Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

Согласно различным источникам, первое найденное упоминание о Крыме — либо в «Одиссее» Гомера, либо в записях Геродота. В «Одиссее» Крым описан мрачно: «Там киммериян печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей лица лучезарного Гелиос».

Главная страница » Библиотека » А.Е. Артамонов. «Госдачи Крыма. История создания правительственных резиденций и домов отдыха в Крыму: правда и вымысел»

Глава 5. Гостиница ЦИК СССР «Ореанда» в Ялте

Имеет ли отношение гостиница Центрального исполнительного комитета СССР к теме правительственных резиденций, исследуемой в данной книге? Имеет, и самое прямое. Я напомню читателям, что в конце марта 1918 года, сразу же после переезда советского правительства в Москву, гостиница «Метрополь» превращается в одну из главных резиденций новой власти, получив название «Второго Дома Советов» (Первым Домом Советов стала гостиница «Националь»).

Именно в «Метрополе» до марта 1919 года в переоборудованном помещении ресторана проводились заседания ВЦИК, на которых регулярно выступали В.И. Ленин и Л.Д. Троцкий. Стоит отметить, что здание гостиницы «Националь» тоже с марта 1918 года заняли правительственные подразделения новой власти, и отель получил название Первый Дом Советов. Несколько дней в марте 1918 года в двухкомнатном номере 107—109 проживал глава Советского государства В.И. Ленин с женой, Н.К. Крупской, и сестрой М.И. Ульяновой. О причастности гостиницы к революционной истории напоминает майоликовое панно на индустриальную тему, установленное на угловом аттике в 1931—1932 году, — один из первых примеров реализации ленинского плана «Монументальной агитации и пропаганды».

В 1933 году «Националь» стал частью структуры Государственного акционерного общества по иностранному туризму в СССР — ГАО «Интурист». С 7 мая 1919 года все гостиницы — Дома Советов в Москве были переданы, согласно решению Президиума ВЦИК, на баланс его структурного подразделения — Управления Кремлем и домами ВЦИК. Все гостиницы ВЦИК (с 6 июля 1926 года ЦИК СССР) имели чрезвычайно высокий ведомственный статус и находились исключительно в крупных региональных центрах — столицах союзных республик, и то не во всех. Задачи и функции, которые возлагались на гостиницы ЦИК СССР, перешедшие с 6.07.1926 года на баланс ХОЗУ ЦИК, были следующие:

1. Предоставление гостиничных номеров при служебных командировках сотрудникам и руководителям аппаратов ЦК ВКП(б), СНК СССР, ЦИК СССР, НКИД СССР, НКО СССР, ОГПУ/НКВД СССР, а также центральным наркоматам и комиссиям при Совнаркоме Союза ССР.

2. Предоставление гостиничных номеров зарубежным делегациям по линии НКИД и ИККИ.

3. Предоставление гостиничных номеров зарубежным военным делегациям и сотрудникам военного атташата по линии Наркомвоенмора / НКО СССР.

4. Предоставление гостиничных номеров ведущим иностранным техническим специалистам по линии Наркомтяжпрома СССР.

Особое место среди всех существовавших в то время гостиниц ЦИК в Крыму и на Черноморском побережье Кавказа занимали три очень знаменитых номенклатурных объекта, которые известны в настоящее время как гостиница ЦИК «Синоп», расположенная на окраине столицы Абхазской АССР — Сухуми, гостиница ЦИК «Кавказская Ривьера» (с июля 1932 по август 1938 года) в Сочи, а также гостиница ЦИК «Ореанда» в Ялте, получившая большую популярность среди зажиточной буржуазии еще до революции как отель отставного генерал-майора А.Н. Витмера.

А.Н. Витмер родился 11 февраля 1839 года в семье потомственных офицеров российской армии датского происхождения, начавших свою карьеру при Екатерине II. А.Н. Витмер тоже продолжил династию и после окончания Павловского кадетского корпуса (1857 год) и Николаевской академии Генерального штаба (в 1861 году) сделал блестящую карьеру, уйдя в отставку в июле 1882 года в чине генерал-майора. По выходе в отставку А.Н. Витмер переехал из Санкт-Петербурга в Крым и начал работать в земстве специалистом по виноградарству и табаководству. Он доказал возможность промышленного производства в Крыму особых сортов ароматического табака типа дюбек1. Однако наибольшую известность до революции А.Н. Витмер получил, занявшись гостиничным бизнесом, и вошел в историю как владелец отеля первого класса «Ореанда», расположенного в Ялте на правом берегу горной реки Учан-Су и набережной Черного моря. Она была построена и сдана в эксплуатацию в марте 1907 года по проекту академика архитектуры А.Н. Бекетова в стиле арт деко.

Алексей Николаевич Бекетов — русский и советский архитектор и художник-пейзажист, академик архитектуры. А.Н. Бекетов родился 19 февраля 1862 года в городе Харькове (по другим данным — в Киеве), в семье Николая Николаевича Бекетова — основателя физико-химической науки, академика Императорской академии наук. Получил образование на архитектурном факультете Академии художеств в Санкт-Петербурге, у профессоров Д.И. Гримма и А.И. Кракау в 1882—1888 годах. Работал в то же время у известного петербургского архитектора М.Е. Месмахера, участвуя в проектах дворца великого князя Михаила Михайловича, здания архива Государственного совета. Звание академика архитектуры А.Н. Бекетов получил в 1894 году за проект здания Общественной библиотеки на полтора миллиона томов, с 1921 года носящей имя библиотека В.Г. Короленко, крупнейшей библиотеки Восточной Украины. Скончался 23 ноября 1941 года в оккупированном немцами Харькове.

На основе опубликованных архивных данных, А.Н. Витмер, задумав постройку гостиницы в Ялте, долгое время не мог рассчитать экономическую рентабельность будущего предприятия и сомневался в том, что отель принесет прибыль примерно через пять лет. О молодом и очень способном авторе оригинальных проектов городских зданий А.Н. Бекетове отставной генерал-майор Витмер узнал в январе 1904 года из журнала «Зодчий» Санкт-Петербургского общества архитекторов, где первый был постоянным автором. Встретившись в Харькове осенью 1904 года, А.Н. Витмер и А.Н. Бекетов долго обсуждали возможность строительства гостиницы современного типа в Ялте. Наибольшее впечатление из всех эскизов проектов особняков, уже построенных в России и показанных на ватмане А.Н. Витмеру, произвело здание дома купца-старообрядца П.В. Маркова. Витмер и Бекетов ударили по рукам, договорившись о создании проекта гостиницы на набережной Ялты, с категорическим условием, что интерьер внутри здания будет выполнен выдающимся русским дизайнером, художником И.И. Нивинским. Первый камень в фундамент будущей гостиницы «Ореанда» был заложен в феврале 1905 года, то есть фактически строительство и отделка здания велись всего в течение двух лет, что по тем меркам было крайне быстро и весьма прогрессивно. Проектов здания было три. Один предусматривал типичную планировку гостиницы, второй классического доходного дома под жилье горожанина со средними доходами, и третий подразумевал размещение в здании больших помещений, адаптированных для работы конторских служащих, или, как сейчас скажут, «под офис». Ну а теперь я коротко упомяну о главном оформителе интерьеров гостиницы — Игнатии Игнатьевиче Нивинском.

Выдающийся русский архитектор, дизайнер интерьеров и театральный художник Игнатий Игнатьевич Нивинский родился 30 декабря 1880 года в г. Москве. Его отец, Игнатий Нивинский, был известным поставщиком мебели и других предметов обустройства интерьеров как в Москве, так и далеко за ее пределами. В 1898 году И.И. Нивинский блестяще окончил знаменитое Московское художественное училище имени Строганова — он и его друг, ставший мужем его сестры Веры, а впоследствии выдающимся художником, Викентий Трофимов были удостоены золотой медали, дружно отказались делить ее между собой и взамен выбрали поездку за границу за счет училища для усовершенствования. И.И. Нивинский преподавал в Строгановке с 1898 по 1905 год, затем в московском ВХУТЕМАСе (1921—1930). В начале 1910-х годов И.И. Нивинский много работал в области монументально-декоративной живописи: в частности, он оформлял Музей имени Александра III, а затем получил известность и как декоратор бородинских торжеств — ему принадлежит оформление царской Ставки. Известно, что оформление интерьеров в особняках, музеях и дворцах И.И. Нивинский находил второстепенным, однако специалисты считают его одним из первых в России успешным дизайнером, который в комплексе продумывал компоновку и размещение предметов в помещении по специальной графической системе. Как сейчас известно, дизайн гостиницы «Ореанда» в Ялте И.И. Нивинский начал еще весной 1905 года, на стадии строительства здания, воплощая замысел в эскизах и постоянно советуясь с А.Н. Бекетовым и А.Н. Витмером. По утверждению Г.И. Серебряковой, открывать для эксплуатации гостиницу ЦИК «Ореанда» в мае 1931 года приехал лично секретарь Президиума ЦИК СССР А.С. Енукидзе, который «...очень долго молча ходил по холлу и ресторану отеля, внимательно рассматривая стены и потолок, с пристрастием щупая мебель и портьеры. Потом, с интересом посмотрев на альковную сцену напротив стойки администратора и потеребив правый ус, многозначительно заметил: «Мда-а... Роспись на стенах... совсем не пролетарская, но да ладно, примем как есть, со временем переделаем в соответствии с новыми реальностями...»2

Хочется заметить, что И.И. Нивинский пережил благополучно революцию, Гражданскую войну и политические процессы конца 20-х годов. Любопытно, что ХОЗУ ЦИК СССР и его руководитель Н.И. Пахомов, прекрасно зная авторство интерьеров гостиницы «Ореанда», тем не менее не стал привлекать И.И. Нивинского к реконструкции здания в 1929—1931 годах, а воспользовался услугами молодых художников из ВХУТЕИН (Высший художественно-технический институт) — название двух учебных заведений в Ленинграде, созданных на основе бывшей Императорской академии художеств) и МАРХИ.

Работы в области архитектуры и интерьерного дизайна И.И. Нивинского (наиболее известные)

• Живопись в интерьерах Дома скакового общества (архитектор И.В. Жолтовский) (1905—1906, Москва, Скаковая аллея, 1);

• Живопись и декоративная отделка интерьера гостиницы «Ореанда» А.Н. Витмера в Ялте (архитектор А.Н. Бекетов) (1906—1907 год).

• Декоративная отделка интерьера Египетского зала Музея изящных искусств (архитектор Р.И. Клейн) (1906—1912, Москва, улица Волхонка, 12);

• Конкурсный проект церкви в имении А.М. Мальцева (1908, с. Балаково Самарской губернии), не осуществлен;

• Церковь женского монастыря (1900-е, Ставрополь);

• Живопись плафонов и фризов в кофейне и кабинете «Людовик XV» гостиницы «Метрополь» (1905, Москва, Театральный проезд, 1/14);

• Интерьер дома в усадьбе Руперти Липовка (1900-е, Липки-Алексейск);

• Живопись в интерьерах особняка Г.А. Тарасова, совместно с Е.Е. Лансере (архитектор И.В. Жолтовский, строитель А.Н. Агеенко) (1909—1912, Москва, Большой Патриарший переулок, 1/30 / улица Спиридоновка, 30/1);

• Живопись в интерьерах доходного дома М. Жучковой (архитектор В.Е. Дубовской, при участии архитектора Л.Б. Горенберга) (1910, Москва, Большой Николопесковский переулок, 5), интерьеры уничтожены;

• Внутренняя отделка церкви-усыпальницы князей Юсуповых, совместно с Р.И. Клейном (1910, Архангельское);

• Реставрация главного дома усадьбы князей Юсуповых (1910, Архангельское);

• Живопись в интерьерах доходного дома Я. Демента (архитектор В.Е. Дубовской, при участии архитектора Л.Б. Горенберга) (1910—1912, Москва, Большая Полянка, 54);

Уникальный архивный снимок 1926 года. Санаторий ВЦПС имени П.Л. Войкова, размещенный в здании отеля «Ореанда»

Умер И.И. Нивинский 27 октября 1933 года в Москве.

Как я уже упоминал, первоначально «Ореанда» строилась под конторские помещения или доходный дом. Сам владелец здания — А.Н. Витмер — жил буквально в нескольких метрах от этого места, дом его сохранился, и он примыкает к территории бывшей Ялтинской киностудии. Однако к марту 1907 года планировка помещений была выполнена именно под номера гостиничного типа, сначала на 40, а потом на 80 номеров.

Гостиница «Ореанда» до 1917 года, на основе текста путеводителя от 1910 года, славилась «безукоризненной провизией, прекрасной мебелью, зеркальными стеклами, чистотой, хорошо устроенным садом». Элементы внутренней отделки здания были выполнены из мрамора, красного дерева (квебрахо) и металлического литья. В художественном салоне при отеле выставлялись известные на всю Российскую империю И.К. Айвазовский, И.И. Шишкин, В.Е. Маковский, В.В. Верещагин и другие великие мастера. Но, пожалуй, самым оригинальным в отеле было то, что все номера гостиницы также были украшены картинами известных художников современности, которые А.Н. Витмер выкупил у них и разместил в здании для создания образа респектабельности и элитарности. Незадолго до смерти А.Н. Витмер в письме, написанном сыну, Борису Александровичу, высказал пожелание пожертвовать гостиницу «Ореанда» «...как фонд для капитала поощрения изобретений и инвалидов труда...». Умер А.Н. Витмер в возрасте 77 лет в 1916 году. Похоронен был на престижном Аутском кладбище в Ялте, которое было уничтожено в 50-х годах прошлого века.

В 1918 году, в период революционных событий в Ялте, гостиница «Ореанда» использовалась под убежище и оборонительный пункт крымских противников большевистской власти. Из пулеметов, установленных на крыше здания гостиницы, велись обстрелы набережной и ее окрестностей, пока революционные матросы выстрелом с корабля не прекратили огонь, повредив при этом два гостиничных номера на третьем этаже.

В декабре 1921 года, после установления в Крыму советской власти, на основании распоряжения зампредседателя Крымревкома Ю.П. Гавена целый ряд особняков, вилл и гостиниц на ЮБК был национализирован. Не миновала сия участь и гостиницу «Ореанда», которая на момент занятия Крыма Южным фронтом была в активном использовании штабом 2-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Я.А. Слащева и подверглась довольно серьезному разгрому после эвакуации войск Русской армии П. Врангеля в Турцию.

Примечательно, что здание гостиницы «Ореанда» с ноября 1921 по конец марта 1922 года занимал штаб 51-й стрелковой дивизии Южного фронта. Затем, с апреля 1922 по ноябрь 1924 года, бывшая гостиница А.Н. Витмера подверглась заселению бюрократией советских административных учреждений, которые в силу обстоятельств не имели своего угла и вынужденно жили по 4—6 человек в бывших люксовых номерах, вполне довольные сложившимися обстоятельствами. Однако радость житья в люксах «Ореанды», хотя и в тесноте, не долго радовала сердце сотрудников советских контор.

В связи с образованием Союза Советских Социалистических Республик VI съезд профсоюзов (11—18 ноября 1924 года) переименовал Совет из Всероссийского во Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов, который сразу же стал расширяться и поглощать в свое необъятное нутро наиболее ценные куски собственности, оставшиеся не у дел после окончания Гражданской войны. В результате бывшая гостиница А.Н. Витмера «Ореанда» обрела нового хозяина — ВЦСПС, а сам объект получил весьма странное название — санаторий ВЦСПС имени П.Л. Войкова, в котором стали отдыхать высокие профсоюзные чины, в том числе и председатель ВЦСПС М.П. Томский. Возможно, что вотчина ВЦСПС в «Ореанде» просуществовала бы очень долго, но в дело вмешался случай. С середины 20-х годов в секретариат Президиума ЦИК СССР стали поступать многочисленные письменные жалобы сотрудников центрального аппарата этого органа законодательной власти о серьезных проблемах и скандалах, связанных с их размещением в региональных гостиницах, которые не горели желанием угождать командированным из Москвы. Секретарь Президиума ЦИК А.С. Енукидзе с 1928 года поставил вопрос перед политбюро ЦК ВКП (б) о возможности финансирования проекта по созданию сети специализированных гостиниц ЦИК СССР в крупных региональных центрах.

В качестве временной меры предусматривалась реконструкция зданий дореволюционных гостиниц на 50—60 номеров, а также выселение уже занятых объектов санаторно-курортного типа других ведомств и передача их на баланс ХОЗУ ЦИК СССР. Так, например, по плану ХОЗУ ЦИК СССР от марта 1930 года гостиницы ЦИК к весне 1931 года должны были разместиться:

в Харькове — гостиница ЦИК «Гранд-отель»;
в Сочи — гостиница ЦИК «Кавказская Ривьера»;
в Сухуми — гостиница ЦИК «Синоп»;
в Ялте — гостиница ЦИК «Ореанда».

К концу 1929 года, санаторий ВЦСПС имени П.Л. Войкова был ликвидирован, а через два месяца в помещение здания приехала большая группа строителей-отделочников из ХОЗУ ЦИК СССР, которая до осени 1929 года занималась капитальным ремонтом гостиницы. После ремонта в будущую гостиницу ЦИК СССР стали завозить мебель из особняков и вилл Крыма, реквизированную еще в 1920—1921 годах, предметы интерьера в виде напольных и настольных ваз, картин, а также редкие библиографические издания, в том числе энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. А вот наборы столовой посуды привезли в гостиницу уже из ХОЗУ ЦИК, из Москвы, именные, с надписью на белом фарфоре «ХОЗУ ЦИК СССР», произведенные на Государственной дулевской фарфоровой фабрике имени газеты «Правда».

Открытие новой гостиницы ЦИК «Ореанда» произошло 12 мая 1931 года с приездом группы руководства из ХОЗУ ЦИК СССР, а также секретаря Президиума ЦИК А.С. Енукидзе.

Любопытно, что в настоящее время в Государственном архиве РФ существует фонд Р 3316 «ЦИК СССР», в котором находится опись 43 «Документальные материалы финансового отдела и финуправления ЦИК Союза ССР за 1922—1937 гг.». Для того чтобы ознакомиться с этими документами в ГА РФ, надо пройти кучу всевозможных допусков и маразматических разрешений. Однако то, что они есть на хранении, говорит о многом, в частности напрочь опровергает версию крымских историков о существовании «...в гостинице «Ореанда» до войны закрытого дома отдыха ЦИК...».

Гостиница ЦИК «Ореанда», как и другие учреждения этого государственного органа, принимала в качестве постояльцев совершенно разных людей. В гостиницы ЦИК СССР, в соответствии с ведомственной инструкцией, пускали только на основании командировочного удостоверения, напечатанного на специальном бланке Гознака и подписанного руководителем секретариата центрального или союзного аппаратов. На деле зачастую в гостиницы ЦИК приезжали по личным делам множество деятелей культуры и искусства, имеющих приятельские отношения с А.С. Енукидзе. В своей последней книге «Я пытаюсь восстановить черты. О Бабеле — и не только о нем»3 А.И. Пирожкова прямо упоминает о счастливых днях, проведенных вместе с И. Бабелем в гостинице ЦИК «Кавказская Ривьера» в Сочи. Как уже понятно, И. Бабель предварительно позвонил А.С. Енукидзе и забронировал номер в правительственной гостинице, несмотря на то что он не имел права там находиться и тем более проживать. Впрочем, после расстрела А.С. Енукидзе его преемник И.А. Акулов уже никогда не делал подобных ошибок и на просьбы всевозможных деятелей культуры, а также мольбы народных и не очень артистов всегда отвечал категорическим отказом.

С мая 1931 по 12 января 1938 года гостиница «Ореанда» находилась в ведении ЦИК СССР, но по причине смены органов законодательной власти в стране и учреждения вместо ЦИК СССР — Верховного Совета СССР, в соответствии с решением последнего, перешла на баланс Управления делами СНК СССР, а именно его структурного подразделения — ХОЗУ СНК СССР, во главе с А.Д. Метелевым. С 28 января по 16 апреля 1938 года Хозяйственное управление ЦИК находилось в ведении Президиума Верховного Совета СССР. 16 апреля 1938 года постановлением Президиума Верховного Совета СССР «О реорганизации аппарата Президиума Верховного Совета СССР» Хозяйственное управление было ликвидировано, Дома Советов, часть дачных и подсобных хозяйств передавались в распоряжение Управления делами СНК СССР, принадлежащих СНК. С августа 1938 года, когда объект собственности полностью перешел во владение ХОЗУ СНК СССР, бывший отель А.Н. Витмера получил очередную аббревиатуру — гостиница УД СНК СССР «Ореанда».

Тем временем в связи с арестом легендарного А.Д. Метелева (с 17 октября 1933 по июнь 1937 года — уполномоченный ЦИК и СНК СССР в Сочинском районе по курортным вопросам, руководил генеральной реконструкцией Сочи-Мацестинского курорта) и его последующей ссылкой в Хабаровск, а также чрезвычайно большим расширением объектов собственности Управления делами СНК СССР, произошли серьезные кадровые перестановки в аппарате Управления делами СНК СССР.

По причине передачи в этот структурный орган Совнаркома множества санаторно-курортных объектов, больниц, поликлиник, гостиниц, строительных трестов и гаражей с парком автомобилей из ХОЗУ ЦИК СССР, по личному предложению председателя СНК СССР В.М. Молотова, приказом № 2302 от 14 ноября 1940 года главой Хозуправления Совнаркома назначили Михаила Дмитриевича Хломова, который ранее исполнял обязанности управделами СНК.

Возможно, у читателей возникнет вопрос: а приезжали ли в гостиницу ЦИК «Ореанда» в период с 1931 по 1941 год руководители партии и правительства? На этот вопрос можно так ответить. Да, действительно, гостиница ЦИК/СНК «Ореанда» была самой настоящей правительственной резиденцией, имеющей два полноценных люкса на втором этаже, в которых были размещены с 1936 года аппараты ВЧ-связи, с выходом на коммутаторы в Севастополе и Симферополе. В настоящее время официально рассекреченных архивных сведений о приезде в гостиницу ЦИК/СНК «Ореанда» членов и кандидатов в члены политбюро ЦК ВКП(б) не существует, что на самом деле не опровергает их размещение на этом объекте в качестве постояльцев на короткий срок. Однако есть достоверные данные о приезде в сентябре 1937 года в гостиницу «Ореанда» секретаря Президиума ЦИК Александра Федоровича Горкина. Я думаю, эта легендарная личность, правда в разных значениях данного слова, заслуживает, чтобы о ней рассказали более подробно. Будучи с 20 декабря 1934 по 11 июля 1937 года первым секретарем вновь созданного Оренбургского областного комитета ВКП(б), Александр Федорович Горкин весьма отличился в этот период зачисткой своего окружения, которое внезапно оказалось «троцкистско-бухаринской сволочью», в результате чего погибли все члены бюро обкома ВКП(б). За столь усердную работу А.Ф. Горкина заметили и возвысили, назначив на должность провинившегося уже во второй раз секретаря Президиума ЦИК И.А. Акулова. Последний, как оказалось, слишком мало отправил в ГУЛАГ сотрудников центрального аппарата ЦИК, и ХОЗУ ЦИК в том числе.

С 9 июля 1937 года А.Ф. Горкин приступил к обязанностям секретаря Президиума ЦИК СССР, причем выполняя, в отличие от своих предшественников И.А. Акулова и А.С. Енукидзе, весьма ответственную роль связующего звена между наркомом НКВД Н.И. Ежовым и ЦИК СССР. А.Ф. Горкин от всей души, как педант до мозга костей, без сна и отдыха боролся с «наймитами иностранных разведок» в секретариате Президиума ЦИК СССР до 12 января 1938 года, с большим наслаждением отправив на расстрельный полигон «Коммунарка» и Донское кладбище начальника ХОЗУ ЦИК Н.И. Пахомова и его заместителя И.И. Равдина. А.Ф. Горкина опять заметили в политбюро ЦК ВКП(б), оценили его ненависть к «врагам партии» и назначили с 12 января 1938 года секретарем Президиума Верховного Совета СССР (занимал эту должность до 15 марта 1953 года). Сейчас архивные данные ГА РФ говорят о том, что к аресту начальника ХОЗУ ЦИК/СНК А.Д. Метелева тоже приложил руку А.Ф. Горкин. Возвращаясь к теме приезда А.Ф. Горкина в «Ореанду», можно предположить, что он был отправлен туда с особой миссией, возможно по личному заданию И.В. Сталина и Н.И. Ежова. Что это была за миссия — неизвестно.

А в УД СНК СССР принятие на баланс множества организаций из ХОЗУ ЦИК СССР, нуждающихся в постоянном финансировании, вызвало неоднозначную реакцию. Как сейчас стало известно из архивных источников ГА РФ, М.Д. Хломов два раза ставил вопрос перед управделами СНК Я.Е. Чадаевым о закрытии гостиницы «Ореанда» и перепрофилировании ее в санаторно-курортный комплекс общесоюзного значения, однако на это требовались значительные финансовые вливания, которые в то непростое время тратились исключительно на производство вооружения и боеприпасов.

Такой была гостиница «Ореанда» в 1910 году

В результате 22 июня 1941 года гостиница УД СНК «Ореанда» начала медленно, но верно готовиться к эвакуации персонала, постояльцев и секретной документации. В конце июля 1941 года в совершенно пустое здание «Ореанды», которое, как и все здания в Ялте, подвергалось бомбежкам, въехал полевой госпиталь № 357 Приморской армии, который там находился почти до конца октября того же года. 8 ноября 1941 года Ялту оккупировали немецко-фашистские войска. В конце ноября в гостинице «Ореанда» разместились тыловые подразделения 22-й пехотной дивизии 11-й армии вермахта, которые достаточно аккуратно относились к зданию до мая 1944 года.

Существует версия, что перед уходом в Севастополь инженерно-саперные подразделения Приморской армии проводили скрытое минирование отдельных зданий в Симферополе, Ялте и Алуште, причем используя как стандартные взрывные устройства, так и радиоуправляемые фугасы типа Ф-10. На основе этой гипотезы здания всех крупных гостиниц в Ялте перед оккупацией были заминированы, но взорвать их при помощи кодированных радиосигналов не удалось. После обнаружения радиомин типа Ф-10 в Киеве немцы очень быстро обнаружили их самое уязвимое место — радиопередачу команды подрыва, узнали перечень возможных радиочастот и очень оперативно сформировали подразделения постановки радиопомех. Не позднее середины сентября 1941 года к ним попал экземпляр инструкции ТОС по мине Ф-10 с перечнем рабочих частот и мощности сигналов, в результате чего они смогли оперативно организовать службу радиопротиводействия.

Для борьбы с радиоминами в конце сентября 1941 года при учебном саперном батальоне особого назначения (спец-минирования) (Pi.-Lehrbatl.z.b.V. (f. Mineure), дислоцировавшемся в Хекстере на Везере (Hoexter/Weser), была сформирована саперная рота прослушивания (Pionier-Horchkompanie (Pi.Ho.Ko.). Такое подразделение численностью всего лишь в 62 человека при 4 стоваттных, 1 полуторакиловаттных передатчиках и 20 радиоприемниках оказалось в состоянии надежно блокировать практически все советские радиомины в большом городе. Весьма эффективным способом обнаружения радиомин оказалось откапывание канавы метровой глубины вокруг подозрительного здания, поскольку мина имела тридцатиметровую антенну, которая закапывалась на глубину 50—80 см вокруг объекта. Вполне возможно, 11-я армия вермахта сумела блокировать минно-подрывные работы групп ТОС РККА в Ялте и не все здания были уничтожены перед оккупацией и спустя 3—4 месяца.

После освобождения Крыма в мае 1944 года здание гостиницы не пострадало, если не считать полностью выбитых стекол и пробитой местами крыши. В 1944—1945 годах в СССР остро встал вопрос возвращения всех уцелевших санаторно-курортных объектов тем ведомствам, которые ими владели на Крымском полуострове до 22 июня 1941 года. Фактически это стало происходить в Крыму уже с лета 1944 года. Однако пустующее здание бывшей гостиницы УД СНК «Ореанда» долго стояло бесхозным. Дело, как всегда, решил случай. «Случай» оказался фактически эпохальный, вошедший в учебники истории, и назывался он — Ялтинская конференция трех держав, проходившая с 4 по 11 февраля 1945 года в Ливадии.

Как сейчас известно, ХОЗУ НКВД, под руководством комиссара госбезопасности 3-го ранга Ювельяна Давидовича Сумбатова-Топуридзе, с ноября 1944 года проводило тщательную инспекцию всех зданий и сооружений в Ялте и ее окрестностях на предмет их использования в период Ялтинской конференции. В результате «на карандаш» ХОЗУ НКВД и АХФУ НКГБ (руководитель старший майор госбезопасности П.П. Смирнов) попала группа зданий в Ялте и ее окрестностях, которые впоследствии, после окончания Великой Отечественной войны в мае 1945 года, стали собственностью Управления специальными объектами НКВД СССР в Крыму со штатом около 400 человек. В октябре-декабре 1944 года гостиница «Ореанда» пережила косметический ремонт, который был приурочен к проведению Ялтинской конференции трех держав. А в своей совершенно замечательной книге «История криптологии и секретной связи» ветеран УПС КГБ СССР и ГУПС СБУ Украины В.В. Гребенников утверждает, что в период проведения Ялтинской конференции в здании гостиницы «Ореанда» находилась сводная группа ОПС НКВД (правительственной связи), Наркомата связи и ГУСКА РККА, которые отвечали за обеспечение ВЧ-связи. Во время подготовки конференции подразделениям правительственной связи необходимо было не только обеспечить связь Верховному главнокомандующему с действующими фронтами и армиями, но и наладить внутреннюю засекреченную связь советской делегации (335 абонентских точек). Для организации линейной службы непосредственно на объектах в Крыму на помощь имеющимся подразделениям были перекинуты 11 отдельных рот войск правительственной связи и откомандирована группа опытных офицеров-связистов из 311-го и 5-го ОПУС.

Санаторий ХОЗУ МГБ СССР «Ореанда», ставший главной курортной базой руководства госбезопасности на ЮБК. Фото 1947 года

В марте 1945 года, на основании постановления СНК, Юсуповский дворец в Кореизе, бывший до 22 июня 1941 года санаторием ГУГБ НКВД СССР, был снят с баланса органов госбезопасности как санаторно-курортное учреждение и отдан для нужд Управления делами ЦК ВКП(б) под госдачи для руководителей партии и правительства. В качестве компенсации, с личной подачи Ю.Д. Сумбатова-Топуридзе и с одобрения наркома ГБ В.Н. Меркулова, вместо главной санаторно-курортной базы госбезопасности в Крыму — Юсуповского дворца — Совнарком Союза ССР распорядился отдать чекистам бывшую гостиницу «Ореанда». Примерно год, под пристальным оком ХОЗУ НКВД/НКГБ СССР и при его финансировании, гостиница «Ореанда» перестраивалась под лечебное учреждение специализированного типа. Любопытно, что с 3 мая 1945 года по 2 марта 1946 года группа сотрудников ХОЗУ НКВД/НКГБ/МГБ СССР, находясь в служебной командировке на территории Германии, с особым рвением и педантичностью отбирала детали интерьера для новых госдач, домов отдыха, санаториев и кабинетов на Лубянке. Небольшая толика этой трофейной добычи из Германии осела и в новом санатории МГБ СССР «Ореанда», так, например, полностью были меблированы все помещения, поставлены рояли, радиолы TELEFUNKEN 3976 WKS, Blaupunkt и Siemens-15, водонагреватели и холодильники Bosh, настольные лампы, повешены люстры из богемского стекла и даже выложены процедурные кабинеты керамической плиткой.

1 июня 1946 года было открыто санаторно-курортное учреждение МГБ СССР «Ореанда», предназначенное для лечения нервно-соматических больных сотрудников госбезопасности с постельным фондом 250 коек. На основании постановления П 53/39 ЦК ВКП(б) от 20 августа 1946 года было учреждено Хозяйственное управление МГБ СССР. Именно с этого момента санаторий «Ореанда» официально был поставлен на баланс ХОЗУ МГБ СССР и стал центральной здравницей органов госбезопасности в Крыму. В первые годы санаторий был размещен в трех корпусах нынешней гостиницы «Ореанда», из которых два были расположены по улице Коммунаров, а третий по улице Володарского. Первым начальником санатория был назначен капитан ХОЗУ МГБ А.И. Горский. Санаторий был организован по типу законченного лечебного учреждения, в котором проводились основные виды лечебной и диагностической помощи. Большинство палат были рассчитаны на 4—5 человек, хотя были палаты на 8—10 человек.

В санатории функционировала водолечебница с двумя отделениями (душевые и ванные с тремя пресными ваннами); кабинет электролечения имел аппараты УВЧ, диатермии, кварцевые лампы. Здесь же проводился массаж, парафинотерапия. Удивительно, но все политические перетряски конца 40-х и начала 50-х санаторий МГБ/КГБ СССР пережил вполне благополучно. Свою историю санаторий МГБ/КГБ «Ореанда» закончил в феврале 1958 года. Однако в недрах СМ СССР и ХОЗУ КГБ СССР зрел новый проект санатория для чекистов, и с зимы 1960 года началось его интенсивное строительство. А в марте 1962 года в пгт Ливадия был открыт новый, на 250 мест, современный санаторно-курортный комплекс «Черноморье» для сотрудников КГБ СССР. Проект здравницы был создан группой архитекторов под творческим руководством Лидии Павловны Инбер, получил ряд премий и серебряную медаль на Всемирной выставке в Брюсселе. Таким образом, примерно за 4 года до этих событий санаторий «Ореанда» прекратил свое существование и был снят с баланса ХОЗУ КГБ СССР. «Ореанду» снова вернули в городской гостиничный фонд, где она стала заурядной курортной гостиницей, но ненадолго. В феврале 1965 года постановлением Совмина СССР ряд гостиниц ЮБК и Черноморского побережья Кавказа были переданы в систему ГАО «Интурист», в их число вошла и «Ореанда».

Такой увидели гостиницу ЦИК «Ореанда» в мае 1944 года бойцы Красной армии после освобождения Крыма. Фото июня 1944 года

В гостинице был сделан высококачественный ремонт с использованием импортных отделочных материалов и сантехники из ГДР и Югославии. Мебель из квебрахо и ореха для новой гостиницы «Ореанды» изготовили мастера Мукачевской мебельной фабрики (сейчас ЗАО «Мукачевский мебельный комбинат»). Гордостью гостиницы был просторный холл, устланный коврами, и ресторан с собственным джаз-оркестром. К услугам гостей были кафе, буфет, шашлычная, отделение морских ванн с подогревом, музыкальный салон, клуб, танцевальный зал, валютный киоск, автотранспорт и парикмахерская. Для иностранных гостей устраивали вечера отдыха с демонстрацией фильмов, экскурсии и морские прогулки на катерах. Гости были в полном восторге от катания на так называемых «птичках» — так ласково назывались большие прогулочные теплоходы с тентами (теплоход проекта 1430 Черноморского ЦПКБ от 1969 года). Иностранцы утверждали, что нигде ничего подобного не видели, хотя в странах Средиземноморья катание на любых типах судов по прибрежной зоне не является чем-то необычным. Тем не менее эти прогулочные морские катера с именами «Альбатрос», «Чайка», «Снегирь» стали неотъемлемой частью городского ялтинского пейзажа и дополнением гостиничного времяпровождения.

В начале 1970-х и затем в 2001 году «Ореанда» пережила несколько серьезных реконструкций, но, несмотря на это, неповторимый облик архитектурного шедевра начала XX столетия был сохранен. Когда стал вопрос о ее реконструкции, оказалось, что гостиница «Ореанда» может не вынести очередного капитального ремонта и перекомпоновки помещений. К концу 70-х годов в гостинице прохудились деревянные междуэтажные перекрытия, полностью отсутствовала сейсмозащита фундамента. В начале 1980-х годов назрела необходимость длительной и поэтапной реконструкции «Ореанды». Авторами проекта реконструкции стали архитектор А.Т. Полянский и югославский инженер-архитектор М. Радославлевич. Был заключен контракт Главинтуриста СССР со своими испытанными югославскими партнерами: фирмами «Унионинжиниринг» из Белграда и «Ингра» из Загреба, принимавшими участие в строительстве гостиничного комплекса «Ялта». Заказчиком была поставлена задача сохранить исторически сложившийся облик гостиницы «Ореанда» образца архитектуры стиля модерн начала XX века. Для этой цели перед разборкой здания со всех элементов фасада сняли гипсовые шаблоны. По ним изготавливались новые строительные конструкции и детали. И «Ореанда» в 1984 году возродилась в привычном старинном, дореволюционном облике. В 2007 году бывший отель А.Н. Витмера и в недавнем прошлом гостиница ЦИК/УД СНК СССР «Ореанда» торжественно отметил свой 100-летний юбилей. Учитывая тот факт, что Крымский полуостров опять вернулся в лоно своей исторической родины — России, на фасаде гостиницы «Ореанда» необходимо открыть памятную доску, в которой обязательно должен присутствовать этот текст:

«В этом здании с 12 мая 1931 года по 12 января 1938 года функционировала первая в Крымской АССР гостиница Центрального исполнительного комитета Союза ССР «Ореанда».

Примечания

1. Дюбек — это крымский вариант турецкого табака басма.

2. Серебрякова Г.И. Смерч // «Дело №...». Летопись горького времени: повести, рассказы, статьи, очерки и стихи. Алма-Ата: Жазушы, 1989. С. 6—64.

3. Пирожкова А.Н. М.: АСТ, 2013. С. 608.

 
 
Яндекс.Метрика © 2019 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь