Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 1968 году под Симферополем был открыт единственный в СССР лунодром площадью несколько сотен квадратных метров, где испытывали настоящие луноходы.

Главная страница » Библиотека » А.В. Васильев, М.Н. Автушенко. «Загадка княжества Феодоро»

Святая чаша, мистический свет и центр мира

Румынский философ и культуролог Мирча Элиаде в своей работе «Опыты мистического света» показал, что во многих религиях световые эпифании связаны с приходом в мир Спасителя. Так, Заратустра в утробе матери в последние три дня до рождения излучал столь сильное сияние, что оно озаряло всю деревню его отца. Одновременно рождение Спасителя очень часто происходит в пещере, что каким-то неразрывным и загадочным образом связывает пещеру и свет.

Наиболее древние христианские источники, указывающие, что Рождество происходило в пещере, — это Протоевангелие Иакова [XVIII, 1], Юстин-мученик и Ориген. Юстин обличал посвященных в таинства Митры, которые, «побуждаемые дьяволом, утверждали, будто совершают свои инициации в месте, которое они зовут speleum». Эти нападки доказывают, что не только христиане, но и митраисты верили в рождение Бога в пещере.

Протоевангелие Иакова [XIX, 2] говорит об ослепительном свете, который заполнил вифлеемскую пещеру. Когда свет начал удаляться, появился Младенец Христос. Это означает, что Свет был единосущен Иисусу или был одной из его эпифаний.

В другом тексте — «Opus imperfectum» — рассказывается о 12 царях-волхвах, которые жили по соседству с Горой Побед. Им было известно тайное откровение о приходе Мессии, и каждый год они взбирались на Гору, где находился грот с источниками и деревьями. Там они тихими голосами в течение трех дней молили Бога и ждали появления Звезды. Наконец она появилась в облике маленького ребенка, и тот сказал им идти в Иудею. Ведомые Звездой, цари-волхвы странствовали два года. Вернувшись домой, они рассказали о чуде, коему были свидетелями. И когда апостол Фома после воскресения прибывает в их страну, цари-волхвы просят, чтобы он их окрестил.

Дополненный интересными подробностями вариант этой легенды мы находим в сирийской хронике Zuqnin, долгое время приписываемой Псевдо-Дионисию Ареопагиту. Хроника Zuqnin останавливается на 774—775 годах, но ее прототип (впрочем, как и прототип Opus imperfectum) должен относиться к более раннему времени, чем конец VI века.

Вот краткий пересказ легенды, приводимый в работе Элиаде.

После того как он вписал в книгу всё, что поведал ему Адам о приходе Мессии, Сиф спрятал текст в Пещеру Сокровищ оккультных Тайн. Он сообщил сыновьям содержание этих тайн и наказал им каждый месяц взбираться на гору и проникать в пещеру. Двенадцать «царей-волхвов» из страны Шир, «Цари и сыновья Царей», послушно совершают ритуальное восхождение на Гору, ожидая исполнения пророчества Адама. Однажды они замечают столп несказанного света, увенчанный Звездой, блеск которой затмевал сияние многих солнц. Звезда проникла в Пещеру Сокровищ, и Пещера засияла. Раздался голос, который пригласил царей войти. Проникнув в грот, цари оказываются ослеплены светом и опускаются на колени. Но свет концентрируется и вскоре принимает форму маленького, смиренного человека, который сообщает им, что послан Отцом Небесным. Он советует им взять сокровище, спрятанное в пещере их предками, и идти в Галилею. Ведомые Светом, волхвы приходят в Вифлеем. Они находят там грот, похожий на Пещеру Сокровищ. И чудо повторяется: столп света и Звезда спускаются и проникают в грот. Волхвы слышат голос, приглашающий их внутрь, входят в пещеру. Они простираются перед блаженным Младенцем и слагают к его ногам свои короны. Иисус приветствует их как «Сыновей Востока — <страны> Высшего Света», «достойных видеть изначальный вечный Свет». Тем временем вся пещера озаряется. Младенец, «Сын Света», долго беседует с ними, называя их «теми, кои получили Свет и достойны получить совершенный Свет». Волхвы пускаются в обратный путь. На первом же привале, пока они подкрепляются своими припасами, им снова даются фотические (световые) опыты. Один из них видит «большой Свет, равного которому нет в мире»; другой — «Звезду, которая затмевает сияние Солнца» и т. д. Вернувшись в свои края, волхвы рассказывают о виденном. Позже апостол Иуда Фома прибывает в Шир и начинает распространять веру. Волхвы принимают крещение, и тогда с Неба спускается Дитя Света и говорит с ними».

Нетрудно заметить, что поклонение волхвов ребенку, лежащему в колыбели, это тот же самый мотив «Поклонения жертве», который мы находим в росписях крымских храмов.

Гора Побед, где живут цари-волхвы, — это не что иное, как «ось мира», «центр мира» или «мировое древо» разных мировых традиций. Символ изначального чистого состояния, утерянного рая. В этом отношении можно вспомнить христианский образ агнца, стоящего на вершине горы с Книгой, запечатанной семью печатями. Но подобный же символизм мы находим и у других народов. Так, индейцы Центральной Америки верили, что в пересечении двух перпендикулярных диаметров, проведенных в круге, водружается священный кактус пейотль, или хакоури, который символизирует Чашу бессмертия, расположенную в центре священной сферы и центре мира.

Впервые на связь «центра мира» (как «мирового древа») и чаши Грааля обратил внимание академик Веселовский1. Позже эта концепция была развита Рене Геноном в работе «Царь мира» и его последователями.

Поиск Грааля, как отмечает автор «Словаря символов» Хуан Эдуардо Керлот, представляет собой «"поиск сокровища", что при ближайшем рассмотрении является инверсией бесконечного преследования, в которое вовлечен "Проклятый Охотник", — т. к. этот последний преследует феноменальные формы в их непрерывной игре и взаимопереходе бытия и небытия, в то время как Грааль прежде всего предполагает поиск мистического Центра — "неподвижно го перводвигателя" Аристотеля или "неизменной середины" в Дальневосточной традиции. Символика расположения Грааля в центре Круглого Стола, вокруг которого сидят рыцари, весьма близка китайскому образу неба, которое имеет форму круга с отверстием посередине (аналог чаши или кубка). Миниатюра манускрипта 112 Национальной библиотеки в Париже "Ланселот Озерный " изображает двух ангелов, водружающих Грааль в центре мистического Круглого Стала»2.

Эпоха крестовых походов, во время которой зародился цикл сказаний о Граале, представляла собой колоссальную по своему напряжению попытку «поиска». «В центре мысли крестоносцев — как у клириков, так и у светской публики — лежала идея долга освобождения Иерусалима... — писал Альфонс Дюпрон. — В Крестовых походах со всей мощью воплотился мотив доведения до совершенства человеческого времени и человеческого пространства. Этим осуществлением должно было стать объединение всех народов земли вокруг священного Грааля, города-матери, центра мира, Иерусалима».

Но когда предводители первого крестового похода убрали тела убитых с улиц Иерусалима, перед ними встал вопрос: а что же делать дальше? Священный город оставался во владении христиан почти сто лет, но так же как человек не может сделать небеса своей собственностью, так и крестоносцы не смогли из земного города, окруженного со всех сторон врагами, сделать небесную твердыню...

Логика истории такова, что мы все дальше отдаляемся от «центра мира». Но несмотря на то что Грааль покинул этот мир, он продолжает пребывать в иной реальности в области мистического света.

По мнению Анри Корбена, идея мистического света «перекликается с идеей цепи хранителей спрятанного сокровища, которое есть не что иное, как сакральный полюс мира». Эти хранители будут окружать нашего Спасителя, который явится на исходе нашего зона, чтобы осуществить преобразование мира. У шиитов-двунадесятников это спутники 12 Скрытого имама, готовые вместе с ним возродить мир в его первоначальном, райском состоянии (Кийамат).

Эти хранители вместе с таинственным сокровищем пребывают в сакральной пещере в ожидании своего часа. А. Платов в своей работе, посвященной Святому Граалю, приводит текст уэльской легенды, удивительным образом напоминающей крымскую легенду о «Золотой колыбели».

«В графстве Чешир, недалеко от границ Уэльса, возвышается над местностью заросшая лесом гора, называемая сейчас Олдерли Эдж — Олдерлийский Предел. Издревле связываются с этой горою имена чародея Мерлина и короля Артура.

С тех пор как после битвы при Камланне распалась держава великого кельтского короля, бритты Уэльса всегда помнили, что Артур не умер, но, смертельно раненный, был увезен на священный, недостижимый для простых смертных остров — на настоящий Авалон. И там исцелились его раны, и он вернулся на землю Британии и там ждет часа явиться вновь, когда наступит крайняя опасность для британской земли.

Рассказывают, что однажды некий крестьянин встретил на склоне Олдерли Эдж странного старика с седою бородою.

— Под тем деревом, из ветвей которого вырезал ты этот посох, — сказал старик, указывая на ореховую палку в руках крестьянина, — находится пещера, в которой спрятаны несметные сокровища.

— Откуда ж здесь сокровища? — удивился крестьянин.

И тогда старик рассказал ему, что спит в пещере король Артур со своей дружиной, крепко спит до того часа, когда снова потребуется его сила и мудрость, чтобы защитить Британию.

— Если ты сумеешь найти то дерево, то войдешь в пещеру и сможешь взять там столько золота и серебра, сколько унесешь. Но в проходе там висит большой колокол, смотри же не задень его, ибо тогда проснутся рыцари Артура раньше своего срока.

И сказав так, незнакомец исчез.

Крестьянин же нашел тот орешник, из ветви которого вырезал себе посох, и у его корней действительно обнаружил вход в пещеру. Забравшись в лаз и протиснувшись мимо колокола, оказался он в просторном зале, и зрелище, открывшееся ему, было прекрасным и дивным.

Лежали в пещере спящие воины, в древних доспехах и при мечах. На изукрашенном троне спал старый король в золотой короне, и на коленях его лежал обнаженный меч. Все вокруг сверкало драгоценными камнями, и у ног спящего короля возвышались груды золота и серебра.

Не решился крестьянин тронуть здесь ничего, кроме золотых монет. Набив ими карманы, отправился он обратно, но задел ненароком тяжелый гулкий колокол, и раздался в пещере низкий долгий звук. Тогда очнулся ото сна король на троне и открыл глаза.

— Настал ли День? — спросил он.

— Нет еще, нет! Спите дальше! — воскликнул перепуганный крестьянин.

Молвил тогда король:

— Хорошо, что сказал ты так. Теперь же уходи отсюда, дабы не пробудились мои воины раньше срока.

И снова погрузился в сон. А крестьянин выбрался из пещеры и никогда больше не смог найти вход в нее.

И говорят, что тем стариком был сам Мерлин, указавший крестьянину пещеру короля Артура, чтобы люди помнили — Артур не умер и ждет часа вернуться.

И так же не верят бритты, что великий маг Мерлин, которого звали иначе Мирддин Эмрис, умер в том смысле, в каком умирают простые смертные...»

Так же как и для легенды о «Золотой колыбели», для легенды об Артуре характерны общие мотивы. Мотив пещеры, где находятся сокровища (ср. с архетипом «Пещеры сокровищ» в хронике Zuqnin) или священная реликвия. Мотив опустошенной, «бесплодной земли», царства гибнущего в борьбе с врагами и правителя этой земли, удаляющегося в пещеру (в «иной мир»), чтобы вернуться, когда «настанет день» или возродиться в «тридцать третьем поколении». В средневековой немецкой поэме «Состязание певцов в Вартбурге» (около 1260 года) уход короля Артура связан с исчезновением Грааля. Согласно поэме, король Артур, забрав чашу Грааля, ушел со своими рыцарями внутрь горы3, подобно урумскому царю из крымской легенды.

Дошедший до нас только в виде скупых отрывков героический эпос феодоритов, судя по всему, был ничем не хуже известного во всем мире эпоса о короле Артуре. Оба они являются частью Изначальной Традиции.

Значит ли это, что Граалю следует придавать только аллегорический смысл? По нашему мнению, это не совсем так. Каждому священному архетипу должно соответствовать нечто, что может быть проявлено в физическом мире.

Существовавшая в Средневековье традиция празднования в Иерусалиме и Константинополе дня Обретения Святой чаши заставляет нас предполагать, что Восточная церковь обладала реликвией, которая отождествлялась с чашей Тайной вечери. Чаша эта, как отмечалось выше, хранилась в Константинополе и исчезла после захвата города крестоносцами в XIII веке. После этого события о чаше забывают и на Востоке и на Западе. Однако в Таврике в течение следующих двух столетий появляются легенда о золотой колыбели и иллюстрирующие связь колыбели с чашей многочисленные фресковые росписи. Вероятно, именно эти обстоятельства стали причиной того, что в прошлом столетии Крым стал центром поисков Святого Грааля.

Список цитируемой и упоминаемой литературы

1. Веселовский А. Сказания о Вавилоне, скинии и св. Граале. Несколько материалов и обобщений // Издание отделения русского языка и словесности имперской академии наук. — Спб, 1896. — Т. 1. — Кн. 4. — С. 694.

2. Керлот Х.Э. Словарь символов. — М.: REFL-book, 1994.

3. Комаринец А. Энциклопедия короля Артура и рыцарей Круглого стола. — М.: АСТ, 2001. — С. 252.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь