Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Ссылки
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В 15 миллионов рублей обошлось казне путешествие Екатерины II в Крым в 1787 году. Эта поездка стала самой дорогой в истории полуострова. Лучшие живописцы России украшали города, усадьбы и даже дома в деревнях, через которые проходил путь царицы. Для путешествия потребовалось более 10 тысяч лошадей и более 5 тысяч извозчиков.

На правах рекламы:

Военный сериал "1942", рассказывающий историю партизанского отряда и девушки Даши - смотреть онлайн.

Главная страница » Библиотека » П.А. Моргунов. «Героический Севастополь»

Наступательные действия СОРа. Тактические десанты в Евпатории и Судаке (январь 1942 г.)

К концу первой декады января 1942 г. оперативная обстановка в Крыму стала заметно улучшаться в нашу пользу. В результате проведенной десантной операции войска 51-й и 44-й армий освободили Керчь, Феодосию и весь Керченский полуостров, на который было переброшено значительное количество артиллерии, танков и другой техники. Перед войсками Кавказского фронта стояла задача освобождения Крыма от фашистских захватчиков. Значительная роль в ее выполнении отводилась войскам СОРа. Командование Кавказского фронта в своих директивах поставило перед СОРом задачу: одновременно с переходом наших войск в наступление на Керченском полуострове в направлении Карасубазар — Симферополь войска Приморской армии должны были наступать в направления Бахчисарай — Симферополь. Кроме того, СОРу предлагалось высадить тактические десанты в Евпатории и Ялте.

Еще 30 декабря 1941 г. командование Закавказского фронта приказало СОРу с утра 31 декабря перейти в наступление с целью не допустить отвода сил противника от Севастополя к Феодосии и Керченскому полуострову и одновременно расширить севастопольский плацдарм. По в то время еще не закончился вражеский штурм и войска СОРа вели тяжелые оборонительные бои. 1—2 января в связи с отводом части сил противника из-под Севастополя нашим войскам удалось несколько улучшить свои позиции в IV секторе. Теперь перед войсками СОРа и Черноморским флотом были поставлены новые сложные боевые задачи.

Черноморский флот должен был продолжать переброску войск и техники на Керченский полуостров, обеспечивая непрерывный подвоз боеприпасов, и оказывать огневую поддержку корабельной артиллерией и авиацией флота войскам на Керченском полуострове и в СОРе. Кроме того, флоту поручалась высадка ряда тактических десантов.

Между тем силы флота уменьшились, так как во время большой десантной операции затонуло несколько малых кораблей, а часть из них была повреждена. Крупные корабли, включая крейсеры, были частично повреждены и требовали немедленного ремонта. Все это значительно снижало боевые возможности флота.

Нелегким было и положение войск СОРа после отражения второго штурма Севастополя. Фактически все соединения и части (кроме вновь прибывшей 380-й дивизии) участвовали в боях и понесли потери. Личный состав был измотан непрерывными 10-дневными боями и нуждался в отдыхе и пополнении.

Несмотря на высокий боевой дух и желание выполнить приказ, люди были физически не способны к решительному наступлению.

Поэтому поставленные Приморской армии задачи на наступление выполнялись тяжело и медленно.

2 января командование СОРа получило телеграмму, в которой говорилось:

«1. Директивой... от 30.XII.41 г. Вам была поставлена задача о переходе с утра 31.XII.41 г. в наступление Приморской армии.

2. Директивой... от 31.XII.41 г. первая задача подтверждалась указанием создания ударных кулаков на важнейших направлениях и организацией десантов с целью охвата флангов западного и юго-восточного побережья Крыма. Было приказано представить мне к 23 часам 31 декабря план операций. Изложенное Вами не выполнено полностью без объяснения причин. Вы сообщили 1 января, что Вами решено провести последовательные захваты отдельных рубежей и две десантные операции Евпаторию и Ялту.

Поставленные в моих директивах задачи путем последовательного захвата отдельных рубежей Вы не решаете. Требую с утра 4 января перейти в решительное наступление по всему фронту СОРа, используя высадку десантов в пунктах по Вашему усмотрению, не отрывая средств, выполняющих основные задачи по перевозке войск. Конкретный план наступательной операции донести точно к 15.00 3.I.42 г. Получение подтвердить. Козлов. Шаманин»1.

Из приведенного выше анализа состояния войск СОРа после окончания второго штурма становится ясно, что выполнить директиву фронта от 2 января, т. е. «перейти в решительное наступление по всему фронту» и при этом высаживать тактические десанты, было практически невозможно. Командование СОРа понимало это. Войска были готовы на все, чтобы выполнить свой долг перед Родиной, но они нуждались хотя бы в непродолжительном отдыхе и в доукомплектовании личным составом. Нельзя было также наступать, когда боезапас и горючее были на исходе. Мы знали, чем кончилось наступление Приморской армии 24—26 октября под Воронцовкой, когда она наступала без надлежащей поддержки артиллерией и ограниченном боезапасе. К такому же печальному результату могло привести наступление, не обеспеченное силами и средствами, и сейчас. Видимо, командующий фронтом генерал Козлов, подписывая приказ о решительном наступлении войск СОРа, исходил лишь из вполне понятного желания поскорее освободить Крым, но не учел состояния войск СОРа. Но приказ есть приказ, и его надо было выполнять. И войска делали все, что было в их силах, однако серьезных результатов, естественно, добиться не смогли.

5 января вице-адмирал Октябрьский дал телеграмму Военному совету Кавказского фронта с анализом обстановки, состояния и действий войск СОРа:

«1. Вашу директиву войска Приморской армии выполняли, но продолжавшееся наступление противника в направлении Камышлы — Северная сторона вынудило под давлением превосходящих сил противника наши части отойти на рубеж кордон Мекензи № 1 — южнее ПСТ М. Г. (полустанка Мекензиевы Горы. — П.М.).

Понеся большие потери в предыдущих боях, скованная беспрерывными атаками противника на всем фронте, армия утром 1 января не могла перейти в контрнаступление.

С утра 2 января войска перешли в наступление2. Противник отошел на рубеж Камышлы и севернее реки Бельбек. 3 января части возобновили наступление и к утру 4 января вышли на рубеж высоты восточнее Камышлы и реки Бельбек. Остальных участках фронта успеха не было. Против фронта действуют четыре пехотные дивизии... с артиллерией.

Переход в наступление на всем фронте не выполнен по причинам:

а) в связи с большими потерями... были выведены из строя 8-я брмп, 2-й полк мп, 40-я кд, 241-й си. Остальных частях осталось штыков: 2-я сд — 2382, 172-я сд — 2274, 7-я брмп — 2620, 25-я сд — 2069, 95-я сд — 2876, 79-я бр — 982, 345-я сд — 820 и 388-я сд — 1693.

б) 386-я стрелковая дивизия в боях не участвовала — закончено сосредоточение.

Сейчас части готовятся и 6.1.42 г. перейдут в наступление на фронте IV сектора.

Отряд кораблей «Красный Крым», БТЩ и четыре катера МО-4 выходят с десантом в Алушту. Из Севастополя в Евпаторию высажен десант 5.I.42 г.

В Севастополе готовится второй батальон для усиления в Евпатории.

Октябрьский. Кулаков»3.

Со 2 по 5 января части СОРа производили перегруппировку, готовясь к наступлению. Шла также подготовка к высадке десанта в Евпаторию, которая планировалась в ночь на 5 января. Десант состоял из усиленного батальона морской пехоты под командованием капитана Г.К. Бузинова. Ему была придана разведывательная группа разведотдела штаба флота во главе с капитаном В.П. Топчиевым, который еще 5 декабря 1941 г. удачно высаживался со своим отрядом в Евпатории.

В ночь на 5 января десант на тральщике «Взрыватель», буксире «СП-14» и семи катерах «МО-4» во главе с командиром высадки капитаном II ранга Н.В. Буслаевым и военкомом полковым комиссаром А.О. Бойко вышел в Евпаторию4.

При подходе к порту корабли были обнаружены противником, освещены прожекторами и обстреляны артиллерией. Однако около 3 часов ночи началась высадка десанта. Первыми высадились разведчики капитана Топчиева. Несмотря на сопротивление противника, весь передовой отряд к 6 час. был высажен и вскоре овладел южной частью города, при этом было уничтожено несколько артиллерийских батарей. Вражеские артиллеристы и охрана порта бежали.

Ночью от командира высадки Буслаева была получена телеграмма: «Высадку продолжаем под сильным артиллерийско-пулеметным огнем. Буслаев»5. Вскоре военком высадки сообщил: «Буслаев убит. Бойко»6.

Для борьбы с десантом гитлеровцы срочно направили в Евпаторию 105-й пехотный полк из района Балаклавы, были переброшены также 22-й разведывательный и 70-й саперный батальоны и несколько артиллерийских батарей.

В 10 час. утра в Севастополе была получена телеграмма от военкома Бойко: «Положение угрожающее, требуется немедленная помощь людьми, авиацией, кораблями»7. Через час Бойко донес: «Радиосвязи с батальоном нет»8.

Как выяснилось впоследствии, наш десант был отрезан и окружен в городе. Попытка прорваться в порт не удалась. Моряки, проявляя исключительный героизм, сражались с противником в течение двух суток. Все это время тральщик «Взрыватель» поддерживал десант артиллерийским огнем. Но во время налета вражеской авиации корабль получил повреждение и, потеряв ход, был выброшен на берег восточнее Евпатории, в районе Соленых озер, где его экипаж продолжал вести бой.

В ночь на 6 января была получена последняя телеграмма от Бойко: «Кораблю сняться нельзя. Спасите команду и корабль, с рассветом будет поздно»9. Несмотря на самоотверженные действия личного состава, спасти корабль в создавшихся условиях было невозможно.

Два раза к тральщику высылались торпедные катера с боезапасом, но связаться с ним и подойти они не смогли. Попытка поддержать десант высадкой в ночь с 5 на 6 января 2-го батальона морской пехоты под командованием майора Н.П. Тарана с эсминца «Смышленый», тральщика «Якорь» и четырех катеров «МО-4» также не увенчалась успехом из-за сильного шторма10. Повторная попытка высадить тот же десант в ночь с 6 на 7 января на лидере «Ташкент», тральщике «Якорь» и двух катерах «МО-4» под руководством командира высадки В.Н. Ерошенко не удалось по той же причине11. К тому же корабли были обнаружены и освещены прожекторами, обстреляны артиллерией с берега, а ответный огонь вследствие шторма был малоэффективен.

Чтобы выяснить судьбу десанта, рано утром 8 января с подводной лодки «М-33» в районе маяка в Евпатории была высажена группа разведчиков во главе с комиссаром У.А. Латышевым12. Разведчики проникли в город, выяснили обстановку и доложили, что десантники погибли, отражая атаки превосходящих сил противника. Несколько раз подводная лодка «М-33» приходила в район Евпатории, но из-за шторма снять разведгруппу не смогла. Семь дней разведчики сообщали данные о противнике в штаб СОРа, а 14 января радист передал открытым текстом: «Мы окружены, ведем бой, патроны кончаются». В 15 час. 49 мин. того же дня батальонный комиссар Латышев передал: «Мы подрываемся на своих гранатах. Прощайте!» Проявляя мужество и героизм, отважные воины погибли.

В ночь на 6 января с эсминца «Способный» (из Новороссийска) был высажен передовой отряд тактического десанта в районе Судака в количестве 218 человек из состава 226-го горнострелкового полка. Его задачей являлось отвлечение сил противника, наступавшего на Феодосию. Следующим эшелоном должны были быть высажены остальные части 226-го горнострелкового полка13.

В это же время на сухопутном фронте части СОРа вели разведку и бои местного значения по улучшению своих позиций. Одновременно усиливалось инженерное оборудование рубежей обороны.

К 6 января войскам СОРа удалось создать ударную группировку и перейти в наступление, которое носило демонстративный характер. В решительное же наступление, как показали последующие события, еще долго не могли перейти ни Приморская армия, ни даже войска фронта на Керченском полуострове.

6 января в 11 час. утра после артподготовки 172-я и 95-я стрелковые дивизии перешли в наступление на фронте IV сектора в направлении Аранчи — Ази-Оба, но встретили упорное сопротивление врага. В результате ожесточенного двухдневного боя наши войска овладели дер. Бельбек, вышли к северным отрогам долины Бельбек и закрепились на рубеже: 500 м восточнее дер. Бельбек, южные скаты выс. 103,9 и 1,5 км севернее дер. Любимовки14.

8 января Военный совет Кавказского фронта отдал директиву, по которой войска 51-й и 44-й армий должны были перейти в наступление (ориентировочно 12 января) согласно особому приказу и к 14 января выйти на намеченные рубежи. Одновременно начать наступление должна была Приморская армия, нанося удар левым флангом в направлении Дуванкой — Бахчисарай и к 14 января выйти на р. Кача. Черноморскому флоту предписывалось высадить тактический десант в Евпаторийском заливе, тем самым воздействовать на правый фланг бахчисарайской группировки противника, а также провести демонстративные высадки в Алуште и Ялте. Кораблям предписывалось поддерживать артогнем 44-ю армию в районе Коктебель — Судак и Приморскую армию в районе Евпатория — Саки15.

Начальник штаба Приморской армии генерал-майор Н.И. Крылов, выехавший в этот день в III сектор для уточнения положения частей, попал под минометный обстрел, получил тяжелое осколочное ранение и был доставлен в госпиталь. С 15 января вступивший в должность начальника оперативного отдела штаба армии генерал-майор В.Ф. Воробьев стал исполнять обязанности начальника штаба армии.

10 января Ф.С. Октябрьский доложил командующему Кавказским фронтом о нецелесообразности высадки десантов, намеченных директивой от 8 января, так как флот несет большие потери, а поставленные цели не достигнуты16.

Командующий фронтом в уточнение директивы от 8 января предложил высадить небольшие десанты в районе Мамашай — Кача и в южной части Евпаторийского залива с целью воздействовать на тылы противника, а через день-два соединиться со своими частями, наступающими на Дуванкой — Бахчисарай; в южной части Крымского полуострова в ночь на 12 января провести набеговые операции на участке Форос — Алупка — Ялта — Алушта, а 16 января высадить десант в районе Судака, который поддержать огнем артиллерии кораблей17.

Общее наступление войск в Крыму, назначенное на 12 января, командующий Кавказским фронтом приказал перенести на 16 января18.

Десант в Судаке имел задачу, соединившись с десантом, высаженным 6 января, захватить долину, перерезать дороги, связывающие Судак с Алуштой и Старым Крымом и отвлечь силы врага от феодосийского направления.

В ночь на 17 января десант в составе 226-го горнострелкового полка под командованием майора Селихова в количестве 1750 человек был переброшен отрядом кораблей в составе крейсера «Красный Крым», эсминцев «Сообразительный» и «Шаумян», канонерской лодки «Красный Аджаристан», шести катеров «МО-4» и двух шхун и высажен прямо на пляж в районе Судака19.

Высадка была произведена с 0 час. 45 мин. до 4 час. утра 17 января почти без сопротивления противника. Несколько вражеских пулеметов, открывших огонь но десанту, были быстро подавлены артиллерией кораблей. Никаких потерь в личном составе не было. Перед высадкой отряд корабельной поддержки, возглавляемый командующим эскадрой контр-адмиралом Л.А. Владимирским, в составе линкора «Парижская Коммуна» и эсминцев «Безупречный» и «Железняков» вел огонь по району высадки в течение более 40 мин., чем и обеспечил высадку десанта без сопротивления противника. Для поддержки действий десанта в районе его высадки была оставлена канонерская лодка «Красный Аджаристан».

В то время когда высаживался десант в Судаке, противник перешел в наступление на Феодосию, потеснил войска 44-й армии и в первой половине дня 17 января захватил Феодосию20. Поэтому, несмотря на успешную высадку, десант майора Селихова не мог повлиять на обстановку, сложившуюся на фронте 44-й армии, и был вынужден перейти к обороне.

Ввиду сильного шторма, разыгравшегося в районе Судака, корабли флота не могли в течение недели выгрузить продовольствие и боезапас для 226-го горнострелкового полка. Только в ночь на 23 января эсминец «Бодрый» (командир — капитан III ранга В.М. Митин) доставил, а личный состав корабля с большим трудом выгрузил продовольствие и боеприпасы и забрал раненых десантников21.

В директиве командующего Кавказским фронтом от 17 января22 сообщалось, что противник перешел в наступление и потеснил части нашей 44-й армии. Основная группировка противника действовала из района Старый Крым в составе трех немецких пехотных дивизий и румынских 4-й горнострелковой и 8-й кавалерийской бригад. Кавказский фронт с утра 17 января переходит к обороне на Ак-Монайских позициях с задачей прочно удерживать Керченский полуостров.

Приморской армии ставилась задача продолжать расширение и улучшение позиций для перехода в общее наступление.

Черноморскому флоту предписывалось:

продолжать перевозки личного состава, всех видов снабжения для керченской группировки войск и СОРа;
поддерживать артогнем кораблей 44-го армию и СОР;
проводить набеговые операции;
проводить высадку тактических и разведывательных десантов.

Войска СОРа в период до 16 января проводили перегруппировки и укомплектование маршевым пополнением частей, вели артиллерийско-минометный огонь и разведку противника, совершенствовали оборону в инженерном отношении.

Утром 16 января во исполнение директивы фронта от 8 января войска СОРа после артподготовки перешли в наступление в IV и III секторах силами 95, 172 и 25-й стрелковых дивизий23. Упорные бои продолжались весь день. Противник оказывал сильное сопротивление. К вечеру части II сектора вели бой на высоте с Итальянским кладбищем, войска III сектора овладели высотой 1 км юго-восточнее Камышловского оврага, а войска IV сектора вели упорный бой на рубеже: южные скаты высоты 103,9 — 2,5 км севернее дер. Любимовки.

С утра 17 января наши войска продолжали наступление, но встретили яростное сопротивление врага. Бои приняли ожесточенный характер вплоть до штыковых атак, но продвинуться частям не удалось. В последующие дни наши войска приводили себя в порядок и вели подготовку к новым наступательным действиям.

Наши активные действия под Севастополем не оказали влияния на обстановку на Керченском полуострове.

К сожалению, войскам 51-й и 44-й армий, а также СОРа, успеха добиться не удалось. Наши силы были недостаточны, в частях по-прежнему был большой некомплект в людях и не хватало боеприпасов.

19 января Военный совет СОРа дал телеграмму командующему Кавказским фронтом: «Продолжать наступательные действия под Севастополем из-за отсутствия боезапаса невозможно, прошу выделить боезапасы. 19/1 — 42 г. Октябрьский, Кулаков»24.

Несмотря на прибытие маршевых пополнений, укомплектованность войск СОРа оставалась неудовлетворительной: все соединения и части Приморской армии, кроме 386-й стрелковой дивизии, имели некомплект в среднем около 50%.

Поэтому 24 января командование СОРа направило телеграмму заместителю наркома обороны Е.А. Щаденко и заместителю начальника Генерального штаба А.М. Василевскому: «Приморская армия имеет семь дивизий, укомплектованных на 30—40%. Просьба о пополнении людьми и отгрузке боезапаса»25.

23 января 1942 г. 2-я стрелковая дивизия была переименована в 109-ю стрелковую дивизию, а ее полки получили следующую нумерацию: 1330-й стрелковый полк стал 381-м, 383-й стрелковый полк — 602-м, сводный полк НКВД — 456-м, а 51-й артиллерийский полк — 404-м.

22 января командующий Кавказским фронтом дал новую директиву, в которой Черноморскому флоту ставилась задача: в ночь на 25 января высадить десант в Судак — Новый Свет в составе 554-го горнострелкового полка 138-й горнострелковой дивизии; флоту выделить для первого броска отряд моряков в 150 человек; 226-й и 554-й горнострелковые полки и отряд моряков объединить в отдельную группу под командованием майора Селихова, группе установить связь с партизанами и быть готовой к действиям в направлении Салы или Феодосии по особому приказу; встретив крупные силы противника, отвлекать их от Феодосии и уходить в горы к партизанам; поддерживать связь с флотом26.

Для высадки десанта было сформировано три отряда кораблей: отряд высадки — крейсер «Красный Крым» и эсминец «Шаумян», отряд артиллерийской поддержки — эсминцы «Безупречный» и «Сообразительный» и отряд высадочных средств — базовый тральщик № 16 и четыре сторожевых катера. Командиром высадки был начальник штаба эскадры капитан I ранга В.А. Андреев, военкомом — комиссар эскадры бригадный комиссар В.И. Семин. Обеспечивали подход к берегу две подводные лодки. В ночь на 25 января началась высадка 554-го горнострелкового полка в районе Судака. Корабли артиллерийской поддержки вели огонь по селению Константиновна по вызову командира 226-го горнострелкового полка майора Селихова. Во время высадки разразился шторм, который к утру усилился, и в 6 час. утра высадку пришлось прекратить. Не успели высадить 250 человек с крейсера «Красный Крым», однако все же успели принять 200 раненых из 226-го горнострелкового полка27.

554-й горнострелковый полк соединился с 226-м полком, но войска 44-й армии не перешли в наступление. Противник бросил крупные силы на борьбу с десантом, и отряд Селихова не смог выполнить возложенные на него боевые задачи. Он соединился с партизанами и действовал вместе с ними.

28 января эсминец «Безупречный» и два сторожевых катера подошли к району высадки десанта с продовольствием и боезапасом, но обнаружили, что весь берег был занят противником. Поэтому о выгрузке не могло быть и речи28.

Несмотря на то что командование Кавказского фронта в январе отдало ряд директив о переходе войск с Керченского полуострова в общее наступление, оно несколько раз отменялось, в то время как войска СОРа неоднократно переходили в наступление, а флот высадил несколько десантов, которые должны были не только оттягивать силы противника, но и наступать во взаимодействии с войсками Керченского полуострова. Ввиду того что войска Кавказского фронта так и не перешли в наступление, наступательные действия войск СОРа и высаженных десантрв не дали ожидаемых результатов. Более того, обстановка на керченском направлении осложнилась, так как противник стал подтягивать сюда силы с целью сбросить войска Кавказского фронта с Керченского полуострова.

В целях более четкого управления войсками в Крыму Ставка 28 января реорганизовала Кавказский фронт, разделив его на Крымский фронт и Закавказский военный округ29. В состав Крымского фронта были включены 44, 51 и 47-я армии, кроме того, ему были подчинены СОР, Черноморский флот, Азовская флотилия и Керченская военно-морская база. Командующим Крымским фронтом был назначен генерал-лейтенант Д.Т. Козлов, членом Военного совета — дивизионный комиссар Ф.А. Шаманин, начальником штаба — генерал-майор Ф.И. Толбухин. Реорганизация должна была закончиться к 8 февраля 1942 г.

Успешное отражение декабрьского наступления врага на Севастополь и освобождение нашими войсками Керченского полуострова, а также директивы фронта о наступлении с целью освобождения Крыма создали у руководства СОРа и командиров соединений уверенность в том, что в скором времени оборона Севастополя будет снята и весь Крым будет освобожден. Поэтому внимание к обороне несколько ослабело. Все усилия командования Приморской армии были направлены на подготовку ее к наступлению.

Однако события 15—17 января 1942 г., когда гитлеровцы перешли в наступление, потеснили войска 44-й армии и захватили Феодосию, насторожили руководство СОРа. Стало ясно, что еще рано думать о снятии вопроса об обороне Севастополя, так как противник подтянул свежие силы и намерен вести упорную борьбу за Крым. Поэтому задачи обороны Севастополя встали перед руководителями и защитниками Главной базы флота с новой силой и ответственностью.

Примечания

1. Отд. ЦВМА, ф. 72, д. 1186, л. 68.

2. Речь идет не о наступлении по всему фронту, а о преследовании отходящего противника лишь в полосе IV сектора.

3. Отд. ЦВМА, ф. 72, д. 1217, лл. 41—42.

4. Там же, л. 47.

5. Там же, д. 1187, л. 37.

6. Там же, л. 40.

7. Там же, л. 49.

8. Там же, л. 54.

9. Там же л. 93.

10. Отд. ЦВМА, ф.72. д. 1217, л. 70.

11. Там же, д. 1218, лл. 5—7.

12. Там же, д. 1217, л.70; д. 1218, л. 29.

13. Там же, д. 1217, л. 70; д. 1218, л. 29.

14. Там же, ф. 10, д. 20, л. 14, 16.

15. Там же, ф. 72, д. 1188, л. 94.

16. Там же, д. 1218, л. 29.

17. Там же, д. 1189, л. 22.

18. Там же, л. 74.

19. Отд. ЦВМА, ф. 72, д. 1189, лл. 26, 103.

20. Там же, д. 1191, лл. 24, 31.

21. Там же, д. 1193, л. 27.

22. Там же, д. 1191, л. 61.

23. Отд. ЦВМА, ф. 83, д. 24224, лл. 179—182; ф. 10, д. 20, л. 31.

24. Отд. ЦВМА, ф. 72, д. 1219, л. 25.

25. Там же, д. 1220, лл. 28—29.

26. Отд. ЦВМА, ф. 72, д. 1193, лл. 13—14.

27. Там же, лл. 55—56; д. 1192, л. 20; ф. 10, д. 20, лл. 45—47.

28. Там же, д. 1194, л. 61.

29. Там же, л. 72.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика © 2022 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь