Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Каждый посетитель ялтинского зоопарка «Сказка» может покормить любое животное. Специальные корма продаются при входе. Этот же зоопарк — один из немногих, где животные размножаются благодаря хорошим условиям содержания.

Главная страница » Библиотека » А.В. Попов. «Успенский Бахчисарайский монастырь. История, архитектура, святыни»

Связи Успенского монастыря с Россией

Большое значение в жизни Успенского монастыря имели связи с русскими монархами. Из Москвы крымские греки часто получали милостыню и отсюда ожидали помощи. Единоверные грекам русские цари неоднократно снабжали Успенский монастырь денежными суммами и другими дарами, так необходимыми древней обители для поддержания своего существования. Поддержка России помогала насельникам монастыря содержать в порядке монастырские строения, а главное — денежная помощь была необходима для щедрых подарков хану и его придворным с целью получения гарантий безопасности как самого монастыря, так и его насельников. Такие же дары Успенский монастырь слал в Стамбул турецкому султану.

Связи с Москвой имели большое значение для поддержания христианской культурной традиции. Поддержка находящегося в самом центре татарского государства Успенского монастыря имела, несомненно, огромное политическое значение и для самого Русского государства. «Вместе с тем благодаря помощи Московского государства еще продолжали существовать эти последние очаги этой старой греческой культуры в Крыму, выделявшиеся в XVI—XVII веках островками греческой культуры в сплошной татарской массе»1.

Связи России с Успенским монастырем имели многосторонний характер. Во-первых, путем щедрых пожертвований и взносов Московское государство укрепляло свой авторитет среди христианского населения Крыма. Во-вторых, монастырь занимался духовным окормлением русских пленников. Здесь несчастные получали утешение в своих скорбях, здесь над ними совершались святые Таинства, пленники имели возможность посещать богослужения в Успенской церкви.

Наконец, в-третьих, Успенский монастырь служил своего рода информационным центром, где русские посланники получали необходимую информацию о положении дел при ханском дворе.

Прибывавшие в Бахчисарай дипломаты не только возносили здесь молитвы об успехе своих миссий, в монастыре они проводили встречи и беседы, очень часто успех русско-крымских переговоров зарождался именно под сводом Успенского пещерного храма.

В трудные времена Успенский монастырь обращался за помощью к русским царям, которые, в свою очередь, поддерживали обитель материально с целью закрепить влияние на местное население2. Прибывавшие к хану послы из России обязательно посещали Успенскую церковь.

Успенский монастырь. Современное фото

Первое упоминание о существовании монастыря на Салачике, т. е. на месте Успенского монастыря, мы встречаем в конце XVI века, когда монастырь послал в Москву доверенное лицо просить милостыню у русского царя Феодора Иоанновича (1584—1598)3. Документальное известие об этом хранилось в архиве Министерства иностранных дел, в крымских делах Посольского приказа за № 5. Документ гласит: «Лета 1596 мая 27 по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всея России указу, в память боярину князю Ивану Васильевичу Слуцкому... приехал к государю царю и великому князю Федору Ивановичу и всея Руси из Крыму с крымскими гонцы, из монастыря Пречистой на Салачике, гречанин Пасхалий бити челом о милостыне; а наперед сего послано было в тот монастырь ко Пречистой на Салачике по государевой жалованной грамоте в милостыню по 15 рублей. Ныне бояре приговорили посылать в тот монастырь с гречанином Пасхалием 15 рублей»4. Из этого текста мы видим, что Успенский монастырь и ранее обращался за милостыней к русским царям, настоящая же грамота является всего лишь первым свидетельством об этих взаимоотношениях, здесь царь Феодор Иоаннович подтвердил прежние дары «монастырю Пречисто на Салачике»5. По распоряжению русских властей эти деньги были переданы дьяком Посольского приказа Щелкановым Пасхалию6.

В 1599 году русский царь Борис Годунов пожертвовал монастырю 15 рублей, «сверх того дана была икона и поставлена свеча»7. Упоминание о Бахчисарайском монастыре можно встретить и в «Книге Большому чертежу», составленной в начале XVII века русскими послами: «А в Бакчисарае полати царевы, и поварня, и конюшни каменные; а стоит под горою ниско. Да за царевым двором, версты за 2, церковь Пречистые Богородицы в Солодчиках, а служат у нее гречаня»8.

Также о существовании Успенского монастыря в начале XVII века мы узнаем из других дел того же Посольского приказа.

В июле 1623 года русские посланники к крымскому хану Степан Тарбеев и Иван Басов в своей челобитной царю Михаилу Федоровичу сообщили, что к ним в Яшлав9 приезжали «поп Онтон да поп Василий из золотчиков (т. е. Салачика) и привозили... жалованную ружную грамоту за красной печатью»10, выданную в 1598 году за подписями царя Бориса Годунова и царевича Феодора. Согласно этой грамоте четырем церквам назначалось вечное жалованье. Эта грамота, учитывая скудость документальных свидетельств об исторических событиях крымской истории этого периода, является значимым источником для изучения гражданской и церковной истории Крыма.

В тексте грамоты мы видим, что милостыня деньгами предназначалась четырем «престолам», т. е. церквам: «Пречистыя Богородицы на Салачике, Егория Страстотерпца, что в Солуни11, Ивана Предтечи, Федора Стратилата»12. Кроме денежного пожертвования в грамоте упоминается пожертвование икон и свеч в Успенский монастырь, а также «к архангелу Михаилу в новосуроженный храм, да в храм же к Настасьи Христовы мученицы»13.

Царь Михаил Федорович Романов

Храм св. Иоанна Предтечи находился в 12 верстах от селения Бия-Сала, основан в 1587 году крупным землевладельцем Бинатом Темирке (т. е. Бин-ата, сын Темир-Кая). Этот храм был освящен митрополитом Готским Константием14.

Храм св. архистратига Михаила находился в селении Шурю, расположенном в 9 верстах от Бахчисарая и в 2—3 верстах от Бия-Сала15.

Храм св. Феодора Стратилата находился в 9 верстах от Бахчисарая в селении Мангуш. После занятия Мангуша русскими войсками этот храм был освящен во имя апостолов Петра и Павла16.

Храм св. Анастасии Фармаколитрии (Αναστασικας της φαρμακολυτρικας), как называли этот храм крымские греки, находился в Качи-Кальоне у подножия огромной скалы. Здесь также находился источник св. Анастасии. В XIX веке на этом месте был воздвигнут храм во имя той же святой, приписанный к Успенскому Бахчисарайскому монастырю.

«Пречистая Богородица в Салачике» — Успенская пещерная церковь. Некоторые исследователи допускают предположение, что в XVII веке это был приходской храм, т. к. пришедшие к русским послам ходатаи за этот храм названы «попами», а не «игумном» или «монахами»17.

Царь Федор Иоаннович. Парсуна XVI в.

Названные храмы имели преимущество перед другими храмами Крыма в том смысле, что именно им выдавалась царская милостыня. Это объясняется тем, что просители за эти церкви имели возможность встречаться с русскими, которые охотно посещали находящиеся поблизости от их ставки церкви. Для русских послов посещение Успенской церкви было настолько обычным, что это предлагали даже сами татары18. В таких условиях Успенский монастырь легко мог просить для себя пожертвований. При этом такой приоритет объясняется не только близостью к русскому посольству, но и наличием чудотворной иконы Божией Матери. Кроме 15-рублевого жалованья Успенский монастырь получил образ Пресвятой Богородицы и поставную свечу. О главенстве Успенского монастыря говорит и тот факт, что жалованная грамота находилась здесь, тут же проживали и выступающие ходатаями за прочие церкви клирики. Также имело значение и пребывание в монастыре кафедры митрополитов.

В записках, веденных русским посольством в Крым в 1625 году, сообщается, что по окончании переговоров с ханом, перед возвращением на Родину, русские послы служили благодарственный молебен в Марьином, в Успенской церкви19.

В 1637 году крымский митрополит Серафим направил послание к царю Михаилу Феодоровичу, в котором просил пожертвований на свою кафедру (т. е. Успенский монастырь), разоренную ногайцами в 1628 году. Кроме денег митрополит просил также архиерейские облачения и богослужебные сосуды, которые были «всего нужнее зело»20. Здесь же митрополит приносил свою жалобу на ханского родственника, пленившего его вместе с братом, попом Димитрием, и вытребовавшего с них две тысячи ефимков за освобождение. Описывая свое положение, митрополит Серафим пишет, что «нам головы своей инде преклонить негде»21.

Полурабское состояние крымских христиан вызвало развитие среди них таких пороков, как хитрость, лукавство и кощунство, выраженное в торговле «мощами». С этим столкнулись и русские послы. В 1638 году митрополит Серафим прибыл в Яшлав и принес в дар русскому послу Степану Тарбееву руку от мощей св. Меркурия. При этом митрополит Серафим предупредил послов, чтобы они не брали без него мощей у греков, объяснив это тем, что его соотечественники занимаются воровством и подделкой мощей. В этом же году некий татарин Невкиль попросил у послов плату за якобы отправленные им царю Михаилу Феодоровичу мощи — руку этого же святого Меркурия22.

В 1681 году ктитор Успенского монастыря (неизвестный нам по имени), ссылаясь на прежние царские грамоты (но не указывая их точно), просил у русского царя «о призрении оной церкви денежным жалованьем»23, а также о жаловании для церквей св. Иоанна Предтечи и св. Феодора Стратилата.

В этом же году Успенский монастырь посетило русское посольство во главе со стольником Василием Тяпкиным и дьяком Посольского приказа Никитой Зотовым, знаменитым впоследствии как «охранитель здравия» и первый наставник юного царя Петра I. Никита Зотов написал Статейный список, в котором он сообщает, что по повелению крымского хана Мурад-Гирея некоторое время посольство проживало в Мариамполе: «Для близости велел ехать и стоять в Жидовском городке и Марьине селе»24.

Никита Зотов

4 марта 1681 года русские послы Василий Тяпкин и Никита Зотов посетили церковь в Успенской скале. Никита Зотов так описывает это посещение: «По нашему прошению позволил нам ханово величество ехать в село Мариино, к церкви Пречистыя Богородицы, чудотворныя Ее иконе помолитись. Там же, пред чюдотворным Ее образом, за государское здоровье соверша молебное пение и целовав святую икону и воздав благодарение Господу Богу и Пречистой Его Богоматери и взяв у священников благословение, поехали в стан свой, на Алму реку»25. Кроме этого, Тяпкин и Зотов несколько раз посетили села Мангуш и Шурю26.

В благодарность за оказанные ему русским правительством благодеяния Успенский монастырь опекал русских и вообще христианских пленников. Такая возможность у монастыря появилась вследствие того, что находящийся напротив него Чуфут-Кале татары стали использовать как темницу для пленных. Однако здесь, как правило, содержались знатные и богатые пленники, в том числе русские и литовские послы. Как правило, их держали для получения богатого выкупа или для принуждения послов к более выгодным для татар условиям договора. Впервые в Чуфут-Кале был заключен литовский посол Лез, брошенный туда в 1498 году по приказанию Менгли-Гирея. Здесь находился гетман Потоцкий, плененный в 1648 году в сражении при Корсуни. С 1692 по 1695 год в Чуфут-Кале пребывал под арестом Василий Айтемиров, прибывший в Крым для заключения договора, с такой же целью приезжал князь Ромодановский и провел в заключении три года.

Около двадцати лет, с 1660 по 1681 год, в Чуфут-Кале содержался русский посол Василий Борисович Шереметев. Находясь в заключении, он слезно писал русскому царю: «Кандалы на мне полпуда; четыре года я заперт в палату, окна заделаны каменьями, оставлено только одно окно. На дворе не бывал я шесть лет, и нужду всякую исполняю в избе, и от духу и от нужды и от тесноты оцинжал, и зубы от цинги повыпадали, и от головных болей вижу мало, да и от кандалов обезножел, да оглодел»27.

Из этого свидетельства В.Б. Шереметева видно, что в заключении он провел только шесть лет, остальные четырнадцать, очевидно, имел право передвижения по Чуфут-Кале и Майрему. Оснований беспокоиться о том, что пленник совершит побег, у хана не было, едва ли кто смог бы сбежать в Москву из Крыма в одиночку и преодолеть такое расстояние, не будучи пойманным. Поэтому можно предположить, что В.Б. Шереметев в течение четырнадцати лет проживал в Чуфут-Кале и как верующий человек посещал богослужения в Успенском монастыре — ближайшем к Чуфут-Кале православном храме.

В Успенском монастыре послы имели возможность проводить неофициальные переговоры, например, так делал подьячий Василий Айтемиров, от лица русского правительства проводивший переговоры с крымским ханом Саадет-Гиреем. В статейном списке Василия Айтемирова сообщается о таких встречах в монастыре: «И июня в 5 день в неделю был Василей и сним гетманской канцелярист в церкви Успенья Пресвятые Богородицы, что в Бакчисарайских горах, у обедни, и вто время тут же были запорожские казаки, Петрушкины товарыщи, да сними запорожской ж казак Яков Ворона, которой был от Сечи до Казы-керменя с Василем впровожатых; и Василей и гетманской канцелярист, у него, Вороны, после обедни, вышед спрашивали, он Ворона для чего в Крым приехал, с Петрушкою ли или иным каким делом»28.

Василий Борисович Шереметев

В ходе переговоров у Айтемирова возникли разногласия относительно условий договора, из-за чего он был помещен в Чуфут-Кале, где находился три года — с 22 мая 1692-го по весну 1695-го. «В жидовском городке я холоп Ваш збудучими сомною людми непременно маия з 20 числа живу за крепкою сторожею у купая дни у каимакана и выних местех, хотя в воскресной день, когда доитит к церкви Пресвятые Богородицы к обедни»29.

Несмотря на то, что следившим за Айтемировым людям был дан приказ никого к нему не пускать, русский посол все-таки получал необходимые ему известия: то в Успенском монастыре от греческого митрополита, то от приезжавших в Крым запорожцев30.

Таким образом, в Успенском монастыре русские послы проводили встречи с нужными им людьми, получали необходимые для себя сведения. Так, «сентября в 4 день внеделю у церкви Пресвятые Богородицы на Магреме в горе были из Запорожья казаков два человека Василей Коваленко да Костянтин Уманец у обедни. И Василей у них спрашивал о ведомостих что у них взапороже делаетца и о Якове Вороне»31. Более того, лишенный возможности вести переписку с Россией Айтемиров нашел средство доставить сведения о себе и событиях в Крымском ханстве в Россию через Успенский монастырь. Московский посланник встретил в Успенской церкви священника из Малороссии Михаила Маковецкого, который за 15 лет до встречи с Айтемировым попал в татарский плен, но сумел выкупить себе свободу. Этот малороссийский священник остался жить и служить в Успенском монастыре (очевидно, ему, не являвшемуся местным жителем, как-то удалось обойти запрет ханского правительства на священнослужение в ханских владениях. — А.П.). Через него Айтемиров «тайным способом, тое к великим государем отписки и к гетману лист устроив в вощанку, послал Василей к тому же помянутому Вороне, потому что по ведомости был он ворона еще в Бакчисарае»32.

Из этого можно заключить, и это будет не голословным заявлением, что во многом судьба русско-крымских взаимоотношений решалась именно в древнем пещерном монастыре в Успенской скале. Во время взятия Крыма русскими войсками Успенский монастырь снабжал русское командование необходимыми сведениями о татарских войсках, как пишет об этом эконом Готской митрополии протоиерей Трифиллий: «В 1772 году рукоположил меня протопопом и поставил меня управлять делами епархии. В отношении к делам императорских войск и вообще поручениям высочайшей власти я был не последним лицом. Когда до митрополита доходил какой слух, то для удостоверения он посылал меня, и затем мы извещали кого следовало. Однажды он послал меня соглядатаем для узнания — есть ли в лесах татарские войска»33

Ко времени присоединения Крыма к Российской империи между ней и Успенским монастырем завязались тесные и прочные связи.

Примечания

1. Якобсон А.Л. Средневековый Крым. Очерки истории и истории материальной культуры. М.—Л.: Наука, 1964. С. 148—149.

2. Герцен А.Г., Махнева О.А. Указ. соч. С. 23—24.

3. Панагия, или Успенский Бахчисарайский в Крыму скит... С. 7; см. также: Некропин А. Указ. соч. С. 87.

4. Цит. по: Ливанов Ф. Указ. соч. С. 8.

5. Бертье-Делагард А.Л. К истории христианства в Крыму. С. 69.

6. Ливанов Ф. Указ. соч. С. 8—9; см. также: Хартахай Ф. Указ. соч. С. 29.

7. Севастопольское благочиние. С. 95.

8. Книга Большому чертежу. М. Л.: АН, 1950. С. 65—66.

9. Иначе Биюк-Яшлав, селение в 8 верстах к северо-западу от Бахчисарая; здесь находилась постоянная резиденция русского посольства.

10. Цит. по: Бертье-Делагард А.Л. К истории христианства в Крыму. С. 78.

11. Егорий — русское название Георгиевского Бахчисарайского монастыря.

12. Бертье-Делагард А.Л. К истории христианства в Крыму. С. 62.

13. Там же. С. 79.

14. Латышев В.В. Греческие надписи христианских времен из Южной России. СПб., 1896. С. 69; см. также: Гермоген (Добронравин), еп. Указ. соч. С. 150.

15. Латышев В.В. Указ. соч. С. 64.

16. Бертье-Делагард А.Л. К истории христианства в Крыму. С. 62.

17. Там же. С. 62.

18. Список со статейного списка подьячего Василия Айтемирова, посланного в Крым с предложением мирных договоров. // ЗООИД, т. XVIII. 1895. С. 26.

19. Ливанов Ф. Указ. соч. С. 9.

20. Цит. по: Бертье-Делагард А.Л. К истории христианства в Крыму. С. 80.

21. Там же.

22. Маркевич А. К вопросу о положении христиан в Крыму... С. 20.

23. Цит. по: Маркевич А. К вопросу о положении христиан в Крыму... С. 17.

24. Статейный список стольника Василия Тяпкина и дьяка Никиты Зотова, посольства в Крым в 1680 году, для заключения Бакчисарайского договора. Одесса, 1850. С. 153.

25. Статейный список стольника Василия Тяпкина и дьяка Никиты Зотова... С. 230—231.

26. Бертье-Делагард. А. Л. К истории христианства в Крыму. С. 64.

27. http://arheologia.narod.ru/krim/kale.htm

28. Список со статейного списка подьячего Василия Айтемирова... С. 37.

29. Список со статейного списка подьячего Василия Айтемирова... С. 50.

30. Маркевич А. Пребывание в Крыму московского гонца подьячего Василия Айтемирова в 1692—1695 гг. // ИТУАК, № 9. 1890. С. 54.

31. Список со статейного списка подьячего Василия Айтемирова. С. 48.

32. Там же. С. 40.

33. Серафимов С. Записки из архива Готфийской епархии в Крыму. С. 592.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь