Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » Н.А. Шефов. «Россия и Крым. Пять столетий борьбы»

Любар и Чуднов

В октябре 1659 года была собрана новая рада в Переяславе, на которой казаки вновь присягнули русскому царю. Трубецкой утвердил Юрия Хмельницкого в сане гетмана, но с некоторыми важными ограничениями против договора 1654 года. Гетман не имел права принимать иноземных послов, вступать с кем-либо в войну без воли государя, не мог назначать в полковники иначе, как с совета всего казацкого общества. Русские гарнизоны размещались в Киеве, Переяславе, Нежине, Чернигове, Брацлавле и Умани.

Прекращение смуты позволило, наконец, российскому и украинскому командованию возобновить совместные действия. Они оказались своевременными. В мае 1660 года Польша заключила Оливский мир со Швецией и могла теперь бросить все силы на восток. В июне русское войско потерпело поражение в Белоруссии (у Полонки) и отступило из ее центральных районов. Следом поляки планировали нанести удар на южном фронте, чтобы отвоевать Украину. Их союзником выступило Крымское ханство.

Командующий русскими войсками в Украине В.Б. Шереметев решил упредить польское наступление. По совету переяславского полковника Цецюры российский воевода решил идти на Волынь и далее на Львов. Из-за военных неудач русских войск в Белоруссии и Литве собрать для похода Шереметева удалось только 15 тыс. воинов. Тем не менее они представляли достаточно грозную силу — две трети армии Шереметева составляли полки нового строя.

С этой армией в поход отправились казацкие левобережные полки во главе с Т. Цецюрой (около 20 тыс. человек). С Правобережья навстречу данной группировке должно было выдвинуться казачье войско гетмана Ю. Хмельницкого (20—30 тыс. человек). Оно шло вдоль правой стороны Днепра, чтобы не дать соединиться польской армии с войском крымского хана. Из всех русских воевод только князь Григорий Козловский, стоявший с полком в Умани, возражал против похода на Львов, опасаясь неустойчивости казаков. Но Шереметев к мнению воеводы не прислушался.

В августе 1660 года армия Василия Шереметева и казачье войско Юрия Хмельницкого двинулись в поход на Львов по двум сходящимся дорогам. Разъединение сил союзников, фактически лишенных единого командования, стало изначальной ошибкой этого похода. Подобная разобщенность давала польской стороне удобную возможность бить их по частям.

Получив сведения о наступлении русских, польский король выдвинул навстречу им войска гетманов Е. Любомирского и С. Потоцкого (25—30 тыс. человек). Хмельницкий тем временем не смог выполнить своей главной задачи — преградить путь крымским силам во главе с нуреддин-султаном Мурад-Гиреем и царевичем Сафа-Гиреем (до 40 тыс. человек). 26 августа они соединились с польскими войсками. С этого момента гетману приходилось идти вдогонку за событиями.

Не лучшим образом действовал и Шереметев. Он не провел детальную разведку и не располагал данными ни о конкретном нахождении, ни о реальной численности противостоящих ему сил. Российский воевода не имел сведений о соединении Потоцкого с Любомирским, а также о подходе к ним крупной крымской армии.

Шереметев полагал, что против него действуют незначительные отряды поляков и крымцев. Однако 5 сентября у Лю-бара путь ему преградили превосходящие польско-крымские силы.

Основное сражение в первый день развернулось за высокий холм, на котором русские установили орудийный расчет. Несмотря на польско-крымское численное превосходство, бой закончился без явного перевеса сторон. Характеризуя русские полки, участник тех событий с польской стороны Ян Зеленевицкий сообщает: «Войско было отличное и многочисленное. Конница щеголяла множеством чистокровных лошадей и хорошим вооружением. Ратные люди отчетливо исполняли все движения, в точности соблюдая ряды и необходимые размеры шага и поворота. Когда заходило правое крыло, левое стояло на месте в полном порядке, и наоборот. Со стороны эта стройная масса воинов представляла прекрасное зрелище, то же самое и пехота. Вообще войско было хорошо выправлено и обучено, то были не новобранцы, а почти ветераны...»

Когда стало очевидно, что поляков и крымцев существенно больше, Шереметев не стал рисковать и перешел к обороне в ожидании подхода Хмельницкого. Воевода огородил свой стан обозными телегами, где весь следующий день отбивал польско-крымские атаки. Оставаясь на занятых позициях, Шереметев сочетал оборону с контрударами. Но предпринятые им 9, 13 и 14 сентября вылазки не принесли желаемого результата. Основной причиной неудачи войск Шереметева под Любаром, по мнению военного теоретика А. Свечина, стало наличие у поляков дисциплинированной пехоты генерала Вольфа (7 тыс. человек). Ее русским одолеть оказалось не под силу. Слабым местом армии Шереметева был ее разный состав. По мнению иностранных наблюдателей, московские части не доверяли казакам и отгородились от них в своем собственном лагере. Поляки активно призывали казаков Цецюры переходить на свою сторону. Так, находившийся в польском лагере Выговский направлял им послания с заманчивыми обещаниями великих вольностей и привилегий.

Время шло, а Юрий Хмельницкий все не появлялся. Припасы русского-казацкого войска истощались, поскольку крымские отряды перерезали дороги и лишили лагерь связи с внешним миром. В стане Шереметева вспыхнули волнения. Тогда 17 сентября воевода начал отход к Чуднову (городок на реке Тетере) в надежде поскорее соединиться там с Ю. Хмельницким.

Русские соорудили из возов подвижный табор (вагенбург), связав телеги железными цепями. Между 16 рядами повозок двигались кавалерия и пехота. Впереди шел отряд, прорубавший просеку сквозь лес. Согласно польским источникам, «свидетели, которые видели этот большой подвижный табор, удивлялись его конструкции и называли Шереметева истинным полководцем. Говорили, что он свое отступление выполнял по всем правилам военного искусства и в полном порядке». Тем не менее, отдав инициативу польско-крымским войскам, Шереметев предоставил им свободу действий. Вскоре полякам удалось организовать артиллерийскую засаду на переправе через реку. В результате боя Шереметев потерял 7 орудий и треть возов с припасами.

18 сентября Шереметев достиг Чуднова. Ожидая скорого подхода Хмельницкого и не собираясь долго задерживаться здесь, воевода даже не занял господствовавший над округой Чудновский замок. Этим серьезным просчетом воеводы сразу воспользовалась польская сторона, которая установила там артиллерию. В Чуднове Шереметев пополнил свои силы местным гарнизоном (1 тыс. человек) и продовольственными запасами. В северо-восточной стороне от города русские и казаки разбили лагерь, оградив его возами. Польская армия встала восточнее, перекрыв дорогу в направлении возможного появления Хмельницкого. Крымцы расположились вокруг на полях, препятствуя вылазкам осажденных.

При известии о движении к Чуднову армии Ю. Хмельницкого в польском войске возникла паника. По свидетельству участника похода П. Гордона, «в стане поднялся большой переполох, и каждый укладывал самые ценные вещи в седельные сумки, опасаясь наихудшего». В этой критической обстановке польское командование действовало решительно и инициативно. Оно не стало пассивно дожидаться смертельного для поляков соединения союзников, а попыталось разбить их поодиночке.

Потоцкий остался наблюдать за лагерем Шереметева, а отряд Любомирского (9 тыс. поляков и около 15 тыс. крымцев) вышел навстречу Хмельницкому. 24 сентября Любомирский решительно атаковал армию гетмана под Слободищами и остановил ее продвижение. Неожиданное нападение поляков вызвало у казаков сомнение насчет целости войска Шереметева, на помощь которого они рассчитывали. Несогласованность действий российской и украинской сторон сыграла роковую роль в этой битве, оказавшей серьезное влияние на дальнейшую судьбу Украины.

Оказавшись в неясной, сложной ситуации, Хмельницкий не проявил решимости и прекратил движение навстречу своему союзнику. В украинском войске, которому пришлось действовать самостоятельно, стали расти разногласия и пораженческие настроения. 19-летний Юрий, не обладавший мужеством и талантами своего отца, растерялся и стал заложником старшин (об этом он затем написал в покаянном письме русскому царю, оправдывая свое поведение).

Сначала казаки решили договориться с крымцами. Они отправили письмо к Мурад-Гирею с обещанием большой суммы денег от царя, а также от них самих, если крымцы соединятся с казаками или, по меньшей мере, покинут поляков и разойдутся по домам. Однако нуреддин-султан отказал казакам, подтвердив тем самым, что для Крыма гораздо важней не деньги, а уничтожение русской армии. Он посоветовал казачьим вождям договориться с поляками. Тогда казаки решили оставаться на месте и выжидать, предоставив Шереметеву труды и опасности похода для соединения с Хмельницким.

Российский воевода, узнав о приближении казаков, пытался прорваться к ним. Решающая попытка произошла в ночь на 4 октября. Идя на прорыв, Шереметев велел спалить часть возов. Оставшиеся — построить квадратом, а раненых положили на возы. Перед рассветом русские выступили. Поляки попытались остановить это передвижение, но две атаки гусар были отбиты. Табор упорно двигался вперед. Бездействие Хмельницкого помогло полякам сосредоточить против русских основные силы. В полдень гетман Потоцкий начал третью атаку с правого фланга, а крымцы всеми силами ударили с фронта. Дружным натиском польско-крымским частям удалось сбить армию Шереметева с дороги, в сторону леса. Ей пришлось остановиться в болотистом месте. Обе стороны потеряли в этом жарком деле по 1,5 тыс. человек.

Когда эта самоотверженная жертвенность русских не привела к желаемому результату, казаки Хмельницкого предприняли иные действия. Опасаясь поражения, казачьи старшины быстро переметнулись на сторону Польши. Они предпочли признать ее власть над Украиной, выговорив себе привилегии Гадячского договора. Хмельницкий заключил с поляками Слободищенский трактат, который уже не предусматривал украинской автономии. Но инициаторы соглашения давно уже боролись не за нее, а за собственные интересы. Они фактически сдали своего российского союзника, который проливал за их землю кровь русских солдат.

После подписания договора Юрий Хмельницкий присягнул на верность королю Польши. Затем с большими увеселениями гетман был принят в польском лагере, где пели «Те Deum Laudamus», палили из пушек и торжествовали по поводу этого соглашения. Его жертвы — русские сидели тем временем в болоте, окруженные плотным кольцом польско-крымской армии. В тот день киевский воевода князь Ю. Борятинский с отрядом из 4288 человек вышел на помощь Шереметеву, но дошел только до Брусилова. Поляки направили против него крупные силы, вынудив князя повернуть обратно в Киев.

Шереметев остался без всякой надежды на помощь извне. Новым ударом для него стала измена Цецюры. Узнав о переходе Хмельницкого на сторону поляков, переяславский полковник со своими казаками бежал из лагеря. Часть из них была во время перехода перебита или захвачена крымцами, часть бежала обратно в московский лагерь. Вырваться к полякам удалось лишь двум тысячам во главе Цецюрой. Большинство из них тут же разобрали польские шляхтичи. Они узнавали среди перебежчиков своих холопов и, согласно приказу, разбирали их по имениям. Лишился свободы и вдохновитель шереметевского похода — Тимофей Ермилович Цецюра, которого поляки тут же заточили в Дубенский замок.

Армия Шереметева попала в отчаянное положение. Она потеряла треть состава от боев, голода и болезней. Утратив возможность вырваться из окружения, ее командующий начал переговоры и 23 октября капитулировал. Не виной, а бедой Шереметева стало то, что он выстраивал действия из расчета на поддержку своих союзников. Это привело его к ряду тактических ошибок, которые в конечном итоге вылились в жестокое поражение.

Согласно условиям капитуляции, Шереметев обязался вывести все московские войска с Украины. Крымскому ханству русские должны были заплатить контрибуцию в 60 тыс. рейхсталеров. Казаки, остававшиеся в лагере Шереметева, отдавались на милость и в распоряжение польской стороны. За все это поляки должны были отпустить русскую армию домой без знамен и оружия.

Первыми из лагеря вышли казаки (до 8 тыс. человек). Вместо поляков их уже поджидали крымцы. Как вспоминал Гордон, казаки «сложили свои знамена и оружие и были немедленно все уведены татарами. Подобно хищным гарпиям те нетерпеливо кружили, пока не был подан знак напасть на них и схватить... Прискорбно было видеть, как такое множество христиан угоняют в жалкую неволю и рабство».

На следующий день из лагеря выступили по полкам и ротам русские. Они сдали 153 знамени и штандарта, 26 пушек и оружие, а затем ушли обратно в лагерь. Но когда русские положили оружие, они вскоре также подверглись нападению крымцев, которые выражали открытое недовольство заключенным договором. Поляки не пытались остановить бесчинство своих союзников и тем самым фактически нарушили заключенный договор. «Наши гетманы, казалось, крайне этим возмущены, хотя я не верю, что они горевали так сильно, как представлялось», — свидетельствовал Гордон.

По сведениям историка Д.И. Иловайского, «как только русские ратные люди числом около 10 000 выдали свое оружие, в их табор начали врываться татары и хватать их арканами. Тогда безоружные русские стали обороняться, чем попало. Татары пустили в ход стрелы, перебили много народу, а остальных около 8000 забрали в плен». Уступив настойчивым требованиям крымцев, поляки выдали им и Шереметева. Он был отправлен в Крым, где находился в плену 21 год. Этими пленниками поляки фактически расплатились с ханством за удачно проведенную кампанию.

После своей победы поляки потребовали от стоявшего под Киевом воеводы Юрия Борятинского выполнить Чудновский договор. Но тот ответил им фразой, которая вошла в историю: «Я повинуюсь указам своего царя, а не Шереметева! Много в Москве Шереметевых». Вместе с русским воеводой защищаться готовились и другие левобережные города. Поляки не решились штурмовать Киев и отошли. Вскоре в их войске начались волнения из-за невыплаты жалования: большая его часть отказалась воевать бесплатно. В результате твердости Борятинского и собственной неурядицы польская сторона упустила удобный момент для наступления на Левобережную Украину.

Тем не менее, поражение под Чудновом имело для русских тяжелые последствия. После него произошел раскол Украины. Левобережная часть осталась верна Москве, а на правом берегу Днепра выбрали собственного гетмана. Это вызвало вспышку многолетней гражданской войны в Украине, где начался один из наиболее трагических периодов ее истории, названный Руиной. Чуднов стал более тяжелым поражением, чем Конотоп. Потеря целой армии лишила Москву наступательной инициативы на южном театре военных действий. Отныне российская сторона ограничилась здесь в основном обороной Левобережья. Благодаря союзу с Крымом, Польше удалось отвоевать Правобережную Украину. Это был крупный успех политики хана Мухаммед-Гирея.

В письме наказному гетману Якиму Самко царь Алексей Михайлович в декабре 1661 года так определил сакральный смысл Чудновской кампании как части всей борьбы России за Украину: «...боярин наш Василей Борисович с товарыщи с нашими ратными людьми против непрятелей ходили, и церквей Божиих и городов, и мест украинных черкасских и домов ваших до разоренья не допустили, и кровь свою пролили, и головы свои складывали за вас, да за домы ваши...»

В дальнейшем инициативой владели польские войска. Но в силу материальных проблем они не могли одновременно наступать в Белоруссии и Украине. В 1661—1662 годах поляки сосредоточивают основные усилия в Белоруссии. В Украине шли бои местного значения. После ухода основных польских частей в Белоруссию главным союзником и защитником Ю. Хмельницкого стал крымский хан. Осенью 1661 года их отряды вновь вторглись на Левобережье и осадили Переяслав, но были отбиты. В начале лета 1662 года они повторили набег. 16 июня у Канева Хмельницкий был разбит войсками запорожского полковника Сомко и воеводы Ромодановского. В конце 1662 года Ю. Хмельницкий отрекся от власти и ушел в монастырь. Вместо него казаки Правобережной Украины выбрали в 1663 году другого перебежчика в польский стан — Павла Тетерю, бывшего активного участника Переяславской рады и сподвижника Б. Хмельницкого.

Вытеснив русских из Литвы и основной части Белоруссии, польское командование переносит главный удар на южный фланг, где стремится одержать решающую победу и закрепить за Польшей всю Украину. Осенью 1663 года на Левобережье вторглось крупное польское войско во главе с королем Яном-Казимиром, а также отряды правобережного гетмана Тетери. В помощь им отправилась 20-тысячная крымская группировка. Больше Мухаммед-Гирей не мог дать. По велению султана хану пришлось направить крупные силы в Венгрию для участия в австро-турецкой войне.

Поначалу польской армии сопутствовал успех. В ноябре она одержала победу под Переяславом. В целом поляки и их союзники овладели 13 городами. Но затем события приняли неблагоприятный для короля оборот. В начале 1664 года он осадил Глухов. Попытка быстро овладеть крепостью окончилась неудачей. Тогда поляки приступили к осаде, которая затянулась.

Пока длилась осада Глухова, крымцы разоряли и грабили Левобережье. Затем сделали набег на территорию России. Туда, в направлении Севска, отправилось 10 тыс. всадников. По свидетельству участника королевского похода герцога де Грамона, через 8 дней крымцы вернулись с лошадьми, навьюченными имуществом, со стадами скота и многими тысячами пленников.

По мере продвижения поляков вглубь Левобережной Украины нарастало сопротивление захватчикам. Там вспыхнуло народное восстание. Армия короля под Глуховым оказалась отрезанной от Польши. Из Москвы на выручку Ромодановскому спешило 50-тысячное войско князя Я.К. Черкасского. В сражении у деревни Пироговки, в районе Новгород-Северского, королевская армия потерпела поражение. Опасаясь отступать по охваченной восстанием Левобережной Украине, король двинулся в сторону Могилева на соединение со стоявшими там польскими войсками. Во время отступления он потерял три четверти армии. Крымцы тем временем отправились с богатым полоном в свои пределы.

Поражение Яна Казимира на Левобережье существенно ослабило позиции правобережного гетмана Тетери. Против него начались бунты в казачьих войсках, поддержанные запорожцами.

Он скоро убедился, что ему не сладить с казаками и не удержать Украины под властью Польши. Правда, в монастырь замаливать грехи Тетеря не пошел, а выбрал более мирской путь — забрал войсковую казну и бежал с женою в Польшу1.

С бегством Тетери планы относительно Украины попыталось реализовать Крымское ханство. Видя, что русско-польская война зашла в тупик и ни одна из сторон не в состоянии добиться решительной победы, оно начинает вести собственную политику и стремится создать на территории Правобережной Украины свою зону влияния. Пока военная энергия поляков и русских сменилась активностью дипломатической, крымцы поддержали своего кандидата в гетманы Правобережья — сотника Степана Опару. В июне 1665 года он захватывает с их помощью Умань и становится гетманом. Но его вскоре свергает при поддержке другой группы кочевников (белгородских татар) очередной претендент на булаву — Петр Дорошенко. Крымцы выдали Опару полякам, а Дорошенко поставили гетманом.

«Татарский гетман» при посредничестве хана попытался добиться от поляков определенных льгот для Правобережья, в частности вывода польских войск с его территории. Когда стало очевидно, что это невозможно, он повторил в миниатюре путь Богдана Хмельницкого. Объединился с Крымским ханством и нанес полякам чувствительный удар, совершив в 1666 году рейд до Львова и Люблина. Тем самым Крымское ханство фактически разорвало длительный союз с Польшей и, перехватив инициативу, уже само норовило прибрать к рукам Правобережную Украину.

Этот натиск стал одной из причин, вынудивших Польшу пойти на перемирие с Россией. Оно было подписано в январе 1667 года в деревне Андрусово сроком на 13,5 лет. По Андрусовскому перемирию Россия получила Смоленск и все земли, утерянные ею в Смутное время, а также Левобережную Украину с временным владением Киевом (затем оно стало постоянным). Запорожская Сечь получала автономию. Белоруссия и Правобережная Украина остались за Речью Посполитой.

Для России это была одна из самых длительных войн, которая растянулась с перерывами на 13 лет. По протяженности этот военный конфликт занимает третье место в русской истории. Выступив в нем как защитница православия, Москва сражалась уже не только за изменение своих границ, но и за восстановление независимого духовного пространства восточнославянского мира.

Но борьба за Украину на этом не прекратилась. Дождавшись истощения основных участников конфликта, из-за спины Крыма вышел свежий серьезный игрок, который пока лишь внимательно наблюдал за развитием событий. Этим новым тяжеловесом на украинском ринге стала Османская империя.

Примечания

1. По дороге Тетерю ограбил запорожский атаман Сирко, отобрав у гетмана войсковую казну. Добравшись наконец до Польши, Тетеря так и не достиг желанных благ. У него выманили там все оставшиеся деньги, какие он привез с Украины. Поляки конфисковали вскоре его имения и изгнали из страны. Удалившись в Турцию, беглый гетман получил пенсию от султана. Умер в бедности. По одной из версий, был отравлен.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь