Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Крыму находится самая длинная в мире троллейбусная линия протяженностью 95 километров. Маршрут связывает столицу Автономной Республики Крым, Симферополь, с неофициальной курортной столицей — Ялтой.

Главная страница » Библиотека » В.Л. Руев. «Турецкое вторжение в Крым в 1475 году»

Глава II. Историография и история археологического изучения османской экспансии в Крым в 1475 г.

Историография османской экспансии в Крыму является весьма обширной. Интересы исследователей, так или иначе касавшихся данной темы, в основном сводятся к изучению предпосылок и причин захватнических действий османов во второй половине XV в., политической и экономической жизни генуэзских колоний, княжества Феодоро, Крымского ханства, а также их соседей — Молдавии, Валахии, Венгрии, Польши, Московской Руси и событий, непосредственно связанных с ходом военных действий в Крыму в 1475 г. Историографию по данной проблематике можно условно разделить на несколько периодов.

Первый период (XVIII в. — начало 1920-х гг.)

Вопросы османского завоевания Крыма рассматривались в исторических трудах общего характера, посвященных Османской империи и Крыму (Д.К. Кантемир, И.Э. Тунманн, И. Ф. фон Хаммер, Н.М. Карамзин, Ю.А. Кулаковский, А.Е. Крымский), предпринимались первые попытки анализа письменных источников, посвященных осадам Каффы и Мангупа с привязкой полученных данных к архитектурно-археологическим памятникам (П.И. Кеппен, Н.Н. Мурзакевич, М.Д. Канале, В.Д. Смирнов, Л.П. Колли, В. Гейд, А.Л. Бертье-Делагард).

Один из первых трудов, посвященных истории Османской империи, связан с именем Д.К. Кантемира (1673—1723). Его перу принадлежит труд «История Османской империи», созданный в 1714—1716 гг. [Histoire de L'Empire Othoman, 1743]. Причиной вторжения турок в Крым, на Кавказ и в Молдавию Д.К. Кантемир считал османско-мамлюкское противостояние. Вторгаясь на территории, на которых находились центры работорговли (черноморские порты) и источники захвата рабов (Северный Кавказ), османы старались подорвать военный и экономический потенциал мамлюкского Египта [Histoire de L'Empire Othoman, 1743, p. 95].

Станислав Сестренцевич-Богуш (1731—1826)

Работа Иоганна Эриха Тунманна (1746—1778) о Крымском ханстве, включенная в состав «Большого землеописания Бюшинга» (1784) (этот отрывок был издан отдельно на русском языке в 1936 г., переиздан в 1990 г.), упоминает населенные пункты, завоеванные в 1475 г. При этом он ошибочно отождествляет княжество Феодоро с Каламитой (Инкерманом) и дополнительно выделяет Готское княжество, связывая его с Мангупом [Тунманн, 1991, с. 19].

В 1806 г. выходит русский перевод двухтомного издания «История о Таврии» Станислава Сестренцевича-Богуша. Дав краткий обзор прошлого Крыма, автор рассмотрел вопрос османского проникновения в контексте истории Крымского ханства. При этом С. Сестренцевич-Богуш считал, что Менгли-Гирей скрылся на Мангупе еще до подхода османов в Крым [Сестренцевич-Богуш, 1806, с. 254—256]. Также упоминается договор между Мехмедом II и Менгли-Гиреем, который считается многими исследователями вымыслом.

Николай Михайлович Карамзин (1766—1826)

Нельзя оставить без внимания фундаментальное сочинение Н.М. Карамзина (1766—1826) «История государства Российского». В его шестом томе уделено внимание русско-крымским отношениям в 1474—1475 гг. при посредничестве Каффинского купца Хози Кокоса (Ходжи Бикеш Кёккёза), сообщается о падении Каффы, описывается захват Мангупа османами [Карамзин, 1819, с. 87—90]. При этом изложение данных событий лишено какой-либо критической оценки, однако это не умаляет значимости работы Н.М. Карамзина.

Первый крупный труд, посвященный истории Османской империи, издан в четырех томах в 20—30-х гг. XIX в. австрийским историком Йозефом фон Хаммером-Пургшталем [Hammer-Purgstall, 1828; Hammer-Purgstall, 1834]. Это первая работа в европейской историографии, основанная на османских источниках. Раздел о турецком завоевании Каффы и Мангупа представлен в первом томе, охватывающем события от времени основания Османской империи до окончания правления Селима I (1512—1520). Как в указанной работе, так и в другом труде автора — «История крымских ханов» (1856 г.) [Hammer-Purgstall, 1856] в кратком изложении событий 1475 г. при описании захвата Мангупа были использованы данные ряда османских хронистов [Hammer-Purgstall, 1834, p. 525]. Акцент изложения делался на установление места пребывания Менгли-Гирея, его бегство после взятия Каффы на Мангуп и пленение после завоевания Мангупской крепости [Hammer-Purgstall, 1834, p. 525; Hammer-Purgstall, 1856, p. 33].

Йозеф фон Хаммер-Пургшталь (1774—1856)

В 1837 г. в Одессе выходит книга Н.Н. Мурзакевича (1806—1883) «История генуэзских поселений в Крыму». Пользуясь известными к тому времени латинскими источниками, а также материалами Н.М. Карамзина, автор подробно описывает турецкую осаду Каффы и последующие действия завоевателей в захваченном городе [Мурзакевич, 1837, с. 77—84], а также кратко сообщает о падении Солдайи, Чембало [Мурзакевич, 1837, с. 84], Мангупа [Мурзакевич, 1837, с. 85—87].

Одновременно с выходом труда Н.Н. Мурзакевича в Санкт-Петербурге издается книга П.И. Кеппена «О древностях южного берега Крыма и гор Таврических («Крымский сборник»)» [Кеппен, 1837]. На фоне уже значительного количества опубликованных к тому времени записок путешественников автор впервые подошел к научному описанию ряда памятников истории Крыма. В первую очередь речь шла о приморских и горных укреплениях. Исследователь коснулся османского завоевания, используя данные Мартина Броневского, критически рассмотрел сообщения источников о бегстве генуэзцев и Менгли-Гирея в 1475 г. на Мангуп [Кеппен, 1837, с. 287—288].

Титульный лист работы Н.Н. Мурзакевича «История генуэзских поселений в Крыму» (1837)

В 1855—1856 гг. в Генуе выходит трехтомный труд Микело Джузеппе Канале (1808—1890) «Торговля в Крыму и его правители» («Della Crimea, del suo commercio e dei suoi dominatori») [Canale, 1855], основанный на документах из архива Банка Св. Георгия. Особого внимания заслуживает опубликованный в этой работе «Тосканский Аноним» от 23 августа 1475 г. (см. главу I).

Ставшая традиционно привлекательной тема злоключений Менгли-Гирея в 1475 г. была затронута В.В. Вельяминовым-Зерновым (1830—1904) в вышедшем в 1863 г. «Исследовании о касимовских царях и царевичах» [Вельяминов-Зернов, 1863].

Петр Иванович Кеппен (1793—1864)

Данные «Тосканского Анонима» о падении Каффы привлекли внимание Ф.К. Бруна (1804—1880), опубликовавшего в 1871 г. работу «О поселениях итальянских в Газарии» [Брун, 1871; Брун, 1879]. Особый интерес представляют его размышления о месте высадки турецкого десанта [Брун, 1879, с. 401—402].

Василий Дмитриевич Смирнов (1846—1922)

Важной вехой в истории изучения Крымского ханства стал выход в 1887 г. первого тома труда «Крымское ханство под верховенством Оттоманской порты до начала XVIII в.», защищенного в качестве докторской диссертации выдающимся ориенталистом В.Д. Смирновым [Непомнящий, 1991, с. 157]. Автор уделяет особое место причинам и ходу экспансии османов в Крыму прежде всего против генуэзских колоний. Исследователь выделяет следующие, по его мнению, важные факторы:

1) враждебное отношение Османской империи к генуэзцам в результате поддержки последними защитников Константинополя в 1453 г.;

2) возможность участия генуэзцев в антиосманской лиге;

3) пиратство генуэзцев на Черном море [Смирнов, 1887, с. 267—268].

Если завоевание генуэзских колоний по В.Д. Смирнову было закономерным явлением, то принятие вассалитета Крымским ханством вызвано случайными обстоятельствами, так как турки признали главой Крымского ханства золотоордынского хана [Смирнов, 1887, с. 272—273]. Данные о договоре между Менгли-Гиреем и Мехмедом II автор считал вымыслом [Смирнов, 1887, с. 299].

Александр Львович Бертье-Делагард (1842—1920)

А.Л. Бертье-Делагард одним из первых попытался соотнести события 1475 г. с конкретными памятниками Мангупа. В статье «Каламита и Феодоро» [Бертье-Делагард, 1918] в связи с фортификационными особенностями цитадели, он упомянул об оснащенности турок огнестрельным оружием, что в дальнейшем подтвердилось в ходе археологических раскопок [Бертье-Делагард, 1918, с. 18—19], а также о последних днях княжества Феодоро накануне османского нашествия [Бертье-Делагард, 1918, с. 36—37].

В 1906 г. в Киеве выходит обзорная работа по истории Крыма профессора Университета Св. Владимира Ю.А. Кулаковского (1855—1919) «Прошлое Тавриды». Особый интерес вызывает тезис автора об изменении направления торговых путей из Европы в Азию после взятия османами Константинополя в 1453 г., что, по нашему мнению, стало одной из причин османской экспансии в Крым. Автор упоминает о 500 наемниках (в тексте — «казаков»), которые для защиты генуэзских владений были отправлены польским королем Казимиром IV Ягеллончиком (1447—1492) [Кулаковский, 1906, с. 114].

Людвиг Петрович Колли (1849—1917)

Необходимо отметить работу немецкого исследователя Вильгельма Гейда (1823—1906) «История торговли Востока в средние века» [Heyd, 1868], отрывок из которой переведен на русский язык и опубликован Л.П. Колли [Гейд, 1915]. Исследователь воссоздает картину османского завоевания Крыма, полностью опираясь на опубликованный М.Д. Канале документ от 23 августа 1475 г. («Тосканский Аноним»), широко при этом используя критику этого и иных источников [Гейд, 1915, с. 179—184].

Немаловажный вклад в изучение турецкого вторжения в Крым принадлежит Л.П. Колли. Основываясь на документах, изданных А. Виньей, автор опубликовал ряд работ, посвященных последним дням генуэзских колоний в Крыму [Колли, 1905; Колли, 1911; Колли, 1912; Колли, 1918а; Колли, 19186]. Несмотря на то что некоторые исследователи достаточно резко критиковали работы Л.П. Колли [Зевакин, Пенчко, 1940, с. 3], по нашему мнению, они соответствуют современному состоянию изучения проблематики.

Агафангел Ефимович Крымский (1871—1942)

Определенный интерес в рамках исследуемой проблематики представляет работа А.Е. Крымского «История Турции и ее литературы» [Крымский, 1916]. Автор писал о возможности участия молодого Крымского ханства в антиосманской лиге, препятствием для чего стала смерть Хаджи-Гирея в 1466 г. Вероятно, такая политика правителей Крымского ханства вряд ли могла пройти незамеченной для османов, что могло стать еще одной причиной для их вторжения в Крым [Крымский, 1916, с. 177].

В выделенном периоде появляется целый ряд серьезных работ отечественных и зарубежных исследователей. Параллельно с публикацией сводов письменных источников сделаны достаточно удачные попытки осмысления и анализа исторических фактов. В результате, несмотря на некоторые ошибки и заблуждения, историография первого периода дала серьезный толчок для изучения локальных вопросов по османскому походу в Крым 1475 г. и для историков XX—XXІ вв.

Второй период (1920—1980-е гг. XX в.). Отечественная историография

Начало нового периода в изучении турецкой экспансии в Крым связано с появлением труда «Готы в Крыму» русского византиноведа А.А. Васильева, одного из первых исследователей, подробно рассмотревших вопрос захвата Мангупа османами. Первые три части были изданы на русском языке в 1921 и 1927 гг. [Васильев, 1927а; Васильев, 19276], а полностью шесть частей — в 1936 г. в США [Vasiliev, 1936]. Вторжение османов в Крым рассматривается в пятой части. Автор собрал в своем сочинении все известные к тому времени письменные источники. Опираясь на них, А.А. Васильев рассматривает приход к власти в Феодоро князя Александра накануне вторжения османов [Vasiliev, 1936, p. 244—245], предполагает, что Солдайя сдалась в результате голода [Vasiliev, 1936, p. 247—248], отдельно рассматривает вопрос о «300 сицилийцах» («валахах») на Мангупе, рассуждает об анонимном правителе-ренегате «текфуре», а также не отрицает возможность пребывания в осажденной столице княжества генуэзцев и хана Менгли-Гирея [Vasiliev, 1936, p. 262—264].

Немного ранее, в 1933 г., выходит работа Н.В. Малицкого «Заметки по эпиграфике Мангупа». Автор затрагивает тему последних дней княжеской династии «владетелей Феодоро и Поморья»: приход к власти князя Александра, борьбу за княжеский престол в княжестве Феодоро накануне османского нашествия (в этом контексте упоминаются сведения о «300 валахах»), судьбу княжеской семьи по данным письменных источников после захвата Мангупа турками [Малицкий, 1933, с. 43—44].

Е.С. Зевакин и Н.А. Пенчко в своей статье «Из истории социальных отношений в генуэзских колониях» [Зевакин, Пенчко, 1940] видели в качестве основной причины сдачи Каффы туркам классовые противоречия: «...нам кажется, что если бы безымянной бесправной массе было что защищать в генуэзской Каффе, то, быть может, турецкая осада кончилась бы иначе, и падение колоний и на этот раз могло быть отстрочено» [Зевакин, Пенчко, 1940, с. 28].

Александр Александрович Васильев (1863—1953)

В 60—80-х гг. вышел целый ряд обобщающих работ по истории Венгрии [История Венгрии..., 1971], Румынии [Краткая история Румынии, 1987], Турции [Новичев, 1963; Новичев, 1965], Молдавии [Семенова, 1987]. В своих работах авторы рассмотрели особенности внешнеполитических курсов этих средневековых государств, что особенно ценно для понимания международной обстановки накануне событий 1475 г.

В 1950 г. свет увидела работа Б.Д. Грекова (1883—1953) и А.Ю. Якубовского (1886—1953) «Золотая Орда и ее падение» [Греков, Якубовский, 1950]. Авторы повествуют об отношениях Москвы с Крымским ханством накануне османского нашествия в Крым. Подробно рассматривается ситуация с Менгли-Гиреем на основе его июльского письма к одному из неизвестных вельмож, причем в качестве возможного места пребывания хана до пленения его турками называется Каффа. Причину же этого события авторы без особой аргументации видят в происках золотоордынского хана Ахмета. При этом умалчивается пребывание Менгли-Гирея в заключении у турок на протяжении месячного срока [Греков, Якубовский, 1950, с. 423]. Также необоснованно утверждение о турецком вторжении на полуостров в начале 1475 г.

Николай Владимирович Малицкий (1881—1938)

В контексте русско-крымских отношений османское завоевание Крыма рассматривается в монографии К.В. Базилевича (1892—1950), вышедшей посмертно в 1952 г. [Базилевич, 1952]. В частности, он пишет о конфликте, возникшем в ходе борьбы кандидатов на должность тудуна в Каффе, а также приводит содержание письма Менгли-Гирея, написанного им между 5 и 15 июля 1475 г., ранее опубликованного А.Н. Куратом [Kurat, 1940, s. 88]. Ссылаясь на этот документ, автор считал, что Менгли-Гирей был освобожден из заточения на Мангупе [Базилевич, 1952, с. 11]. С этим необоснованным выводом согласны некоторые современные исследователи [Зайцев, 2004, с. 88].

В публикации М.А. Тихановой (1898—1981) «Дорос-Феодоро в истории средневекового Крыма» [Тиханова, 1953] уделяется внимание династической истории княжества Феодоро. Автор считает, что князь Александр сверг брата умершего Исаака (то есть своего дядю), а также видит в качестве основной причины сдачи Мангупа османам измор и голод [Тиханова, 1953, с. 332]. Однако в целом автор следует концепции А.А. Васильева, но не ссылается на него, поскольку в СССР имя ученого находилось под запретом в связи с его эмиграцией в США. М.А. Тиханова сделала несколько досадных фактических ошибок, в частности, сдачу Каффы отнесла к 3 июля 1475 г., а также сообщила о «пяти турецких штурмах» в течение всей полугодовой осады, в результате которых удалось захватить крепость [Тиханова, 1953, с. 332] (на самом деле по данным «Тосканского Анонима» эти штурмы были предприняты в течение июля-августа 1475 г. — об этом далее).

Лидия Егоровна Семенова (1931—2010)

С.А. Секиринский (1914—1990) в «Очерках истории Сурожа» высказал мысль о долгом невмешательстве турок в дела причерноморских генуэзских колоний (за исключением событий 1454 г.) в связи с османской помощью Генуе в войне с Венецией (1463—1479) [Секиринский, 1955, с. 53]. Что касается вопроса о захвате Сугдеи, то автор следует сообщению М. Броневского о массовой гибели защитников в подожженной турками церкви [Секиринский, 1955, с. 57], что было повторено и в более поздней публикации [Секиринский и др., 1980, с. 20—21].

В 1972 г. Л.Е. Семеновой впервые было высказано предположение о причине османского вторжения в Крым в результате широкомасштабного стратегического наступления на Молдавию [Семенова, 1972, с. 215]. В дальнейшем эта версия была развита исследовательницей в ряде других работ [Семенова, 1987, с. 78; Семенова, 2006, с. 87]. Взгляды Л.Е. Семеновой поддержал А.П. Григорьев в статье «Время написания ярлыка Ахмата» [Григорьев, 1987]. В ней были рассмотрены основные причины вторжения османов в Крым, а также кратко изложены действия Гедика Ахмед-паши в 1475 г., в ходе которых, по мнению автора, Менгли-Гирей все-таки бежал от завоевателей из Каффы на Мангуп [Григорьев, 1987, с. 63—67].

Необходимо обратить внимание на работу О.И. Домбровского и О.А. Махневой «Столица феодоритов» (1974) [Домбровский, Махнева, 1973]. Здесь авторы высказывают свою точку зрения на захват власти князем Александром, а также сообщают о пяти штурмах Мангупа турками в течение трех месяцев, «как говорят некоторые источники» (?) [Домбровский, Махнева, 1973, с. 88—89].

Борис Дмитриевич Греков (1883—1953)

В 1974 г. вышел сборник статей «Феодальная Таврика», в котором следует отметить публикацию В.В. Бадяна и А.М. Чипериса «Торговля Каффы в XIII—XV вв.». Авторы считают, что, несмотря на завоевание Константинополя турками в 1453 г. и установление их контроля над черноморскими проливами, торговая значимость Каффы сохранилась. Со ссылкой на монографию М. Маловиста авторы отметили лишь изменения в векторах торговых путей. Однако при этом Каффа все равно оставалась в центре посреднической торговли. Таким образом, значимость экономико-географического положения Каффы оставалась высокой вплоть до турецкого нашествия [Бадян, 1974, с. 188—189]. В этом же сборнике опубликована статья Э.В. Даниловой «Каффа в начале второй половины XV в.». Из общего ряда данную публикацию выделяет глубокий анализ событий периода 1453—1454 гг. в контексте османско-генуэзских отношений на Черном море [Данилова, 1974].

В коллективной монографии «Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV—XVI вв.» (1984) И.Б. Греков, рассматривая вопрос об османском проникновении в Северное Причерноморье и Подунавье, не указывает основные причины вторжения турок в Крым [Греков, 1984, с. 72, 74]. Лишь проанализировав контекст венгерско-османских отношений, исследователь приходит к выводу, что причиной завоевания Причерноморья стала неспособность европейских государств создать антиосманскую лигу [Греков, 1984, с. 122]. Сама военная экспедиция османов в Крым рассматривается как «легкая прогулка» османского войска, которому удалось захватить «не нужное султану карликовое автономное Мангупское княжество» в декабре 1475 г. [Греков, 1984, с. 75]. При этом вновь упоминается история о заточении Менгли-Гирея в мангупскую тюрьму и его освобождении турками в июле 1475 г. Хотя автор указывал ранее, что крепость пала лишь через шесть месяцев.

Подводя итог по данному периоду, в целом можно говорить о существенном вкладе исследователей в изучение рассматриваемого вопроса. В первую очередь речь идет о трудах А.А. Васильева, Э.В. Даниловой, Л.Е. Семеновой и А.П. Григорьева, благодаря которым была заложена обстоятельная аналитическая — база для трактовки и осмысления имеющихся исторических фактов о событиях 1475 г. в Крыму.

Зарубежная историография довоенного и послевоенного времени

Зарубежная историография второго периода представлена трудами турецких, румынских, польских, французских историков. Особую значимость на этом фоне приобретают общие и специальные работы по османской истории турецких историков Х. Иналджика [İnalcik, 1944], Р. Экрема [Ekrem, 1934], И.Х. Данишменда [Danişmend, 1947], А. Расима [Rasim, 1967], Т.И. Озтуны [Öztuna, 1967], К. Гюрюна [Gürün, 1984], С. Тансела [Tansel, 1953], Я. Юджеля [Yücel, 1995], И.Х. Узунчаршилы [Uzunçarşılı, 1998], М. Акдага [Akdag, 1971]. Османские завоевания представлены авторами несколько тенденциозно — в основном указывается только положительное значение экспансионистской политики Мехмеда II. Позиция авторов, как правило, состоит из постулатов, типа — османы освободили покоренные народы от феодального угнетения, несли за собой веротерпимость и, главное, сплотили познавшее власть оттоманских султанов население в единое государство. Отметим наиболее знаковые работы турецких исследователей и их основные позиции с точки зрения изучения событий 1475 г. в Крыму.

Причины вторжения турок на Крымский полуостров историк И.Х. Данишменд видит в экономической выгоде и в конфликте Османской империи с Молдавией. Кроме того, по мнению автора, экспансия османов и установление вассалитета Крымского ханства были направлены против усиления Московского государства, что абсолютно необоснованно [Danişmend, 1947, s. 333—335]. Османы в третьей четверти XV в. еще не видели в Руси серьезного противника, что убедительно доказано в работе И. Зайцева [Зайцев, 2004].

В экономической составляющей видит причину вторжения в Крым османов И.Х. Узунчаршилы. Автор делает вывод, что основные достижения этого похода — вассальная зависимость Крымского ханства от Османской империи и сосредоточение в руках турок важных торговых путей [Uzunçarşılı, 1998, s. 411—413].

X. Иналджик рассматривает турецкое завоевание Крыма исключительно в контексте взаимоотношений Крымского ханства и Османской империи. Основное внимание на фоне событий 1475 г. им уделено деятельности Менгли-Гирея, рассмотрены известные причины его подчинения Мехмеду II. В целом автор представил последствия принятия турецкого вассалитета Крымским ханством в виде приобретения османским двором нового эффективного инструмента для ведения своей политики в Восточной Европе [İnalcik, 1944, s. 185—210].

Халил Иналджик (р. 1916)

Особое внимание следует уделить работе С. Тансела. В труде о втором периоде правления султана Мехмеда II (г. п. 1451—1482) событиям 60—70-х гг. XV в. в Крыму автор посвящает целый раздел [Tansel, 1953, s. 271—279], в котором анализируются слабость генуэзских колоний и экономическая выгода для Стамбула от завоевания северопричерноморских владений. Ход военных действий в Крыму изложен с опорой на сведения османских источников. Это одна из немногих работ в турецкой историографии, в которой отдельно представлен подраздел о взятии Мангупа. При описании этого события С. Тансел опирается исключительно на данные Ашик-паши-заде.

В работе Р. Экрема экспедиция Гедина Ахмед-паши представлена лишь в качестве верного способа для разрешения междоусобного конфликта в Крымском ханстве [Ekrem, 1934, с. 29]. В остальных работах события 1475 г. в Крыму, как правило, упоминаются в контексте беглого обзора османских завоеваний второй половины XV в.

В целом у большинства турецких авторов описание событий 1475 г. сводится к следующему ряду: конфликт Менгли-Гирея с Эминеком — нашествие Гедина Ахмед-паши и быстрый захват Каффы — освобождение Менгли-Гирея из тюрьмы, признание им покорности Мехмеду II — отправка крымского хана в Стамбул. К сожалению, кроме изложения этих давно известных сведений, турецкие публикации на данную тему не содержат ни новой информации, ни глубокого анализа этих событий.

Из зарубежных публикаций особый интерес вызывает статья румынского исследователя Ш. Папакости «Каффа и Молдавия перед лицом османской угрозы (1453—1486)» [Papacostea, 1977]. Автор приходит к следующим выводам о причинах османской экспансии в Крым и Молдавию:

1) развитие у османов собственного флота;

2) желание Османской империи установить свой контроль в крымских портах и захватить выгодные торговые пути [Papacostea, 1977, с. 131—153].

Также следует отметить труды польских исследователей Л. Подгородецкого и М. Маловиста. В исследовании «Крымское ханство и его отношения с Польшей в XV—XVIII вв.» Л. Подгородецкого [Podhorodecki, 1987] имеются положения, существенно отличающиеся от реальной исторической картины рассматриваемой проблематики. Так, автор пишет о свержении Менгли-Гирея ордынским ханом Ахматом в мае 1475 г. и последующей передаче власти своему ставленнику. В результате, вероятно «возмущенный» подобного рода обстоятельствами и имея свои претензии на ханский трон, бей Эминек вынужден был обратиться за помощью к османам. Согласно письменным источникам, флот Гедика Ахмед-паши выдвинулся в поход уже 19 мая, а прибыл 31 мая, то есть, по версии Л. Подгородецкого, получается, что на подготовку к походу турки имели не более недели (sic!). По всей вероятности, автор находился в плену определенных исторических иллюзий, которые были навеяны аналогичными данными в исследовании И.Ф. Хаммер-Пургшталля [Hammer-Purgstall, 1828, s. 140].

Работа М. Маловиста «Каффа — колония генуэзская (1453—1475 гг.)» посвящена анализу внешнеполитических и торговых отношений столицы генуэзских колоний в Северном Причерноморье в период владения ими Банка Св. Георгия. Осада и захват Каффы османами излагается автором на основе «Тосканского анонима». В качестве причин, способствовавших турецкому нашествию, Мариан Маловист выделяет глубокий политико-экономический кризис стран Европы, который не дал возможности создать антиосманскую лигу. С другой стороны, автор отмечает отсутствие в непосредственной близости от столицы генуэзских колоний в Северном Причерноморье крупного и сильного государства, которое было бы способно защитить Каффу [Małowist, 1947, s. 288—346].

Подводя черту, можно сказать, что в указанный период освещение вопроса турецкого вторжения в Крым в большинстве случаев носило компилятивный характер исключительно в рамках изучения истории Крымского ханства. Лишь авторам нескольких публикаций удалось обстоятельно проанализировать причины и ход военной экспедиции Гедика Ахмед-паши в Крыму.

Третий период (90-е гг. XX в. — начало XXI в.). Историография стран СНГ

В 1990 г. выходит монография А.Г. Герцена «Крепостной ансамбль Мангупа» [124], написанная по материалам защищенной в 1984 г. кандидатской диссертации «Система оборонительных сооружений Мангупа» [Герцен, 1984]. Именно с этой работы было начато комплексное изучение османской осады столицы княжества Феодоро — Мангупа на основе сопоставления письменных и археологических источников. Обновленные информация и подход к данной проблематике легли в основу вышедшей в 2001 г. статьи «По поводу новой публикации турецкого источника о завоевании Крыма» [Герцен, 2001], ставшей своеобразным откликом на опубликованный Э. Хайбуллаевой перевод нескольких разделов труда Ашик-паши-оглу. В дальнейшем о событиях на Мангупе в 1475 г. был выпущен еще ряд публикаций [Герцен, 2004а; Герцен, 2004б; Gertsen, 2004]. В них, помимо сведений об осадных действиях на Мангупе с Северного фронта, появляется информация о южном направлении осады Мангупа, рассматривается вопрос о применении военной хитрости турками, а главное — впервые предлагается археолого-историческая периодизация осады и захвата Мангупской крепости. А.Г. Герцен выделяет:

1) осадные действия на Южном склоне;

2) осадные действия на Северном направлении;

3) прорыв в город;

4) захват цитадели.

В этом же году увидела свет монография А.М. Некрасова «Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV — первая половина XVI в.)» [Некрасов, 1990]. Автор проанализировал ситуацию в генуэзско-татарских отношениях в 1474—1475 гг., основываясь на известных источниках, кратко проследил ход османской кампании в Крыму, а также пришел к выводу, что Менгли-Гирей был захвачен не на Мангупе, а в Каффе [Некрасов, 1990, с. 40—43].

Монография азербайджанского исследователя Я.М. Махмудова «Взаимоотношения государств Ак-Коюнлу и Сефевидов с западноевропейскими странами (вторая половина XV—XVII в.)» [Махмудов, 1991] рассматривает условия, которые способствовали вторжению османов в Молдавию и Крым: поражение государства Ак-Коюнлу в битве с османами в 1473 г., последующий захват Карамана, внутренние распри в Ак-Коюнлу, пассивная и эгоистическая политика Венеции, невозможность создания антиосманской лиги [Махмудов, 1991, с. 69—74].

Вопросы международных отношений в контексте русско-крымских связей разработаны в монографии А.Л. Хорошкевич «Русь и Крым: от союза к противостоянию (конец XV — начало XVI века)» (2001) [Хорошкевич, 2001]. В частности, сделан вывод о Руси в 70-х гг. XV в. как о потенциальном участнике антиосманской лиги. Хотя в конце XV в. между Москвой и Стамбулом установились теплые отношения, которые в дальнейшем приняли характер постоянной скрытой или открытой конфронтации. Именно османские завоевания в Северном Причерноморье и вхождение Крымского ханства под турецкий сюзеренитет способствовали военному и экономическому напряжению Московии из-за постоянных татарских набегов.

Игорь Авенирович Баранов (1946—2001)

К новейшим исследованиям, которые затрагивают османское вторжение в Крым, относится вышедшая в 2004 г. монография И.В. Зайцева «Между Стамбулом и Москвой: Джучидские государства, Москва и Османская империя». Исследователь обращает внимание на весьма интересный аспект неудачного строительства антиосманской лиги в первой половине 70-х гг. XV в. — венецианско-ордынские отношения [Зайцев, 2004, с. 88].

В 2009 г. вышла монография В.Л. Мыца «Каффа и Феодоро в XV в. Контакты и конфликты» [Мыц, 2009а], в которой отдельная глава, основанная на более ранней публикации в журнале «Stratum+» [Мыц, 2005], посвящена экспедиции Гедика Ахмед-паши в 1475 г. Нужно отметить, что это первая попытка связать результаты многолетних археологических исследований с данными письменных источников о событиях 1475 г. в генуэзской Газарии. При неоднозначности ряда высказанных автором положений и спорных, а иногда и ошибочных суждений данная работа является на сегодняшний день одной из ключевых по истории событий XV в. в Крыму.

К сожалению, в связи с возрастающим интересом к изучаемой проблематике появились псевдонаучные работы. Так, М.Н. Автушенко и А.В. Васильев, пытаясь придать своей работе определенную «научность», снабдили ее обширным библиографическим аппаратом. Однако описание авторами событий 1475 г. представляет ухудшенный пересказ ранее опубликованных сведений, причем без ясного представления авторами топографии Мангупа. В брошюре П. и Г. Кесмеджи описание турецкой осады Мангупа разбавлено изрядной порцией вымысла1.

Интересующая нас тематика затрагивается в новых обобщающих работах по истории Румынии [История Румынии, 2005], Венеции [Бек, 2002], Венгрии [Контлер, 2002], Ватикана [Гергей, 1996], Османской империи Иналджик, 1998; Петросян, 1990]. Особое значение для понимания особенностей функционирования османских государственных и военных институтов, организации армии и флота имеет двухтомное издание «История Османской империи, общества и цивилизации» [История Османского государства..., 2006].

В заключение необходимо отметить диссертацию В.А. Крот, тема которой «Османская экспансия в Юго-Восточной Европе и внешняя политика Польши в последней четверти XV — начале XVI в.», близка к исследуемой проблематике. Стратегические планы османов и ход военной кампании в Крыму рассмотрены в отдельной главе в контексте международных отношений в 70—80-х гг. XV в. [Крот, 2004]. В целом эта работа затрагивает османско-польские контакты, однако в рамках изучения событий 1475 г. в Крыму важную роль играет представление позиции польского короля Казимира в отношении надвигавшейся османской угрозы и политики невмешательства в крымские дела, несмотря на разгром ставшей в 1462 г. польским вассалом Каффы.

Подводя итоги историографического обзора публикаций, которые прямо или косвенно затрагивают экспедицию Гедика Ахмед-паши в Крыму в 1475 г., можно констатировать, что большинство из них изобилует пересказом исторических событий в ряде случаев без необходимого исторического анализа. Слабо разработаны причинно-следственные связи событий 1475 г. В этом вопросе исследователи, как правило, ограничивались положениями или выводами своих предшественников. Абсолютно не проработан целый ряд конкретных вопросов истории османской военной кампании в Крыму (стратегические военные планы османов на 1475 г., численность экспедиционного корпуса, тактика и вооружение сторон конфликта, ход военных действий, влияние экспедиции Гедика Ахмед-паши на политику стран, чьи интересы сходились в северопричерноморском регионе и др.), не говоря о более локальных проблемах.

История археологических исследований событий 1475 г. в Крыму неотъемлемо связана с исследованиями ряда средневековых памятников Крыма — Каффы, Солдайи, Чобан-Куле, Алустона, Фуны, Чембало, Каламиты, Мангупа, где были выявлены артефакты и комплексы, связанные с событиями 1475 г.

Олег Иванович Домбровский (1914—1994)

В Каффе в течение нескольких сезонов (1949, 1951—1952 гг.) И.Б. Зеест проводились раскопки на территории цитадели (на Карантинном холме) [Зеест, 1951; Зеест, 1953]. В дальнейшем, с 1970-х гг., исследования цитадели и оборонительной линии бурга в южной части городища были продолжены Б.Г. Петерсом [Петерс, 1976; Петерс, 1977; Петерс, 1978; Петерс, 1981], А.И. Айбабиным [Айбабин, 1973], Е.А. Айбабиной и С.Г. Бочаровым [Айбабина, Бочаров, 1997а; Айбабина, Бочаров, 1997б; Айбабина, Бочаров, 2001; Айбабина, Бочаров, 1994]. С позиции выявления следов военных действий первых дней июня 1475 г. интерес представляют раскопки башни Константина, к юго-западу от которой были расположены главные городские ворота [Айбабина, 1988, с. 76—80]. Предполагалось, что именно данный участок подвергся интенсивному артиллерийскому обстрелу, но выразительных находок, относящихся к этому событию, обнаружено не было. С.Г. Бочаровым была предложена реконструкция крепостного ансамбля Каффы [Бочаров, 1998; Бочаров, 2000] с учетом письменных источников и архитектурно-археологических материалов, что имеет большое значение для воссоздания общей картины османской осады. Сообщения османских хронистов о переоборудовании христианских святынь в мечети после захвата города турками были рассмотрены Е.А. Айбабиной и С.Г. Бочаровым, на основе архитектурно-археологических исследований, установивших, что количество храмов действительно сократилось [Айбабина, Бочаров, 2002, с. 162].

Систематические археологические исследования Солдайи начались с 20-х гг. XX в. [Джанов, 2006, с. 324]. Однако материалов, однозначно связанных с экспедицией Гедика Ахмед-паши, получено крайне мало. Так, М.А. Фронджуло обнаружил в башне Якобо Торселло (западная башня главных ворот) навершие хоругви или знамени и предположил, что его спрятали защитники крепости [Фронджуло, 1973, с. 342]. Эту версию в дальнейшем поддержали А.В. Джанов и С.Г. Бочаров [Бочаров, Джанов, 2000, с. 20], хотя веских оснований связывать эту находку с событиями 1475 г. нет. При раскопках у внешней стороны оборонительной стены, возле восточной башни главных ворот, И.А. Барановым были обнаружены остатки здания, пристроенного, по мнению автора, турками к куртине, еще не подвергшейся ремонту после артиллерийского обстрела. Вызывает недоумение утверждение И.А. Баранова о падении Солдайи в декабре 1475 г. [Баранов, 1988, с. 90].

Укрепление Чобан-Куле (Чабан-Куле) изучалось с перерывами в 50—60-е гг. XX в. (В.П. Бабенчиков, А.Л. Якобсон). Последние археологические раскопки проводились здесь В.Л. Мыцом и В.П. Кирилко в 1992—1993 гг. Выяснилось, что к лету 1475 г. генуэзцы построили только донжон, а остальные объекты крепостного комплекса остались недостроенными). При раскопках этой крепости авторы отметили отсутствие следов пожара 1475 г. [Кирилко, Мыц, 2004, с. 221].

В 60-х гг. XX в. исследовалась феодоритская крепость Фуна у юго-западного подножия горы Демерджи. Небольшие раскопки здесь были предприняты О.И. Домбровским [Домбровский, 1974, с. 43—44], а затем О.А. Махневой и К.К. Когонашвили. Последними был сделан вывод, что разрушение укрепления связано с турецким нашествием 1475 г. [Когонашвили, 1974, с. 116, 118]).

В 1980—1990-е гг. Фуну исследовали В.Л. Мыц и В.П. Кирилко, которые полностью подтвердили выводы предшественников [Кирилко, 2005, с. 238; Мыц, 1988, с. 112]. Более того, изучение донжона и примыкающей к нему территории позволило выявить слой пожара 1475 г., в котором были обнаружены османские наконечники стрел [Мыц, 2005, рис. 345].

Крепость Алустон подверглась системным археологическим раскопкам в 1984—1995 гг. В результате был обнаружен мощный слой пожара 1475 г. с фрагментами и археологически целыми формами столовой посуды, изделиями из металла. Среди последних следует выделить османский наконечник стрелы. По мнению В.Л. Мыца, крепость Алустон была взята османами штурмом и после этого сожжена [Мыц, 2002, с. 161].

Первая находка фрагмента турецкого пушечного ядра на Мангупе. Март 1971 г. Фото А.Г. Герцена

В результате исследований 60-х гг. XX в. крепости Горзувиты также были обнаружены следы разрушения 1475 г. [Домбровский, 1972; Домбровский, 1974]. Е.А. Паршина отмечает следы пожара 1475 г. в Партените [Паршина, 2002, с. 108]. По мнению А.В. Лысенко и И.Б. Тесленко, османами в 1475 г. был разрушен храм Св. Апостолов Петра и Павла в Партените, после чего в XVI в. он продолжил функционирование лишь в качестве часовни [Лысенко, Тесленко, 2002, с. 70].

В течение 2000-х гг. системному археологическому изучению подверглась генуэзская крепость Чембало. Особый интерес в контексте исследуемой проблематики представляют материалы раскопок Южно-Крымской экспедиции 2002 г. В башне Барнабо Грилло и на примыкающей территории были обнаружены следы нескольких пожаров, которые исследователи связывают с военной экспедицией Карло Ломеллино (1434 г.), вторжением османов (1475 г.) и неизвестным военным эпизодом в 60-х гг. XVII в. [Адаксина и др., 2003, с. 55—56; Адаксина и др., 2004, с. 31].

В 1948 и 1950 гг. Е.В. Веймарном проводилось археологическое изучение крепости и порта княжества Феодоро — Каламиты [Веймарн, 1956, с. 55]. Во второй половине 80-х гг. XX в. оборонительные сооружения здесь исследовал В.Ф. Филиппенко [Филиппенко, 1996, с. 144]. Ни следов пожара, ни артефактов, связанных с вторжением османов в 1475 г., на памятнике обнаружено не было.

До 70-х гг. XX в., несмотря на более чем столетнее археологическое изучение Мангупа (с 1853 г.), материальных свидетельств событий осады 1475 г. было обнаружено ничтожно мало. Так, А.И. Маркевич упоминает о «каменной пушке» в одном из дворов деревни Ходжа-Сала у северного подножия плато [Маркевич, 1988, с. 67]. В 30-х гг. XX в. Н.И. Репников отмечал присутствие в деревне Адым-Чокрак хорошо обработанных больших каменных ядер [Герцен, 1990, с. 151]. Эти ядра в 1940 г. видел Е.В. Веймарн.

Систематическое археологическое изучение событий осады Мангупа 1475 г. начинается с 1970—1971 гг., когда А.Г. Герценом было обнаружено укрепление A.XIV главной линии обороны в балке Гамам-Дере, против которого османы сконцентрировали основные усилия. В марте 1971 г. в непосредственной близости от этого укрепления были найдены фрагменты турецких пушечных каменных ядер [Герцен, 2008, с. 316]. Также в результате разведок А.Г. Герцена и М.Я. Чорефа в балке Табана-Дере были выявлены фрагменты перелетевших через мыс Чуфут-Чеарган-Бурун ядер, и тогда было сделано предположение об осадных действиях турок против укреплений, перекрывавших Табана-Дере. Через год стало ясно, что данные фрагменты ядер оказались здесь либо случайно, либо в результате перелета артиллерийских снарядов через мыс Чуфут-Чеарган-Бурун. Основные осадные действия были развернуты в соседней балке Гамам-Дере — против укреплений A.XIV и A.XV. В течение последовавших нескольких полевых сезонов на A.XIV были обнаружены следы попадания ядер в кладку укрепления, фрагменты артиллерийских каменных снарядов, наконечники стрел. Также, по мнению А.Г. Герцена, в каменном завале оборонительной стены был обнаружен скелет защитника, погибшего в результате артиллерийского обстрела [Герцен, 2008, с. 317].

В течение 1972—1973 гг. при зачистке фасов куртин А, Б, В укрепления A.XIV были выявлены около 20 мест попаданий и даже два ядра, засевшие в кладке. Для разрешения вопроса о месте расположения турецкой артиллерии в 1972 г. были проведены разведки, в результате которых выявлены следы дороги в тальвеге балки Гамам-Дере, а также две горизонтальные площадки площадью 25—30 кв. м.

В 1975 г. началось систематическое изучение цитадели. В течение 30-летних исследований этого памятника был получен весьма обширный материал, связанный с последними днями столицы княжества Феодоро. В 1997 г. в процессе изучения раннесредневекового могильника «Южный-1» на южном склоне возвышенности Мезар-Тепе было найдено целое гранитное пушечное ядро (тип 1а). В результате разведок в котловине между южным склоном Мангупа и северным — Мезар-Тепе были выявлены многочисленные фрагменты гранитных ядер. Так было выявлено еще одно направление осадных действий турок в 1475 г. В 2009 г. автором настоящей работы был обнаружен заключительный марш средневековой дороги, ведущей на территорию городища. Сделан вывод, что османы расположили осадные позиции в непосредственной близости от дороги.

Фрагменты турецкого пушечного ядра. Раскопки укрепления A.XIV главной линии обороны Мангупа в 70-х гг. XX в. Фото А.Г. Герцена

В 2005 г. было проведено обследование восточного и западного склонов балки Гамам-Дере. На одной из ряда выявленных площадок были обнаружены куски бронзы. Поперек площадки был заложен шурф, который дал целый ряд находок, связанных с осадными действиями турок, в том числе значительный фрагмент пушечной бронзы. Очевидно, комплекс площадок в Гамам-Дере представляет остатки осадной позиции османов с участками для расположения артиллерии и штурмовых подразделений. В 2007 г. начаты каталогизация и маркировка площадок в Гамам-Дере. В этом же году автором была обнаружена засевшая в кладке часть гранитного ядра (диаметр 406 мм) в районе стыка куртин Б и В укрепления A.XIV

Находки, связанные с осадой и прорывом турок, были сделаны в разное время при изучении других участков городища, в частности церкви Св. Константина (т. н. храма Богородицы) [Герцен и др., 2007], расположенной в устье балки Гамам-Дере, усадьб в Лагерной балке, Второй линии обороны, базилики, укрепления A.XIX [Герцен, Манаев, 2005].

В 2006 г. были возобновлены исследования княжеского дворца, продолжающиеся до настоящего времени. На южной периферии дворцового комплекса построек повсеместно обнаружены следы пожара 1475 г. После этого в османский период в непосредственной близости от дворца функционировало лишь несколько построек.

В итоге по отношению к памятникам, связанным с генуэзским присутствием в Крыму, до настоящего времени отсутствуют систематика и обобщение археологических материалов 1475 г. Этот пробел возможно компенсировать, учитывая наличие закрытого археологического комплекса 1475 г. на Мангупе и многолетние полевые исследования османской осады Мангупа.

Накопленные археологические артефакты и анализ письменных источников, освещающих события 50—70-х гг. XV в., дают возможность по-иному подойти к решению ряда вопросов, связанных с уточнением времени и локализации боевых действий в период военных действий турок против крепостей южнобережного и горного Крыма. Здесь уместно привести цитату из работы В.В. Стоклицкой-Терешкович: «...проблема падения Каффы почти не затронута ни в западноевропейской, ни в дореволюционной русской буржуазной литературе. Даже те авторы, которые в виде исключения пытались дать не только описание, но и какое-то объяснение быстроте падения Каффы, были очень далеки от подлинно научного решения этой проблемы» [Стоклицкая-Терешкович, 1951, с. 205]. К этому надо добавить необходимость современного комплексного изучения не только падения Каффы, но и других крепостей Капитанства Готии и княжества Феодоро. Требуются новые подходы к осмыслению событий 1475 г. в Крыму.

Исходя из проделанного источниковедческого обзора можно сделать вывод о широком диапазоне письменных источников и слабой информативной стороне основной их массы. Археологические источники и их достаточно надежная интерпретация позволяют проверить ряд суждений, основанных на материалах письменных документов. В целом проделанный историографический анализ и изучение истории археологических исследований событий 1475 г. в Крыму убеждают в том, что необходимо продолжать заниматься разработкой проблемы, анализом и обобщением новых данных.

Примечания

1. Подобные издания автор не считает возможным включить в список литературы данного исследования, однако выходные данные укажем: Васильев А.В., Автушенко М.Н. Загадка княжества Феодоро. — Севастополь: Библекс, 2009. — 416 с. (см. с. 255—261); Кесмеджи П., Кесмеджи Г. Княжество Феодоро. — Симферополь: Таврида, 1999. — 120 с. (см. с. 106—113).

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь