поселений — Слободская Украина, с центром в Харькове, ставшем базой повстанческой борьбы с поляками. Крепнет культурно-религиозное единение. Проводимая в те годы в Москве церковная реформа Никона по устранению различий между российским и греческим вариантами православия облегчала духовное единение России с Украиной, где действовали церковные традиции греков.

В ответ на многочисленные просьбы представителей украинского народа о подданстве царь Алексей Михайлович созвал в 1651 году Земский собор. Вопрос был непростым. Переход Украины в состав России вел к войне Москвы с Польшей, что многие члены собора считали нецелесообразным по причине имевшегося с поляками мира, а также материальных осложнений. Свежа была и память о действиях украинских казаков в прежних русско-польских войнах.

Вначале Москва пыталась защитить Хмельницкого путем переговоров с Варшавой. Но тщетно. Тем временем на первый план вышел османский фактор — возможность перехода Хмельницкого в подданство Турции. Это не только роняло международный престиж России как защитницы православия, но и вело к появлению близ Курска и Харькова границ Османской империи. Такая метаморфоза существенно приближала к российским центрам рубежи крымских нападений. Для войск ханства открывалась удобная возможность беспрепятственно обойти с северо-запада Белгородскую черту и прорваться с украинской территории в центральные русские земли.

1 октября 1653 года Земский собор в Москве принял решение: «Чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии изволил того гетмана Богтана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку для православные християнские веры и святых божиих церквей»1.

Таков стал ответ Москвы на действия Речи Посполитой, а также геополитические планы Крыма и Турции. Это была большая победа Хмельницкого, который выиграл войну на территории морали.

К гетману прибыло посольство во главе с боярином Василием Бутурлиным. 8 января 1654 года в украинском городе Переяславе состоялась общая Рада, на которой граждане Украины единогласно присягнули московскому царю. «Боже, утверди! Боже, укрепи! Чтоб мы вовеки все едино были». Так звучали заключительные слова народной клятвы.

В отличие от Турции, собиравшейся принять присягу за украинский народ от его старшин и гетмана, т. е. верхов, Москва в январе—феврале 1654 года пошла на беспрецедентный в то время вариант широкого и свободного волеизъявления населения. Представители русского посольства, получив от гетмана перечень 177 городов и местечек, стали выезжать на места для приведения к присяге населения. По имеющимся данным, присягнуло 127 338 человек — глав семейств. Если учесть, что семьи тогда состояли в среднем из 5—6 человек, а на территории, где проходила присяга, ориентировочно проживали около 1 млн человек, то подавляющая часть жителей освобожденных земель высказалась за единство с Россией.

По договору с Москвой Украина сохраняла местное самоуправление, свое войско. Число реестровых казаков было доведено до 60 тыс. В освобожденной Украине было полностью уничтожено польское господство. В то же время на украинских землях, остававшихся под владычеством Польши, продолжал господствовать произвол шляхты, где барщина достигала 5—6 дней в неделю. Так совершилось воссоединение двух частей Древней Руси — Украины с Россией. Следствием этого стала война Русского государства с Польшей, а затем с Крымом и Турцией.

События в Переяславе, означавшие, что Украина ускользает из рук Крыма и Турции, вызвали резкое раздражение в Бахчисарае. Там действия казаков посчитали неблагодарным вероломством по отношению к ханству. Ислам-Гирей высказал Хмельницкому свое негодование по поводу того, что гетман «ломает присягу» с ханом, который целых 7 лет оборонял Украину от поляков, а ее лидер даже не известил союзника, когда присягал России.

Внешнеполитический маневр гетмана нарушал прежнюю конструкцию и ставил Крым перед неприятным фактом — российские рубежи выдвинулись теперь за Днепр и нависли с севера над территорией ханства. Получалось, оно семь лет воевало, чтобы получить подобный сдвиг. В этой ситуации перед Крымом открывалось два пути. Первый означал превращение крымско-украинского союза в крымско-украинско-русский. Данный вариант встречал в Москве и Киеве полную поддержку. Другой путь — постараться оторвать Украину от России, заключив союз с Речью Посполитой.

Некоторые представители крымских элит (в основном мурзы ногайских улусов) были противниками разрыва с Хмельницким, союз с которым давал им стабильный источник обогащения. Но внешнюю политику ханства определяли не только интересы грабежа. Объединение сил России с Украиной создавало угрозу безопасности Крыма. Его знать испытывала беспокойство перед усилившимся северо-восточным соседом, чьи территориальные владения теперь еще теснее соприкасались с границами ханства. Подобные настроения явно перевесили вопросы сиюминутной выгоды. Крымское руководство склонилось к союзу с Речью Посполитой. Смерть Ислам-Гирея в июне 1654 года несколько задержала этот курс на поддержание баланса сил. Его реализацией занялся уже новый хан Мухам-мед-Гирей IV.

Союз с Крымским ханством выводил Речь Посполитую из международной изоляции, став для нее спасательным кругом. Русским подобный альянс сильно затруднил проведение активной наступательной политики. Получив поддержку Крымского ханства, Польша осенью 1654 года начала наступление на Правобережной Украине.

Крымское руководство тем временем попыталось оторвать Хмельницкого от Москвы. Так, в грамоте гетману от 5 октября мурза Карач-бей писал: «...как были мы братьями и приятелями вашими, так и теперь того не изменим. Только твоя милость знаешь, что Москва мой неприятель, а ты теперь с Москвой побратался... Если с королевской стороны будет какая-либо причина, мы с королем братство разорвем и к вам на помощь придем... только отступи от Москвы». Хмельницкий на подобную сделку не пошел.

В январе 1655 года русско-украинская армия во главе с гетманом Богданом Хмельницким и воеводой В.Б. Шереметевым (25 тыс. человек) двинулась на выручку Умани. Ее осаждали польские войска гетманов С. Лянцкоронского и С. Потоцкого (менее 20 тыс. человек) и крымские отряды Каммамбет-мурзы и царевича Менгли-Гирея (30 тыс. человек). Опасаясь попасть в клещи, поляки сняли осаду и выступили навстречу Шереметеву с Хмельницким. Решающее сражение произошло под Ахматовом (к югу от Житомира) 19—22 января 1655 года. Битва проходила в жестокую стужу, отчего место брани получило название Дрожи-поле.

Из-за численного превосходства польско-крымского войска Шереметев с Хмельницким выбрали оборонительный вариант. Они построили укрепление из повозок (табор) и отбивались там четыре дня. Поляки несколько раз врывались в табор, но были отбиты в рукопашной схватке. Крымцы берегли силы, не тратя их на кровопролитный штурм и выжидая исхода сражения. Их роль свелась к блокаде подходов к русско-украинскому лагерю, что лишило его помощи извне. По свидетельству командующего польским авангардом С. Чарнецкого: «Если бы татары нам хотя бы своим обычным алалаканьем помогли, несомненно бы мы Украину успокоили вечным покоем. Я неоднократно посылал к татарам гонцов, затягивая их к прислуге и помощи, пусть бы только гуком и криком работали».

В конце концов, противоборствующие армии, понеся тяжелые потери, разошлись каждая в свою сторону. Русско-украинская отошла к Белой Церкви, где стояло московское войско воеводы Ф.В. Бутурлина. Польская — в район Брацлава. Польский историк Коховский, раненный в той битве, вспоминал: «...печальный вид еще представлялся очам: пешаки и челядь, утратив дух от необычайного мороза, одни еще брели тяжелым шагом с обмороженными ногами, засыпанные снегом, другие лежали промеж войска то здесь, то там. От лютой погоды войско наше потерпело больше, чем от неприятеля». Польско-крымское наступление на Украину было остановлено.

После отхода главных участников сражения крымские отряды занялись грабежом окрестных мест и, ополонившись, ушли в Дикое поле. На смену им к полякам прибыли из Крыма более крупные силы во главе с калгой. Но эта помощь подоспела, когда началась распутица, которая препятствовала военным действиям. Они были отсрочены по просьбе польской стороны до лета 1655 года.

До того времени крымские войска должны были находиться при польском лагере и «отдыхать», «кормясь» за счет украинских селений на правом берегу Буга. Но уже к концу марта крымское войско разграбило места своей дисклокации. Оставшись без провианта, оно засобиралось домой, куда привело крупный полон. В тот период Крым был переполнен полоняниками. Впрочем, и спрос на них в Турции был тогда высокий. Турецкий флот, уничтоженный в морских сражениях с венецианцами, нуждался в новых галерах. А те, соответственно, в значительном числе гребцов.

Польша, сосредоточившая все силы на борьбе за украинские земли — важнейший источник обогащения ее олигархии, ослабила защиту своих коренных территорий. Это привело к печальным для нее результатам. 8 июля 1655 года на Польшу напала Швеция, войска которой без особого труда заняли Познань, Варшаву, а в октябре и Краков.

Одновременно, в июле—ноябре 1655 года, состоялся поход на Львов русско-украинской армии под командованием гетмана Б.М. Хмельницкого и воеводы В.В. Бутурлина. Союзники прошли территорию Правобережной Украины и вступили в Галицию. 18 сентября они подошли к Львову. 19 сентября русско-казацкий авангард под командованием воеводы Г.Г. Ромодановского разбил у Гродка находившуюся в окрестностях Львова польскую армию гетмана С. Потоцкого. Победителям достался бунчук гетмана и польский обоз. Несмотря на это поражение, львовский гарнизон не сдался. Осада затянулась. Тем временем Хмельницкий и Бутурлин направили часть сил на Люблин, который был взят 20 октября.

Для предотвращения возможного удара в тыл союзникам со стороны Крымского ханства была осуществлена периферийная операция — на побережье Крыма напали донские казаки. Они осадили Керчь и разграбили Судак. В результате значительная часть крымских войск оставалась на полуострове до сентября 1655 года. Лишь когда начавшиеся морские штормы вынудили казаков прекратить нападения, основные крымские силы во главе с Мухаммед-Гиреем (до 100 тыс. человек) выступили в поход.

Крымские войска растеклись по оставшемуся без защиты Правобережью. Угроза русско-украинским тылам вынудила Хмельницкого и Бутурлина снять львовскую осаду и двинуться обратно на восток. Теперь они развернулись фронтом против основных сил хана, которые направлялись к Львову.

8 ноября русско-казацкий авангард достиг местечка Озерная (Тернопольская область). Здесь путь ему преградили вышедшие в данный район передовые части крымцев. Их атака была отбита. На следующий день к Озерной подтянулись главные силы русско-украинских войск, которые стали переправляться на другой берег реки. К тому времени здесь уже появилась армия Мухаммед-Гирея. Стремясь использовать возникшее на переправе разделение русско-украинских сил, хан атаковал их, чтобы разбить по частям.

В отчете В.В. Бутурлина отмечалось: «на обозы наши присылал хан многих людей и велел ударить со всех сторон, спереду на обоз гетмана Богдана Хмельницкого, а с левой стороны на обоз товарыща моево, окольного и воеводы Андрея Васильевича Бутурлина, а позади на мой... и товарыща моево стольника и воеводы князь Григорья Ромодановского на обоз, что обозы наши у переправы разорвать». Бой длился весь день. Войска Хмельницкого и Бутурлина отстояли переправу, отбив нападение ханской армии.

Переправившись «все в целости», союзники 11 ноября собрались вместе. Но крымская конница продолжала блокировать им путь на восток. В тот же день к Хмельницкому прибыли послы Мухаммед-Гирея. Они потребовали от гетмана разорвать союз с Москвой, выдав русское войско на расправу крымцам. Послы получили категорический отказ. По свидетельству Бутурлина, Хмельницкий и его полковники «говорили, что они нас... с государевыми ратными людьми не выдадут и головы свои положат за нас».

Тогда хан вновь атаковал союзников. Но легковооруженные войска крымцев не могли противостоять огню артиллерии. Понеся крупные потери, они отступили. Без польской пехоты крымская конница не обладала ударными возможностями. Продолжение ею атак укрепленных позиций было равносильно суициду. Мухаммед-Гирей не стал повторять опыт Молодей и прекратил бой. Русско-украинские части практически не пострадали: «государевых ратных людей убитых нет и з бою разошлись в целости, а ранено... во всех полках двадцать человек». Урон же крымцев в сражении у Озерной составил 10 тыс. человек.

Не имея возможности одолеть в союзников в бою, Мухаммед-Гирей вновь попытался оказать давление на Хмельницкого. Он пригласил гетмана к себе лагерь для переговоров. На встрече правитель Крыма потребовал, чтобы украинский лидер порвал с Россией. Гетман решительно отказал. По сведениям историка Д. Бантыш-Каменского, хан стал упрекать Хмельницкого в учиненном им с московитянами, а не с крымцами, союзе против поляков. Гетман со своей стороны напомнил об измене крымцев при Берестечке и Жванце. Тогда Мухаммед-Гирей заговорил о великой силе татар, которые под предводительством Батыя заставили трепетать Россию, Польшу и Германию. В ответ Хмельницкий достойно заметил: «Ужели ты думаешь меня, хан, подобно хлопца малоумнаго, устрашить. Ведаю, что татарския царства: Сибирское, Казанское, Астраханское и иныя многия, откуда безчисленныя войска ордынския на войну исходили, вам уже помощи не дадут, находясь под скипетром Российским. Что не упомянул ты о Батые, славнейшем Вожде вашем, то помысли: война подобна мечу обоюдному; снисканное вам Батыем потеряно было Мамаем».

В ходе переговоров Хмельницкий «помирился на том, что хан с татары царского величества на украине и на черкасские городы войною не ходить и полякам на них помочи не давать, и царского величества воеводы и с ратными людьми не битца и царского величества людей и черкас, которые взяты в полон, отдать», а Хмельницкий обещал «быть с ним (ханом) в приязни... и на Крым не ходить».

12 ноября 1655 года у Озерной был заключен мир. Крым согласился соблюдать нейтралитет в войне Речи Посполитой и России. После этого хан ушел в Молдавию. Путь для русско-украинских войск к Днепру был открыт. Если для Крыма это наступление окончилось неудачно, то для Речи Посполитой оно оказалось спасительным. Уход русско-украинских войск из района Львова оставил в руках поляков эту территорию. Вскоре она стала центром польского сопротивления шведской агрессии. Здесь была организована Тышковецкая конфедерация, которая выпустила по всей Польше универсал о вооруженной борьбе против шведов.

Спустя три года Крымское ханство оказало Речи Посполитой очередную неоценимую услугу. Оно вновь вступило в войну против Русского государства после призыва изменившего царю гетмана Ивана Выговского.

Примечания

1. Даты приводятся по старому стилю.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь