Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму действует более трех десятков музеев. В числе прочих — единственный в мире музей маринистского искусства — Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского.

На правах рекламы:

СССР Сокольники официальный сайт и контакты.

Главная страница » Библиотека » С.Л. Белова. «Симферополь. Этюды истории, культуры, архитектуры»

Академическая деревня

  «Берега Салгира просто очарование, ...под самым городом, в саду князя Воронцова, Салгир течет еще великолепнее среди самых густых групп тополей и других деревьев. Что все это должно быть в летние лунные ночи?»

А.Н. Серов

Усадьба Петра Симона Палласа — единственная сохранившаяся в Крыму мелкопоместная усадьба, унаследовавшая архитектурный аромат эпохи XVIII века. Она принадлежала крупнейшему ученому-натуралисту, немцу по отцу и французу по матери, Петру Симону Палласу, первому ученому, поселившемуся в Крыму, в Симферополе. Усадьба в парке «Салгирка» была спокойным уголком, естественной лабораторией для ученого.

В Крым Паллас приехал в зените своей славы, которая распространилась далеко за пределы России. Имя его составляло гордость европейской науки и стояло рядом с именами Кювье, Бюффона, Дарвина и Бэра. Уроженец Берлина (родился в 1741 году), Паллас получил медицинское и естественно-научное образование в Геттингенском и Лейпцигском университетах. В 19 лет защитил докторскую диссертацию, в 22 — он ученый с мировой известностью, член Лондонской и Римской академий наук.

В 1767 году Паллас принял приглашение Екатерины II в Российскую Академию Наук в качестве профессора естественной истории. В 27 лет профессор Паллас возглавил шестилетнюю экспедицию Академии в отдаленные северные области, «медвежьи углы» российской империи. Он собрал богатейшие коллекции, огромный научный материал, на их основе написал «Путешествия по разным провинциям Российского государства». Это было первое капитальное описание огромного региона, ранее науке не известного. «Путешествия» вызвали огромный интерес к России у европейского ученого мира. Вскоре книга была переведена на французский и английский языки с комментарием видных ученых.

Вершиной научной работы Палласа является фундаментальный труд, посвященный Крыму, который давно интересовал ученого. Он был активным участником экспедиции в Крым в 1781—1782 гг. (еще до присоединения его к России) во главе с В.Ф. Зуевым, которую послала Петербургская Академия Наук. Ученый прожил тогда в Крыму около семи месяцев. Он побывал во всех уголках, изучал Крымские горы, природные особенности, собрал коллекцию минералов, обследовал соляные озера. Результаты его наблюдений были изложены в отчете «Краткое физическое и топографическое описание Таврической области», опубликованное еще в 1795 году. В нем автор называет Тавриду «замечательной на земной поверхности страной в отношении физической географии и минералогии», а горы Крыма — книгой, «в которой испытатель естества весьма много найдет того, что может послужить к изъяснению состава нашего земного шара».

В 1795 году Паллас окончательно переехал в Крым. В дар за свои труды на благо России он получил от Екатерины II Пожалованную грамоту на владение поместьями в крымских долинах, домом в Симферополе. Сенат поручил Палласу заняться в Крыму устройством училищ садоводства и виноградарства, на что выделил 10 тысяч рублей.

По прибытии в Крым он «тотчас приступил к устройству своего имения в Симферополе: построил просторный дом со службами, приступил к насаждению садов не только в имении, но и вблизи Симферополя на Салгирной долине». Знаменитый естествоиспытатель (Палласу к тому времени шел 61 год) «оказался отличным хозяином и, с юношеским увлечением обрабатывая новые участки своих владений, заводил образцовое хозяйство». При постройке дома П.С. Паллас стремился органически включить его в окрестный ландшафт, где доминировал силуэт горы Чатыр-Даг. Это определило симметричную композицию масс здания, характер его силуэта в унисон абрису горы.

Русский путешественник В. Измайлов оставил воспоминания о первом доме Палласа в Симферополе: «Легко было угадать его дом, одно здание европейского вкуса во всем Симферополе. Нет снаружи никаких блестящих украшений, кроме одной довольно скромной колоннады. Он стоит на прекрасной равнине, отделяясь ею одной от берегов Салгира, обращенный передней фасадой к великолепной картине гор, которые цепью протягиваются за рекой. Такое расположение живописное и романтическое возвещало само собой убежище любителя природы...». Этот одноэтажный, с выделенным двухэтажным центром и колоннадой дом, был построен в 1797 году в стиле русского провинциального классицизма по типовому проекту, разработанному по заданию Потемкина столичными архитекторами. В пяти гравированных альбомах «Собрание фасадов» представлены проекты жилых домов в Российской империи: от простейших домиков в три окна по фасаду до трехэтажных зданий большого объема с развитым архитектурно-пространственным решением. Подавляющее большинство типовых домов — это двухэтажные или одноэтажные с мансардой, как дом Палласа в Симферополе. Большой объем и высокое качество «Собрания фасадов» говорили о том, что в его создании принимало участие несколько талантливых архитекторов и граверов, таких как А. Захаров, Л. Руска, В. Гесте, В. Стасов, И. Старов (кстати, имение знаменитого архитектора Старова в Крыму находилось в Кишлаве). Представленные проекты сочетали в себе великолепие и классическую строгость сооружений.

Дом Палласа в Симферополе стал центром духовной жизни города. «Присутствие славного мужа, поселившегося в стенах сего города, возвещает, кажется, зарю будущего его просвещения», — свидетельствовал один из современников Палласа. В доме ученого хранилось большое собрание редких картин, гравюр, богатая библиотека, много гербариев, геологическая и археологическая коллекции. Профессор Кембриджского университета Кларк оставил свои впечатления после встречи с Палласом в Симферополе: «Город Ак-Мечеть надолго останется знаменитым как местопребывание профессора Палласа, этого столь известного в ученом мире своими многочисленными трудами исследователя».

Прожив в доме 8 лет, Паллас решил его продать для нужд гражданского губернатора; была назначена цена — 14 000 рублей. Из описи главного корпуса здания следовало, что в доме находилось «20 комнат, считая переднюю и сени; в двух флигелях, деревянном и плетневом, 13 помещений, в том числе кухня, каретный амбар, сарай, ледник, конюшня и помещения для прислуги». Дом с трех сторон обнесен каменной стеной, а с передней стороны каменным цоколем, с деревянной балюстрадой. На противоположном фасаде главного корпуса и флигелях устроены галереи и коридоры. В январе 1805 года дом академика Палласа был приобретен казенным ведомством для проживания в нем гражданского губернатора Тавриды Д.Б. Мертваго, оренбургского помещика, приглашенного в Тавриду на высокую должность.

В 1820 году гражданский губернатор А.Н. Баранов в бывшем доме Палласа принимал А.С. Пушкина, прибывшего в Симферополь с семьей генерала Н.Н. Раевского.

Симферопольский дом Палласа был снесен в 1832 году под строительство нового дома гражданского губернатора. В 1835 году по проекту губернского архитектора И.Ф. Колодина выстроен новый, сохранившийся до наших дней дом губернатора (ныне институт усовершенствования учителей).

После продажи симферопольского дома Паллас переехал в свою загородную усадьбу, в юго-восточной окрестности Симферополя, на берегу Салгира.

Еще в марте 1802 года женой академика Каролиной Ивановной Паллас с публичного торга приобретена дача хутора Михайловского, располагавшаяся тогда в дикой глуши, (теперь это территория современного парка «Салгирка»). Общая площадь имения составляла около 48 га. В комплекс усадьбы входил большой каменный дом со двором, службами, водяной мельницей, фруктовым садом.

Первым владельцем усадьбы после присоединения Крыма к России был Михаил Петрович Мартыновский, коллежский асессор, входивший в состав первого Таврического областного правления (известно, что Мартыновский принимал деятельное участие в подготовке приезда в Симферополь Екатерины II). В сентябре 1788 года он введен во владение хутором Михайловский, названным по имени хозяина (эти интересные для истории усадьбы Палласа сведения находятся в госархиве АРК среди архивных документов первой четверти 19 века под названием «Хутор Михайловский»).

Основная постройка усадьбы — большой каменный дом — сооружен до 1788 года и, по всей вероятности, принадлежал выехавшим за границу татарам. Он унаследовал стилистику архитектуры городов Малой Азии и Южного Причерноморья.

Одноэтажный, вытянутый в плане прямоугольный объем, состоял из трех анфиладно расположенных комнат и большой террасы с юго-западной стороны, которая занимала половину объема дома и была открыта с трех сторон. Главный северо-восточный фасад не имел особо примечательных архитектурных элементов, кроме ряда окон в неглубоких нишах, украшенных декоративным замком, а у двух боковых окон — незатейливыми сандриками. Крыша над террасой поддерживалась по углам каменными столбиками и двумя деревянными колоннами из дуба на юго-западном фасаде. Колонны цилиндрические, в верхней части квадратные, в специальные пазы вставлялись деревянные решетчатые рамы. Потолок террасы и помещений подшивной, набран из профилированных элементов.

Обращает на себя внимание розетка овальной формы в центре плафона среднего помещения. Плафон окрашен яркими масляными красками — киноварь светлая, охра светлая. Интерес представляют решения дверных проемов в интерьере. Они оформлены профилированными деревянными наличниками. В верхнюю часть дверной коробки незатейливо вписалась декоративная стрельчатая арочка из дерева. Все двери филенчатые, геометрического орнамента, с плоскими накладными квадратами и кругами. Четырехскатная крыша покрыта яркой желобчатой черепицей, имеет малый уклон и большой карнизный вынос. Два резных пинакля из белого известняка, установленные на пересечении ребер с коньком, придали зданию живописность и оригинальность.

В «Деле о выдаче плана на дачу хутора Михайловского госпоже Нарышкиной» мною обнаружены планы усадьбы 1824 года. Учитывая, что отъезд академика Палласа из Крыма был предопределен (жизнь с Каролиной Ивановной не сложилась) и дача хутора Михайловского была для него временным местом проживания, до отъезда хозяина ремонтные работы проводиться не могли. После отъезда Палласа из Симферополя в 1810 году хозяйкой имения осталась его жена Каролина Ивановна. Вместе с владелицей в имении находились и 12 крепостных крестьян, которые впоследствии были отпущены хозяйкой на волю. Из-за пошатнувшегося материального состояния и ограниченности средств Каролина Ивановна вынуждена была расстаться с коллекциями, гравюрами, книгами, фарфором и мебелью — ценностями, некогда украшавшими своеобразный симферопольский дом-музей Палласа. Она неоднократно обращалась к императору с просьбой о выделении ей помощи, но ее тоже не хватало. Через три года после отъезда

Палласа она подана прошение в Таврический приют общественного призрения с просьбой выдать ей четырехгодичное содержание под залог имения, около пяти тысяч рублей. С 1818 года усадьба постоянно находилась под угрозой продажи с публичных торгов (оценена в 15 000 рублей), пока, наконец, не перешла в 1824 году во впадение Натальи Федоровны Нарышкиной. Можно сделать вывод, что после отъезда Палласа капитальные работы не велись, а план дачи хутора Михайловского 1824 года следует рассматривать как план усадьбы в период пребывания там академика.

Итак, 5 июня 1824 года Наталья Федоровна Нарышкина приобрела имение К.И. Паллас. Бывшая хозяйка будет жить здесь еще 15 лет — умерла Каролина Ивановна 12 марта 1839 года. В этот период, с 1824 года, в бывшем имении Палласа были проведены существенные строительные работы. Двор, образуемый жилым домом и флигелями служб, по периметру был замкнут новой постройкой — хозяйственным блоком, куда входили конюшня, сарай для сена и каретный. Здание хозблока, прямоугольное в плане, трехсекционное, со свободными от декоративных украшений плоскостями стен, представляло характерную для усадебного строительства постройку первой трети XIX века, времени господства классицизма.

Следующий этап реконструкции коснулся главного усадебного дома и юго-восточного флигеля. Терраса жилого дома была заложена бутовым камнем на глиняном растворе, в забутовку попали и деревянные колонны, а вновь образованный объем разделили на три помещения. На юго-западном фасаде организовались узкие окна, высокие в крайних помещениях, и в центральном — большое квадратное окно.

На месте старого западного флигеля выстроено новое здание — это прямоугольный объем, вытянутый в плане, трехсекционный, с анфиладным расположением комнат. Здание имело со двора три входа, решенных в виде крылец. Крыльца деревянные, с треугольным фронтоном, установленным на две деревянные колонны. От колонны до стены флигеля выполнен резной парапет со скамьей. Крыша флигеля двускатная, крыта желобчатой яркой черепицей.

Историко-архитектурную ценность этого усадебного комплекса подчеркнул О.И. Домбровский: «Это, конечно, архитектура далеко не дворцовая, в свое время родовая, но в наши дни уже редчайшая. Пусть эти постройки без колоннад или готических шпилей, без богатых архитектурных украшений или отделки, они яснее архитектурных шедевров рисуют жизнь своего времени. Если восстановить сбитые декоративные фронтоны, резные крылечки, снесенные угловые башенки северного флигеля с их изящными, точно игрушечными куполками, все это заиграет, станет украшением парка, объектом поучительных экскурсий».

Мелкопоместная усадьба Палласа использовалась графиней Нарышкиной под жилье управляющего и различные службы.

Интересна личность владелицы имения. Наталья Федоровна Нарышкина, урожденная графиня Ростопчина, в 1819 году вышла замуж за полковника Д.В. Нарышкина, троюродного брата М.С. Воронцова. Д.В. Нарышкин получил блестящее аристократическое воспитание; с 1812 по 1823 годы состоял на военной службе в гвардии, герой Отечественной войны 1812 года. В 1823 году по назначению М.С. Воронцова Д.В. Нарышкин стал гражданским губернатором Тавриды (1823—1829 гг.).

«Все напоминало у него лучший, образованнейший свет: и дом, который походил на небольшой царский загородный дворец, и отличное убранство комнат», — писал Ф.Ф. Вигель, начальник канцелярии комитета строений и гидравлических работ в Петербурге, посетивший Нарышкиных в 1827 году. Он назвал хозяйку «умной, любезной, просвещенной женщиной» и с похвалой отозвался о ее детях. Еще ранее, в 1824 году, в доме губернатора Нарышкина бывал граф Густав Олизар. Он тоже оставил воспоминания о хозяйке дома: «Особливо в гостиной привлекала к себе хозяйка дома Наталья Федоровна, дочь известного графа Ростопчина. Это была особа большого ума, сердечная в обращении, миловидная, хотя и не настолько, чтобы можно было бы назвать ее красавицей».

План усадьбы Н.Ф. Нарышкиной 1824 г. и воспоминания посетителей позволили уточнить дату сооружения господского дома Нарышкиных — 1824 год.

При возведении дома использован местный материал — плотный известняк из деревни Бадрак, в окрестностях Симферополя. Фасады оштукатурены и окрашены в два цвета: плоскости стен в желтый цвет, карнизы, колонны и детали выделены белым тоном. Компактность планировки позволила создать благоустроенный дом при сравнительно небольшом объеме сооружения. В цокольном этаже размещались хозяйственные и подсобные помещения, в высоком бельэтаже — парадные и жилые, расположенные по принципу анфиладности, замкнутой по периметру. Простоте общего архитектурного образа здания соответствовало и решение интерьеров: хорошо найденные пропорции помещений, красивые проемы дверей и окон, изящные профилированные карнизы.

Автор проекта дома неизвестен, но, по предположению ряда исследователей (Ю.С. Асеев, Г.А. Лебедев), им мог быть архитектор М.С. Воронцова, затем архитектор Южного берега Крыма Ф.Ф. Эльсон. В 1824 году по его проекту начали строительство старого Алупкинского дворца, возвели почтовые станции в Алуште и Ялте, верстовые столбы по южнобережному шоссе, в 1825 году он проектировал крымский дворец для Александра I. В 1825 году «состоящий при его сиятельстве князе М.С. Воронцове архитектор Эльсон» был назначен «для окончательной постройки и поправки Бахчисарайского дворца». Рекомендуя Филиппа Эльсона, Воронцов писал: «...что касается до вкуса, рачения и честности этого художника, то в оных я имел случай испытать его».

В Симферополе Эльсон по заказу лютеранской общины проектировал кирху. Зодчий руководил реставрационными работами в Бахчисарайском дворце в течение 6 лет, поэтому мотивы восточного зодчества присутствуют после реконструкции в доме П.С. Палласа, в архитектуре дома Н.Ф. Нарышкиной и особенно кухонного корпуса. Это первоначальная кровля обоих сооружений из татарской черепицы, идентично оформление галереи на юго-западном фасаде дома, декорированная под минарет дымовая труба и пинакли флигеля. Элементы восточной архитектуры (пинакли, минарет, галерея, стрельчатые окна, деревянные стойки, желобчатая черепица), использованные в наружном оформлении жилого дома, кухни, придали колорит и живописность зданиям в парке «Салгирка».

Сочетание восточного колорита с классической ордерной системой породило самобытное и оригинальное произведение архитектуры, по выражению О.И. Домбровского, «экзотическое ответвление» классицизма, которое можно встретить только в Крыму. Памятников таких осталось совсем немного, а в таком целостном виде, как в парке «Салгирка», нет нигде.

Аналогами для архитектурного оформления дома Н.Ф. Нарышкиной могли служить помещичьи дома доктора Ф.К. Мильгаузена, дачи М.А. Нарышкиной в Мисхоре и Д.Е. Башмакова в Мшатке, дом губернатора А.М. Бороздина в Саблах, Кучук-Ламбате. Наиболее популярным образцами для подражания в жилых домах Тавриды служили кофейни, фонтаны, старые татарские дома Бахчисарая, Карасубазара, Ак-Мечети и, конечно, архитектурные формы Ханского дворца. Дом Палласа, наполненный восточным ароматом, тоже явился питательной средой для архитектурного оформления дома Д.В. Нарышкина, в котором зодчий особое внимание придал наиболее эффектной части сооружения — террасе Терраса украшена фигурными стойками из дерева, резными балясинами в сквозной решетке ограждения, подшивным потолком геометрического орнамента. Она обеспечивала зданию воздушную открытость и представляла возможность любоваться великолепной панорамой парка с аллеями, узкими извилистыми тропинками. Таким образом, дом Д.В. Нарышкина унаследовал традиции крымского жилого зодчества. Такое жилище соответствовало и местным климатическим условиям — летом оно защищало от зноя, зимой создавало конденсат нагретого воздуха.

В 1834 году Н.Ф. Нарышкина (ее муж был в это время уже не у дел) продала этот дом М.С. Воронцову, который после реконструкции сделал здесь свою симферопольскую резиденцию. Красота здания восхищала современников. Маршал Мармон в своем «Путешествии» отмечал: «Мы остановились в прелестном жилище, версты за полторы от Симферополя. Оно принадлежало гр. Воронцову и было устроено Нарышкиным, прежним губернатором Таврическим. Прелесть новых жилищ этой страны в том, что они удобны и изящны: их устраивали люди, которые путешествовали и брали образец из лучшего виденного ими в других местах, что только применялось к собственному их положению...».

Конечно, дом-дворец был роскошно меблирован, украшен многочисленными светильниками, декоративными вазами, скульптурой малых форм, картинами.

Достопримечательностью его являлись уникальные, единственные сохранившиеся в Крыму росписи в стиле классицизма. Здесь использована аллегория — изображение благоденствующего древнего населения Тавриды в трактовке неизвестного народного художника (им мог быть крепостной художник Нарышкиной, автор стенописи, парусов Александро-Невского собора — Федор Яковлев).

Сюжетом для салгирной росписи послужила ваза, обнаруженная искусствоведом Д. Тимофеевым в Ливадийском дворце. Ваза выполнена в Саксонии в первой четверти XIX века, на ее фризе в аллегорической форме изображена победа Александра Македонского над персидским царем Дарием. Две фигурные композиции в симферопольском доме трактованы в обычном для той поры античном стиле. Первая процессия вполне мирная, во главе ее — крылатая богиня держит в одной руке маслиничную ветвь, в другой — рог изобилия. За ней движутся дети в сопровождении бородатого старика с колчаном за спиной. В центре композиции — воин с копьем и щитом необычной формы, он охраняет труд женщин, собирающих плоды. Вторая процессия явно боевого характера. Эта динамичная композиция начинается с устремленной вперед колесницы, ею управляет крылатая богиня Славы, а за ее спиной стоит воин в полном вооружении. Уловив некоторую схожесть одежды персидских и скифских воинов, крымский художник использован целый ряд фигур саксонской вазы в своей трактовке, добавив растительный фон. Характер росписи тоже очень «южный» — с яркими цветами, бабочками, цветным орнаментом. Фигурные композиции написаны в зеленоватых тонах под бронзу. «Это не только уникальный образец монументальной живописи в Крыму, но и первая попытка в отечественном искусстве трактовки эпохи тавров и скифов местным живописцем» (Л. Тимофеев). В 80-е годы XX века росписи обновлены художниками-реставраторами.

Простое и выразительное, ясное по композиции решение юго-западного фасада было аналогично главному, северо-восточному, обращенному в парк и украшенному террасой с трехмаршевой лестницей. Террасу ограждала несложного рисунка изящная металлическая решетка. По сторонам лестницы на широких постаментах установлены декоративные каменные круглые шары, в 50-е годы XX века они заменены фигурами львов (стоявшими прежде у другого здания города).

С 30-х годов XIX века до конца XIX века усадьбой владели члены семьи М.С. Воронцова. Главный усадебный дом неоднократно перестраивался и обновлялся. Значительной реконструкции был подвергнут юго-западный фасад дома. Первоначально он был оформлен двумя ризалитами с треугольными фронтонами, затем между ними встроен прямоугольный объем, крытый железной кровлей. Устроенная таким образом застекленная галерея ис пользовалась М.С. Воронцовым под зимний сад.

М.С. Воронцов — богатый, энергичный и просвещенный государственный деятель, Новороссийский генерал-губернатор (1823—1844) и полномочный наместник Бессарабской губернии, а затем главнокомандующий войсками на Кавказе и наместник Кавказский, лишь изредка бывал в «Воронцовке» во время посещения Тавриды — при открытии губернских выставок (1837 г.), Долгоруковского обелиска (1842 г.) и др. Однако дом поддерживался текущими ремонтами и содержался в идеальном порядке. В загородном доме Воронцова в сентябре 1837 года останавливался император Николай I с семьей, прибывший в Симферополь на открытие Таврической губернской выставки, устроенной впервые после присоединения Крыма к России.

«Граф Михаил Воронцов купил это имение, считая настолько необходимым владеть барским домом в столице Крыма, его любимой стране»

(Дюбуа де Монпере. Париж. 1843 г.)

В усадьбе проводились значительные работы по разбивке сада и парка. «Воронцов здесь создал единственный в своем роде, по тому времени, участок культурного ландшафта (не считая ЮБК)», — писал С.А. Мокржецкий, директор Салгирской помологической станции.

Усадьба до конца XIX века сохраняла название «Воронцовка». Во время Крымской войны дом М.С. Воронцова, «приготовленный для посещения великих князей, был уступлен с октября 1854 года под госпиталь» (А.И. Маркевич). Вдова М.С. Воронцова — Елизавета Ксаверьевна — последний раз посетила свой дом в Симферополе в 1869 году. В 70-е годы XIX века в «Воронцовке» жил со своим штабом последний из рода Воронцова по мужской линии — князь С.М. Воронцов, командир 7-го армейского корпуса.

Затем имение принадлежало разным лицам. В 1895 году оно приобретено министром земледелия и государственных имуществ Н.Н. Берлингом. А.Х. Стевен и И.И. Штван выдвигали идею «сделать воронцовский сад своеобразным методическим центром, откуда крымское промышленное плодоводство будет получать и совет, и необходимую помощь». В 1895 году на базе дома Палласа открылась практическая школа садовых рабочих. В бывшем доме М.С. Воронцова находились комнаты заведующего и преподавательского состава, а службы имения использовались под кабинеты. В январе 1913 года организовалась помологическая станция, разместившаяся в бывшем доме Воронцова. В течение 1914 — 1915 годов на территории усадьбы по проекту архитектора Е.Д. Садовского выстроены дома для директора, младших служащих и служб, возведена стена, установлены ворота и сторожка возле въезда на станцию.

В советский период бывшая дворянская усадьба взята под охрану государства как памятник архитектуры республиканского значения. Ее нужно оберегать, сохранять как образец утраченной уже архитектурно-исторической традиции.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь