Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.В. Попов. «Успенский Бахчисарайский монастырь. История, архитектура, святыни»

Краткий очерк истории возникновения христианства в Юго-Западном Крыму. Обзор истории Готской епархии

Первые семена веры Христовой на этой земле были посеяны святым апостолом Андреем Первозванным в I веке, как сообщают нам церковное предание и древние памятники. Во время проповеди апостола Андрея Горный Крым был населен, предположительно, тавро-скифскими племенами, которым и было проповедано Святое Евангелие. Уже в конце I века, в 98 году, римский епископ св. Климент, сосланный в Херсонес из Рима в период гонений императора Траяна (98—117) на христиан, обнаружил здесь до двух тысяч последователей гонимой веры, ведущих свою историю со времени проповеди св. апостола Андрея Первозванного в Крыму.

Священномученик Климент продолжил начатое апостолом дело. Ко времени своей мученической кончины, последовавшей в 101 году1, он оставил 75 христианских храмов, главным образом устроенных в горных пещерах2. По всей видимости, некоторые из этих храмов находились в окрестностях Мариампольского ущелья и даже в самой Успенской скале, поскольку цепь пещерных городов расположена в направлении от Инкермана к Бахчисараю, и все эти пещерные постройки и убежища были заняты преимущественно первыми крымскими христианами, которые составляли епархию первого крымского святителя Климента Римского3.

В середине III века Крымский полуостров подвергся нашествию готов, народа германского происхождения, именем которого позднее была названа епархия. Около 182—215 гг. готы переселились с Балтийского побережья в Северное Причерноморье. Причиной такой миграции стало нашествие гуннов4. Объединение готских племен остготов, визиготов и, позднее, гепидов подчинило себе сарматов, частично уничтожив их, а также оттеснило восточнославянский союз антов. Придя в Приазовье с верхних притоков Вислы, они подчинили себе аланов, совместно с которыми стали совершать набеги на побережье Черного моря, Ольвию, Тиру, Грецию, через Босфор они проникали даже в Малую Азию5. В устье Дона родственное готам племя герулов разорило город Танаис6. В 251 году готы вторглись на территорию Римской империи и нанесли поражение римскому войску под предводительством императора Декия7, погибшего в этом сражении. Германское племя боранов, а следом за ними и готы начиная с 256 года стали проникать на Кавказ через Керченский пролив и грабить города, расположенные на кавказском и южном побережье Черного моря. Опорным пунктом этих вторжений стало Боспорское царство, с его территории готы совершали нападения на Римскую империю. Автор «Истории о Таврии» Станислав Сестренцевич-Богуш, римско-католический архиепископ Могилевский, так пишет о положении граждан Боспорского царства после подчинения их государства готам: «Они принуждены были, наконец, ссужать варваров своими кораблями и оказывать им свои услуги в промысле морских разбойников везде, куда надежда к грабежу влекла их»8. Так, в 258 году были совершены морские набеги на Питиунт9 и хорошо укрепленный Трапезунд, откуда помимо множества пленных на берега Азовского моря ими были уведены и суда, стоявшие в Трапезундской гавани10. В 267 году готы проникли в Каппадокию, одновременно с этим готский флот опустошил греческое побережье и острова в Эгейском море, а также захватил Афины. Сухопутная же армия готов вторглась во Фракию, где столкнулась с армией императора Галлиена и его военачальника Маркиана. «Естественнее всего предположить, что европейские области опустошаемы были готами, жившими у Днестра и Дуная, а грабежи в Каппадокии произведены крымскими»11. К 70-м годам III века готы разорили практически все города, расположенные на Таманском полуострове, включая Горгиппию12, а также захватили Тиру13 и Ольвию14.

В Крым готы проникли около 226 года, где осели первоначально в Мангупе, а затем поселились на юго-восточном побережье Крыма, заняв территорию между современными городами Алуштой и Судаком15, получившую название Готия, по имени своих новых хозяев. Войдя в Крым с севера, готы разрушили все скифские поселения степного Крыма вместе с Неаполем Скифским16, после чего ими был захвачен весь Крымский полуостров, за исключением Херсонеса, занятого сильным римским гарнизоном17. Находящееся на Керченском полуострове Боспорское царство «с упадком торговли обезлюдело и попало под готский контроль, но еще продолжало существовать»18.

Апостол Андрей Первозванный

Христианизация готских племен связана с их нашествием на Малую Азию. Поскольку родиной нападавших был Крым, то естественно, что каппадокийские пленники были уведены именно на этот полуостров, и таким образом в Крыму появились греческие священники и клирики, «которые и сообщили своим победителям первые понятия о святой вере»19. Первоначально новую веру приняли немногие из числа готов, сведений же о том, что новопросвещенные готы окормлялись епископом, не имеется.

Население Каппадокии долго хранило память о судьбе и деятельности своих пленных соотечественников в Крыму. Спустя столетие после этих событий, около 373 года, святитель Василий Великий в своем письме к Асхолию Солунскому, каппадокийцу по происхождению, подвизавшемуся в деле просвещения верой Христовой придунайских готов, на основании слов своего родственника Юлия Сорана, занимавшего должность наместника Малой Скифии, писал, что семя христианства было принесено готам каппадокийцем Евтихом: «Напоминая о блаженном муже Евтихе и ублажая наше отечество за сеяние благочестия, ты радуешь меня воспоминанием о былом и смущаешь настоящим, потому-что никто из нас не равняется Евтиху по добродетели»20.

Сообщение о начале христианства среди готов мы находим и у историка Церкви Эрмия Созомена(У век): «Готы и сопредельные с ними племена, обитавшие по берегам реки Истра21, еще прежде исповедовали Христову веру, в настоящее же время сделались более кроткими и образованными. Поводом к принятию христианского учения почти для всех варваров служили бывшие по временам войны римлян с иноплеменниками при Галлиене и следовавших за ним царях, ибо, когда бесчисленные толпы различных народов, выходя из Фракии, опустошали Азию, а другие варвары в иных местах делали то же с соседними римлянами, тогда попадалось им в плен и оставалось у них много и христианских священников. А так как эти пленники нередко исцеляли тамошних больных и очищали одержимых демонами, произнося только имя Христово и призывая Сына Божия, притом вели жизнь неукоризненную и добродетелями побеждали наносимые им оскорбления, то, удивляясь жизни и чудесным действиям этих мужей, варвары стали приходить к благой мысли, что они умилостивят Бога, если будут подражать людям, казавшимся лучшими, и служить Ему так же, как эти последние. Таким образом, избирая их руководителями своих действий, они были научаемы, удостаивались крещения и причислялись к Церкви»22.

В своем труде по церковной истории каппадокиец Филосторгий сообщает, что из Каппадокии происходили предки Ульфилы, переводчика Священного Писания на готский язык23. Но чаще всего пленники из Малой Азии вывозились в Крым и здесь сеяли Слово Божие среди крымских готов.

Священномученик папа римский Климент. Мозаика

Еще более масштабная христианизация готских племен произошла около 323 года в царствование императора Константина Великого (311—337). По сообщению Сократа, этот император «веруя в трофей христианства, варваров (т. е. готов) разбил столь сильно, что отнял у них право на получение и того золота, какое обычно выдавали им прежние государи. Мало того, потерпев неожиданное поражение, они тогда в первый раз приняли спасавшую Константина христианскую веру»24.

Вероятно, к концу III — началу IV века был поставлен епископ для готских христиан. В деяниях I Вселенского собора 325 года стоит подпись епископа Феофила Боспоританского из Готии — De Gothis Theophilus Bosporitanus (Theophilus Gothiae metropolis по другому списку)25. Вскоре после этого христианство еще более распространяется среди готов при содействии греческих миссионеров. В царствование императора Констанция (337—361) с проповедью Евангелия среди готов выступил пресвитер Авдий. Его деятельность пользовалась таким успехом, что в скором времени в Готии им были основаны мужские и женские монастыри. В царствование императора Валента (365—378) среди готов распространял и поддерживал святую веру епископ Солунский Асхолий, которого свт. Василий Великий за его апостольскую ревность превозносил всякими похвалами и называл украшением своего отечества — Каппадокии26.

В IV веке готских христиан постигло два величайших бедствия: гонения за веру и арианство. Первое связано с правлением готского короля Атанарика, начавшего преследование христиан по двум причинам: из слепой приверженности язычеству и из слепой ненависти к римлянам, религией которых к этому времени стало христианство. В период с 370 по 372 год Атанарик трижды инициировал жестокие репрессии на христиан. Укрепляемые Асхолием Солунским готские христиане мужественно переносили мучения и своей твердостью в вере удивляли весь христианский мир. Многие из христиан-готов находили убежище в Малой Скифии, граничившей с Готией, наместником которой был упомянутый выше Юлий Соран, родственник свт. Василия Великого, у которого архипастырь Церкви Кесарийской просил тела готских мучеников. «Соран, действительно, исполнил желание благочестивого архипастыря, переславши ему мощи святого Саввы, пострадавшего в последнее гонение»27.

Появлению арианства среди готов способствовала междоусобная рознь королей Атанарика и Фритигерна. Поскольку для получения помощи против соперника со стороны римского императора Валента Фритигерну необходимо было засвидетельствовать свою признательность союзнику, исповедующему арианство, то лучшим средством к достижению своей цели готский король видел принятие веры императора. Вслед за своим правителем вероучение Ария приняли и подданные Фритигерна.

Библия Ульфилы

Наибольшее участие в укоренении арианства среди готов принял знаменитый епископ Ульфила. Он был потомком каппадокийских жителей, уведенных в готский плен. До своей епископской хиротонии он в качестве заложника находился в Константинополе28, здесь же попал под влияние придворной арианской партии.

Относительно каппадокийского происхождения Ульфилы в западной науке раздавались возражения на том основании, что его негреческое происхождение доказывается одним только именем — Ульфила, «что все известия греческих историков об отношениях Ульфилы к православному епископу Готскому Феофилу представляют либо как тенденциозную выдумку, либо недоразумение. Доводом для такой позиции послужило краткое жизнеописание Ульфилы, авторство которого принадлежит его ученику Авксентию Доростольскому. Этот памятник, согласно точке зрения противников каппадокийских корней Ульфилы, доказывает сбивчивость и запутанность сведений церковных историков V века Созомена и Сократа о личности Ульфилы29».

Однако В. Васильевский возражает против этого мнения. Он пишет: «Одно имя Ульфилы не может служить непререкаемым доказательством того, что ни по отцу, ни по матери он никак не мог иметь греческих или каппадокийских предков. Возможно, что уже родители Ульфилы, живя среди варваров, усвоили их язык, или что он был смешанного происхождения, что мать его уже была готского языка, и что именно она дала ему готское имя»30.

В 348 или 349 году Ульфила был рукоположен константинопольским патриархом Евсевием в епископа, и по примеру своего предшественника Феофила он придерживался православного исповедания. Но в 360 году Ульфила на поместном Константинопольском соборе примыкает к полуарианской партии, подписавшись под акакианским исповеданием веры, в котором Сын Божий, хотя и назван был единородным и прежде век рожденным от Отца, но не единосущным Отцу (ομοούσιος) а по добносущим (ομοιουσιος) Сократ Схоластик так описывает это событие: «Это исповедание в первый раз тогда принято и епископом готов Ульфилою, а до того времени он принимал исповедание никейское, следуя Феофилу, который, быв епископом готским, присутствовал на соборе Никейском и подписался»31.

Император Константин

Первоначально кафедра Ульфилы находилась в районе, примыкающем к Днестру и Дунаю, но в 370 году вместе со своей паствой он переселяется в римские владения, спасаясь от преследований Атанарика, утверждая свою кафедру в г. Томы32. Наконец, по случаю гуннского нашествия готский король отправляет епископа Ульфилу послом к императору Валенту с целью добиться у того разрешения на переселение готов в Мизию. Для успеха своей миссии Ульфила стал исповедовать арианство и благодаря своему огромному влиянию на готских христиан, просвещению которых он посвятил свою жизнь и для которых изобрел письменность и совершил перевод Священного Писания на готский язык, кроме книг Царств, «где готы нашли бы примеры, которые польстили бы их к воинственной наклонности»33, ему удалось привлечь к арианству практически всех готов, придерживавшихся до этого апостольского учения. Однако, по свидетельству блаженного Феодорита Кирского, Ульфила уверил готов, что никаких разногласий между православными и арианами не существует, «вражда разгорелась из-за честолюбия, а в догматах нет никакого различия»34. Следствием этого было то, что готы так и не стали совершенными арианами, признавая Отца большим Сына, они категорически отрицали тварность Второго Лица Святой Троицы. Католический историк Станислав Сестренцевич-Богуш даже утверждает, что перед смертью Ульфила вновь обратился в Православие35, но на основании каких источников делает такой вывод он, к сожалению, не сообщает.

Однако справедливости ради Ульфилу по полному праву можно считать апостолом готов. «Он потряс все основания язычества, переложив Евангелие на их язык»36. Перевод Священного Писания Ульфилы оказал влияние и на славянский перевод равноапостольного Кирилла. Поскольку государство готов включало в себя и славян, издревле проживавших в бассейне рек Днестр и Дунай, то и язык готов включал в себя славянские элементы, вошедшие в перевод Ульфилы37. Возможно, в силу этого обстоятельства готский язык был знаком св. Кириллу, т. к. славянский язык он знал с детства и легко выучил язык готский, содержащий в себе много славянских слов. Под Евангелием и Псалтирью, написанными «рушкыми писмены», найденными Кириллом в Херсонесе, по мнению Шафарика и митрополита Макария, нужно понимать письмена и книги готские38. Переводом Ульфилы при составлении своего перевода пользовался и равноапостольный Кирилл, т. к. «при сличении древнего славянского перевода, совершенного Святым Кириллом, и с немногими доселе уцелевшими отрывками готского перевода в славянском открылось очень много тех же самых готских слов и в тех же местах, как и в переводе Ульфилы»39.

Что касается готов, проживающих в Крыму в небольшом, по сравнению с прочими жителями полуострова, количестве, то они также были последователями учения Ария40.

Во второй половине IV века из Южной Сибири на Европу обрушилось нашествие монгольско-тюркского племени гуннов. В 350 году они появились в Предкавказье, к 370 году гунны подчинили себе аланов и, переправившись через Керченский пролив, обрушились на Северный Крым, уничтожив при этом Боспорское царство. Сохранилась легенда о первом появлении гуннов в Европе, локализующая это событие на берегах Керченского пролива, которую передают нам Зосим, Прокопий и близкие к ним по времени историки. Согласно этой легенде, брод через пролив гуннам указал раненый олень, чем они и воспользовались для переправы на европейский берег41. «Археологические раскопки свидетельствуют о том, что в конце IV века на Керченском и Таманском полуострове полностью были уничтожены все поселения, а крупные города сильно разрушены. На землях Боспорского царства появилось уже другое государство»42.

Гунны

Гуннские полчища во главе с Баламбером вышли к Перекопу и ударили в тыл готского войска, ожидавшего их на Дону. Вместе с аланами гунны разгромили остготское государство Эрманариха, подчинили себе остготов и оттеснили их на запад от Поднепровья43. Разгромленные гуннами вестготы вынуждены были переселиться за Дунай, на территорию Римской империи. «Государство полулегендарного Германариха перестало существовать»44. Все попытки готов отстоять свою независимость успехом не увенчались, в 375 году во главе с вождем Винитарием они потерпели сокрушительное поражение в бассейне Нижнего Днепра, во время этой битвы вождь готов погиб. Гунны осели в Северном Причерноморье, где до 412 года находилась ставка гуннских вождей. Так, в районе села Ново-Филипповка Мелитопольского района, в т. н. «пещере колдуна» археологами было обнаружено гуннское захоронение, в котором были найдены различные предметы: медные слитки, медные сосуды или их фрагменты, инструменты для кузнечного ремесла, каменная наковальня, медная кружка, железные ручки от котлов, стрелы и зеркало45.

Что касается пребывания гуннов на Крымском полуострове, то дошедшие до нас источники, сообщающие о гуннском нашествии, ничего не упоминают о совершенных ими в Крыму разрушениях, но, по всей видимости, территория для кочевья гуннов распространялась и на полуостров46.

Нашествие гуннов имело огромное значение для истории готского народа и главное — для ее церковного аспекта. Если часть остготов вместе с вестготами переселились в империю, а другая часть двинулась в Европу вместе со своими поработителями гуннами, то третья часть готов ушла в византийские пределы, проникла в Юго-Западный Крым и соединилась с крымскими готами, живущими здесь со второй половины III века. Получив согласие византийского правительства, готы, совместно с аланами, осели в горном Крыму и в округе Херсонеса, имея обязательство защищать византийские пределы. Так, «при археологических раскопках у сел Скалистого и Лучистого обнаружены готское оружие и керамика»47. Таким образом, крымские готы обособились от основной массы своих соплеменников. По мнению Ю.А. Кулаковского, общение оказавшихся отсеченными от основной массы соотечественников готов с туземным населением Крыма оказало влияние на их вероисповедание, т. к. крымские готы обратились в Православие48. Тогда как во второй половине IV века часть готов через своего просветителя, епископа Ульфилу, была арианами, «готы, оставшиеся в Крыму и на юге Тамани, сохранили верность Православию»49.

Исследователь крымских древностей П. Кеппен в своем сочинении «О древностях южного берега крымского и гор Таврических» также обратил внимание на вероисповедание крымского населения в описанную выше эпоху. Он считает, что Горный Крым, если не ранее, то, по крайней мере, с VI века, т. е. с момента принятия Юстинианом под свое покровительство жителей Таврики, был населен христианами.

Тепе-Кермен. С гравюры из альбома П. Сумарокова. 1805 г.

«О готах-тетракситах, просивших себе епископа, Прокопий, однако же, не мог решительно сказать, были ли они арианами, как прочие их единоплеменники, или нет. Когда же готы исчезли в Крыму (т. е. слились с коренным населением. — А.П.), то нет сомнения, что христиане, после них обитавшие на южном берегу, были исповедания греческого»50.

Вытесняемые гуннами готы осели в Крыму, по их имени область расселения этого народа на полуострове получила название Крымская Готия51, а сами готы стали называться трапезитами, «по имени горы Трапезус (Чатыр-Даг — Τραπέζους)52, близ которой поселились, для отличия от готов — тетракситов, живших недалеко от Керченского пролива»53. Мнение А. Фабра о разделении готов на трапезитов и тетракситов обосновывает и В.Г. Васильевский54.

По его мнению, готы-тетракситы до нашествия гуннов в 376 году обитали на западном побережье Азовского моря и Керченского пролива, где находились с 276 года, однако с отплывом гуннов из Европы на историческую родину они присоединились к одной из ветвей этого народа и утвердились на противоположном берегу Керченского пролива55.

В горах готы основывают крепость Дорос, впоследствии получившую название Мангуп. Надо сразу отметить, что название «Дорос» относится не только к одному из городов горной Таврики. Византийский историк Прокопий Кесарийский сообщает: «Здесь же на этом побережье есть страна по имени Дорос, где с древних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом, направлявшимся в Италию. Они добровольно остались здесь и в мое время были в союзе с ромеями, отправлялись вместе с ними в поход, когда ромеи шли на своих врагов, всякий раз, когда императору это было угодно. Число их простирается до трех тысяч... Сама область Дори лежит на возвышенности, но она не камениста и не суха, напротив, земля очень хороша и приносит самые лучшие плоды»56.

Чатырдаг. Современное фото

Как уже было сказано, под именем Дори Прокопий разумеет не только отдельный город, а именно область (χωρά) готов. Дори включала в себя побережье Черного моря и вторую гряду Крымских гор, в том числе и Чатыр-Даг. «Страна Дори» по сей день остается дискуссионным вопросом средневековой истории Крыма. Существуют еще точки зрения, локализующие Дори в нагорье Крымских гор и в Юго-Западном Крыму57.

Далее Прокопий в описании Дори сообщает: «В этой стране император не построил нигде ни города, ни крепости, так как эти люди не терпят быть заключенными в каких бы то ни было стенах, но больше всего любят они жить в полях. Так как казалось, что местность их легко доступна для нападения врагов, то император укрепил все места, где врагам можно вступить, длинными стенами и таким образом отстранил от готов беспокойство о вторжении в их страну врагов»58.

Под «длинными стенами» надо понимать цепь горных укреплений, опоясывающих вторую гряду Крымских гор и запирающую горные проходы. Укрепления были сооружены императором Юстинианом I (525—565) с целью обезопасить население Дори от набегов степняков, также были сооружены морские крепости Алустон59 и Горзувиты60. Обращает на себя внимание планировка «длинных стен», «этой настоящей пограничной линии «Таврического лимеса» (limes tauricus)»61. Горные укрепления образуют две линии обороны. Первая вытянута с запада на восток, в нее входят: Мангуп, Эски-Кермен, Шулдан, Чилтера, Инкерман. Эта линия опирается на побережье и реку Черную, закрывая крупнейшие горные проходы. Вторая линия перпендикулярна первой, она вытянута в направлении с юго-запада на северо-восток, это Сюрень на реке Каче, Качи-Кальен, Тепе-Кермен, Чуфут-Кале и вынесенная в степь Бакла. Обе оборонные линии были предназначены для защиты Херсонеса и его округа от нападений степных кочевников и от нападений из восточной части полуострова. Очевидно, что укрепления очерчивали границу византийских владений в Таврике. Укрепления сооружены в доюстиниановскую эпоху, но с именем этого монарха связано усиление таврического лимеса. Ученые, судя по анализу сообщения Прокопия, отмечают, что эти стены были сооружены приемом регулярной квадровой кладки, в соответствии с правилами римско-византийского фортификационного дела62.

Существует точка зрения, что название «длинные стены» относится не только к укреплениям в горных проходах, но и к цепи пещерных городов63. Как видим, перечисленные выше укрепления двух оборонительных линий за редким исключением практически все относятся к категории «пещерных городов». Доводом к такому выводу может служить свидетельство турецкого путешественника XVII в. Эвлии Челеби о стенах, отгораживавших Салачик — предместье Бахчисарая, расположенное в узкой горной долине64.

Император Юстиниан

Незначительная численность готов в сообщении Прокопия объясняется тем, что речь идет не обо всем этнически неоднородном населении Готии, а только о вспомогательных отрядах, которые население должно было поставлять империи, поскольку жители Горного Крыма были федератами империи, т. е. несли обязанность «военной службы по требованию императора в случае военной опасности»65. По договору с империей готы должны были выставлять ополчение из трех тысяч человек66.

Что касается неоднородности населения Готии, то сегодня высказывается мнение, основанное на уточненном переводе Прокопия, согласно которому готы — исконное, а не пришлое население Крыма, точно так же как раньше имя «скифы» служило грекам для общего названия северных варваров. Прокопий пишет: «По ту сторону Меотийского Болота67 и его впадения в Эвксинский Понт... живут с древних времен так называемые готы-тетракситы; ...в стороне от них осели и остальные племена готов. В прежние времена они назывались также скифами, так как все те племена, которые занимали эти местности, назывались общим именем скифов»68. В пользу этого предположения говорит то обстоятельство, упоминаемое и Прокопием, что население Дори собственноручно обрабатывало землю. Строительство Юстинианом в горных проходах укреплений, а не крепостей и городов, также говорит о том, что он принимал во внимание традиции коренного населения, задолго до прихода в Крым готов перегораживавшего горные проходы69.

Крымские готы представляли собой довольно пестрый конгломерат из представителей различных племен тавро-скифского и сармато-аланского населения, а также греков. В состав этого населения вошли и готы, уже культурно ассимилированные с исконным населением. Однако их роль в жизни средневековой Таврики была значительной, этому не мешала их малочисленность, значение готов определял их статус военной аристократии. «Какова бы ни была численность осевших в Крыму готов и степень ассимиляции их местным населением, в Византии оценили их воинскую доблесть и охотно привлекали к военной службе; главное же, благодаря их ранней христианизации, непрерывному ряду епископов, а с VII века — и митрополитов готских, присылаемых из Византии и подчинявшихся константинопольскому патриарху»70, название Готия с VII—VIII веков стало не этническим, а географическим, обозначающим территорию Юго-Западного горного Крыма и Южное побережье Крыма71. Также готы дали свое имя и одной из епархий Крыма — Готской72 (иначе — Готфийской), просуществовавшей до XVIII века.

Однако, несмотря на поглощение готов местным населением, этот народ долгое время сохранял свой язык. «Достоверно известно, что на осовремененном языке готов говорили в Крыму XVII века»73. Так, по свидетельству немецкого писателя Валафрида Страбона, относящемуся к IX веку, богослужебным языком крымских готов продолжал оставаться язык готский: «Я слышал от верных братий, что у некоторых скифских племен и до сего времени отправляется богослужение на их собственном языке»74. Древнерусский памятник XII века «Слово о полку Игореве» также свидетельствует о сохранении готами национальной самоидентичности, упоминая о «красных готских девках», которые, звеня русским золотом, поют на берегу морском75. Никейский патриарх Герман II в послании к кардиналам Римско-католической Церкви указывал на эфиопов, сирийцев, иберов, лазов, аланов, готов хазар, руссов и болгар, соблюдающих одну с греками веру, несмотря на этническое различие76. В своих записках католический монах-францисканец Вильгельм де Рубрук, посланный в Крым французским королем Людовиком IX Святым в 1253 году, сообщает, что готы, которых он обнаружил по прибытии в Солдайю, говорят на языке, близком к немецкому, и они ввели этот язык в горной части Крыма77. Венецианский купец Иосафато Барбаро (XV век), часть своей жизни проживший в Тане — венецианской колонии в устье реки Дон, посетил места расселения готов в Горном Крыму и, возможно, их столицу Мангуп. Здесь он сделал наблюдение, что местные жители общались на немецком языке с его слугой-немцем. Барбаро, однако, отметил и различие в говорах его слуги и крымских готов и вместе с тем близость этих наречий между собой78. А в 1562 году посланник австрийского императора Фердинанда Авгерий Гизлер фон Бузбек встретил в Константинополе татарских представителей из Мангупа, с которыми объяснялся на немецком языке79. Возможно, Бузбек общался с жителями Мангупа, еще владеющими готским языком.

Мангуп

Выше уже было сказано, что крымские готы, под влиянием местного населения, остались верны православному исповеданию. По мнению М.А. Тихановой, сооруженные Юстинианом «длинные стены» не только выполняли функции военной обороны, они также имели значение в утверждении Православия, поскольку предназначались для «идеологического наступления, о чем свидетельствует одновременное со стенами сооружение храмов, например базилика с крещальней и восьмиконечный в плане храм на Мангупе, а также базилика в Эски-Кермене»80.

Первоначально кафедра готских епископов находилась вне Крыма, центром этой епархии был город Томы81. По мнению митрополита Макария (Булгакова), перенос кафедры в Крым произошел в VI веке, в правление императора Юстиниана82. В своих выводах он опирается на сообщение Прокопия о готах-тетракситах, которые «когда исполнился двадцать один год единодержавного правления императора Юстиниана»83, т. е. в 547 году, прибыли ко двору и просили прислать им епископа вместо скончавшегося незадолго перед этим архипастыря.

Возвращение готских архиереев в лоно Православной Церкви связано с деятельностью константинопольского архиепископа святителя Иоанна Златоуста. Этот великий муж Церкви с целью обращения готов в Православие принимал действенные меры, устроил в Константинополе для них отдельную церковь, богослужения в которой велись на готском языке, рукополагал пресвитеров и диаконов из готов, посещал готское богослужение, и во время таких визитов он вменял в обязанность готскому духовенству произносить проповеди, обращенные к народу, или обращаться к нему со словом назидания, при этом свт. Иоанн Златоуст заботился и об отправке миссионеров в саму Готию84. Вот что об этом пишет блаж. Феодорит Кирский: «Видя, что скифский народ опутан сетью арианства, Иоанн употребил хитрость против хитрости и сам намыслил средство уловить добычу. Поставив единоплеменных им пресвитеров, диаконов и чтецов Священного Писания, он уделил им одну церковь и через них уловил много заблудших, ибо и сам весьма часто хаживал туда беседовать, употребляя при этом разумевшего тот и другой язык толмача, да и умевших говорить по-готски побуждал делать это же. Все сие совершая внутри города, он уловил многих обольщенных и показал им истину апостольской проповеди»85.

Следствием такой деятельности святителя стало то, что в лоно Церкви возвратились все оставшиеся в самой Готии86, при этом епископом их стал Унила, рукоположенный самим Златоустом, о чем святитель писал в XIV письме к диакониссе Олимпиаде: «Тот достойный удивления епископ Унила, которого я недавно хиротонисал и послал в Готию»87. В этом письме Златоуст сообщает Олимпиаде, что по дороге в Кукузы на пути из Ники готский диакон Модуарий вручил ему письмо, извещающее о смерти Унилы и содержащее просьбу о назначении ему преемника. Опасаясь, чтобы его преемник на константинопольской кафедре Арсакий не сделал недостойного выбора, «что епископ будет поставлен теми, которые совершили столько зол и которыми быть поставленным дело незаконное»88 и «что может быть избран кто-нибудь неосмотрительно»89, Златоуст просил знатную и влиятельную диакониссу Олимпиаду замедлить ход этого дела: «Постарайся задержать их по причине зимы, но не пробеги мимо этого с небрежностью»90. Желание Златоуста было исполнено, и королевский посол под предлогом невозможности отправиться в Готию через Босфор из-за зимних холодов был задержан. Позже Златоуст с той же просьбой обращался к диакону Феодулу91, поскольку не терял надежды на возвращение в Константинополь. Святитель Иоанн Златоуст благодарил готских монахов за их осторожность и благовременное сообщение, благодаря чему в готской Церкви был предотвращен раскол, и «утешал их за преследования, которые терпели они от Арсания за приверженность к ереси»92.

Печать рода Гаврасов

Уже как архиерей кафедры, находящейся на Крымском полуострове, епископ Готский Георгий93 ставит свою подпись под деяниями Трульского собора 692 года: Έπίσκοπος Χερσῶνος τή̃ς Δωρατος. Здесь он называет себя «Херсонским» потому, что земли Готии граничили с округом Херсонеса, и он был также епископом и этого города94.

В VIII веке Готская епархия попадает в зависимость от хазар. Причиной перемены геополитической ситуации в Крыму стала жестокая расправа императора Юстиниана II над жителями города Херсонеса, побудившая правителей Готии просить в 679 году помощи у хазар, господствовавших к тому времени в восточной и северной частях Крыма. Вследствие этого влияние хазар на готов усилилось. Население Дори платило хазарскому кагану дань и торговые пошлины, сами хазары построили свои укрепления в Фуллах, Доросе, Сюрене, Кыз-Кермене и возле Чуфут-Кале, по Крымскому полуострову рассеялась хазарская знать95. К этому же времени относится активная монашеская иммиграция в Крым из Малой Азии, связанная с иконоборческой политикой византийских императоров (подробнее речь об этом во второй главе).

Несмотря на попытку дорийского населения сбросить с себя хазарское ярмо, хазары смогли подавить это восстание, в результате многие были казнены по приказу кагана, а епископ Готский св. Иоанн вынужден был отправиться в изгнание96.

В начале X века епископ Готский носит титул архиепископа, пожалованный ему византийским императором Львом Философом (886—911)97. Однако существует и другая точка зрения в вопросе учреждения в Готской епархии архиепископии. Так, М. Протопопов полагал, что в архиепископство Готская епархия была возведена позднее, в 1066 году, при патриархе Иоанне Ксифилине98. После разгрома Хазарского каганата византийцами и пленения последнего кагана Георгия Цула, исповедующего христианство, в1016 году Крымская Готия вновь оказалась в вассальном положении от Византийской империи, причем в более жестком, чем в дохазарский период99. Для этого периода характерным становится участие духовенства в гражданских советах сельских общин100.

Двуглавый орел на погребальной пелене Марии Мангупской, супруги молдавского господаря Стефана Великого

После падения Константинополя в 1204 году Готия попадает в зависимость от Трапезундской империи, а архиепископы стали подчиняться никейскому патриарху. Одновременно с этим происходит централизация управления Готии или княжества Феодоро, когда топархи и архонты Горной Таврики подчинились князю Феодоро, бывшему архонту византийской фемы Климатов, заменившему в Крыму византийского стратега101. О том, что в XIII веке княжество Феодоро вместе с Херсонесом было зависимо от Трапезунда, мы косвенно узнаем из «Жития Евгения Трапезундского», памятника XIII века, принадлежащего трапезундскому митрополиту Иосифу Лазаропуло (1364—1368)102, согласно которому в 1223 году между императором Трапезунда Андроником Гидом и иконийским султаном Ала-эд-дином Кейкобидом произошел военный конфликт. Согласно «Житию Евгения Трапезундского» поводом для войны послужило следующее обстоятельство: «Нагруженное собранными с Херсона и городов тамошней Готии суммами и другими взносами, судно с городским архонтом Алексеем Пактиари и другими знатными херсонеситами, шло по направлению в нашу сторону (т.е. в Трапезунд), с целью уплаты царю Гиду годичного взноса. Но буря заставила уклониться его в Синоп, где рейс (т. е. властитель) Хетум, вассал иконийского султана, захватил корабль и деньги, архонта и всех других, бывших на корабле, взял в плен, и, послав военные суда против Херсонеса, совершенно опустошил окрестности его»103.

В 1292 году по воле императора Андроника II готский архиепископ был возведен в сан митрополита, а епархия получила статус митрополии104. В сане митрополита предстоятели готской кафедры оставались вплоть до упразднения Готской епархии в 1778 году.

В 1322 году княжество Феодоро попадает в зависимость от Золотой Орды105, но в 40-х годах XIV столетия по мере упадка Золотой Орды зависимость Крыма от нее значительно ослабела106. В ноябре 1380 года по договору генуэзцев, укрепившихся в Кафе107, с наместником ордынского хана Тохтамыша, резиденция которого находилась в Солхате108, Крымская Готия вместе с Судаком-Сугдеей были уступлены генуэзцам в аренду. «По всей вероятности, генуэзцы не непосредственно владели этой страной, а только имели ее под своим покровительством, и в силу того держали там, кроме консула для торговых целей, и военачальника (capitaneus) для наблюдения за пограничными татарами и для более бдительного охранения горных проходов»109. Генуэзцы были новой политической и экономической силой, появившейся в Крыму по договору 1169 года с императором Мануилом, подтвержденным Исааком Ангелом в 1192 году110. Феодорская знать, однако, не приняла такое «покровительство», исконное население продолжало оставаться православным, сохраняло свой национальный язык — греческий (как уже было сказано, готы хотя и сохранили частично свой язык, однако в Дори языком общения и официальных актов был язык греческий) и национальное самосознание111, несмотря на то, что власть византийских императоров над Феодоро к середине XIV века прекратилась, с 1350 года генуэзцы перестали пускать греческие суда дальше дунайского устья и не разрешали им входить в херсонесскую гавань. Феодориты долго вынашивали идею освобождения своих земель от генуэзцев, исповедующих католичество, пока в XV веке открытую борьбу с генуэзцами не начал феодорский князь Алексей, первый знатный представитель фамилии Гаврасов112. Относительно происхождения фамилии Гаврасов высказываются личные предположения. Согласно первой точке зрения, Гаврасы имели армянские корни, их предки были сосланы в Крым в XII в. и осели здесь. Однако современные исследователи, опираясь на новейшие данные, высказываются в пользу провинциально-византийского или туземного происхождения этой фамилии113. В 1427 году феодоритский князь Алексей основал морской порт Каламиту (Инкерман), вступил в брачные связи с Палеологами и трапезундскими Комнинами для укрепления своих позиций, а также заключил союз с крымским ханом Хаджи-Гиреем. Опираясь на поддержку духовенства и восставшего населения, в 1433 году Алексей захватил генуэзский порт Чембало (Балаклаву), но не смог удержать за собой этот трофей. В июне 1434 года генуэзский флот под командованием Карло Ломеллино захватил Балаклаву и овладел Каламитой, которая была сожжена им, «забрав при этом в плен сына Алексея»114.

Что касается епархии, то все эти политические события слабо отражались на ее жизни. Однако происходили внутренние несогласия, например, разногласия между митрополитами соседних епархий из-за спорных селений и получаемых с них доходов. Так, в 1317 году Никейский патриарх разбирал тяжбу между готским и сугдейским митрополитами по поводу нескольких селений, ранее принадлежавших Сугдее, но после разгрома этих селений татарами отошедших к Мангупу. С 1382 по 1384 год готский митрополит отстаивал за собой право на юрисдикцию над селениями Сикита (т. е. Никита), Партенит, Лампас, Алуста и Алания (по всей видимости, находившееся к востоку от Алушты селение) в споре с митрополитом Херсонеса115. Нам известно, что спорные селения остались за готским митрополитом, однако конфликт не разрешился, дело дошло даже до убийства, что побудило патриарха начать расследование по этому вопросу, которое было поручено сугдейскому митрополиту.

Надпись из Каламиты. В центре — монограмма князя Алексея, владетеля Феодоро и Поморья

В документе от 1385 года, помещенном в «Актах Константинопольской Патриархии», сообщается о местности Кинсанус (χωρα Κινσάνους) (ныне Кикинеиз), присужденной в юрисдикцию Готской митрополии. Однако уже в 1390 году эта местность вновь отошла в ведение Херсонесской кафедры вместе с прибрежными селениями Фуна, Алания, Алуста, Лампадопартенита, Сикита и Хрихари (ныне Симеиз). В этих же документах находим сведения о том, что на территории Готской епархии находилось имение константинопольского патриарха, правда, название этого имения нам неизвестно116. В 1386 году грамотой патриарха Нила митрополиту готскому Антонию было поручено заведование еще одним патриаршим имением в Крыму — Ялитой117, ранее находившейся в ведении Сугдейского митрополита. Сохранилась патриаршая грамота этому митрополиту, которую не будет лишним процитировать полностью: «Мерность Наша настоящею грамотою поручает священнейшему митрополиту Готии и пречестному118, во Святом Духе возлюбленному брату Нашему и сослужителю, заведование (την εξαρχίαν) и управление патриаршею областью, так называемою Ялитою, который и должен надзирать ее и всех обретающихся в ней священных и христоименитых людей Господних, увещевать, учить и внушать им душеполезное и спасительное, имея позволение невозбранно священнодействовать в обретающихся там патриарших храмах, печатлеть чтецов, рукополагать иподиаконов, диаконов и пресвитеров, освящать божественные и священные храмы с тем, чтобы они оставались патриаршей ставропигией, назначать духовных отцов и прочее архиерейское совершать, кроме одного восседания на священном сопрестолии, и с возглашением одного патриаршего имени при священнодействиях. Поскольку же некоторые из митрополитов готийских, получив на время с экзаршескою властию упомянутую патриаршую область, вблизи патриарших храмов, и даже внутри их, поставили другие жертвенники в противность священным канонам, водрузив их в свое имя, и совершили дело, заслуживающее низложения (потому что никакого права не имеют на патриарших храмах ставить свои жертвенники, как обещаются пред лицом Церкви в своих исповеданиях): то Мерность Наша повелевает и эти все считать патриаршими и поминать в них только патриарха. А поскольку и о некоторых имуществах (κτημάτων) тамошних храмов сведала Мерность Наша, что они удерживаются некоторыми под предлогом, что они куплены от некоторых экзархов, то на митрополита возлагается обязанность позаботиться и употребить усилие о возвращении их церквам, потому что и продавшие не имели никакого права сделать это. Посему удерживающие, что бы то ни было, и кто бы они ни были, должны под угрозою страшного отлучения отдать и возвратить их святым храмам. А относительно дохода с сказанной области Мерность Наша надеется на митрополита, и как на нашего монаха (калогера), и как на человека совестливого, что весь доход без остатка будет присылать в патриаршую келию. Для того и дается ему настоящая указная грамота Мерности Нашей, в удостоверение»119.

Поворотным моментом в истории Готской митрополии и крымского христианства в целом стало покорение Таврики турками-османами в 1475 году, когда были захвачены такие мощные и укрепленные города, как Кафа, Сугдея, Мангуп. Взятие Мангупа сопровождалось истреблением христиан или принуждением их к принятию ислама. По всей видимости, покорение Мангупа стало рубежом той эпохи, до которой готский перевод Священного Писания использовался при богослужении в Феодоро120. В результате полного истребления знатных родов княжества и рассеяния ранее сплошного населения этой страны здесь начинает еще сильнее, чем раньше, усиливаться греческий элемент среди христианского населения, готский же язык продолжал использоваться небольшим числом жителей, пока совершенно не вымер под воздействием эллинского и тюркского влияния. При этом необходимо подчеркнуть, что греческий язык и ранее был языком официальных государственных и церковных актов, теперь же он постепенно входит в разговорную речь. Исчезновение готского языка произошло под воздействием двух факторов: 1) влияние греческого духовенства; 2) массовое переселение на Крымский полуостров греков из Трапезундской империи.

Интересное сообщение находим в сочинении краковского каноника Матвея из Мехова «Descriptio Sarmatiarum Asianae et Europiane», изданном в 1521 году: «Татары, так называемые уланы, войдя в Тавриду через Северные ворота (т. е. Перекоп), овладели всеми городами, селами и полями, так что владельцы мангупские, родом готы и говорившие готским121, удержали за собой только укрепленный Мангуп. Наконец Магомет, восьмой султан турецкий, привел в зависимость от себя весь полуостров, убил двух братьев и владельцев (duces) Мангупских, единственных представителей рода и языка готов, и покорил Мангуп»122.

С установлением господства полумесяца на полуострове христианство начинает терять свои позиции по целому ряду причин, о которых более подробно будет изложено ниже. По причине оскудения христиан в крымских епархиях, а также вследствие нехватки средств на содержание нескольких архиерейских кафедр, находящихся в Крыму123, готский митрополит становится единственным архиереем Таврики вскоре после покорения османами полуострова, а епархии Херсонесская, последний митрополит которой упомянут в 1440 году, и Сугдейская, последний митрополит которой упомянут в 1464 году, были присоединены к Готской епархии124. В 1678 году к Готской епархии присоединена епархия Кафы с прибавлением своего названия125, после чего митрополит уже именуется «Готфийским и Кефайским». Этот титул предстоятели крымских христиан носили вплоть до упразднения митрополии в 1778 году, связанного с переселением крымских христиан в Приазовье. Однако последний митрополит этой кафедры — святитель Игнатий Газадини — носил этот титул и после переселения крымских христиан на новое место жительства, согласно указу Синода от 14 марта 1779 года126.

Монеты княжества Феодоро

В завершение остается немного осветить вопрос о местонахождении кафедры готских митрополитов. Первоначально кафедра митрополитов находилась в столице княжества Феодоро. В пользу этого говорит тот факт, что здесь размещалась резиденция Мангупских князей, соответственно, здесь же должны были находиться и митрополиты. Это подтверждается и наличием епископской кафедры на горнем месте обширной церкви, находящейся на руинах Мангупа127. Ю. Кулаковский пишет: «Митрополией Готской епархии был назван Дорос, располагающийся на плато, где сейчас находятся руины Мангуп-Кале»128. О нахождении здесь митрополичьей кафедры и в XIV веке свидетельствует кафедра в пещерном храме, бывшем также усыпальницей мангупского правящего рода. В монастыре Шулдан располагалась личная резиденция готских митрополитов с великолепно украшенным пещерным храмом, а в другом пещерном монастыре — Чилтере — было митрополичье подворье, «в котором находились винодельня, виноградники, поля и пастбища»129.

Еще одна резиденция находилась в Черкес-Кермене. В описании пещерных городов Крыма Г.П. Караулов указывает на «обширную, разоренную церковь, и в ней находит ясно, на горнем месте, устроенную каменную епископскую кафедру»130. Трудно определить, была ли это постоянная его резиденция или же здесь устроили епископскую кафедру на случай визита митрополита. Как бы то ни было, но неизвестным остается вопрос, с какого времени митрополичья кафедра находилась в Черкес-Кермене.

Следующим местопребыванием готских митрополитов становится Инкерман131, где также была обнаружена епископская кафедра в разоренном храме. Однако следует учесть, что Херсонес имел собственного митрополита, который мог как раз пребывать в этом монастыре. Поэтому мнение М. Родионова о нахождении готских митрополитов здесь требует более веских обоснований. Архиепископ Сестренцевич-Богуш указывает на монастырь св. Георгия, также находящийся под Херсонесом, как на резиденцию греческого архиепископа132.

Наконец, последней резиденцией готского митрополита становится Успенский монастырь в Салачике, предместье Бахчисарая — столицы Крымского ханства. Время перенесения митрополичьей кафедры в Успенскую скалу исследователи называют разное: конец XV века133, XVI век134 и даже XVII век135. На наш взгляд, наиболее вероятен первый вариант, согласно которому учреждение резиденции готских митрополитов в Успенском монастыре произошло в конце XV века. Как раз в это время полуостров был захвачен турками, многие города и укрепленные крепости были или разгромлены завоевателями или же дочиста ими разграблены, эта участь постигла и христианские храмы и монастыри. Успенский монастырь, однако, во время вторжения турок в 1475 году избежал разгрома136. Возникла потребность в новом церковном центре, поскольку Мангуп был разрушен. Взоры христиан Крыма обратились к этому монастырю, которому суждено было на три столетия стать средоточием церковной жизни Крымского полуострова.

Примечания

1. За успешную проповедь христианства свт. Климент Римский по приказанию Траяна был утоплен с якорем на шее.

2. Родионов М. Статистико-хронологическо-историческое описание Таврической епархии. Общий и частный обзор. Симферополь, 1872. С. 348.

3. Ливанов Ф. Бахчисарайский Успенский скит в Крыму. М., 1874. С. 5.

4. Фабр А. Достопримечательнейшие древности Крыма и соединенные с ними воспоминания. Одесса, 1859. С. 32.

5. Андреев А. История Крыма. М., 2000. С. 69.

6. Древний город в устье р. Дон. Был основан в нач. III в. до н. э. греками, выходцами из Боспорского царства. См.: Советская историческая энциклопедия (далее — СИЭ) Т. 14. М.: Советская энциклопедия, 1973. Стб. 103.

7. Андреев А. Указ. соч. С. 69.

8. Сестренцевич-Богуш Станислав. История о Таврии. Т. 1. СПб., 1806. С. 429.

9. Город, расположенный на территории совр. Абхазии (ныне Пицунда), ранее представлял собой крепость, расположенную на крайней границе Римской империи, на восточном берегу Черного моря.

10. Арсений, архим. Готская епархия в Крыму. Б. в. д. С. 60.

11. Арсений, архим. Готская епархия в Крыму. Б. в. д. С. 61.

12. Античный город на восточном берегу Черного моря (на месте совр. Анапы). Возник в V—VI вв. до н. э. как г. Синд. В 1-й пол. IV в. вошел в Боспорское царство и стал называться Горгиппия в честь Горгиппа, правителя города из династии боспорских царей Спартокидов. После распада Боспорского царства Горгиппия пришла в упадок. См: СИЭ. Т. 4. М., 1963. Стб. 539.

13. Древнегреческий город, основанный в VI в. до н. э. переселенцами из Милета. Ок. 360 г. до н. э. Тира начала чеканку собственной монеты. При императоре Августе Тира подчинилась Риму, став важным опорным пунктом у сев. границ империи. В эпоху раннего Средневековья заселена славянами, переименовавшими ее в Белгород. Ныне г. Белгород-Днестровский Одесской обл. См: СИЭ. Т. 11. М., 1973. Стб. 227.

14. Древнегреческий город-государство, основанный в 1-й пол. VI в. до н. э. переселенцами из Милета, наибольшего расцвета достиг в V—III вв. до н. э. Около сер. II в. н. э. Ольвия вошла в состав Римской империи. С сер. III в. вступила в полосу глубокого кризиса и в IV в. прекратила свое существование. Город находился на территории Николаевской обл. См: СИЭ. Т. 10. М., 1967. Стб. 535—538.

15. Гермоген (Добронравин), епископ. Таврическая епархия. Псков, 1887. С. 73.

16. Главный город государства поздних скифов (с III в. до н. э. по III в. н. э.). Крупный торговый и ремесленный центр, достиг расцвета во II в. до н. э., во время правления скифских царей Скилура и Палака. После нашествия готов прекратил свое существование. Находился на месте совр. Симферополя. См: СИЭ. Т. 10. Стб. 87—88.

17. На протяжении IV и последующих веков Херсонес оставался морским и стратегическим центром Римской империи в Крыму.

18. Андреев А. Указ. соч. С. 70.

19. Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Кн. 1: История христианства в России до равноапостольного князя Владимира как введение в историю Русской Церкви. М.: Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994. С. 115.

20. Цит. по: Арсений, архим. Указ. соч. С. 61.

21. Дунай.

22. Эрмий Созомен Саламинский. Церковная история. СПб., 1851. С. 93—94.

23. Арсений, архим. Указ. соч. С. 62.

24. Сократ Схоластик. Церковная история. СПб., 1850. С. 79.

25. Арсений, архим. Указ. соч. С. 62.

26. Макарий (Булгаков). Указ. соч. С. 116.

27. Макарий (Булгаков), митрополит. Указ. соч. С. 116.

28. Арсений, архим. Указ. соч. С. 62.

29. Васильевский В. Русско-византийские отрывки. Житие Иоанна Готского // Журнал Министерства Народного Просвещения (далее — ЖМНП), № 2. 1878. С. 101.

30. Васильевский В. Указ. соч. С. 101.

31. Сократ Схоластик. Указ. соч. С. 240.

32. Находился на месте современного румынского города Констанца. Основан в VI в. до н. э. переселенцами из Милета. Во времена Римской империи здесь находился в ссылке римский поэт Овидий. При Константине Великом переименован в Константиану. См: СИЭ. Т. 14. Стб. 309.

33. Сестренцевич-Богуш Станислав. Указ. соч. С. 266—267.

34. Блаженный Феодорит Кирский. Церковная история. М., 1993. С. 174.

35. Сестренцевич-Богуш Станислав. Указ. соч. С. 267.

36. Сестренцевич-Богуш Станислав. Указ. соч. С. 265.

37. Макарий (Булгаков), митр. Указ. соч. С. 121.

38. Там же. С. 168.

39. Там же. С. 168—169.

40. Хартахай Ф. Христианство в Крыму. Симферополь, 1864. С. 17.

41. Кулаковский Ю. Прошлое Тавриды. Краткий исторический очерк. Издание второе, пересмотренное. Киев, 1914. С. 54. См. также: Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках. М., 1996. С. 22.

42. Андреев А. Указ. соч. С. 74—75.

43. Кулаковский Ю. Указ. соч. С. 54.

44. Андреев А. Указ. соч. С. 75.

45. Там же.

46. Кулаковский Ю. Указ. соч. С. 54.

47. Андреев А. Указ. соч. С. 75.

48. Кулаковский Ю. Указ. соч. С. 53—54.

49. Беляев С.А. История христианства на Руси до равноапостольного князя Владимира и современная историческая наука / Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 1: История христианства в России до равноапостольного князя Владимира как введение в историю Русской Церкви. М., 1994. С. 58.

50. Кеппен П. О древностях южного берега Крыма и гор Таврических. СПб., 1837. С. 63.

51. Андреев А. Указ. соч. С. 70.

52. Название «трапезиты», очевидно, происходит от горы Чатыр-Даг, имеющей квадратную форму стола, по-гречески «Τραπεζα» См.: Андреев А. Указ. соч. С. 70.

53. Фабр А. Указ. соч. С. 32.

54. Васильевский В.Г. Труды. Т. 2. СПб., 1909. С. 370—380. См. также: Прокопий. Указ. соч. С. 22; Кулаковский Ю. Указ. соч. С. 62.

55. Васильевский В. Указ. соч. С. 107.

56. Цит. по: Тиханова М.А. Дорос-Феодоро в истории средневекового Крыма // МИА (Материалы и исследования по археологии СССР). № 34. Археологические памятники Юго-Западного Крыма. Издательство Академии наук СССР. М.—Л., 1953. С. 324.

57. Фадеева Т.М. Тайны горного Крыма. Симферополь, 1998. С. 36.

58. Цит. по: Тиханова М.А. Указ. соч. С. 324.

59. Совр. Алушта.

60. Совр. Гурзуф. Кулаковский Ю. Прошлое Тавриды. С. 61. См. также: Фадеева Т.М. Указ. соч. С. 36.

61. Тиханова М.А. Указ. соч. С. 324.

62. Фадеева Т.М. Указ. соч. С. 36.

63. Там же.

64. Там же. С. 38.

65. Тиханова М.А. Указ. соч. С. 324.

66. Кулаковский Ю. Прошлое Тавриды. С. 61.

67. Древнее название Азовского моря.

68. Прокопий Кесарийский. Указ. соч. С. 21.

69. Фадеева Т.М. Указ. соч. С. 37.

70. Там же. С. 38.

71. Тиханова М.А. Указ. соч. С. 327.

72. Хартахай Ф. Указ. соч. С. 17.

73. Андреев А. Указ. соч. С. 75.

74. Цит. по: Арсений, архим. Указ. соч. С. 66.

75. Слово о полку Игореве. М.—Л., 1950. С. 20.

76. Арсений, архим. Указ. соч. С. 66.

77. Рубрук Вильгельм де. Путешествие в восточные страны. СПб., 1911. С. 68.

78. Скржинская. Е.Ч. Барбаро и Контарини о России. Л.: Наука, 1971. С. 181.

79. Фабр А. Указ. соч. С. 33.

80. Тиханова М.А. Указ. соч. С. 324.

81. Беляев С.А. Указ. соч. С. 59.

82. Макарий (Булгаков), митр. Указ. соч. С 119.

83. Прокопий Кесарийский. Указ. соч. С. 21.

84. Макарий (Булгаков), митр. Указ. соч. С. 118.

85. Блаж. Феодорит Кирский. Указ. соч. С. 205.

86. Макарий (Булгаков), митр. Указ. соч. С. 119.

87. Святитель Иоанн Златоуст. Творения. Т. 3, кн. 2. СПб., 1897. С. 644.

88. Там же.

89. Святитель Иоанн Златоуст. Творения. Т. 3, кн. 2. СПб., 1897. С. 645.

90. Там же. С. 644.

91. Арсений, архим. Указ. соч. С. 63.

92. Там же. С. 64.

93. Фадеева Т.М. Указ. соч. С. 38.

94. Арсений, архим. С. 64.

95. Андреев А. Указ. соч. С. 85.

96. Арсений, архим. Указ. соч. С. 65.

97. Там же. С. 68.

98. Протопопов М. Успенский скит в Крыму близ Бахчисарая. / Крымский Афон (Бахчисарайский Успенский монастырь в историческом описании). (Составитель — В.Н. Борисов). Симферополь, 1995. С. 31.

99. Арсений, архим. Указ. соч. С. 68.

100. Андреев А. Указ. соч. С. 94.

101. Там же. С. 91.

102. Арсений, архим. С. 68.

103. Цит по: Успенский Ф.И. Очерки по истории Трапезунтской империи. Б. г. 1929. С. 51. См. также: Арсений. Указ. соч. С. 68—69.

104. Гермоген (Добронравин), епископ. Указ. соч. С. 149.

105. Арсений. Указ. соч. С. 69.

106. Тиханова М.Л. Указ. соч. С. 330.

107. Совр. Феодосия.

108. Совр. Старый Крым.

109. Арсений. Указ. соч. С. 69.

110. Тиханова М. Л Указ. соч. С. 329.

111. Кулаковский Ю. Указ. соч. С. 116.

112. Русские фамилии Головины и Ховрины ведут свое родословие от Степана Васильевича Ховра-Ховрина (от Гаврас), согласно Бархатной Книге выехавшего «из вотчины Судака, да из Кафы, да из Мангупа» вместе со своим сыном Григорием в 1399 году в Московскую Русь на службу к великому князю Василию Дмитриевичу. См: Тиханова М.Л. Указ. соч. С. 331.

113. Могаричев Ю.М. Православные святые средневековой Тавриды. Симферополь: Бизнес-Информ, 2012. С. 36.

114. Тиханова М.Л. Указ. соч. С. 331.

115. Кулаковский Ю. Указ. соч. С. 115.

116. Там же.

117. Совр. Ялта.

118. Пречестный — ὐπέρτιμος — титул митрополита.

119. Цит по: Арсений. Указ. соч. С. 70—71.

120. Там же. С. 72.

121. Готское происхождение князей Мангупа необоснованно. Известно, что основателем мангупской княжеской династии Гаврасов был византийский эмигрант из богатого и аристократического рода армянского происхождения Константин, высланный в Херсонес из Трапезунда в 1140 году. См.: Андреев А. Указ. соч. С. 105.

122. Цит. по: Арсений. Указ. соч. С. 73.

123. Там же. С. 74.

124. Там же. Указ. соч. С. 73.

125. Бертье-Делагард А.Л. Исследования некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде. // Известия Таврической Ученой Архивной Комиссии (далее ИТУАК), № 57, 1920. С. 49.

126. Серафимов С., протоиерей. Крымские христиане (греки) на северных берегах Азовского моря. Издание 2-е. Екатеринослав, 1901. С. 20.

127. Родионов М. Указ. соч. С. 34.

128. Кулаковский Ю. К истории Готской епархии (в Крыму) в VIII веке. // ЖМНП, № 2, 1898. С. 181.

129. Домбровский О.И., Махнева О.А. Столица феодоритов. Симферополь. Издательство «Таврия», 1973. С. 17.

130. Родионов М. Указ. соч. С. 34.

131. Там же.

132. Сестренцевич-Богуш Станислав. История о Таврии. Т. 2. СПб., 1806. С. 403.

133. Герцен А.Г., Махнева О.А. Пещерные города Крыма. Симферополь, «Таврия», 1989. С. 23.

134. Иоанн (Вендланд), митр. Святые древнего Крыма. Ярославль, 1998. С. 10.

135. Родионов М. Указ. соч. С. 34.

136. Литвинова Е.М. Крым: православные святыни. Путеводитель. Симферополь: Рубин, 2004. С. 342.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь