Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » В.А. Кутайсов, М.В. Кутайсова. «Евпатория: Древний мир. Средние века. Новое время»

Евпаторийский театр

Наиболее замечательной постройкой в Евпатории начала XX в. был театр1. Несомненным поводом для обсуждения вопроса о его строительстве послужили два обстоятельства. Во-первых, в 1898 г. сгорело старое помещение для представлений (курзал) у старого бульвара. Дума образовала театральную комиссию с целью разработки типа театрального здания, исходя из реальных возможностей города. Во-вторых, в январе 1901 г. в городскую управу было подано заявление гражданина Евпатории М.С. Сарача с предложением о пожертвовании 25 тыс. рублей на сооружение театра и народной аудитории, что 30 января 1903 г. он подтвердил в духовном завещании. Сам жертвователь 17 февраля того же года скончался2.

Приступить к строительству здания помешали, однако, острые споры о местоположении самой постройки в черте города. Из-за отсутствия единого мнения у гласных городской думы (так до 1917 г. именовались депутаты), этот вопрос необычайно долго дискутировался. Первоначально, 21 марта 1903 г., под театр отвели место напротив Азовского общества пароходства и торговли, там, где позже была возведена греческая церковь. 27 марта намечаемый участок переместили к западу, к мужской гимназии. Очевидные неудобства обоих названных мест заставили думу вновь вернуться к рассмотрению этого вопроса. На сей раз обсуждали расположение театра в четырех местах — в старом сквере, у гимназии, в Шакаевском саду и напротив здания нынешнего горисполкома (а в начале века — дом евпаторийского купца Федора Христофоровича Овчинникова). 29 ноября предпочтение отдали последнему участку — тому месту, где и был сооружен театр.

1 мая 1904 г. дума утвердила план и смету — 58 098 руб., остальные деньги предполагалось позаимствовать в Земельном банке. В результате состоявшихся 25 июня 1904 г. торгов осуществление проекта (сумма 44 394 руб.) утвердили за архитектором П.Я. Сеферовым. Правда, мы ничего не знаем об этом проекте, кроме того, что он был подготовлен евпаторийским архитектором А.Л. Генрихом при участии упомянутого П.Я. Сеферова3. Однако дума продолжала дебатировать вопрос о месторасположении театра и финансировании его строительства, в результате практическое выполнение проекта откладывалось на неопределенное время. В решении этого вопроса столкнулось два разных подхода о перспективах дальнейшего развития курортного дела в Евпатории.

Проект фасада Евпаторийского театра. Архитекторы А.Л. Генрих и П.Я. Сеферов. Июль 1907 г.

Член городской управы С.Э. Дуван вполне справедливо полагал, что нельзя воздвигать современное театральное здание в абсолютно чуждой ему среде старого города, в условиях острого дефицита пространства и существующей хаотической застройки. В случае же переноса театра на запад на обширной территории вокруг него сформируется новый город, да и общественное здание будет хорошо просматриваться со всех сторон, возле него можно разбить сквер. И наконец, такое решение снизит затраты и сохранит парковую растительность старого бульвара, что особенно важно в условиях южного степного города.

С.Э. Дуван отметил целый ряд отрицательных моментов в размещении театра на набережной. Это значительно удорожало проект, так как потребовало бы создания искусственной дамбы, закладки более глубоких фундаментов и поднятия уровня подвалов; кроме того, неудобно располагать здание боковым фасадом к морю.

Противники С.Э. Дувана настаивали на строительстве театра в восточной части города. Пытаясь доказать, что его необходимо возводить недалеко от жилых домов, они добились пересмотра предыдущих постановлений думы и определили место для театра с югозападной стороны сквера (ныне парк Караева)4.

Проект театра в Евпатории. Боковой фасад

Неизвестно, как долго бы дебатировался театральный вопрос, если бы 3 мая 1906 г. Семена Эзровича Дувана — человека незаурядного, кипучая деятельность которого была направлена на процветание родной Евпатории, — не назначили на должность городского головы. Уже 7 сентября того же года через думу провели решение об ассигновании на постройку театра, помимо пожертвований покойного М.С. Сарача, еще 55 тыс. руб. (всего, таким образом, на строительство финансировали свыше 80 тыс. руб.). Окончательно определив для него место — между Шакаевским садом и дачами, — решили приступить, за особое вознаграждение, к разработке проекта и сметы расходов5. 18 апреля 1907 г. дума уполномочила управу начать заготовку строительных материалов и подготовительные работы6.

В результате объявленного конкурса 4 июля 1907 г. было представлено три самостоятельных проекта здания. Их авторы — городской архитектор Адам Людвигович Генрих, свободный архитектор Павел Яковлевич Сеферов и петербургский инженер С.И. Минаш. Поскольку для экспертизы проектов не удалось привлечь известных российских архитекторов А.И. Бернардацци из Одессы и Н.П. Краснова из Ялты, их анализ произвел сам С.Э. Дуван совместно со своим братом, антрепренером киевских театров И.Э. Дуваном-Торцовым. Проект С.И. Минаша отклонили из-за грандиозных размеров постройки и непосильных затрат на его воплощение. Тогда же евпаторийским архитекторам предложили разработать новый совместный проект с учетом всех высказанных замечаний. А замечания были таковы: театральный зал должен вмещать до 600 человек, обеспечить удобное расположение лестниц и подсобных помещений, фасад оформить и выполнить из местного материала в новогреческом стиле.

Однако проектанты исповедовали различные принципы архитектуры: гражданский инженер А.Л. Генрих (вероятно, выпускник Института гражданских инженеров в Петербурге) был сторонником весьма популярного в то время модерна, а П.Я. Сеферов, окончивший архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, являлся представителем академической школы, продолжавшей традиции русского классицизма. Тем не менее, архитекторам удалось органично дополнить друг друга, что отразилось в облике театрального сооружения. Переработанный совместный проект подготовили в рекордно короткий срок — менее чем за месяц, и уже 3 августа 1907 г. дума приняла решение о начале строительства на таких условиях:

а) театр возводить хозяйственным способом, придерживаясь сметы в 75—80 тыс. руб.;

б) принять к исполнению, утвердить проект и поручить постройку здания, равно как и наблюдение за всеми работами, ого авторам;

в) назначить архитекторам вознаграждение в размере 4% от общей стоимости строительства (1,5% — А.Л. Генриху и 2,5% — П.Я. Сеферову);

г) избрать исполнительную комиссию в составе трех человек и поручить ей, совместно с управой, сдавать отдельные работы фирмам и лицам, в случае необходимости пригласить специалистов для устройства сцены и декораций7.

Проект театра в г. Евпатории. Разрез по линии A—B

Фасад здания по проекту оформляли в присущем П.Я. Сеферову «неоклассическом» стиле: центральный восьмиколонный портик (по четыре сдвоенных колонны с капителями композитного стиля, поверх мощных столбов нижнего этажа) венчался фронтоном, украшенным акротериями. Такие же опоры и того же ордера поддерживают перекрытия смотровых балконов по сторонам главного входа. Силуэт фасада разнообразят две башенки и фигурные чаши. Над основным объемом здания возвышается сценическая коробка, фронтоны которой украшают две женские фигуры, олицетворяющие муз. Из основного контура сооружения по сторонам выступают ризалиты, оформленные в виде антовых храмов со своими небольшими фронтонами. Глухие боковые стены были разделены горизонтальными врезными линиями.

Здание строго симметрично, его план геометрически прост и удобен, в нем предусмотрены все необходимые подсобные помещения, включая буфет, мастерскую художника-оформителя и другие службы.

В планиметрическом отношении и в оформлении бокового фасада много общего со схемой театра 1896 г. в Нижнем Новгороде архитектора В.А. Шретера8.

Проект театра в г. Евпатории. Поперечный разрез по линиям C—D; E—F и общий план местности

Евпаторийское театральное здание — четырехъярусное, рассчитано на 630 мест (партер — 312, бельэтаж с ложами — 134, галерея — 184).

Правда, для реализации задуманного проекта город не обладал необходимыми средствами, а пожертвованная сумма была недостаточной. Однако и в этой ситуации С.Э. Дуван нашел выход: он добился в самых высоких правительственных кругах уступки управе практически за бесценок (да еще и в рассрочку на 20 лет) участка казенной земли в 2000 десятин9. От продажи ее под частную застройку новых городских кварталов, цена которых в связи с планируемым сооружением театра резко возросла, городской бюджет получил 200 тыс. руб., за счет которых и финансировалось строительство.

После столь успешного преодоления вполне естественных для небольшого уездного города трудностей городская управа приступила к заключению договоров на исполнение необходимых работ с конкретными подрядчиками. По интервалу и последовательности их заключения мы можем достаточно точно судить о том, как успешно протекало само строительство. 25 ноября 1907 г. было заключено соглашение на производство строительных работ с каменщиками В. Смурыгиным и Г. Власенко. В этом соглашении предусматривалось использование разного строительного материала для каждого яруса здания: фундаментные стены подвального этажа возводились из бута на цементном растворе, стены первого этажа и перемычки — из белого сарматского известняка, второго и третьего этажей — из желтого мамайского камня. Все наземные кладки были из отборного средкового камня на известковом растворе.

Проект театра в г. Евпатории. Планы подвала и партера

Устройство парового отопления и вентиляции низкого давления на оптовую сумму 13 500 руб. 3 ноября 1907 г. взял на себя некий П.Н. Кашдаков. Причем вся система должна была при любой погоде удерживать температуру внутри здания не ниже 16—17 градусов. За изготовление мозаичных ступеней из белого мрамора и французского цемента «Ляфарш», мозаичных площадок с фризами и без них такого же материала с добавлением цветного мрамора в соответствии с договором от 12 февраля 1908 г. отвечал В.П. Ставров. Водопроводные работы, по договору от 12 февраля 1909 г. выполнены в местной мастерской З.И. Гимельфарба. Соглашение на проведение внутренних штукатурных и малярных работ были заключены 1—2 марта 1909 г. Внутренние и наружные лепные, гипсовые, мастичные и цементные работы обязался к 15 июля 1909 г. исполнить Д.Л. Вейнберг по эскизам, представленным архитекторами на общую сумму 3799 руб. В договоре назван лепщик Нежданов и говорится об обязательстве привлечь еще одного художника-скульптора. Высказано предположение, что его фамилия Жуков. К 1 августа 1909 г. декорации, по предложенному архитекторами перечню, были выполнены художником И.А. Суворовым. Для партера театра закупили самые современные в то время сидения «Тонет», называемые «Апраксин».

Вероятно, строительство театра шло настолько успешно, что в очередном издании популярного путеводителя Г. Москвича за 1909 г. было объявлено о сооружении к летнему сезону лучшего в Крыму театрального здания10. Однако чем ближе к завершению подходили работы, тем большее сопротивление оказывала группа гласных — постоянных недоброжелателей городского головы. Они обвиняли его в чрезмерном расходовании на свое любимое детище добытых им же городских средств, использовали каждый повод для публичных нападок на С.Э. Дувана и распространяли в печати слухи о каких-то чрезвычайных расходах на сооружение театра, достигавших будто бы 200—300 тыс. руб.11

В процессе более чем двухлетнего строительства и в связи с необходимостью сокращения затрат пришлось несколько отступить от первоначального замысла архитекторов, что, безусловно, отразилось на выразительности постройки, но вместе с тем здание приобрело более строгие, без излишеств, очертания. Со всех фасадов убрали колонны, что, естественно, потребовало и других достаточно существенных изменений в проекте. Так как пришлось отказаться от дорогостоящих опор, то исчез и фронтон главного фасада: от задуманного портика остался лишь балкон на четырех массивных столбах. По всей видимости, создатели театра до последнего момента сохраняли надежду исполнить фасад по первоначальному замыслу. Именно этим можно объяснить, что фронтон не перенесли из проекта на лицевой фасад здания, как, например, в близком по времени Мюнхенском театре (1901 г., архитектор М. Литтман), фасад которого в общих чертах очень напоминает евпаторийскую постройку. Более-менее удачно удалось заменить колонны квадратными в сечении столбами на смотровых балконах, по сторонам вестибюля. Аналогичные перемены коснулись и оформления ризалитов, лишившихся венчавших их деталей.

Проект театра в г. Евпатории. Планы бельэтажа и галереи

Безусловно, все эти отступления в какой-то мере обеднили сооружение, но не снизили (хотя и упростили) целостность его объемного восприятия. В постройке с полной очевидностью проступает ее конструктивная основа и угадывается ее внутренняя структура. Вместе с тем архитекторы, прежде всего А.Л. Генрих, постарались украсить здание не предусмотренными ранее декоративными деталями в духе популярного тогда архитектурного стиля модерн, прикрыв ими слишком выступавшие элементы конструкций. Именно в этом ярко проявился профессионализм создателей театра: в крайне затруднительных и не зависящих от них обстоятельствах они сумели придать всему сооружению привлекательный вид.

На фасадах постройки появились дорийские каннелюрованные полуколонны между окон, разнообразные маскароны, медальоны, фризы, украшенные овами и триглифами, декоративные вазы и башенки на кровле, сандрики на фигурных кронштейнах. В средней части постройки протянулся майоликовый фриз с «набегающей волной» темно-зеленого цвета, — вот неполный перечень архитектурно-декоративных вставок, использованный в экстерьере театра.

С наибольшими трудностями архитекторы столкнулись в наружном декорировании заметно выступающей из основного объема здания сценической коробки. Она украшена двумя высокими «светильниками» на четырех тонких ножках, с литой из цемента имитацией пылающих языков пламени, к которым подведены дымоходы (в отопительный сезон из этих «светильников» действительно сверкали искры). Под карнизом фронтона сценической коробки расположен фриз из темно-зеленых триглифов и метоп, под ними — профилированный архитрав.

Городской театр в Евпатории. Вид с севера. Открытка 10-х гг. XX в.

Оригинально была обработана поверхность стен, разлинеенная на чередующиеся узкие и более широкие полосы. Штукатурка на первых расчерчена сплошной волнистой линией, на вторых — строго вертикальными бороздами; на продольных стенах сценической коробки разметка повторяла скат кровли. Такой, казалось бы, нехитрый рисунок в сочетании с гладкими промежутками стен, пилястр и лопаток, темным цоколем из диабазовых плит и упомянутым майоликовым фризом создал тот удачный фактурный контраст, разнообразную игру света и тени, которыми так отличается театр от окружающей его застройки. В дополнение ко всему умело подобранный цвет штукатурки — бледно-желтый со слабозеленоватым оттенком делает здание действительно весьма импозантным, оно притягивает к себе и своим теплым, поглощающим солнечный свет тоном.

С особой тщательностью был отделан зрительный зал, обладающий прекрасной акустикой и лишенный, с нашей точки зрения, каких-либо видимых недостатков. В его оформлении широко использована лепнина, изготовленная по эскизам самих архитекторов. Особой красотой выделяется сценический портал с его геометрическим орнаментом. Этот зал, при относительно скромных выразительных средствах, без применения дорогостоящих материалов и позолоты, может служить образцом архитектурного совершенства. Не удивительно, что Евпаторийский театр пользовался особой популярностью у столичных трупп, охотно гастролировавших в городе.

Зрительный зал был разделен на три яруса — партер с двумя ложами (одна для городского головы, другая — директорская); бельэтаж с ложами и галерка. Относительно небольшие размеры создавали исключительный уют и камерность театра. Балконы украсили лепными медальонами с изображением известных российских драматургов и писателей. Соответствующим образом, вероятно, был расписан и потолок. Однако в 50-е гг. XX в. он был закрашен и расписан заново без какой-либо предварительной фиксации росписи. Получить представление о его первоначальной композиции теперь можно только в процессе целенаправленных реставрационных работ.

Евпатория. Городской театр. Вид с северо-запада. Открытка 10-х гг. XX в.

Влияние стиля модерн особенно ощущается в отделке театрального здания. Эти черты проявились в украшении театра: башенки над пилястрами главного фасада с нарочито подчеркнутым энтазисом колонн, поддерживающих каждую из них, и уплощенным эхином капителей (их стволы в верхней части каннелюрованы и гладкие в нижней); чисто декоративные псевдоколонны в простенках между окон, триглифы, маскароны, нотные знаки, фантастические грифоны и, наконец, разнообразное оформление оконных наличников. Особой выразительностью модерн проявился в фактуре и окраске стен.

В конструктивном отношении театр Евпатории может служить примером строгого подчинения плана здания его функциональному назначению — ему присуща не свойственная модерну геометрически четкая форма — симметрично-осевое построение, прямые углы и линии, строгий вертикализм поверхностей и бросающаяся в глаза статичность постройки.

В итоге внесенных в проект изменений Евпаторийский театр из неоклассической постройки превратился в яркий образец антикизированного модерна, характерного для юга России, особенно Крыма, с его культурными традициями и античными реминисценциями.

Современный вид театра в г. Евпатории с северо-запада

Театральное здание г. Евпатории было обнесено оградой. На ее каменном основании возвышалась металлическая решетка, состоящая из стержней с острым навершием и связывающим их стилизованного меандра. В советское время ограду сняли и перенесли в ботанический сад. К счастью, она не погибла и находится там и ныне.

В действительности постройка театра, вместе с освещением и оборудованием, мебелью и декорациями обошлась городу в 180 тыс. руб., из которых 150 тыс. ассигновала Городская дума, а остальные средства завещал М.С. Сарач. Правда, М.М. Ефет, сменивший на посту городского головы С.Э. Дувана, как и другие его недоброжелатели, приводят цифру в 240 тыс. руб.12

20 апреля 1910 г., на Пасху, состоялось торжественное открытие Евпаторийского городского театра оперой М.И. Глинки «Жизнь за царя». Ее исполнили артисты Мариинского театра. Представление неоднократно прерывалось бурным выражением верноподданнических чувств. Об этом Таврический губернатор В.В. Новицкий сообщил министру внутренних дел, а тот, в свою очередь, — лично императору. Николай II собственноручно соизволил начертать на докладе П.А. Столыпина «Искренно всех благодарю».

Боковой ризалит театрального сооружения

В приветственной речи на праздничном мероприятии С.Э. Дуван, по существу, продолжил полемику со своими оппонентами, упрекающими его в расточительстве при строительстве театра. Главным доводом Семена Эзровича было справедливое утверждение: «Подобные театру общественные здания строятся не для одного только настоящего поколения, а для многих и многих поколений будущих...» И с точки зрения экономики благосостояние города целиком зависит от притока курортников, а этому в немалой степени способствует организация досуга отдыхающих13.

Создатели театра и жертвователь средств не были обойдены вниманием: их имена запечатлили на мемориальной доске, к сожалению, не сохранившейся до наших дней. Там же указали и сроки строительства, и понесенные затраты14.

Евпаторийский театр сразу приобрел популярность в стране. Вскоре после его открытия управа была буквально завалена телеграммами и письмами с предложением об аренде театрального здания, запросами на выступление столичных трупп (к примеру, императорских театров — с режиссером Долиновым, Санкт-Петербургского балета, Московского Художественного театра и других). У городских властей появилась возможность выбирать наиболее приемлемые для Евпатории варианты. В год, согласно контрактам с антрепренерами, ставили до 120 спектаклей; в курортный период театр работал ежедневно. Такой расцвет театральной жизни привлек в Евпаторию корреспондентов южнорусских газет, они просили предоставить им постоянные места в зале для регулярного освещения постановок в прессе. Театральная комиссия ходатайствовала перед думой о предоставлении таковых городскому голове (ложа), одному из членов управы и самой комиссии и печати — «Южным ведомостям», «Крымскому вестнику» и «Евпаторийским новостям».

На самом берегу моря, в квартале между улицами Дувановской и Гоголя, в 1911 г. артист МХТ И.Э. Дуван-Торцов открыл самую роскошную гостиницу в Евпатории — «Дюльбер». Она была оформлена в изысканном театральном вкусе, в ней предпочитали снимать номера театральные знаменитости России. Так, в 1915 г. здесь останавливались К.С. Станиславский, В.И. Качалов и многие другие. В 1912—1916 годах в Евпатории существовала артистическая «земледельческая колония», основанная Л.А. Сулержицким, другом и помощником К.С. Станиславского. Концертами, спектаклями и выступлениями в городском театре артисты МХТ зарабатывали деньги для строительства небольшого дома в районе Евпаторийского маяка.

В статистическом справочнике «Города России в 1910 г.» отмечалось: «По абсолютному числу городов, имеющих постоянные театры, на первом месте из губерний следует считать Таврическую (10 городов)»15. В очередном выпуске за 1912 г. путеводителя Г. Москвича Евпаторийский театр назван красивейшим на юге России после Одесского и одним из лучших «как по архитектуре, так и по внутреннему устройству и оборудованию сцены»16.

В годы гражданской войны артисты во главе с В.И. Качаловым, отправившиеся на гастроли в Харьков, вернулись в Евпаторию и стали давать концерты, сбор от которых шел в пользу детей-сирот. В этих спектаклях принимали участие О.Л. Книппер-Чехова, Н.Н. Литовцева и др. Евпаторийский театр первым увидел сценическое рождение непревзойденной Фаины Раневской.

Примечания

1. Кутайсова М.В., Кутайсов В.А. Евпаторийский театр // Брега Тавриды. — 1994. — № 5. — С. 196—203; Кутайсова М.В., Кутайсов В.А. Євпаторійський театр // Архітектурна спадщина України. — Київ, 1995. — С. 206—216.

2. ПЕГД за 1899 г. — С. 275; ПЕГД за 1904 г. — С. 76—77, 153—156.

3. ПЕГД за 1904 г. — С. 77, 83.

4. ПЕГД за 1904 г. — С. 241—256, 270—273, 294—295.

5. ПЕГД за 1906 г. — С. 130—133.

6. ПЕГД за 1907 г. — С. 59.

7. ПЕГД за 1907 г. — С. 96—98.

8. Барановский Г.В. Архитектурная энциклопедия второй половины XIX века. — Т. 3: Выставки, зрелища, спорт. — СПб., 1903. — С. 218.

9. ПЕГД за 1907 г. — С. 23—24, 29—44.

10. Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. — Одесса, 1909. — 18-е изд. — С. 83.

11. ПЕГД за 1909 г. — С. 132.

12. ГААРК. — Ф. 681. — Оп. 2. — Д. 578. — Л. 13.

13. Речь, произнесенная С.Э. Дуваном на открытии театра // Евпаторийский вестник. — 1910. — № 95, 2 мая.

14. ПЕГД за 1910 г. — С. 10—11.

15. Города России в 1910 г. — СПб.: ЦСК, 1915. — С. 696.

16. Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму. — СПб., 1912. — 23-е изд. — С. 84.

 
 
Яндекс.Метрика © 2018 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь