Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Кацивели раньше был исключительно научным центром: там находится отделение Морского гидрофизического института АН им. Шулейкина, лаборатории Гелиотехнической базы, отдел радиоастрономии Крымской астрофизической обсерватории и др. История оставила заметный след на пейзажах поселка.

Главная страница » Библиотека » С. Черняховский, Ю. Черняховская. «Вершина Крыма. Крым в русской истории и крымская самоидентификация России. От античности до наших дней»

2.1. Борьба за воссоединение Крыма в XV—XVIII веках

2.1.1. Первые освободительные походы

Уже со второй половины XIV века русские княжества начинают борьбу за освобождение Крыма от Орды.

Возрожденное славянами Боспорское царство, «Русский Боспор» — Тьмутараканьское княжество — гибнет под ударами сначала турецкого (1222 г.), а потом и татарского нашествия (1223 г.).

После этого Степной Крым становится улусом Золотой Орды. В 1267 году хан Менгу-Тимур начинает чеканить здесь свои монеты. Опираясь на ресурсы крымских торговых городов Мамай пытается утвердить свое господство и выступает в поход против Московского княжества в 1380 году. После разгрома Мамая Дмитрием Донским и Тохтамыша Тамерланом, возглавивший Литовское княжество Витовт стремится сокрушить господство Золотой Орды — и в конце XIV в на какое-то время освобождает Крым от татаро-монгольского господства. Таким образом, первую попытку освобождения Крыма можно отнести ко временам Витовта, когда Литва являлась, по существу литовско-русским государством.

Однако уже через два года Едигей вновь захватывает полуостров и разрушает Херсонес.

И уже потом, в течение нескольких столетий идет борьба за освобождение Крыма и воссоединение его с Россией — точно так же, как в Испании несколько столетий идет борьба за освобождение ее от арабского завоевания — завершившаяся взятием Гренады королевой Изабеллой в конце XV века. Войны Московского государства с Крымским ханством идут как минимум с XVI века и начались после ликвидации Большой Орды и возникновения, таким образом, общей границы между Русским государством и Крымским ханством (1502). То есть все эти войны были единым естественным процессом продолжения борьбы за освобождение России от татаро-монгольского ига, начатой еще сражениями Дмитрия Донского.

Крымские ханы находились в родстве с последними казанскими царями и вынашивали планы отвоевания Казанского ханства, восстановления положения суверенов над Россией — и постоянно опирались на поддержку Турции.

В том числе, даже после разгрома в 1572 году, они совершали агрессии против России в 1589, 1593, в Смутное время, в 1640, 1666, 1667, 1671, 1688 годах.

Но уже с этого же времени, как минимум с середины XVI века, дружины русских казаков прорываются в Крым, берут штурмом захваченные татарами города и освобождают русских и украинских пленников.

Мифом является представление о том, что в эти столетия Крым был населен народом, который принято называть «крымскими татарами».

По данным переписей середины XVII века, проводившейся самими властями ханства, из 1 100 000 жителей Крыма только 180 тысяч были татарами — остальные в большинстве — русскими и украинцами.

Собственно «татары», потомки завоевателей, пришедших в Крым во время Ордынского нашествия, по сути, составляли только военное сословие и господствующую элиту. Основная масса населения состояла из народов, населивших Крым в прежние века, начиная с античности: славян и готов, расселившихся здесь начиная со II века нашей эры, греко-итальянских переселенцев, и ко времени XV—XVIII веков — угнанных татарами во время военных набегов русских и украинских пленников, часть которых продавалась в рабство в Османскую империю, а значительная часть оставалась в Крыму также на положении рабов.

В чем-то это воспроизводило ситуацию Рима, где коренное население составляло армию, завоевывающую рабочую сила для страны, с той разницей, что там — коренным населением были все же римляне, а в чем-то — ситуацию апартеида в ЮАР и Южной Родезии, где потомки белых завоевателей строили свое государство и свое благополучие на подневольном труде бесправного коренного населения.

Попытки освобождения Крыма дважды делаются в правление царевны Софьи, в послепетровское время Миних совершает походы в Крым, подвергает ханство разгрому — но вопрос о воссоединение так и остается нерешенным до эпохи Екатерины Великой, сыгравшей в этом отношении для России ту роль, которая в Испании XV столетия принадлежала королеве Изабелле.

То есть, так или иначе, Россия в том или ином своем государственном обличье, включая Русско-литовское государство XIV—XV веков, никогда не отказывалась от борьбы за освобождение своих соотечественников в Крыму и самого Крыма, как одного из трех основных очагов своей исторической государственности.

После победы Турции над Константинополем в упадок приходят генуэзские поселения на Южном берегу Крыма (последняя четверть XV в.).

Вскоре утратило самостоятельность Крымское ханство. Формально оно не было завоевано Турцией, но влияние Османской империи было такого, что ханы оказались вынуждены полностью согласовывать с ней любые свои действия. Союз Османской империи и Крымского ханства обязывал последнее предоставлять войска для военных походов Порты.

Как писал В.Д. Смирнов, «вся дальнейшая политическая история Крымского ханства со времени утверждения над ним Оттоманской Порты складывалась и протекала при постоянном действии двух начал — местного, национально-татарского, стремившегося к полной самостоятельности и самобытности, и внешнего, постороннего, турецко-османского, старавшегося с возможно меньшими для себя хлопотами и затруднениями сохранить за собой верховенство над Крымом в чисто политических видах международного свойства».

Вместе с этим, во второй половине XV в. между ханством и Великим княжеством Московским возникает политический союз, направленный в первую очередь против Ордынского господства. По руководством Ивана Третьего Московское княжество начинает превращаться в русское национальное государство и окончательно отказывается платить дань Орде. Ханство, со своей стороны — также хочет добиться независимости от последней.

Разгорается борьба двух своего рода военно-политических блоков — союза Москвы и ханства с одной стороны, Орды и Литвы — с другой, высшей точкой этого противостояния становятся события «Угрского стояния».

В 1472 году русская армия разгромила войска хана Большой Орды Ахмата под Тарусой, а в 1476 году Иван Третий отказался выплачивать Орде дань. Ахмат готовился к карательной экспедиции в Москву, но боевые действия, которые развернуло против него союзное Москве Крымское ханство, несколько лет не позволяли собрать силы для такого похода.

К 1480 году Ахмату удалось сосредоточить нужные войска и начать войну, заключив союз с польско-литовским королем Казимиром Четвертым. С запада на русские границы выступило войско Ливонского ордена. Одновременно против Ивана Третьего восстали его братья, недовольные централизаторской независимой политикой. По русксому государству наносились три удара его противнками — Ордой, Литвой и Орденом — и четвертый удар наносило предательство ближнего круга.

В каком-то смысле повторялась история Митридата VI, преданного его семьей в критический момент противостояния с Римом. Возникал широкая антирусская коалиция, включавшая в себя все основные силы региона — Орда, Литва, Ливонский орден — и внутренняя «пятая колонна». Двор Ивана раскололся, и часть оставшихся верными ему соратников настаивала на бегстве из столицы и капитуляции, отказе от борьбы за независимость России.

Однако Иван принял решение продолжать борьбу до конца и, опираясь на поддержку тогдашнего русского общества, стал собирать армию для отражения нашествия и двинул ее навстречу Ахмету к реке Угре. В этот момент союзная крымская армия нанесла удар по Великому княжеству Литовскому, осуществив глубокое вторжение на его территорию и сковав силы, готовившиеся к походу на Москву в поддержку Ахмета.

Одновременно объединенный русско-крымский корпус князя Ноздреватого и царевича Нур-Девлета, обойдя ордынскую армию, вторгся во владения Орды и навис над столицей Ахмета, в результате чего последний, спасая столицу и несмотря на собранные им силы и славу всех прежних побед — так и не решился на битву с русской армией и увел свои войска.

В Орде началась междоусобица, и 6 января 1481 года Ахмет был убит.

Военно-политический союз Москвы и Крыма позволил обоим государствам добиться независимости, силы Орды оказались подорванными, она продолжила свой распад, и через несколько десятков лет Иван Четвертый разгромил три остававшиеся от нее государства: Казанское и Астраханское царства и Ногайскую Орду, освободив населявшие их порабощенные народы.

Последней не освобожденной от ордынского ига русской территорией с этого момента оставался только Крым, точно так же, как когда-то, в XV веке, последней не освобожденной от арабского завоевания частью Испании оставалась Гренада.

К началу XVI века окончательно потерял актуальность союз Крымского ханства с Московским государством.

В 1507 г., после смерти великого князя Ивана III, татары впервые нарушили прежний договор, совершив набег на русские города Белёв и Козельск. С этого момента отношения между Русью и ханством перешли в фазу хронического конфликта. Набеги последнего стали регулярными.

Целью татар были сбор дани и захват пленных, которых можно было бы продать как рабов в Кафе и Бахчисарае или вернуть на родину за выкуп. За один поход татары в разные годы уводили от пяти до пятидесяти тысяч пленных.

Крымское ханство попеременно заключало союзы то с Москвой, то с Литвой, но его целевая установка оставалась постоянной. Татары грабили обоих своих «союзников», получая дополнительную прибыль с другой стороны за военную помощь, то есть за свой грабеж одной из сторон.

Однако с середины XVI века конфликты Крыма и Москвы приобретают иное содержание: после разгрома Казанского царства, крымские ханы, имевшие династические связи с его царями, считали, что именно они являются наследниками и преемниками казанского престола, и, таким образом, обладают правами на власть и над Казанью, и над Москвой. Их борьба против последней становится уже не серией грабительских походов, а попыткой «сесть на Москве» — то есть восстановить татарское правление над Россией и создать новую Ордынскую империю на месте прежней.

Но в первой половине столетия эта претензия еще не оформилась и ханство просто по старой схеме ситуативно меняя союзников, переходит то на сторону Литвы и Польши, то вновь склоняется к Москве.

Так, Крымское ханство подписывало договоры с Польшей и Литвой в 1507, 1513, 1516 и 1520 годах.

В 1521 году объединенное войско Мухаммед-Гирея и Сахиб-Гирея, миновав Нижний Новгород и Владимир, дошло до Москвы. Великий князь Московский Василий Иванович был вынужден отступить в Волоколамск.

Мухаммед-Гирей собрал добычу, пленных и дань и вернулся назад в Крым. В 1523 году он был убит князьями Ногайской Орды, которые после этого вступили в союз с русскими казаками и поддержали их практически первый освободительный поход в Крым. Основными базами казачества были Черкасы и Канев.

Слово «казак» в переводе с языка половцев означало «страж передовой, ночной и дневной». Казаками частью становились жители территории нынешней Украины, тогда находившейся под властью Польши. Поскольку Польша не слишком заботилась об охране своих дальних рубежей, население этих территорий образовывало собственные ополчения, объединявшиеся в военные союзы, возглавляемые атаманами. Но в не меньшей степени казацкие поселения и войска формировались за счет русских крестьян, бежавших на окраины страны от усиливавшейся крепостной зависимости.

В этом отношении русские казаки были подобны как европейским колонистам, заселявшим Америку, так и их потомкам — американским пионерам, двигавшихся позже из обжитых штатов на освоение Дикого Запада.

В первой трети XVI века на Перекопском перешейке была построена крепость Ор-Капу, которую впоследствии штурмовали войска московского воеводы Данилы Адашева, украинского гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного, кошевого запорожского атамана Ивана Сирко, русских военачальников Василия Голицына, Бурхарда Миниха, Петра Ласси и Василия Долгорукого. Ор-Капу представляла собой обложенный камнем восьмикилометровый вал, усиленный башнями и имевший шесть бастионов. Перед валом проходил глубокий ров. Это укрепление полностью перекрывало проход через Перекопский перешеек, который теперь можно было преодолеть только через крепостные ворота с подъемным мостом. В то же время татарские войска беспрепятственно покидали полуостров и совершали все новые набеги на Приднепровье и Московскую Русь.

В середине XVI века будущий запорожский атаман, Дмитрий Вишневецкий Рюрикович, с благословения Литвы занялся строительством укреплений в устье Днепра, которые могли бы перекрыть путь татарам на Украину и в Польшу. Так была построена крепость на острове Хортица, которая дала начало Запорожской Сечи.

Устно поддержав начинание Вишневецкого, Польша, тем не менее, отказывалась признавать его своим ставленником перед лицом крымского хана. Он должен был действовать на собственный страх и риск. Преданный поляками, Вишневецкий обратился за поддержкой к московскому царю Ивану IV.

Московское царство перешло в наступление. Когда в марте 1556 г. путивильские, черкасские и каневские казаки под предводительством дьяка Ржевского подошли к татарской крепости Исламкермен, русские осадили Очаков, выбили оттуда турецко-татарское войско, освободили пленных славян и отступили.

Против них выступили турецкие отряды из гарнизонов Очакова и Тягина. В днепровских камышах они попали в засаду казаков и были разбиты. Тогда в погоню за казаками Ржевского были отправлены крымско-татарские войска. Татары догнали Ржевского на днепровском острове, но тоже потерпели поражение. Казаки благополучно вернулись в Путивль.

В 1556 г. Вишневецкий со своими казаками снова подошел к Искламкермену и на сей раз взял город. После этого он получил приглашение от крымского хана поступить к нему на службу, но ответил отказом. Ответный удар хан нанес по Запорожью, где три недели держал в осаде казачью крепость на Хортице, но был отбит и вынужден отступить. Летом 1557 осада повторилась, теперь уже с участием турецкого подкрепления. Только когда у казаков закончилось продовольствие, Вишневецкий отдал приказ об отступлении в Черкасы. Все еще лишенный реальной поддержки Литвы, он, приехав в Москву, принес присягу верности Ивану IV и получил от него в вотчинное владение город Белёв с окрестностями и денежное жалованье.

В 1558 г. состоялся очередной набег татар на русско-украинские земли. Они разгромили Брацлавское воеводство, Волынь и Подол, собрали дань и ушли обратно в Крым.

На этом терпение Ивана IV было исчерпано. Он объявил о прекращении дипломатических отношений с ханством и отправил послов с предложением военного союза против татар в Польшу и Литву. Однако поляки отказали Ивану, в очередной раз попытавшись заключить антирусский договор с Крымом.

В то же время очередной поход против Крыма предпринял Вишневецкий. Перейдя Перекопский перешеек, он встретился лицом к лицу с войском хана. Силы татар превосходили возможности казаков, и Вишневский развернул войско к Исламкермену, рассчитывая обойти Перекоп и выйти сразу к Гезлеву (Евпатории), который к тому времени был единственным действующим морским портом Крымского ханства, — но внезапно был отозван Москвой.

Тем не менее, его план был приведен в действие летом 1559 г.: другое московское войско, под предводительством Данилы Адашева, спустилось по Днепру до Черного моря и захватив два турецких корабля, высадилось на западном берегу Крыма. Адашев разбил встреченные им в Крыму охранные отряды и через две недели отправился обратно.

Результатом этих двух походов стала попытка крымского хана наладить отношения с Москвой. Иван IV принял предложенный им мир, но добавил, что «русские люди узнали дорогу в Крым и полем, и морем». Договор был подписан в марте 1564 г.

Как известно, в 1552 году Иван IV освободил от завоевателей земли Казанского, а в 1556 году — Астраханского царств.

Эти земли интересовали и Турцию. В 1569 г. более семидесяти тысяч татарских и турецких воинов под предводительством турецкого паши Кафы Насима и крымского хана Девлет-Гирея пересекли степи и пришли под Астрахань. Поход их занял почти полгода. За это время был израсходован как провиант, так и силы турецких солдат.

Со стороны Москвы их встретило сто тридцать тысяч русских под предводительством воевод Ивана Бельского и Петра Серебряного.

Сражение выглядело бессмысленным и бесперспективным. Янычары повернули назад.

Тогда же агонизирующие остатки Ногайской Орды в очередной раз распались, образовав Большие Ногаи (кочевые племена Прикаспия) и Малые (занявшие пойму Волги и Приазовье). В первой половине XVII в. распались и они, разделившись на Буджакскую, Едичкульскую, Ембулуцкую и Едисанскую Орды, кочевавшие в Северном Причерноморье.

XVI век для российского военного дела стал веком великих перемен. Началось создание регулярнойя армия, отлажены ее организация, стратегия и тактика, создано новое вооружение.

Задачами новой армии стали, прежде всего, активная оборона внешних границ государства и возвращение исконно русских земель, среди которых может быть назван и Крым. Причем сложилось так, что помехой в осуществлении этой задачи стало не одно только Крымское ханство, но и все его ближайшие союзники — от Турции и Польши до Швеции и Литвы.

«Все документы единогласно говорят о том, что в XVI веке имела место длительная и упорная борьба русского народа с турецким нашествием на русскую землю, с нашествием, которое шло со стороны Черного и Азовского морей», — пишет об этом периоде профессор Московского университета Н.А. Смирнов.

Турция наступала на Русское государство с трех сторон: через Молдавию и Валахию на Украинскую землю, через Крым на центральные регионы Руси и через Черное море, вдоль Дона и через Азов — на Поволжье и юго-восточные окраины государства.

В 1571 г. состоялся очередной успешный поход крымского хана Девлет-Гирея на Москву. Успех похода предсказуемо привел к росту политчиеских амбиций. При поддержке Турции Гирей надеялся захватить и Москву, и все Среднее и Нижнее Поволжье, то есть на тот момент спорные Астрахань и Казань.

Поход Девлет-Гирея против Москвы начался в июне 1572 г. 23 июля 1572 г. его стотысячноя армия, состоявшая из крымских и ногайских татар и турецких янычар с артиллерией, вдоль Дона и Угры вышла к Оке. Хан на этот раз шел не грабить Москву, а покорять: он видел свою задачу в восстановлении Орды как таковой и восстановлении ордынского господства над Россией, а себя — в роли нового Чингисхана, в роли наследника ханов Большой Орды.

Летописи сравнивают это событие с нашествием на Русь хана Батыя: «Прииде с великими похвалами и с многими силами на русскую землю и расписал всю русскую землю кому что дати, как при Батые». Хотя Девлет-Гирей формально выдвигал требования только относительно власти над Казанской и Астраханской землями, сам он не раз говорил, что едет в Москву «на царство». Всю русскую землю он уже разделил между своими соратниками, определив, какая часть кому достанется в награду. Турецкому султану он обещал покорить всю Русь в течение года, и даже взял с собой наблюдателей от турецкого двора, которые должны были засвидетельствовать его триумф. Кроме того, он уже начал раздавать своим купцам грамоты с разрешениями торговать на русской земле.

В июле 1572 г., уже на подступах к Москве, дорогу армии вторжения преградил в разы уступавший ей в численности русский корпус Михаила Воротынсокго и Дмитрия Хворостинина. Состоялась так называемая Молодинская битва. Бой продолжался 4 суток. Начавшись у Оки, он закончился у поселка Молодь под Серпуховом. Крымское войско оказалось почти уничтожено, а само ханство лишилсоь чуть ли не всего взрослого мужского населения.

Успех битвы, по-видимому, решили два фактора. Первый из них — использовавшаяся русскими тактика «гуляй-городов». Занимая новую позицию, московское войско возводило подвижное укрепление из деревянных щитов с прорезями для лучников. В бою щиты передвигались в сторону противника или от него на обозах. «Гуляй-город» мог включать в себя стены и башни, а при штурме вражеской крепости — укрытия и штурмовые сооружения. Единственной проблемой войска, засевшего в такой мобильной крепости, был провиант. Но и этой проблеме имелось решение. Когда продовольствие заканчивалось, русские резали и ели лошадей, на которых в ином случае пошли бы в бой. Это, конечно, ослабляло войско, но позволяло выиграть дополнительное время.

Эту единственную слабость и намеревался использовать Девлет-Гирей. Однако план его случайно выдал попавший в плен полководец хана, Дивеймурза, что и стало вторым фактором, решившим исход битвы.

Во время штурма «гуляй-города» полк Воротынского незаметно покинул укрепление и ударил по врагу с тыла. В то же время оставшийся в «гуляй-городе» полк князя Хворостинина дал орудийный залп, покинул передвижную крепость и дал открытый бой. По воспоминаниям современников: «Сеча великая была».

В битве погибли сын и внук Девлет-Гирея. Русские гнали остатки татарского войска до Оки, дважды сбивали и уничтожали арьергарды Девлет-Грея. От армии, покинувшей Перекоп, осталась одна пятая, когда хан вернулся домой. Мощь ханства была подорвана и оно вынуждено обратиться к Ивану Грозному с просьбой о мире.

В 1574 г. турецкий султан попытался отправить в Москву особого посла с предложением мирного договора — и оно было принято. Россия отодвинула свои рубежи на Дону и по Десне на триста верст к югу. Однако стратегические цели Турции остались неизменными: через Азов и Северный Кавказ она рассчитывала со временем провести сплошную линию своих владений, блокировав всю южную границу России.

Россия получила определенную возможнсоть добиться освобождения Крыма — но большая часть ее сил в этот момент была сосредоточна в Прабалтике в ходе Ливонской войны, и она вынуждена была выбирать приоритетность своих задач: между борьбой за побережье Балтийского или Черного моря. Выбор был сделан в пользу Балтики.

В 1588 г. крымским ханом стал Бора-Газы Гирей. В 1591 г. татары под его предводительством совершают очередной поход на Москву. 4 июля 1591 г. русский «гуляй-город» встретил их под Москвой, у Данилова монастыря. Артиллерийский бой шел всю ночь, а к утру татары отступили — сначала к Оке, а затем в Крым. Существует легенда, согласно которой, помимо обстрела татар, Борис Годунов, правивший Московским царством в то время, предпринял обманный ход — он прислал к хану посла, сообщившего последнему о том, что к Москве идет тридцатитысячное войско из Новгорода. Наутро москвичи окружили лагерь татар, и те, приняв их за новгородское подкрепление, бросили обоз и ушли.

В общей сложности за вторую половину XVI века крымско-турецкий союз совершил 48 набегов на Московскую Русь. Крымскому ханству платили дань Польша, Молдавия и Россия.

Изначально набеги проходили по Муравскому шляху, а когда эту дорогу перегородили русские заставы, татары стали передвигаться по его ответвлениям — Калмиусскому и Чумацкому шляхам, через Воронеж и Запорожье. Еще одной мишенью набегов была Рязань, к которой татарам удобно было подходить через Козлов, Ряжск и Шацк.

С середины XVI века Московское государство возводит на пути татар так называемые «засечные черты» — то есть оборонительные линии. «Черты» эти представляли собой стометровые полосы поваленных верхушками на юг деревьев, укрепленных валами, проходившими от одной крепости к другой. По всей длине этого заграждения располагались дозорные вышки и остроги.

Первой из таких «засечных черт» стала «Большая засечная черта», проходившая по р. Оке от Рязани до Тулы.

Кроме того, в 1571 г. боярами было принято решение создать в Диком Поле постоянную сторожевую службу с центрами в Путивле и Рыльске.

К началу XVII в. Ока уже стала глубоким тылом.

Тем не менее, систематические набеги татар на Москву продолжались.

В 30-х гг. XVII века начинается строительство «Белгородской черты», новой линии укреплений от реки Воркслы (приток Днепра) до реки Челновой (приток р. Цны). Белгородская черта объединила города Вольный, Хотмышск, Карпов, Белгород, Корочу, Яблонов, Новый Оскол, Усерд, Олынанск, Воронеж, Орел, Усмань, Сокольск, Добрый, Козлов и Тамбов.

В середине XVII века русская армия начинает использовать рейтаров, которые постепенно заменяют поместное ополчение.

Благодаря развитию военного дела и строительству укреплений к этому времени татары уже не могут дойти не только до Москвы, но и до Оки.

Последний удачный набег татары совершили в 1647 году, он был отбит с большими потерями для них. Татары меняют цель нападения, теперь, в первую очередь, устремляясь в пока еще мало укрепленные украинские земли. Однако в 1631—1633 гг. строится «украинская линия» — полоса укреплений от Днепра до Северского Донца, которую затем заменяет Днепровская линия. Эти набеги тоже становятся невыгодными.

Постепенно Москва возвращает себе исконные земли, расширяя свои владения на запад: так, в 1670 году Крымское ханство признало частью России левобережную Украину.

Хотя позиции Руси в этом направлении к концу XVII века уже достаточно окрепли, до прихода к власти Петра I крымский вопрос не имел первостепенной важности. Ситуации изменилась, когда изменился расклад сил на международной арене. В 1680 г. Россия вместе с Австрией, Венецией, Польшей и Ватиканом вступила в «Священную Лигу» — международный союз, целью которого, прежде всего, было ослабление Турции.

С этого момента военные походы изменили направление — Россия ставила перед собой задачу возвращение Крыма.

2.1.2. Воссоединение, как стратегическая задача

Осенью 1686 г. князь Василий Васильевич Голицын во главе стотысячной армии выступил в первый поход на Крым «для избавления Русской земли от нестерпимых обид и унижений от татар». Русских поддержало войска гетмана Самойловича — у реки Самары к ним присоединилось сто тысяч казаков. Объединенная армия продвинулась до реки Конские воды, где ее остановил степной пожар, отсутствие провианта и воды. Голицын потерял около трети армии и вынужден был повернуть назад.

Спустя три года, в 1689 г., Россия повторила попытку. В сторону Крыма снова выдвинулось сто тысяч солдат, которых поддержало войско гетмана Мазепы.

20 мая армия добралась до ворот Перекопской крепости, где встретилась с войском крымского хана. По неизвестной причине Голицин на следующий день повернул армию назад.

Было принято решение, прежде чем двигаться в Крым, укрепиться на подступах к нему — в Северном Причерноморье.

Русско-украинские силы совершили серию походов к устью Днепра и турецкой крепости Очаков (1690—1694 г.).

В 1691 году казацкие сепаратисты во главе с Петром Иваненко пытались просить помощи у Крыма в отделении от России. Однако когда Иваненко возвращался из Крыма вместе с татарским войском, едва ступив на Украину, он был отброшен назад объединенной армией русских и казаков Мазепы. Иваненко отступил к Перекопу, где создал независимое государство, которые назвал «Ханской Украиной». Однако в 1696 г. он был зарублен запорожцем во время очередного татарского набега, и затея потерпела крах.

Стычки донских и запорожских казаков с крымскими татарами были обычным явлением. Казаки вели в основном рейдовую войну, не ставя целью полную победу над противником.

По иному подошел к ситуации Петр I.

Для выхода в Крым России требовался опорный пункт в Северном Причерноморье. Такую роль мог сыграть Азов. Именно поэтому весной 1695 г. Борису Шереметьеву было приказано во главе небольшого войска по Днепру войти в Крым, в то время как основная армия, возглавляемая самим Петром, спустилась вдоль рек до Царицына, прошла к Дону и в июне подступила к Азову. Осада города длилась три месяца, но не принесла успеха — не имея флота, русские не могли полностью блокировать поставки провианта в Азов. В октябре Петр был вынужден отступить.

Если Азовский поход, таким образом, на тот момент был свернут, — Крымский поход Шереметьева развивался почти триумфально: будущий фельдмаршал взял турецкую крепость на Днепре Кызылкермен (ныне — Борислав, когда то — столица готов Данпарштадт, где был захоронен король Германарих) и еще три турецких крепости на Днепре — Мубареккермен, Исламкермен (Каховка) и Мустриткермен, и построил русскую крепость на одном из днепровских островов — Таван.

На фоне отступления Петра из-под Азова крымский хан пытался нанести контрудар по полтавским городам России и вторгся на Украину, но объединенные войска Шереметьева и Мазепы остановили его и заставили вернуться в Крым.

Ко второму заходу на Азов Петр подготовился более тщательно. На воронежских верфях было построено 2 корабля, 4 брандера, 23 галеры и 1300 стругов для перевозки войск, а армия Петра составляла уже не тридцать тысяч, как в прошлый раз, а сорок. Кроме того, в этот раз к Петру присоединились отряды донских и запорожских казаков.

Он успешно уничтожил турецкий флот на подступах к Азову и полностью блокировал город. 19 июня 1696 г. Азов сдался, турецкие войска оставили артиллерию и покинули город.

Россия вернула себе первую из территорий, ранее принадлежавших Боспорскому царству (Танаис-Тан) и территориально вышла на земли своего исторического античного предшественника.

В том же году началось освоение захваченной территории. На берегу азовского моря был построен город Таганрог, морская база для флота Петра. Азов был укреплен, напротив города на северной стороне Дона построена еще одна крепость, а также крепость Троицы и форт Павловский на Петрушинской косе. В Азове было расквартировано тридцатитысячное русское войско под началом Алексея Семеновича Шейного, которое вскоре испытало себя в деле, отбив атаку двадцати тысяч татар, пытавшихся вернуть Азов. Хотя Азов оставался горячей точкой, Россия прочно удерживала здесь свои позиции. А вот крепости, взятые Шереметьевым на Днепре, были частично отбиты.

В Белгороде была собрана еще одна русская армия под началом Я.Ф. Долгорукого. Быстрым броском она вернула перезахваченные крепости Кызылкермен и Таван, и оставила там свои гарнизоны. Вскоре произошла повторная атака крымско-турецкой армии на эти укрепления. Русский гарнизон Тавана под началом воеводы Бухвостова отбил все приступы еще до того, как на помощь подошли запорожские казаки Григория Яковенко. После этого турки предприняли еще две яростных попытки атаковать крепость, но обнаружив приближение еще одной волны подкрепления, отряда полтавского полковника Искры, отступили к Очакову.

В 1699 году в Карловцах было подписано соглашение между европейскими державами и Турцией. Турция обещала удерживать от набегов Крымское ханство, убрать укрепления из Поднепровья и признать права России на Приазовье. Крымское ханство также обязывалось отказаться от сбора ежегодной дани. С 1701 г. при турецком дворе было открыто постоянное русское посольство.

В 1710 году Крымское ханство объединилось с прозападно настроенными казаками во главе с эмигрировавшим в Европу и провозгласившим себя гетманом генеральным писарем Филиппом Орликом. Крым признавал государственную независимость Украины, а казаки, в свою очередь, давали слово не прекращать войны с Россией без особого распоряжения Орлика.

В том же году Турция снова объявила России войну. Для похода на Москву была собрана армия, состоявшая из ста двадцати тысяч турок и ста тысяч крымских и ногайских татар. Целью похода было решено сделать Воронеж, главную российскую верфь. Однако русские войска под командованием генерала Шидловского встретили крымско-турецкую армию уже под Харьковом. Татары успели только разграбить округу, набрать пленных и добычи и отступить в Крым.

В следующем году поход был совершен на правобережную Украину, и вместе с крымско-турецкой армией шли казаки Орлика. Турки атаковали Белую Церковь, но взять ее не смогли и снова отступили.

В том же году на реке Прут произошло сражение между русской и турецкой армиями, двухсот тысяч турок против сорока тысяч русских солдат, в котором Россия проиграла. По итогам сражения было подписано соглашение, содержавшее крайне невыгодные для России условия: Петр обещал вернуть Турции Азов, уничтожить все укрепления, построенные после 1696 года, в том числе Таганрог, и отозвать посла из Турции. Петр согласился на временные уступки Турции, с одной стороны выводя ее из числа союзников Швеции, с другой — развязывая себе руки для сосредоточения основных сил на главном направлении Северной войны — на Балтике.

Перебросив войска в Померанию и Финляндию, Петр начал серию наступательных действий против Швеции: были взяты Штеттин и Гельсингфорс, произошли сражения у реки Пялькане (1713), а затем под с. Лаппола (1714). В 1714 году у мыса Гангут русский флот решил судьбу Северной войны, нанеся решающее поражение шведскому флоту.

В 1717 г. татары совершили на русско-украинские земли еще два набега, в ходе которых дошли до Тамбова и Симбирска.

В 1735 году началась новая Русско-турецкая война, которая продолжалась четыре года.

Изначально война не была направлена против России. Турция, уже воевавшая к тому времени с Персией, потребовала, чтобы Крымское ханство предоставило подкрепление. Однако дорога из Крыма в Персию проходила через территорию Российской империи. В течение трех лет — с 1732 по 1735 г. — крымские войска беспрепятственно передвигались по российским землям, пока в 1735 г. Персия не выиграла войну. Левенвольд, Остерман и Бирон, определявшие в тот момент внешнюю политику Российской империи, решили, что настал момент изменить ситуацию и «отплатить Турции за унизительный для чести русского имени Прутский мир».

Летом того же года русская армия фельдмаршала Миниха, стоявшая в Польше, получила приказ передислоцироваться на Украину и ждать дальнейших распоряжений.

В августе он уже переправился через Дон, в то время как сорокатысячный корпус генерал-лейтенанта Леонтьева, преодолев небольшое сопротивление ногайских татар, подошел к Перекопу. В марте 1736 г. он начал осаду Азова.

Немногим позже, 20 мая 1736 г., пятидесятитысячная армия Миниха смела со своего пути крымскотатарское войско, перешла Перекоп и вошла в Крым. Взяв штурмом Перекопскую защитную линию — восьмикилометровый ров от Азовского до Черного моря, шириной около двенадцати метров и глубиной до десяти метров с валом двадцатиметровой высоты, укрепленным шестью каменными башнями и Перекопской крепостью с турецким янычарским гарнизоном из двух тысяч человек, армия Миниха стала продвигаться вглубь Крыма и вскоре вошла в Гезлев. К середине лета Миних подошел к стенам Бахчисарая и взял город. Затем часть русского войска прошла к Ак-Мечети и обнаружила, что татары успели покинуть столицу.

К этому времени Леонтьев взял Кинбурн, а другой русский генерал, Ласси, — Азов.

К концу осени русские войска покинули Крым и вернулись на Украину.

Надо отметить, что успех всей кампании во многом объясняется ослабленностью Крымского ханства войной с Персией. Даже самые укрепленные гарнизоны, взятые русскими, насчитывали не более нескольких тысяч человек, в то время как размеры русских армий исчислялись десятками тысяч.

В 1737 г. оправишееся Крымское ханство отомстило набегом на Украину через Днепр и Переволочны.

Этот инцидент вынудил Россию на второй поход в Крым. В середине лета 1737 г. Миних во главе уже семидесятысячной армии взял штурмом Очаков. Из двадцатитысячного татарского гарнизона семнадцать тысяч человек погибли, три тысячи сдались в плен. Миних оставил в Очакове гарнизон и развернул армию для зимовки на Украине, так как татары выжгли степь, а обозы с продовольствием опаздывали.

Корпус фельдмаршала Ласси (двадцать пять тысяч человек) тем же летом перешел Сиваш, разбил войско хана Фатих-Гирея, взял Карасубазар, и тоже вернулся на Украину.

Осенью 1737 г. сорокатысячное турецко-татарское войско последний раз попыталось отбить Очаков, который успешно отстоял четырехтысячный русский гарнизон.

После этих походов набеги татар на русские земли больше не повторялись. Большая часть крымских татар перешла на оседлый образ жизни и занялась земледелием.

Впрочем, для России проблема так и не была решена, а Крым оставался не освобожденным. На мирных переговорах с Турцией 1737 г. в Немирове Россия потребовала воссоединения всех земель, захваченных ханством и независимости для придунайских княжеств Валахии и Молдавии. Турция отказалась признать такие притязания.

В 1738 году русская армия под предводительством Миниха начала еще один поход на Крым. Миних перешел через Днепр и дошел до Днестра, однако начался мор, и он вынужден был отступить. Ласси тоже дошел только до Перекопа и вернулся к Днепру. Кроме того, пришлось покинуть Очаков и Кинбурн. Тем не менее, попытка татар перейти в наступление была пресечена — они были побеждены в придонецком крае.

Боевые действия продолжились в следующем, 1739 году. Шестидесятипятитысячная армия Миниха, сражаясь «на два фронта» — против девяноста тысяч турок под командованием Вели-Паши и крымских татар Менгли-Гирея, победила обоих противников в битве при Ставучанах в Валахии (16 августа). 19 августа Миних взял крепость Хотин, а в сентябре перешел Прут и занял Яссы. Предполагалось, что армия продвинется дальше, перейдет Дунай и атакует непосредственно Оттоманскую империю, однако в октябре Миних получил приказ отступить. Дальнейшие мирные переговоры проходили под сильным давлением западных держав — Австрии и Франции. Русские интересы на переговорах непосредственно представлял француз Вильнев. Последний не был заинтересован в усилении России, и все что ей удалось получить в результате подписания договора — многократно передававшийся из рук в руки Азов. При этом России запрещалось строить укрепления в Приазовье и держать флот в Черном море. Очень точную оценку этому договору дал русский историк В.О. Ключевский: «Россия не раз заключала тяжелые мирные договоры, но такого постыдно смешного договора, как Белградский 1739 года, ей заключать не довелось и авось не доведется».

Тем не менее, татарская угроза была минимизирована. Крымско-татарское население вместо грабежей и набегов занялось земледелием. Возросло производство хлеба, табака, крымчане начали выращивать рис и лен. Получило развитие скотоводство и овощеводство, появилось множество яблоневых, сливовых, вишневых, черешневых и каштановых садов. Выращивали в Крыму в XVIII веке и другие фрукты и овощи — орехи, арбузы, дыни, тыквы.

Особенно сильно стало развиваться виноварение. Кроме того, Крым стал экспортировать мед, продолжил торговать соленой рыбой, икрой и солью.

В Константинополь и Малую Азию продавали продукты скотоводства: масло, овчины-мерлушки, овечью шерсть, войлок, овечьи шубы, кожи, сафьян. С развитием скотоводства стали развиваться и ремесла: производство войлока, выделка кожи и сафьянов. По всему миру ценились крымские седла. В Бахчисарае развитие получило оружейное дело — ежегодно здесь изготавливали до полумиллиона ножей, которые затем экспортировались в Малую Азию, Россию, Молдавию и Валахию, а также на Кавказ.

Развивались города Бахчисарай и Карасубазар, Перекоп.

Ликвидировалось постепенно и рабство — рабы переводились в статус крепостных.

С середины XVIII века начинается активное строительство — строится новый ханский дворец в Бахчисарае, восстанавливаются мечети, пограничные крепости Перекоп и Арабат, другие разрушенные во время войны поселения.

Согласно переписи, в 1740 г. Крымское ханство состояло из 48 судебных округов, 9 городов и 1399 селений. В Бахчисарае, столице ханства, проживало более шести тысяч жителей, а общее население полуострова приближалось к полумиллиону человек.

Примерно тогда же Российская империя начинает активно осваивать «Дикое поле». Задачей россиян становится создание заградительного барьера, который мог бы препятствовать набегам татар. В 1752 г. основывается колония, которая в 1778 г. превращается в город Херсон. В 1753 — колония с центром в городе Бахмут.

В 1758 году к власти в Крымском ханстве приходит Крым-Гирей. Во время Семилетней войны он возобновляет практику набегов на Россию, однако его расчет на ослабление империи оказывается неверным.

В 1763 г. на реке Темерник начинается строительство крепости св. Дмитрия Ростовского — будущего Ростова-на-Дону. Создание Ростова позволяет русским держать под контролем торговые пути между Крымом и Кубанью.

Недовольный этим обстоятельством Крым-Гирей обратился с жалобой к турецкому султану, который, в свою очередь, предъявил претензии русскому послу. На тот момент конфликт удалось сгладить, но подогреваемый европейскими державами, он вскоре вспыхнул с новой силой.

«Что касается России, то мы причисляем ее к рангу европейских держав только затем, чтобы исключить ее из этого ранга, отказывая ей в праве даже помышлять об участии в европейских делах», — отзывался о России французский философ того времени Дени Дидро. «Сия нация сгнила прежде, нежели созрела» — писал министр французского короля Людовика XV Шарль-Франсуа де Бройль.

К середине XVIII века Россию уже не могло устраивать такое положение вещей.

Когда интересы России и Турции столкнулись на Кавказе, подогреваемый Францией конфликт вспыхнул с новой силой и война все же началась.

В 1765 г. был заключен военный союз между Россией и Польшей. В феврале 1768 г. решением польского сейма были дарованы равные права католическому и православному населению Польши. Польские националисты подняли восстание, которое довольно быстро было подавлено. Однако остатки повстанцев отошли на юг и обратились с просьбой о помощи к Турции.

25 сентября 1768 г. великий визирь потребовал отмены постановления сейма о равноправии у русского посла, а когда тот отказался давать какие-либо обещания без консультации с Петербургом, его взяли под арест.

Война России фактически была объявлена.

Предполагалось сначала сосредоточить войска у крепости Хотин, затем, нанеся удар по Варшаве, взять ее и далее атаковать Киев и Смоленск. Другая часть турецкой армии одновременно должна была напасть на Астрахань с Северного Кавказа, а татарам предписывалось связать боем русские войска, расквартированные на Украине.

Сообщение о передвижении турецко-татарских войск у границы было передано в Петербург генерал-губернатором Малороссии П.А. Румянцевым 17 октября 1768 г. В Петербурге тут же был собран военный совет, который принял решение расположить на Украине две армии — одной из которых должен был командовать Голицын, другой — П.А. Румянцев.

В январе 1769 г. 70 тысяч татар перешло русскую границу. Армия Крым-Гирея дошла только до Елисаветграда (Кировоград) и Бахмута, где их встретили и отбросили назад войска Румянцева.

Татары отступили за Днестр, где в Каушанах была создана ставка хана.

Это был последний татарский набег на Россию.

В июле корпус генерал-поручика Берга, входивший в состав армии Румянцева, подошел к Сивашу у Генича для проведения глубокой разведки. Через некоторое время Берг отступил к Молочным Водам и расположился у реки Калмиус. Его корпус подходил к Перекопу еще дважды — в июле и в сентябре, — обеспечивая, таким образом, прикрытие Азову и Таганрогу и отвлекая внимание татарских войск, дислоцировавшихся в Крыму.

В июле 1769 г., чтобы отрезать турецкую армию от отрядов польских националистов, русские войска осадили крепость Хотин. На помощь к гарнизону крепости пришли сорок тысяч крымско-татарских конников, но этот бой остался за русскими. И все же, когда подошла следующая волна подкрепления — уже стотысячная армия турок, русские отступили за Днестр. Турецко-крымская армия последовала за ними, но после нескольких боев отступила.

20 сентября 1769 г. русские все же заняли оставленный турками Хотин, а 26 сентября и Яссы. Следом были взяты Бухарест, Азов и Таганрог.

Летом следующего года (17 июня) Петр Румянцев, возглавлявший первую армию, у Рябой Могилы одержал победу над 20-тысячным турецким корпусом, а 7 июля — разбил еще одну турецко-татарскую армию у реки Ларги. Следующую победу он одержал у реки Кагул. В этих сражениях русские использовали новое боевое построение — в виде каре, заменившее обычный линейный строй.

К концу года Румянцевым были взяты Измаил, Килия, Аккерман, Браилов, Исакч и Бендеры.

В 1771 г. боевые действия переместились на Дунай.

В июне 1770 года при Чесме у острова Хиос проявил себя и русский флот — эскадра адмирала Спиридова полностью уничтожила турецкие морские силы, состоявшие из 15 линейных кораблей.

В конце октября 1769 г. по приказу Екатерины генерал-аншеф П.И. Панин предпринял попытку разрушить союз Крымского ханства с Турцией. К Буджакской, Едичкульской, Емболуцкой и Едиссанской ордам ногайцев были отправлены представители России для ведения переговоров.

Чуть позднее ему же она поручила ведение переговоров с новым крымским ханом Селим-Гиреем III. Речь шла об отделении ханства от Турции, Крыму была обещана полная автономия.

Крымский хан ответил так: «Объясняешь, что твоя королева желает прежние вольности татарские оставить, но подобные слова тебе писать не должно. Мы сами себя знаем. Мы Портою совершенно во всем довольны и благоденствием наслаждаемся. А в прежние времена, когда мы еще независимы от Порты Оттоманской были, какие междоусобные брани и внутри Крымской области беспокойства происходили, все это пред светом явно; и потому прежние наши обыкновения за лучшие нам представлять какая тебе нужда. В этом твоем намерении, кроме пустословия и безрассудства, ничего не заключается».

Тем не менее, ходили слухи, и Румянцев докладывал о них Екатерине, что население Крыма недовольно политикой нового хана.

Вскоре начался процесс распада крымско-турецкого союза.

После поражения под Ларгой ногайцы, потерявшие кочевые территории вдоль реки Прут, первыми обратились к Панину с просьбой разрешить им вернуться в Приазовье и Причерноморье. Панин поставил простое условие — ногайцы должны были принять российское подданство. Все три орды ногайцев согласились. Екатерине же Панин вскоре доложил, что сменить подданство решились не только ногайцы, но и несколько крымских чиновников, находившиеся при хане.

Тем не менее, крымско-татарский вопрос еще не был решен.

В сентябре 1770 года Селим-Гирей прорвал окружение русский войск и вернулся в Крым. На помощь ему был отправлен один из лучших военачальников Стамбула Абазех-Мухаммед-паша.

В том же году сменился главнокомандующий и у 2-й русской армии, Петра Панина заменил Василий Михайлович Долгорукий.

В 1771 году Россия начала кампанию по освобождению Крыма.

Русские войска разделились на две части, большая из которых добиралась до Перекопа степями, в то время как корпус генерала Щербатова по морю миновал перешеек и высадился на побережье Крыма.

14 июня 1771 года произошло первое сражение у Перекопской крепости. Итогом сражения стал захват сорокатысячной российской армией всех укреплений и поражение семидесятитысячной армии Селим-Гирея и семидесятитысячного гарнизона крепости.

Далее Долгорукий начал наступление на Бахчисарай, отряд генерал-майора Брауна выдвинулся к Гезлеву, а корпус генерала Щербатова — к Кафе.

Уже сто тысяч татар были снова разбиты в самом конце июня, и русскими стали Арабат, Керчь, Еникале, Балаклава и Таманский полуостров.

Абазех-Мухаммед-паша бежал в Турцию. Селим-Гирей прислал гонцов с письмом, в котором высказал желание «вступить в дружбу с Россией». Письма с просьбами о дружбе и союзе приходили Долгорукову и от других представителей крымских властей. Однако когда русские приблизились к Бахчисараю, хан бежал в Стамбул, и мирное соглашение было подписано без него — со ста десятью знатнейшими татарами Крыма.

Его место занял Сахиб-Гирей, сторонник крымско-российского сближения.

1 ноября 1772 года в Карасубазаре был подписан договор, согласно которому Крым признавался независимым ханством под покровительством России. Россия оставляла себе Керчь, вернув, таким образом в свой состав одну из своих древнейших территорий — собственно Боспор, а также Кинбурн и Еникале.

Оставив гарнизоны и освободив около десяти тысяч русских пленников, армия Долгорукова отошла к Днепру.

Война с Портой продолжалась еще некоторое время, но судьба последней уже была на тот момент предрешена.

15 июля 1774 года она согласилась подписать мирный договор, по которому России отходили земли от Буга и крепости Кинбурн при устье Днепра до Азова с Прикубаньем и Приазовьем, крепости Керчь и Еникале, дававшие контроль над выходами из Азовского в Черное море.

Хотя задача выхода России в Черное море была решена, ситуация в Крыму оставалась сложной.

Профессор университета в Галле Иоганн Эрлих Туннманн описывал ее так: «Хану принадлежат: публичная молитва (хутба), издание законов, командование войсками, чеканка монеты, право устанавливать пошлины и подати. Во всем другом его власть крайне ограничена. Он обязан управлять по древним законам и обычаям. Он не может начинать войну или иные государственные дела без согласия кырымбегов и ногайских мурз. В таких случаях они все созываются ханом в Бахчисарай или Карасу, чтобы принять или отвергнуть делаемые им предложения. Никакие договоры, законы или распоряжения, относящиеся к нации, не имеют ни малейшей силы, если они не утверждены и не подписаны этими бегами и этими мурзами».

В то же время Турция готовилась к новой войне. Султан, являясь верховным халифом, имел власть назначать крымских ханов, что оставляло для него возможности давления на Крым.

Крымские татары фактически разделились на две стороны: сторонников русско-крымского сотрудничества и сторонников турецко-крымского союза, причем противостояния между ними доходили до прямых вооруженных стычек.

В 1774 г. протурецки настроенная аристократия низложила Сахиб-Гирея и вернула престол Девлет-Гирею. Турция тут же поддержала переворот. В середине лета Гирей высадился с отрядом турок в Алуште, но уже 23 июля был разгромлен отрядом гренадеров, которых вывел им навтречу потерявший тогда глаз и начавший в этом бою свой победный путь тогда еще только командир гренадерского батальона Михаил Илларионович Кутузов.

По условиям Кучук-Кайнарджийского мирного договора турки должны были покинуть территорию Крыма, но вместо этого заняли Кафу.

В этой ситуации корпус русского генерал-поручика А.А. Прозоровского имел все основания войти в Крым и обосноваться в Перекопе. Официальным поводом был объявлен сбор брошенного в Крыму во время войны интендантского имущества.

В то же время новый ставленник России в Крыму Шагин-Гирей занял Таманский полуостров.

Кафа была отбита Ряжским пехотным полком 20 марта, Девлет-Гирей снова бежал.

Шагин-Гирей занял место нового хана, по его просьбе русские войска из Крыма больше не выводили.

Волнения в Крыму продолжались еще несколько лет, вплоть до 1781 года. Ханство раздирали противоречия между татарскими традициями и необходимостью модернизации, продолжали бороться между собой прорусская и протурецкая группировки. Урегулированием возникавших конфликтов, как правило, занималась русская армия. После очередного восстания в 1781 году, Екатерина II посоветовала Шагин Гирею отказаться от ханства и передать Крым России. Уставший от постоянного кризиса последнего десятилетия, Шагин-Гирей был вынужден согласиться. Манифестом Екатерины II от 8 апреля 1783 года Крым, древний очаг русской государственности, был возвращен в состав России — совершилось историческое воссоединение, на осуществление которого понадобилось более пятисот лет.

Екатерина вернула Крым и освободила последнюю захваченную ордынским нашествием часть древнерусского государства подобно тому, как королева Изабелла Испанская вернула Гренаду в состав единой страны, освободив последнюю захваченную арабами часть Испании.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь