Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » С.Л. Белова. «Симферополь. Этюды истории, культуры, архитектуры»

Усадьба доктора медицины

  «Самые нежные растения прокладывают путь через самую жестокую землю, через трещины скал. Какой клин, какой молот, какой таран может сравниться с силой доброго, искреннего человека.»

Г. Торо

Знаменитый вран, один из главных медицинских специалистов русской армии Федор Карлович Мильгаузен был немцем по происхождению. Он родился в Санкт-Петербурге в многодетной семье «кузнечных дел мастера» 4 июля 1775 года. Федора с детства влекла «одна, но пламенная страсть» — медицина. В 14 лет он поступил в столичный медицинский институт и в 20 лет закончил его со званием лекаря.

Знающему и самоотверженному врачу поручали самые ответственные участки — командировки в различные города и уезды России, города Западной Европы для борьбы с эпидемиями. Его опыт, деловитость и ответственность отмечались чинами и наградами. В 31 год он получил звание гражданского генерал-штаб лекаря. Этот период в его жизни ознаменовался созданием немецкого научного общества, издававшего свои труды. К этому времени Мильгаузен уже получил известность как член-корреспондент Медико-хирургической академии, член комитета по ученой медицинской части, член медицинского совета Министерства духовных дел и народного просвещения. По отзыву современников, он принадлежал к числу образованнейших и искуснейших врачей столицы.

Напряженная работа, частые заграничные командировки, ежедневная частная практика подорвали здоровье Федора Карловича. Он страдал астмой и вынужден подать прошение об отставке с просьбой о поселении в Крыму.

18 августа 1802 года по царскому Указу титулярный советник Мильгаузен уволен по болезни. За отличную службу на медицинском поприще сенат наградил генерал-штаб-лекаря «в вечное и потомственное владение 1000 десятин земли, император — 3000 ассигнациями».

В Крыму внимание Мильгаузена привлекали целебный климат, экзотическая природа лесного заречья на окраине Симферополя, где он мечтал поправить пошатнувшееся здоровье. Современники впоследствии отмечали, что здесь, в благодатном после Петербурга климате, на вольном воздухе, среди садов Мильгаузен стал быстро выздоравливать.

Министерство внутренних дел определило круг обязанностей доктора Мильгаузена в Крыму — «чиновника сего, известного по отличной службе, знанием и опытностью, по увольнению от настоящей должности, употребить в Крыму на особенные поручения по части врачебной».

Он и здесь был на самых опасных участках работы — доктор самоотверженно продолжал борьбу с эпидемиями чумы и холеры. Когда в 1822 году среди черкесов Закубанской области вспыхнула эпидемия чумы, министр внутренних дел граф Кочубей обратился к Мильгаузену с предписанием «стараться избрать вернейшие и надежнейшие средства, дабы зараза сия не могла быть внесена в пределы нашего общества». Доктор скрупулезно обследовал карантины в Феодосии, Севастополе, ревизовал крымские аптеки, осматривал в Севастополе чумные бараки.

Памятник Ованесу (Ивану) и Габриелу Айвазовским. Авторы — Ливон Токмаджян с сыновьями. 1998—1999 гг.

По выражению Ф. Пашкова, он поселился в том месте, где «жили здесь и мыслили великие умы, старавшиеся проникнуть в тайну прошедшего и обнять настоящее нашего Крыма». На берегах Салгира, в ближайшей округе Симферополя, основалась «ученая колония» — усадьбы Ф.К. Мильгаузена, П.С. Палласа, Х.Х. Стевена, П.И. Сумарокова, А.И. Казначеева, В.М. Княжевича, Ф.А. Дессера и других замечательных людей, обогативших Крым своими открытиями, исследованиями, жизнью. Усадьбы их отличались размерами домов и площадью окружавших их парков, количеством и богатством построек, отделкой усадебного дома — все это определялось именитостью, состоянием и вкусами владельцев.

Дом Мильгаузена удачно вписался в этот дачный, озелененный садами пригород Симферополя.

Федор Карлович приобрел свое имение в 1819 году у наследников члена Таврического областного правления Герасима Ивановича Беляева, который умер в 1804 году.

К этому времени это было уже довольно расстроенное хозяйство, потому через год новый владелец приступил к благоустройству имения и строительству дома. По акту Санкт-Петербургской палаты гражданского суда, Мильгаузен приобрел в Симферополе 50 десятин (около 60 га) земли, господский дом с фруктовым садом, хозяйственными постройками и мельницей.

Архивные документы ЦГАДА в Москве позволили мне установить точную дату постройки дома Мильгаузена — это 1820 год, (в противовес утвердившемуся в краеведении мнению — 1797 год).

Стоявший на границе парка усадебный дом (дом сохранился и находится на улице Киевской, 24) представлял собой каменное одноэтажное (с мансардой в центральной части) строение с двумя боковыми симметрично расположенными флигелями. Традиционная схема трехчастной объемно-пространственной композиции дома, его стилевая направленность позволили отнести это сооружение к раннему классицизму. В основу плана дома положен прямоугольный объем с выступающим в центре ризалитом, просторным балконом со стороны парадного фасада и боковыми крыльями. В парк, на главную аллею, выходил стройный четырехколонный портик главного фасада, в тени которого располагались прямоугольные окна и парадная дверь. Монументальность главному фасаду придавал портик из четырех тесаных колонн тосканского ордера, поддерживавший открытый на всю плоскость стены балкон мансарды, специально ориентированный на лучшую точку обзора — обширный сад с аллеями и цветочным партером (ныне балкон утрачен).

Хозяин дома Федор Карлович, его жена и две дочери любили свой сад — достопримечательность своего имения. Архивные материалы, воспоминания друзей владельца усадьбы хранят восторженные отзывы об этом удивительном уголке природы: «Сад его стал образцом садовой культуры того времени». Он граничил со смежными владениями гр. Нарышкиной, Х.Х. Стевена, Ф.А. Дессера. Секретарь князя А.Н. Голицына Ю.Н. Бартенев в своем дневнике описывает сад Мильгаузена: «Сад у него на пятидесяти десятинах, плодовые деревья насажены у него в симметрическом, кажется в четырехсаженном расстоянии. Новый сад засадил сам хозяин, фрукты с него поступают в продажу, а перед домом его есть садик... Есть и другой сад, там водяная мельница. В этом саду деревья старые: я видел величественную осокорь, видел белый тополь, видел вишни колоссальной величины и толщины». Фруктовый сад был в основном яблоневый, но росли в нем груши и сливы, и миндаль. От этого сада до нашего времени дожило уникальное дерево — каштан конский, посаженный хозяином (улица Фрунзе, 30).

Дом Мильгаузена был открыт для всех. Благодаря своим прогрессивным демократическим взглядам, врач Мильгаузен пользовался большой популярностью среди простого народа. Он бесплатно лечил бедняков, оказывал неимущим пациентам материальную помощь.

В 1820 году с Ф.К. Мильгаузеном познакомился А.С. Пушкин во время пребывания с семьей генерала Раевского в Симферополе (по утверждению М.Г. Карского, их встреча состоялась в доме Таврического вице-губернатора Куруты). Федор Карлович тогда выглядел «престарелым». Его знакомство с поэтом впоследствии переросло в дружбу. В кабинете Мильгаузена, над его письменным столом, висел в застекленной рамке лист бумаги с рукописью стихотворения — мадригал, посвященный поэтом хозяину дома. (Впоследствии, в 1924 году, эта семейная реликвия попала в Москву и дальнейшая судьба ее неизвестна). А дом врача вошел в историю города как «домик Пушкина».

Современники характеризовали Мильгаузена «как в высшей степени симпатичную и идеальную личность — и как врача, и как человека». (Ф. Пашков). Жизнь в Симферополе подарила Федору Карловичу встречи со многими видными деятелями русской культуры и науки — А.С. Пушкиным, К.И. Батюшковым, В.А. Жуковским, М.С. Щепкиным, В.Г. Белинским, композитором А.Н. Серовым, хирургом Н.И. Пироговым, ботаником Х.Х. Стевеном, историком П.И. Кеппеном, художником И.К. Айвазовским, публицистом В.М. Княжевичем, композитором С.И. Танеевым и другими замечательными личностями.

Федор Карлович поддерживал тесные отношения с братом — Богданом Мильгаузеном, профессором Петербургского университета. Дочь Богдана Елизавета была замужем за известным русским историком и общественным деятелем, профессором Московского университета Т.И. Грановским, любимцем студентов. Т.Н. Грановский преподавал историю внукам знаменитого генерала Н.Н. Раевского. Елизавета Богдановна продолжала дружбу с Раевскими и после смерти мужа (он умер в 1855 году).

За 35 года жизни и активной деятельности в Крыму Ф.К. Мильгаузен проявил себя многогранно. Прекрасный врач, ученый ботаник, метеоролог, он являлся основателем Симферопольской метеостанции. Данные его метеорологических наблюдений за 32 года впоследствии были обработаны П.И. Кеппеном и Г.И. Вильде, опубликованы в летописях главной физической обсерватории. Федор Карлович был избран членом Московского Общества испытателей природы, которому подарил ценную коллекцию насекомых Крыма. Для будущего ботанического сада в Петербурге он собрал образцы флоры Крыма и Закавказья. Плодотворно трудился Мильгаузен в должности попечителя странноприимного дома Таранова-Белозерова и Симферопольской губернской казенной гимназии, которой подарил 570 томов книг, атласы, приборы для физического кабинета. Мильгаузен стоял у истоков газетного и библиотечного дома в Таврической губернии — с 1838 года он участвовал в издании газеты «Таврические губернские ведомости», а с 1836 — в работе публичной библиотеки.

В 1830 году статский советник Ф.К. Мильгаузен, как попечитель лютеранского Симферопольского прихода, стал будировать вопрос о сооружении немецкой кирхи в городе. В письме к гражданскому губернатору А.И. Казначееву он докладывал, что проект и смета на строительство храма составлены, и ходатайствовал об отводе для кирхи «приличного места в 20 саженей в длину, ширину 15 саженей от возведенного собора».

Кирху часто посещал талантливый русский композитор А.Н. Серов, друг Ф.К. Мильгаузена, с помощью которого он получил в этот храм свободный доступ. «Здесь он шаг за шагом осваивал технику игры на органе, а приобретенные знания испытывал на бесподобных хоралах Баха».

14 июля 1832 года Мильгаузен введен в родословную книгу дворян Таврической губернии — к этому времени доктор имел достаточно наград и поощрений: кавалер ордена св. равноапостольного князя Владимира 4-й степени, св. Анны 2-й степени с алмазными украшениями. В родословной книге отмечено, что Федор Карлович женат, имеет двух дочерей и крестьян 8 душ.

В апреле 1846 года общественность города отмечала 50-летие врачебной деятельности Мильгаузена. По инициативе предводителя дворянства

А.И. Казначеева была объявлена подписка на приобретение подарка юбиляру с условием пожертвования не более 1 рубля, а меньше — сколько угодно. «Так, — писал современник, — малыми приношениями от многих лиц изъявлена блистательная признательность нашему общему другу».

Торжество было грандиозным. По специальному заказу выполнена серебряная ваза, на крышке которой выгравировано изображение лютеранской кирхи, а над крышкой возвышалась фигура доктора с медицинской атрибутикой. Художник И.К. Айвазовский на одной стороне вазы изобразил Федора Карловича на фоне Чатыр-Дага. Доктор в кругу своей семьи, перед ним — русский мужик, с поклоном подносящий ему хлеб-соль, а за ним татарин, немец, караим, еврей и армянин в национальных костюмах. На другой стороне надпись: «Благодарные жители Таврии и почитатели Федору Карловичу Мильгаузену в день пятидесятилетия его врачебных подвигов». Генерал-губернатор князь М.С. Воронцов прислал юбиляру поздравительное письмо с награждением его чином действительного статского советника. Во время торжественного обеда в здании Дворянского собрания была пропета кантата А.Н. Серова, друга юбиляра. Императорская Медикохирургическая Академия вручила Мильгаузену высшую награду — диплом доктора медицины.

В Европе среди ученых существовал обычай, не предписанный никакими законами, — после 50-летней творческой многогранной деятельности достойные юбиляры получали новые дипломы. Ученые-соотечественники затребовали в МВД для Мильгаузена диплом доктора медицины за 50-летнюю деятельность «на поприще служебном и врачебно-практическом». Высокая награда была выдана. Немецкое общество врачей Петербурга отметило юбилей Мильгаузена вручением диплома почетного члена с посвящением ему очередного тома своих трудов. Доктор медицины Федор Карлович Мильгаузен учредил свой личный фонд для приобретения лекарств и бесплатного лечения больных.

Сохранилось юбилейное стихотворение, посвященное Федору Карловичу:

«Блеск света, славы блеск в тиши тобой забыты.
Но тем, кто недугом и скорбью удручен,
Н двери и душа твои равно открыты.
Здесь разнородные сословия стеклись,
Чтоб чествовать твое искусство, добродетель,
И заодно душой сказать
все собрались, Что ты наш общий друг
и бедных благодетель».

После торжественного юбилея впереди были еще 7 лет ежедневного кропотливого труда. О врачебной деятельности Федора Карловича в этот период ходили легенды, о нем писали газеты. В 1853 году, в год смерти любимого доктора, журналист сообщал о нем в «Таврических губернских ведомостях»:

«Ежедневно мы видим почтенного седовласого старца: зимой — в легкой шинели, летом — в легком сюртуке, и всегда в одной самой легкой фуражке, идущего мерными шагами с мызы своей в город, на расстоянии двух верст. Здесь переходит он из дома в дом, навещая больных друзей, чиновников, ремесленников — русских, армян, караимов, евреев. Для его всегда безвозмездных врачеваний не было различия, кроме разве того, что бедняков, оставленных другими, навещал он более охотно, снабжая от себя лекарствами».

Наш земляк, почетный гражданин города, скончался 23 марта 1853 года на 77-м году жизни. Хоронил его весь Симферополь. На траурном митинге звучали прощальные слова пастора Килиуса, врача А.Ф. Арендта, раввина и многих соотечественников, оценивших по достоинству великую жизнь доктора медицины.

В конце XIX века городская дума приняла решение назвать именем ученого и общественного деятеля уже обозначившуюся улицу, на которой находилось его имение. В годы империалистической войны ул. Мильгаузенскую переименовали в Битакскую, в первые годы Советской власти — в Мичуринскую, а в 1964 году — в Киевскую.

Память о Федоре Карловиче хранит его дом, в котором хозяин прожил 33 года. Дом Мильгаузена вошел в историю города как памятник архитектуры и русской культуры первой четверти XIX столетия. Вместе со службами он являл собою типичную русскую мелкопоместную усадьбу. Усадебный дом отличался в строительном отношении сочетанием деревянных конструкций и кладки каменных стен с металлическими скрепами, что придавало сооружению необычную прочность и позволило ему в дальнейшем выдержать землетрясение 1927 года и артиллерийский обстрел в годы Великой Отечественной войны.

Внутренняя планировка здания отличалась простотой и ясностью. Его интерьеры группировались вокруг лестницы, ведущей на мансарду. Парадные и жилые комнаты располагались вокруг большого зала. Дом включал в себя пять просторных комнат, одну небольшую «швейцарскую». Мансарда имела три помещения. Парадный зал с оркестровой площадкой был хорошо освещен и декорирован. По воспоминаниям старожилов города, гобелены с изображением времен года являлись украшением зала. До нашего времени сохранились старые филенчатые двери с бронзовыми ручками петербургской фирмы В.Р. Пономаревых, в некоторых комнатах простые карнизы из двух профилированных тяг, плафон в виде розетки. Полы господского дома были покрыты толстыми сосновыми досками, закрепленными коваными гвоздями.

Время строительства дома Мильгаузена (1820 год) позволяет отнести это сооружение к типовым проектам (прямого указания на авторство нет). Несомненно, однако, что автор разработанного проекта дворянского имения был талантливым архитектором, сумевшим создать целостный, камерный по своему характеру ансамбль идиллического помещичьего хозяйства.

После смерти владельца дома здесь жила внучка Федора Карловича Тереза Пагобертовна Гейнац со своей семьей. В 70—80-е годы XIX века в доме наследников Мильгаузена пребывала семья бывшего профессора химии Новороссийского университета Х. Гасгагена, скончавшегося в Симферополе 28 декабря 1889 года.

Хорошо было бы вернуть из забвения дом нашего замечательного земляка (в старейшем жилом доме Симферополя мог бы по праву расположиться музей города) и возродить улицу Мильгаузенскую — как знак живой памяти о почетном гражданине города, обогатившем Симферополь своей жизнью и деятельностью.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь