Столица: Симферополь
Крупнейшие города: Севастополь, Симферополь, Керчь, Евпатория, Ялта
Территория: 26,2 тыс. км2
Население: 1 977 000 (2005)
Крымовед
Путеводитель по Крыму
Новости
История Крыма
Въезд и транспорт
Курортные регионы
Пляжи Крыма
Аквапарки
Достопримечательности
Крым среди чудес Украины
Крымская кухня
Виноделие Крыма
Крым запечатлённый...
Вебкамеры и панорамы Карты и схемы Библиотека Магазин Ссылки Статьи Гостевая книга
Группа ВКонтакте:

Интересные факты о Крыме:

В Форосском парке растет хорошо нам известное красное дерево. Древесина содержит синильную кислоту, яд, поэтому ствол нельзя трогать руками. Когда красное дерево используют для производства мебели, его предварительно высушивают, чтобы синильная кислота испарилась.

Главная страница » Библиотека » А.И. Романчук. «Исследования Херсонеса—Херсона. Раскопки. Гипотезы. Проблемы»

Дискуссия о восстании Савмака на Боспоре

На первый взгляд может показаться, что этот сюжет является излишним при обращении к истории изучения Херсонеса, поскольку событие, о котором идет речь, происходило совершенно в другом государстве — Боспорском царстве. Но то, что оно упоминается среди заслуг Понтийского полководца Диофанта именно в декрете херсонеситов, свидетельствует о его значимости и для граждан данного полиса, к тому же они являлись участниками похода в восточные пределы Таврики. Анализ точек зрения относительно восстания Савмака позволяет показать влияние эпохи на концептуальные позиции историков, характерные для эпохи, когда они вынуждены были «заблуждаться» в трактовке свидетельств источников из-за характерного для того периода партийно-государственного диктата. Освобождение от первоначально изложенного мнения стало длительным процессом. Именно эти причины и вызвали изложение дискуссии исследователей XX столетия о восстании Савмака.

Обращение к эпиграфическим памятникам, история их обнаружения и анализ содержания являются еще одной нитью, которая связывает рождение гипотез относительно того или иного события, характерных для конца XIX — начала XX в., с выводами и наблюдениями исследователей конца XX столетия.

Итак, херсонеситы, наряду с другими делами, восхваляли Диофанта за подавление восстания Савмака. Итогом операции, в которой они участвовали, стало: «очищение» от заговорщиков Феодосии и столицы Боспора Пантикапея; захват Савмака, отправленного Диофантом к Митридату. В декрете, относительно Савмака сказано, что он был «вскормленником» боспорского царя. Употребление термина «вскормленник» и породило дискуссию о характере событий. Если говорить об ее истоках, то следует привести мнение одного из корреспондентов К.К. Косцюшки-Валюжинича Э.Х. Миннза ага (1873—1953), считавшего, что Савмак был воспитанником правителя Боспора и являлся законным наследником бездетного Перисада. Не получив престола, он устроил дворцовый переворот1.

Прежде, чем историки вернулись к высказанному английским исследователем наблюдению, прошло почти сто лет2. До этого восстание Савмака, начиная с 30-х гг. XX в., освещалось согласно господствующей в советской исторической науке теории о «перманентной революции рабов».

В письмах к Э.Х. Миннзу М.И. Ростовцев упоминал многих своих коллег, оставшихся после революции в России. В одном из нихон просил спасать их от голода, организовывать посылки. Он постоянно интересовался научными успехами своих друзей и соучеников, догадываясь о том, что они не свободны при создании работ. Так о статье «Последний Перисад...» он писал: «От Жебелева ни слова за два года. Читали Вы его часть больших Советских историй древнего мира? Я их мельком видел, но не читал. Его статья о Савмаке была ударом: она была так ясно заказной от Советской власти»3. Слово «вскормленник» декрета объяснялось С.А. Жебелевым следующим образом: Савмак был рабом, но воспитанным (вскормленном) при дворе боспорского царя4.

Итоги споров относительно декрета в честь Диофанта подвела в 1992 г. работа А.К. Гаврилова, поставившего цель: выявить события, которые связаны только с именем Савмака. А.К. Гаврилов, анализируя условия, сопутствовавшие созданию работы С.А. Жебелева, объясняет появление тезиса о рабском статусе Савмака влиянием времени, поскольку лексическое значение термина «вскормленник» не носит социального оттенка5. Для восстановления гипотетической картины событий, упоминаемых в декрете и описанных Страбоном, обратимся к цитате из работы А.К. Гаврилова: «Борьба за пошатнувшееся Боспорское наследство Савмаку сперва удается. Ворвавшись из скифских пределов в боспорскую столицу, он убивает последнего Спартокида, преследует и Диофанта, слишком рано после победы распустившего свои воинские контингенты. Но Диофант ...спасается исключительно благодаря херсонеситам, собирает силы отовсюду и следующей весной дело оканчивается ...пленением вождя, что завершило скифские операции Диофанта, а вместе с тем и покорение Крыма Митридатом». Речь должна идти не о восстании, а о вторжении Савмака, являвшегося «продолжение старого противостояния скифов с крымскими эллинами»6.

Таким выводом в конце XX в. завершилось обращение к одной из надписей, найденных в Херсонесе. Идеологизация исторической науки вызвала «особую трактовку» всего лишь одного из стоящих в ней слов и потребовалось более ста лет со времени находки декрета для того, чтобы с новых позиций «прочесть» его текст.

В конце II в. до н. э. завершились походы Диофанта, начатые около 113 г. до н. э. Угроза скифского вторжения в пределы Херсонеса на время была ликвидирована. Скифское царство, как считают некоторые историки, попало в вассальную зависимость от Понтийской державы7. Митридат VI был провозглашен простатом (защитником) Херсонеса, но официально полис сохранил автономию. Земельные владения в Северо-Западном Крыму были утрачены, что не могло не сказаться на благосостоянии граждан. А зависимость от Митридата, начавшего подготовку к борьбе с Римом и его войны с республикой, привели к кардинальному изменению политической картины в Северном Причерноморье, к размещению в регионе римских легионеров. Но это уже новый период истории Херсонеса.

Что же следует отметить в качестве некоторого итога поисков исследователей относительно реконструкции событийной истории Херсонеса и особенностей его развития в эллинистический период?

1. Историки XX в. уделяли большое внимание публикации отдельных памятников эпохи эллинизма.

2. Прослежены на основании нумизматических и археологических находок и надписей основные торговые партнеры, отчасти выявлена их динамика и показано, что в Херсонесе, начиная с первых десятилетий существования, развивалась ремесленная деятельность. Большую роль при этом играло керамическое производство. Изделия мастеров поступали на местный рынок, который значительно расширился с присоединением земель в Северо-Западном Крыму.

3. Получено представление о культурных и дипломатических связях.

4. Выявлена структура земельных владений на Гераклейском полуострове (ближняя хора) и проведены масштабные раскопки памятников Северо-Западного Крыма.

5. В результате дискуссий, которые восходят к началу XX в., составлено представление о государственном культе полиса и значении в нем богини Девы.

6. Восстановлен отчасти состав государственных органов Херсонесского полиса.

Но о гипотезах, существующих относительно последних трех пунктов, о том, как происходил процесс поиска доказательств и какие выводы представлены в работах историков конца XX — начала XXI в. в следующих разделах.

Примечания

1. Minns E.H. Skythians and Greeks. Cambridge, 1913. P. 520.

2. В надписи сказано «скифы с Савмаком во главе подняли восстание». Вопрос о происхождении Савмака долгое время дискутировался в научной литературе. Многие историки считали его домашним рабом (см.: Гайдукевич В.Ф. Еще раз о восстании Савмака // ВДИ. 1962. № 1. С. 3—23; Он же. О скифском восстании на Боспоре в конце II в. до н. э. // Античное общество. М., 1967. С. 17—22; Он же. К дискуссии о восстании Савмака // Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л., 1968. С. 81—95. Казакевич Э.Л. К полемике о восстании Савмака // ВДИ. 1968. № 1. С. 57—70). Мнение о том, что Савмак, возможно, являлся знатным скифом и состоял в родственных связях с Перисадом, впервые представлено в исторической повести воронежского антиковеда А.И. Немировского «Пурпур и яд» (Воронеж, 1973), затем изложено в статье (см.: Немировский А.И. Митридат Евпатор, Боспор и восстание скифов // Византиноведческие этюды. Тбилиси, 1978. С. 63—70). Как мы видим, даже в годы, когда создавалась повесть, представить точку зрения на иной характер восстания, не представлялось возможным. По этой причине А.И. Немировский, не желая «скрывать» свое видение событий, обратился к художественному жанру.

3. Миннз Э.Х. — М.И. Ростовцеву 31.05.1941 (Цит. по: Бонгард-Левин Г.М. М.И. Ростовцев и Э.Х. Миннз: От Скифии до Китая и Японии // Скифский роман. М., 1997. С. 320). Речь идет о статье: Жебелев С.А. Последний Перисад и скифское восстание на Боспоре // ИГАИМК. 1933. Вып. 70.

4. Примечательно как характеризует А.К. Гаврилов работу С.А. Жебелева, считая ее «наиболее удачливым, хотя и не самым удачным из исследований» (см.: Гаврилов А.К. Скифы Савмака — восстание или вторжение? IPE I² № 352 — Syl1³ 709 // Этюды по античной истории и культуре Северного Причерноморья. СПб., 1992. С. 56, прим. 16).

5. Гаврилов А.К. Скифы Савмака — восстание или вторжение? IPE I² № 352 — Syl1³ 709 // Этюды по античной истории и культуре Северного Причерноморья. СПб., 1992. С. 60.

6. Там же. С. 71—73.

7. Виноградов Ю.Г. Вотивная надпись дочери царя Скилура из Пантикапея и проблемы истории Скифии и Боспора во II в. до н. э. // ВДИ. 1987. № 1. С. 55—87.

 
 
Яндекс.Метрика © 2020 «Крымовед — путеводитель по Крыму». Главная О проекте Карта сайта Обратная связь